Iberiana – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

სოჭი, აფხაზეთი, სამაჩაბლო, დვალეთი, ჰერეთი, მესხეთი, ჯავახეთი, ტაო-კლარჯეთი იყო და მუდამ იქნება საქართველო!!!

• Захват Аджарии

 

 

***

А. Абашидзе

доктор  юридических наук

 

Захват Аджарии Османской империей

 

Известный грузинский историк академик С.Джанашиа пишет: Грузинская нация сложилась из нескольких племен. Основные из них: карты, мегрело-чаны (лазы) и сваны. Эти племена, в свою очередь, делились на отдельные кланы, теми. Так, к картам относились карталинцы, кахетинцы, пшавы, хевсуры, мтиулы, мохевцы, имеретины, гурийцы, рачинцы, лечхумцы, аджарцы, месхи, джавахи, шавши, кларджи, таойцы, сомхи-тары и другие. Аджарцы с незапамятных времен живут на территории Аджарии коренное население Аджарии. Это подтверждают как археологические раскопки и исторические источники, так и известные грузинские исследователи, в том числе Мосе Хонели, М. Бросе, И. Джавахишвили, Д. Бакрадзе, С. Джанашиа и другие.>, которая является самостоятельной и вместе с тем неотъемлемой административно-географической единицей грузинского государства. В период царствования царя Парнаоза (302237 гг. до н.э.). Аджария упоминается как отдельное княжество в административных границах Кларджети единого грузинского государства*.

Анализ существующих исторических источников и трудов по истории Грузии показывает, что история Аджарии изучена недостаточно по сравнению с историей других регионов Грузии. Такое положение объясняется различными обстоятельствами, среди которых следует выделить три:

1. Сведения об Аджарии, и, в целом, Грузии в эпоху, предшествующую VIIVI векам до н.э. мы можем черпать главным образом из археологических материалов. Однако, несмотря на то, что в Аджарии в результате немногочисленных археологических раскопок найдены не менее ценные находки, чем в других регионах Грузии, в учебниках и монографических исследованиях, изданных в Тбилиси, основное внимание уделяется находкам из других регионов Грузии. Более того, в общенациональных археологических планах всегда преимущество отдавалось раскопкам в любых частях Грузии, кроме Аджарии, несмотря на то, что Аджария всегда находилась в центре грузинской цивилизации и тем самым она не менее интересна для археологических изысканий. Вот что писал Дмитрий Бакрадзе в упомянутой нами книге на стр. 74: Аджарцы издавна находились под влиянием той цивилизации, которая исходила из Древней Греции… Аджарцы имеют свою культуру, аналогичную которой мы не можем наблюдать среди грузин, населяющих горные районы… Аджарцы до сих пор не потеряли те черты, которые они приобрели в лучшую эпоху их истории.

Планомерные и широкомасштабные раскопки в Аджарии стали возможными лишь благодаря помощи и неустанной поддержке нынешнего Председателя Верховного Совета главы Аджарской Автономной Республики А. Абашидзе. В этом отношении следует назвать, в первую очередь, проходящие ныне раскопки в Гонийской крепости, где покоится Апостол Матфей.

2. Начиная с VI века до н. э. мы пользуемся и сообщениями письменных источников, однако в этих источниках имеются очень скудные сведения по истории Аджарии, многие из которых имеют противоpечивый и во многом взаимоисключающий характер.

3. Период нахождения Аджарии в составе Турции вообще не исследован грузинскими учеными, а турецкие источники, носящие сугубо политико-субъективистский характер, нельзя рассматривать в качестве базовых материалов для исследования. Вместе с тем следует отметить, что в последнее время ситуация в этом отношении постепенно меняется. В первую очередь, мы имеем в виду недавно проведенное исследование турецкого исторического архива в Стамбуле по Аджарии в период с 15531631 годов известным туркологом профессором Шушани Футкарадзе, на результатах которого мы неоднократно остановимся в данной работе.

В целом, несмотря на наличие вышеупомянутых трудностей, мы попытаемся кратко очертить исторический путь Аджарии вплоть до захвата ее Османской империей.

К начальным векам первого тысячелетия до н. э. на территории Грузии определились две большие культурные области восточная и западная, которые соответствовали двум главным племенам, объединяющим грузинские народности, западному и восточному. Западная культурная область, в частности, включала в себя Западную Грузию, бассейн р. Чорохи и значительную часть южного побережья Черного моря.

Сообщения об Аджарии встречаются в письменных источниках VIIVI вв. до н. э. Название Батуми Батум и современное.> часто упоминается в Византийских письменных источниках IV в. до н. э.

Согласно Дмитрию Бакрадзе, территория Аджарии в III в. до н. э. простиралась от Самцхе до Черного моря, с юга граничила с Шавшети, на востоке граница проходила вдоль горы Бахмаро, с юго-запада доходила до села Сарпи, а в сторону северо-запада до р. Супса.

 

Следует также подчеркнуть, что в древнейших исторических источниках Аджария часто упоминается как страна Аджария. Как четко выраженная административная единица Грузии Аджария существует с IVIII веков до н.э. Это, в частности, подтверждается в трудах древнегрузинского историка Леонтия Мровели и описании жизни царя Парнаоза, жившего в III веке до н. э., во времена которого Аджария представляла одну из шести административных единиц грузинского государства.

По географическому расположению Аджарию традиционно делят на две части: приморскую и горную, которые вместе или по отдельности в разные периоды истории были в составе различных грузинских царств. В частности, в конце II тысячелетия до н. э. аджарские города Батумская крепость, Апсари (Гонио) и другие, входили в царство древней Колхиды. Колхидское царство занимало обширную терpиторию, которая начиналась от современной Абхазии и продолжалась далеко на юг и запад по черноморскому побережью. Во времена Восточной Римской империи Колхидское царство называлось Лазика. Оно начиналось от Бзыбского ущелья (в Абхазии) и простиралось до р. Чорохи. На южной границе Лазики по приказу Юстиниана565 гг.). > был построен новый укрепленный город, названный Петра. Стены кремля этого города, построенного на высокой отвесной скале, сохранились до наших дней (в Цихисдзири, между Кобулети и Батуми). По замыслу Юстиниана, Петра должна была служить основной базой римских военных сил в Лазике и резиденцией стратега. Эта крепость неоднократно была использована в военных целях. Поэтому неудивительно, что в 542 году персы нанесли удар римскому гарнизону именно в крепости Петра.

В скором времени Колхиду подчинило Понтийское царство, которое образовалось в результате раскола царства Селевкидов. Население самого Понтийского царства, в подавляющем своем большинстве, было грузинским. В свою очередь, римляне нанесли сокрушительный удар по Понтийскому царству.

В V веке Колхида-Лазика превратилась в арену ожесточенных военных столкновений между Персией и Грецией, в которых греки одержали победу. К этому времени часть территории Аджарии попадает в состав Иберийского государства, возглавляемого Вахтангом Горгасали. Она, совместно с Самцхе, образует отдельную административную единицу Иберии. В VII веке Аджария, по сведениям известного армянского географа А. Ширакаци, являлась отдельной административной единицей. В VIII веке Византия в союзе с хазарами воюет против Грузии. За тем начинается арабское завоевание, и к началу VIII века арабские гарнизоны стояли уже в столице Лазики Цихе-Годжи. К началу IX века арабам удалось уничтожить карталийское княжество. Вслед за арабскими начинаются опустошительные и кровавые военные походы турок. Их походы в 1065 и 1068 годах против Грузии закончились безрезультатно, а с 1080 года нападения и войны турок против Грузии приняли широкомасштабный характер.

С созданием в начале XI века Тао-Кларджетского царства Аджария оказалась в центре феодальной Грузии. Со второй половины XII века до конца XIV века Аджария входила в состав Месхетии, являясь ее отдельным княжеством (в XIII веке Месхетия переименовывается в Самцхе-Саатабаго).

Характеризуя захватническую политику Османской империи в Грузии, необходимо кратко сказать о возникновении этого государства.

В конце ХIII века на северо-западе Малой Азии, на территории распавшегося государства турок-сельджуков, образовалось воинственное Османское государство. В конце XIV века под власть султана попала Болгария. Затем была завоевана Сербия. В 1453 году прекратила свое существование Византийская империя. Константинополь был переименован в Стамбул, ставший столицей могущественного Османского государства. В середине XV века турки утвердили свое господство на Балканском полуострове. Во второй половине XV века они подчинили себе Крым. При поддержке крымских татар турки совершали опустошительные набеги на польские, украинские и русские земли. Вассалами султана стали правители дунайских княжеств Молдавии и Валахии. В Азии османы захватили Месопотамию, Сирию, Армению и Аравию с городом Меккой. В Африке Египет и овладели всей Северной Африкой, кроме Марокко. В 1526 году турки разгромили чешско-венгерские войска и овладели частью Венгрии.

Со второй половины XV века Османская империя захватила Чанетию (Лазистан) и воюет за овладение Самцхе-Саатабаго и всей Грузией. В 1461 году турки завоевали Трапезундскую империю. Укрепившись на левом берегу р. Чорохи, они предпринимали разбойничьи нападения на Батум и всю Аджарию. К этому времени особенно ухудшилось положение Грузинского государства, ибо ему пришлось противостоять двум агрессивным соседям: Османской Турции и Сефевидскому Ирану. Сефевиды были шиитами, турки суннитами. В самом же начале XVI века между Ираном и Турцией вспыхнула война, длившаяся пятьдесят лет. Весь этот период враждующие стороны вели ожесточенные сражения или готовились к ним. Ареной ирано-турецкой войны являлись: территории Ирака, Ширвана, Армении, Азербайджана и Грузии, включая Аджарию.

Усиление турецкой империи совпало с периодом феодальной раздробленности Грузии. К началу XVI века Самцхе-Саатабаго, в состав которого входила Аджария, вышел победителем из борьбы, которую он вел с грузинскими царями. К этому времени Самцхийский атабаг превратился уже в фактически самостоятельное государство. Однако Самцхе-Саатабаго был менее защищен от нападений Турции, чем остальная часть Грузии. В 15261547 годах турки вели постоянную войну за овладение Батумом. Туркам удалось постепенно, в 15501552 гг., овладеть Цихисдзири с территорией до р. Кинтриши. По турецко-иранскому договору 1555 года Грузия была поделена между ними, причем Картли и КахетиКартли (Карталиния), Картлийское царство (Иберия); Кахети (Кахетия), Кахетинское царство.> отходили к Ирану, а Имеретинское царство с княжествами Гурией и Одиши к Турции. Что касается Самцхе Саатабаго, то он был разделен на две части. Большая из них отошла к Ирану. Но Турция вскоре отторгла у Ирана всю западную часть этого региона (Тао, Шавшети и Кларджети). К 1564 году Турция фактически утвердила свою власть на территории до р. Чолоки, где исторически проходила административная граница Аджарии с соседней административной единицей Грузии Гурией.

Следует подчеркнуть, что после захвата Турцией всей территории Аджарии и других территорий Грузии, активизировалась политика Русского государства в отношении этого региона. В 1564 году царь Иван Грозный взял под свое покровительство кахетинского царя Левана. Это событие вызвало протест как Турции, так и Ирана. Угрожая войной, Турция принудила Россию вывести войска из Терской крепости, а иранский шах Тамаз потребовал от кахетинского царя Левана удаления русского отряда из Кахети, что и было сделано.

В целом, в результате завоеваний образовалась обширная Османская империя. Владения турок-османов раскинулись в трех частях света: Азии, Африке и Европе.

Таким образом, в результате завоевания турками территории Аджарии, она была надолго оторвана от остальной части Грузии. Турция усиленно проводила политику насильственной исламизации христианского населения Аджарии. Государственным языком в Аджарии стал турецкий язык.

О тяжести поборов турецких властей на территории Аджарии красноречиво говорят исследования проф. Ш. Футкарадзе. Согласно этим данным турецкие власти провели перепись населения Аджарии в 15661574 гг. К этому времени в верхней Аджарии насчитывалось 60 деревень, а в нижней Аджарии 35. Численность населения составила 191,5 тыс. человек. Если учесть тот факт, что в их числе оказались лишь те, кто платил налоги, то количество людей, проживающих в этот период в Аджарии, безусловно было гораздо больше, чем указано в переписи. Это замечание касается также числа деревень. Дело в том, что в перечне не нашли отражения маленькие деревни Аджарии.

Налоги, установленные турецкими властями в Аджарии, были изнурительными. Населению приходилось платить за пользование землей в натуре и деньгами, за выращивание хлеба и за различную сельскохозяйственную продукцию. Они платили также за содержание скота, за пользование мельницами, пастбищами. Население за свой счет содержало служителей религии. Отдельная плата была установлена за записи гражданского состояния (женитьба, рождение, смерть) и за юридические услуги. Дополнительная плата была введена за содержание свиней.

Захваченная аджарская территория административно была разделена на Батумский и Аджарский санджаки административный округ; Вилайет (тур.) область; Пашалык (тур.) губерния.>. Батумский санджак вошел в Трапезундский вилайет, а остальная часть Аджарии в Ахалцихский пашалык. После присоединения в 1829 году Ахалциха к России Аджария осталась во владении Османской империи и административно входила в Лазистанский пашалык. Были времена, когда часть Аджарии входила в состав Эрзерумского или Чилдирского вилайета, а часть ее, например, Мачахела, оказалась вне административных пределов Аджарского санджака.

Такое состояние не могло не вызвать недовольства среди населения. Поэтому период господства Турции в Аджарии отмечен множеством волнений, столкновений и сражений. Национально освободительное движение аджарского населения ставило своей целью освобождение захваченной Турцией Аджарии и восстановление Самцхе-Саатабаго под названием Гурджистан, в который должны были войти, наряду с Аджарией, Ахалцихе и другие территории Южной Грузии. В связи с этим лидеры национально-освободительного движения в Аджарии налаживали связи с грузинскими царями, а также с на местником царя России на Кавказе.

И со стороны Грузии неоднократно предпринимались попытки освободить Аджарию от турецкого ига, однако все попытки терпели неудачу. Ираклий II во время переговоров с Россией уделял особое внимание вопросу возвращения захваченных Турцией грузинских земель, в том числе и Аджарии. Желание Грузии возвратить потерянную территорию совпадало с интересами России, ибо она высоко ценила торговое и военно-стратегическое положение города и порта Батуми и всей Аджарии для Российской Империи. К этому времени Россия окрепла достаточно, чтобы противостоять Турции в этом регионе и добиться возвращения Аджарии в состав Грузинского госу дарства. Однако, как показывают исторические факты, Российскому государству пришлось три века вести борьбу с Турцией, чтобы добиться желаемых для Грузии результатов.

 

 http://neizvestniy-geniy.ru/cat/literature/istor/196043.html

 

                           

***

 

АДЖАРИЯ в составе Российской Империи

А.АБАШИДЗЕ,

доктор юридических наук

«И пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот, и он не упал, потому что основан был на камне».

От Матфея1

 
После подавления революции 1848 г. во Франции в меж-дународных делах Европы на первое место снова выдвинулся Восточный вопрос. В основе назревавшего конфликта лежало стремление великих держав к разделу Турции и ее владений. В борьбе за «турецкое наследство» столкнулись, причем в острой форме, интересы, с одной стороны, России, с другой — Англии и Франции, которые выступали в этот период как союзники.

Для дипломатического обеспечения своей политики в отношении Оттоманской Порты Россия пыталась вести переговоры с Англией. Однако Лондон отнесся к предложению России отрицательно и отказался заключать с Санкт-Петербургом какие-либо соглашения касательно Турции. Австрия также заняла антироссий-скую позицию, хотя Россия не ожидала никакого противодействия с ее стороны. Вскоре, в 1850 г. проявились довольно серьезные трения между Францией и Россией по поводу христианских «святых мест». Причиной этому послужило то, что Франция получила согласие от Турции на приоритетные права католической церкви в отношении христианских храмов Иерусалима и Вифлеема. Со стороны русской дипломатии немедленно последовал резкий протест с указанием на зафиксированные условиями Кючук-Кайнарджийского мира преимущества православной церкви перед католической относительно этих «святых мест».

В связи с этим Николай I отправил своего морского министра А.С.Меншикова в Турцию с решительными требованиями к султану о заключении специального соглашения о правах России покровительствовать всем православным подданным Порты. Однако султан, поддерживаемый Англией, отклонил требование России. В ответ Россия без объявления войны заняла контролируемую Турцией Молдавию. В сложившейся ситуации Франция усилила свое присутствие в восточной части Средиземного моря, а Австрия заняла выжидательную позицию. В свою очередь король Пруссии, опасаясь Наполеона III и царя Николая, пребывал в полном замешательстве.

В октябре 1853 г. Турция, побуждаемая Англией и Францией, объявила России войну. В самом ее начале под командованием адмирала Нахимова русские моряки уничтожили в Синопской бухте большую часть турецкого флота. 4 января 1854 г. соединенный англо-француз-ский флот вошел в Черное море, и его командование известило русские власти, что они имеют задание ограждать турецкие суда и порты от нападений с русской стороны. 27 и 28 марта 1854 г. Англия и Франция формально объявили войну России. Вынашивавшиеся в правительственных кабинетах Англии планы послевоенного устройства, в частности, сводились к следующему:

Королевство Польское должно было быть восстановлено как барьер между Россией и Пруссией; Крым и Кавказ отбирались у России и отходили к Турции, причем часть Кавказа, под названием «Черкессия», образовала бы отдельное государство — вассал турецкого султана.

Под давлением Англии и Франции Пруссия и Австрия потребовали от России вывести свои войска из Молдавии и Валахии. С высадкой англо-французских войск в Крыму союзные державы 18 июля 1854 г. предъявили России целый ряд условий:
Дунайские княжества поступали под общий протекторат Франции, Англии, Австрии, России и Пруссии, и временно оккупировались австрийскими войсками; названные пять держав объявлялись покровительницами христианских подданных султана; эти же пять держав должны были коллективно осуществлять контроль над устьем Дуная; договор держав с Турцией о проходе судов через Босфор и Дарданеллы, заключенный в 1841 г., должен был быть коренным образом пересмотрен.

27 августа 1855 г.  после геройской обороны пал г. Севастополь. А переговоры о заключении мира оказались безрезультатными в связи с тем, что Англия хотела продолжать войну. Она стремилась, во-первых, отхватить весь Крым до Перекопа и передать его Турции, затем высадиться на Кавказе, отобрать у России Грузию и весь юго-восток Кавказа, создать для Шамиля «Черкессию», а самого имама обратить в вассала Турции и Англии, призванного преградить дорогу русскому продвижению на юг. Однако Франция совсем не желала такого усиления Англии, напротив, она уже начинала усматривать в России полезный для себя противовес англичанам.

Австрия, почувствовав опасность изоляции со стороны великих держав, потребовала у России замены русского протектората над Молдавией, Валахией и Сербией протекторатом всех великих держав; установления свободы плавания в устье Дуная; недопущения прохода военных судов через Дарданеллы и Босфор в Черное море; запрещения России и Турции держать на Черном море военный флот и иметь на берегах этого моря арсеналы и военные укрепления; отказа Петербурга  от покровительства православным подданным султана; уступки Россией в пользу Молдавии участка Бессарабии, прилегающего к Дунаю. Стало  очевидно, что австрийские требования могут поддержать Франция, Англия и Пруссия. Поэтому Николай I решил принять данный ультиматум в качестве предварительных условий мира. В результате, возвращение Турции Карса, взятого русскими в конце 1855 г., нейтрализация Черного моря, уступка туркам части Бессарабии, отмена русского протектората над Валахией, Молдавией и Сербией — таковы были главные потери России согласно условиям Парижского мирного трактата от 30 марта 1856 г.

В конечном счете и Турция не выиграла от этой войны. Она вынуждена была заключить с Англией и Францией договоры о займах. С тех пор началось усиление влияния Англии и Франции на Османскую империю. Вместе с тем в Закавказье Турция после поражения России в Крымской войне активизировала свои действия. Используя противоречия и трения между великими державами на всем Ближнем Востоке, Стамбул стремился осуществить свои захватнические планы путем новой войны. Это стимулировало сближение России с Францией. Россия стремилась также упрочить союз со славянскими народами на Балканах, которые испытывали тяжкий гнет Турции. Однако в 1861—1863 гг. положение России осложнилось в связи с очередным польским восстанием и вмешательством европейских держав. Это привело к охлаждению отношений России с Францией и Англией.

Поражение Франции во франко-прусской войне создало возможность для России добиться отмены условий Парижского договора 1856 г. и, следовательно, ограничения ее прав на Черном море.

Политика Бисмарка против Франции осложнила отношения России с Пруссией и Австро-Венгрией. Англия проявляла недовольство из-за образования Петербургом в 1873 г. Туркестанского генерал-губернаторства.

Укреплению позиции России во владениях Турецкой империи способствовали национально-освободительные движения христианских народов; восстание армян в Зейтуне (1862 г.); восстание сербов в Боснии и Герцеговине (1875 г.); антитурецкое восстание в Болгарии (1876 г.); начатая в 1876 г. война Сербии и Черногории против Турции. Антитурецкие восстания имели место также в Западной Армении и Южной Грузии. Сложное политическое положение на территории Турецкой империи создавало условия для полного аннулирования Россией Парижского договора 1856 г.

23 апреля 1877 г. Россия разорвала дипломатические отношения с Турцией. Начав войну, Россия надеялась на помощь христианских народов Закавказья и других находившихся под турецким игом территорий. И действительно, народы Закавказья, связав свои надежды на освобождение от турецкого ига с Россией, оказывали ей немалую помощь.

Оттоманская империя в своих планах захвата всего Закавказья опиралась на поддержку европейских держав, которые вооружили турецкую армию. Такая поддержка, в частности, объяснялась тем, что вытеснение Турции с Балкан, Малой Азии и Ближнего Востока не входило в планы европейских держав. Они считали, что серьезное ослабление Османской империи повлечет за собой резкое усиление позиций России в этом регионе, что противоречило имперским интересам этих держав.

Во врученной 6 мая 1877 г. Англией ноте России сообщалось, что Лондон не может допустить:

во-первых, блокады Россией Суэцкого канала;
во-вторых, оккупации Египта, хотя бы на время войны;
в-третьих, захвата Стамбула и изменения статуса проливов;
в-четвертых, продвижения русских к Персидскому заливу.

В создавшейся обстановке Россия подумывала, как бы скорее ей закончить на сколько-нибудь приемлемых условиях только что начавшуюся войну. 8 июня 1877 г. Петербург заявил, что в случае быстрого заключения мира, готов был довольствоваться возвращением Юго-Западной Бессарабии и уступкой ему Батума.

По мнению России, Англия, в свою очередь, должна соблюдать нейтралитет и не оккупировать проливов и турецкой столицы. Британское правительство отвергло русское предложение. Более того, 19 мая 1877 г. Англия начала переговоры с Австро-Венгрией о союзе против России. Австрия, опасавшаяся войны с Россией, уклонилась от союза с Великобританией и предложила англичанам ограничиться совместной политической линией в вопросах будущего политического устройства Востока.

Незадолго до падения Плевны Петербург сообщил Берлину и Вене свой проект послевоенного мирного урегулирования. В нем, в частности, предусматривалось:

  • возвращение России Юго-Западной Бессарабии;
  • присоединение к России Карса, Батума, Ардагана и Баязета;
  • уплата контрибуции.

Прибрежные государства Черного моря, включая Россию, получали право в случаях, когда в том представится надобность, проводить через проливы военные суда, но только по разрешению султана.

Российский план не устраивал Англию. Еще в августе 1877 г. британский премьер писал, что «хотел бы видеть британский флот во внутренних водах Турции». Он не исключал даже вступления в войну на стороне Турции и высадку английских войск в Батуме и в Варне.

24 декабря 1877 г. побежденная Турция обратилась к западным державам с просьбой о посредничестве. Откликнулось только английское правительство, уведомив об этом Петербург. Ответ последнего гласил: если Порта хочет кончить войну, то с просьбой о перемирии она должна обращаться прямо к главнокомандующему русской армией. Дарование перемирия обусловливалось предварительным принятием положений будущего мирного договора. Русское правительство подтвердило готовность передать на обсуждение международной конференции только те пункты договора, которые затрагивали «общеевропейские интересы». Действительно, 8 января 1878 г. Порта обратилась к русскому главнокомандующему с просьбой о перемирии.

Наступление русских войск развивалось успешно, и Петербург не торопился с фактическим началом переговоров. К тому же, со стороны правительства Австро-Венгрии поступили возражения по поводу сообщенных ему условий мира. Царь приказал главнокомандующему не предъявлять сразу турецким уполномоченным русских «оснований мира», а затребовать от них их собственные предложения относительно условий прекращения военных действий. В конце концов России пришлось самой предъявить условия мира. При этом было заявлено, что условия мира не могут быть изменены, и пока Турция их не примет, о перемирии не может быть речи. 31 января 1878 г. в Адрианополе турки подписали соглашение о перемирии. Оно включало согласие Стамбула на предложенные ему предварительные условия мирного договора. Однако Австро-Венгрия и Великобритания потребовали передачи условий будущего русско-турецкого мира на обсуждение международной конференции. Правительство России не рискнуло пойти на конфликт с ними и подтвердило, что готово передать на обсуждение международного конгресса все условия будущего мирного договора, затрагивающие «общеевропейские» интересы. 3 марта 1878 г. в Сан-Стефано был подписан прелиминарный мирный договор между Россией и Турцией.

По Сан-Стефанскому договору Болгария становилась княжеством в номинальной от султана вассальной зависимости. Турецкие войска лишались права оставаться в пределах Болгарии. В  течение двух лет там должна была находиться русская армия. В связи с этим британское правительство опасалось, что, включив Болгарию в сферу своего влияния, Россия фактически станет средиземноморской державой. Именно поэтому Сан-Стефанский договор встретил резко отрицательное отношение со стороны Лондона.

Столь же мало отвечал Сан-Стефанский договор и интересам Австро-Венгрии. Дело в том, что Будапештской конвенцией от 15 января 1877 г. было обусловлено, что не будет допущено создания большого славянского государства на Балканах. Согласно ст. XIX Сан-Стефанского договора, Россия предъявила контрибуцию за убытки, причиненные России Турцией в этой войне. Требования России были сформулированы в четырех пунктах. Ст. XIX договора гласит:

«Вознаграждение за войну, а равно убытки, причиненные России, которые е.в. император всероссийский требует и которые Блистательная Порта обязалась ему уплатить, заключаются в:

а) девятистах миллионах рублей военных издержек (содержание армии, возмещение припасов, военные заказы);
б) четырехстах миллионах рублей убытков, причиненных южному побережью государства, отпускной торговле, промышленности и железным дорогам;
в) ста миллионах рублей убытков, причиненных Кавказу вторжением;
г) десяти миллионах рублей (проторей и) убытков русским подданным и учреждениям в Турции…»

Общая сумма по этим пунктам составила 1410 млн. руб.
Принимая во внимание финансовые затруднения Турции, Россия была согласна заменить ее рядом территориальных уступок. Территории, уступленные Турцией России, перечислены в пунктах а) и б) ст. XIX Сан-Стефанского договора. В пункте «а» речь идет о Тульчин-ском Санджаке. Однако в дальнейшем, Россия не пожелала присоединить к себе Тульчинский Санджак и острова Дельты и поменяла их на часть Бессарабии, которую она потеряла в 1856 г.

По пункту «б» Россия получила Ардаган, Карс, Батум, Баязид и территорию Саганлуга.

По ст. XIX договора было также согласовано, что окончательные границы присоединенной к России территории будут установлены комиссией из русских и оттоманских делегатов, которая должна была принимать во внимание как топографию местности, так и необходимые условия для хорошей администрации и для обеспечения спокойствия страны. Обратим внимание на то, что ради возвращения Карса, Ардагана и Батума Россия пошла на большие финансовые затраты.

Согласно ст. XXI Сан-Стефанского договора «жители уступленных России местностей, желающие поселиться вне их пределов, могут удалиться, продав свое недвижимое имущество, на что означенным лицам даруется трехлетний срок со дня ратификации акта. По прошествии указанного срока жители, не покинувшие страну и не продавшие свое недвижимое имущество, останутся в русском подданстве».
Сан-Стефанский договор, как уже отмечено выше, явно был не по душе европейским державам, в частности Англии и Австро-Венгрии. Австро-Венгрия официально выступила с предложением созвать международный конгресс для обсуждения всех условий мира между Россией и Турцией. Россия же соглашалась на обсуждение только тех условий, которые имели «общеевропейский характер». Позиция Германии к этому времени уже была известна. Еще 19 февраля 1878 г. канцлер Бисмарк заявил, что в Восточном вопросе он не более как «частный маклер». Германия публично устранилась от активной поддержки России. Более того, если до войны Германия усиленно подстрекала Россию начать войну против Турции, то в это время она предлагала России в интересах мира согласиться на созыв международного конгресса. Этим Германия рассчитывала продемонстрировать изоляцию России, углубить англо-русские противоречия.

Для России складывались условия, принуждающие ее идти на созыв международного конгресса. В конце марта 1878 г. князь Игнатьев был послан в Вену с целью договориться с австро-венгерским правительством. В случае договора с Австро-Венгрией России удалось бы изолировать Англию на конгрессе. Однако Австро-Венгрия заявила о новой претензии — о передаче западной части Балкан под ее влияние, на что Россия не согласилась. В этих условиях Англия демонстративно продолжала военные приготовления с целью внушения России убеждения, что Англия в самом деле готова воевать, если Россия не уступит. Это побудило Россию запросить Англию, каких же изменений Сан-Стефанского договора добивалось английское правительство. Результатом этого запроса явились переговоры, которые 30 мая 1878 г. закончились подписанием англо-русского соглашения в виде меморандума.

В результате территория Болгарии была уменьшена и России пришлось отказаться от Баязида. Однако Англия обязывалась не возражать против передачи России Батума и Карса и против возвращения ей Бессарабии.

Вместе с тем Великобритания била тревогу, что в результате расширения границ России в будущем может возникнуть серьезная опасность, «угрожающая спокойствию турецкого населения в Азии». Лондон лицемерно утверждал, что выступает гарантом Турции от такой опасности. Вместе с тем Великобритания приняла к сведению заверение Петербурга, что «в будущем граница России не будет расширена со стороны Азиатской Турции».

Продолжая свою антироссийскую политику, Уайтхолл тайно предъявил султану проект англо-турецкого договора, в котором, в частности, говорилось, что в случае, если Батум, Ардаган, Карс или одно из этих мест будут удержаны Россией, Англия обязывалась «силой оружия» помочь султану защищать его азиатские владения против всякого нового посягательства России. Конечно, английская «помощь» предлагалась Турции отнюдь не бескорыстно. «Дабы предоставить Англии возможность обеспечить условия, необходимые для выполнения ее обязательств, — гласил договор, — его император-ское величество султан соглашается предоставить ей оккупацию и управление островом Кипром». Однако, не дождавшись ответа, в июне 1878 г. англичане оккупировали Кипр без всякого фирмана и султану ничего не оставалось, как задним числом сообщить своим подданным о якобы «добровольной передаче острова».

6 июня 1878 г. между Англией и Австрией было подписано соглашение о проведении согласованной политической линии на предстоящем конгрессе. Правительство Австро-Венгрии согласилось с английской точкой зрения по вопросу о Болгарии. Оба правительства условились не допускать расширение болгарской территории южнее Балканского хребта и ограничить срок русской оккупации Болгарии шестью месяцами. Англия в свою очередь обязывалась поддержать притязания Австро-Венгрии на Боснию.

На открывшемся 13 июня 1878 г. в Берлине мирном конгрессе участвовали шесть великих держав и Турция. Представители Балканских государств не являлись его участниками. Председатель (О.Бисмарк) предлагал повестку заседания и излагал очередной вопрос; затем открывались дебаты. Если обнаруживались серьезные разногласия, председатель резюмировал прение, закрывал заседание и переносил разрешения спорного вопроса на обсуждение заинтересованных делегаций в порядке частных переговоров. Когда стороны приходили к соглашению, на одном из следующих заседаний вопрос ставился вновь для официальной формулировки постановлений конгресса. Они являлись обязательными для всех участников только в случае общего согласия.

Положение русской дипломатии на конгрессе было трудным: Англия и Австро-Венгрия были открытыми противниками, Бисмарк вел себя двулично, разыгрывая «честного маклера». Французский премьер поддерживал Англию, надеясь на подачки с ее стороны на колониальном поприще и на сотрудничество в предстоящем урегулировании турецких долговых обязательств.

Основные контуры решений конгресса были намечены в англо-русском меморандуме от 30 мая 1878 г. Однако, вскоре же, после открытия конгресса, в английской печати появилось разоблачение этого меморандума. Это вызвало сенсацию. Раскрытие перед общественностью предварительной сделки с Россией побудило Дизраэли занять на конгрессе самую непримиримую позицию.
Русские территориальные приобретения в Азии едва не привели к кризису конгресса. Лорд Биконсфильд и министр иностранных дел Солсбери не давали России санкции на присоединение Батума, а согласились лишь на его оккупацию. В обмен за эту уступку они требовали согласия России на английское толкование статуса черноморских проливов, стараясь добиться для английского флота доступа в Черное море. Со стороны русской делегации такая позиция встретила самый решительный отпор. Кончилась полемика тем, что Батум был все же отдан России, однако при условии объявления его свободным портом. Россия получила также Карс и Ардаган. Было также постановлено, что Парижский договор 1856 г. и Лондонский договор 1871 г. «сохраняют свою силу во всех тех постановлениях, которые не отменены или не изменены» теми или иными статьями Берлинского трактата. Это означало сохранение установленного режима черноморских проливов.

13 июля 1878 г. конгресс закончил свою работу подписанием Берлинского трактата, изменившего Сан-Стефанский договор. Россия была лишена значительной части плодов своей победы. Но и национальные интересы балканских народов грубо попирались в угоду политическим и стратегическим соображениям Англии и Австро-Венгрии. Конгресс лишил болгарский народ единства, которое обеспечивал ему Сан-Стефанский договор. Для Боснии и Герцеговины турецкое владычество конгресс заменил австро-венгерским. Против новых хозяев вспыхнуло восстание, которое было жестоко подавлено. «Защитники» Турции — Англия и Австрия — без выстрела захватили: первая — Кипр, вторая — Боснию и Герцеговину.
Итак, ст. LVIII Берлинского трактата предусматривала следующее:

«Блистательная Порта уступает Российской империи в Азии территории Ардагана, Карса и Батума, с портом последнего, равно как и все территории, заключающиеся между прежней русско-турецкой границей и следующей пограничной чертой.
Новая граница, направляясь от Черного моря, согласно пограничной линии, определенной Сан-Стефанским договором2, до пункта к северо-западу от Хорды и к югу от Артвина, продолжается по прямой линии до реки Чороха, пересекает эту реку и проходит к востоку от Ашмишена, следуя по прямой линии к югу, на соединение с русской границей, обозначенной в Сан-Стефанском договоре, в пункте на юг от Наримана, оставляет город Ольти за Россией. От пункта, обозначенного близ Наримана, граница поворачивает к востоку, проходит через Тебренек, остающийся за Россией, и доходит до Пенек-Чая.

Она проходит по этой реке до Бардуза, потом направляется к югу, оставляя Бардуз и Ионикиой за Россией. От пункта, находящегося на запад от деревни Карауган, граница направляется на Меджингерт, продолжается по прямому направлению до вершины горы Кассадаг и следует по водоразделу притоков Аракса на севере и Мурад-Су на юге до прежней русской границы».

Стремясь не потерять полностью связи с Батуми и опасаясь усиления российского присутствия в Черном море, европейские державы смогли навязать России решение объявить Батуми «порто-франко» по преимуществу коммерческим». Этот статус действовал в течение 8 лет и был упразднен в 1886 г. по указу россий-ского императора.

25 августа 1878 г. русская армия заняла Батум, именно благодаря победе России в русско-турецкой войне 1877—1878 гг. освободительная борьба населения Аджарии увенчалась успехом.
Целью русско-турецкой войны 1877—1878 гг. было освобождение от османского ига славян-ских народов на Балканах и освобождение захваченных турками юго-западных областей Кавказа, стремившихся к присоединению к России. Таким образом, Россия с честью выполнила свое обязательство в отношении Грузии, о котором речь шла еще в конце XVIII в., когда Грузия попросила о покровительстве России.

Для грузин эта война, вне всяких сомнений, являлась освободительной. Поэтому население Грузии, включая аджарцев, активно помогало русской армии. Делу освобождения Аджарии способствовало также то обстоятельство, что грузины, проживающие на этой территории, несмотря на жестокие репрессии со стороны турок и религиозное воздействие, сохранили свой родной язык, культуру, традиции и обычаи и стремились воссоединиться с Грузией. Это обстоятельство подтверждается многочисленными фактами. Так, например, русский генерал Комаров извещал главнокомандующего Закавказской армией, что «расположение аджарцев к русским отменное, край ждет присоединения к России».

Под игом Турции население Аджарии бедствовало. Турецкие власти сгоняли население с родных мест и выселяли его во внутренние районы Турции. К этому методу турецкие власти прибегали в разные времена и под разными предлогами, однако наиболее угрожающий характер оно приняло в период русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Выселение продолжалось и после войны.

Зафиксированное в Берлинском трактате право мусульман-грузин на выезд в Турцию коварно использовалось турками и англичанами в антигрузинских и антироссийских целях. Англия и после войны старалась отторгнуть Батуми и прилегающие к нему районы от России. С этой целью английские и турецкие агенты, опираясь на отдельных местных ага-бегов (помещиков), прибегали ко всякого рода провокациям.3 В частности, они старались убедить аджарцев, что поскольку они мусульмане, то должны переселяться в Турцию. Они также твердили правоверным, что мусульманину нельзя быть подданным христианского государства, что аджарцев, как мусульман, русские, мол, вырежут или сошлют в Сибирь. Обманным путем выселяя аджарцев, турецкие власти применяли против них и оружие. Сельских жителей насильно сгоняли в Батуми для отправки в Турцию. Перед своим уходом турецкие войска сожгли много аджарских деревень и сел. Оставшееся без крова население оказалось в очень тяжелых условиях. И без того разоренную турками Аджарию русско-турецкая война 1877—1878 гг. привела на грань экономической катастрофы.

Воссоединение Аджарии с Россией имело эпохальное значение для Аджарии и, в целом, Грузии. Аджарцы избежали опасности национального перерождения. Освобождение Аджарии от Турции способствовало частичному восстановлению территориальной целостности Грузии. Условия Берлинского трактата 1878 г. затем были подтверждены мирным договором, заключенным между Россией и Турцией 27 января (8 февраля) 1879 г. в Константинополе. В преамбуле этого договора отмечается, что стороны желают заключением этого договора упрочить восстановление мира между ними и определить окончательно те условия Сан-Стефанского договора, которые должны быть предметом прямого соглашения между Турцией и Россией. Согласно ст. 1 Договора «отныне между обеими державами будут мир и дружба». По ст. 2 Договора обе державы объявили, что «условия Берлинского трактата, состоявшегося между семью державами, заменили собой те статьи прелиминарного Сан-Стефанского договора, которые были отменены или изменены на конгрессе». В связи с этим, согласно ст. 3 Договора, «условия Сан-Стефанского договора, которые не были ни отменены, ни изменены Берлинским трактатом, окончательно определяются» настоящим Договором.

По ст. 4 Договора было согласовано, что за вычетом стоимости территорий, уступленных Турцией России, согласно Берлинскому трактату, военное вознаграждение оставалось определенным в сумме 802 млн. 500 тыс. франков. Способ уплаты этой суммы и гарантии, не нарушая заявлений, содержащихся в протоколе № 2 Берлинского конгресса, относительно территориального вопроса и прав кредиторов, будут определены по соглашению между правительствами. Претензии российских подданных и учреждений в Турции по вознаграждению за убытки, нанесенные им войной, будут уплачиваться по мере представления российским посольством в течение одного года после вступления в силу данного договора и общая сумма этих претензий не должна превысить суммы в 26 млн. 750 тыс. франков (ст. 5).

В ст. 8 Договора был предусмотрен принцип непреследования лиц, которые оказались бы заподозренными в сношениях с армией противника во время войны. По ст. 9 Договора была предусмотрена полная амнистия всем оттоманским подданным, замешанным в событиях, бывших в областях Европейской Турции. Ст. 10 Договора восстанавливала все прежние торговые соглашения между сторонами. По ст. 11 Договора «Блистательная Порта примет действенные меры для полюбовного окончания всех спорных и оставшихся нерешенными… дел русских подданных…»

 

—————————–

1 Мощи святого апостола Матфея покоятся в крепости Гонио в пригороде Батуми.

2 «Ардаган, Карс, Батум, Баязид и территория до Саганлуга. — В общих чертах граница от берега Черного моря направится по хребту гор, служащих водоразделом притоков рек Хопы и Чароха, и по горной цепи к югу от города Артвина до реки Чароха, близ селений Алата и Бешагета; затем граница направится по вершинам гор Дервеник-Геки, Хорчезора и Беджигин-дага, по хребту, разделяющему притоки рек Тортум-чая и Чароха и по высотам близ Яйлы-Вихина до селения Вихин-Килисса на реке Тортум-чае. Отсюда пограничная черта направится по цепи Сиври-дага до перевала того же имени, проходя на юг от селения Нориман; далее граница повернет к юго-востоку, последует к Зивину, откуда, — пройдя на запад от дороги из Зивина в селения Ардост и Хорассан, направится на юг к Саганлугской цепи, до селения Гиличман, затем по хребту Шариан-дага достигнет, в десяти верстах к югу от Хамура, Мурадчайского ущелья; потом граница пройдет вдоль по хребту Алла-дага, по вершинам Хори и Тандурека и, пройдя на юг от Баязидской долины, примкнет к прежней турецко-персидской границе к югу от Казли-Геля».

3 Английская агентурная сеть продолжала функционировать в Аджарии и во время и после Берлинского конгресса 1878 г. Об этом, в частности, писал А.Френкели в своей книге «Очерки Чурук-Су и Батума», опубликованной в Тифлисе в 1879 г. Вот отрывки из этой книги: «Как-то, смотря на обратную отправку несчастных кобулетцев в Чурук-Су, я узнал от одного лавочника-грека о приезде на рассвете на турецком пароходе английского корреспондента, который уже был здесь при Дервиш-паше и принимал деятельное участие во время агитации «лазов» против русского занятия Батума… Я нашел его у начальника области… Господин О’Доннован… был офицером французской армии во франко-прусской войне, волонтером в армии Дон-Карлоса, состоял всю последнюю кампанию корреспондентом «Daily News» при армии Мухтар-паши в Малой Азии… С Дервиш-пашой имел столкновение в Батуме, где он проживал в период Берлинского конгресса и был насильно выслан из Батума, так как Дервиш-паша опасался его корреспонденции, могущей изобличить происки Дервиш-паши в вопросе о присоединении лазов к России… Г-н О’Доннован и его сотоварищ — корреспондент газеты «Standard» — г-н Шувер, принимали участие вместе с Дервиш-пашей Тавдгиридзе и другими бегами в агитации аджарцев и собирали подписи для поднесения адреса Королеве Виктории Великобританской, с целью просить ее протекторатства над батумской областью. Еще до занятия Батума об этом толковали разные газеты…»

 

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s