Iberiana – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

სოჭი, აფხაზეთი, სამაჩაბლო, დვალეთი, ჰერეთი, მესხეთი, ჯავახეთი, ტაო-კლარჯეთი იყო და მუდამ იქნება საქართველო!!!

• ТЕРГДАЛЕУЛНИ

♥ კოლხეთი და იბერია – KOLKHIBERIA

 

Деятельность грузинских шестидесятников-

ТЕРГДАЛЕУЛНИ

 

БОРЬБА ТЕРГДАЛЕУЛНИ ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ СВОБОДУ ГРУЗИНСКОГО НАРОДА

 

Грузинское прогрессивное идейное течений 60-х гг., которое являлось идеологическим выражением борьбы грузинского крестьянства и городской мелкой буржуазии против царизма и помещиков, следуя по пути общерусского освободительного движения, имело свои национальные специфические особенности и задачи.

Как указывал В. И. Ленин, в России в 60-х гг. XIX в. «все общественные вопросы сводились к борьбе с крепостным правом и его остатками».[1] Этим и объясняется то обстоятельство, что наиболее прогрессивные деятели России ставили своей основной целью уничтожение крепостного права и социальной несправедливости.

Эту задачу с неменьшей остротой ставили перед собой и грузинские прогрессивные деятели-тергдалеулни, развернувшие непримиримую борьбу против крепостничества и его пережитков. Однако, как уже говорилось выше, перед ними стояла и вторая, не менее важная задача — освобождение грузинского народа от национального угнетения. На идейном знамени тергдалеулни с одной стороны был начертан лозунг буржуазно-демократической революции: «свобода, равенство и братство», а с другой — выдвинутое Ильей Чавчавадзе требование: «мы сами должны распоряжаться собой».

В первый период своей деятельности тергдалеулни придерживались взгляда, что свобода грузинского народа осуществима при условии восстановления независимого грузинского государства, путем организации всеобщего народного восстания. Однако в дальнейшем, наблюдая за развитием русско-грузинских экономических отношений и учитывая положительное влияние передовой русской общественной жизни на грузинское общество, тергдалеулни пришли к выводу, что в то время отделение от России для Грузии не могло явиться прогрессивным шагом. Поэтому грузинские шестидесятники развернули борьбу за расширение политических прав грузинского народа в рамках Российской империи.

В своей борьбе как за социальное, так и национальное освобождение грузинского народа, тергдалеулни опирались на передовое русское общество. Лучшие сыны русского народа, выдающиеся революционные демократы всегда признавали право нерусских народов на национальную независимость и развитие национальной культуры. Дело истинного освобождения всех народов России, в том числе и великого русского народа, они справедливо связывали с задачей ниспровержения царизма.

Тергдалеулни ясно сознавали, что существуют две России, — царская Россия с ее реакционерами-черносотенцами и Россия революционных демократов — Россия Чернышевского. Герцена, Добролюбова. Тергдалеулни всеми силами боролись против реакционной царской России и в тоже время они гордились дружбой с прогрессивной Россией, которую глубоко уважали и любили. Грузинские шестидесятники хорошо знали, что передовые русские люди не сочувствовали колониальной политике господствующих классов России и смело выступали в защиту угнетенных народов. Именно о них говорил Илья Чавчавадзе: «К. счастью для России и находящихся под ее покровительством народов… в России есть и такие люди, которые понимают истинное назначение деятельности России на окраинах».[2]

Таким образом, в идеологии тергдалеулни тесно переплетались задачи социального и национального освобождения грузинского народа. Они старались разрешить обе эти задачи, однако выдвигали на первый план национальный вопрос. Руководители тергдалеулни говорили: «сначала дайте нам жить, а уже потом научите разбогатеть». Это означало, что освобождение Грузии от национального угнетения они считали наиболее жизненным вопросом для грузинского народа. Все остальные задачи, в том числе и вопрос о взаимоотношениях между дворянством и крестьянством, они собирались разрешить после осуществления национального освобождения.

В дело борьбы за национальные права грузинского народа значительный вклад внесли великие грузинские писатели Илья Чавчавадзе и Акакий Церетели. Страстным призывом к борьбе и глубокой любовью к многострадальной родине, в первую очередь, характеризуются следующие произведения Ильи Чавчавадзе: «Колыбельная», «Слышу, слышу», «Песня грузинских студентов», «Базалетское озеро», «Видение», «Грузинка-мать», «Записки проезжего», а также стихотворения, поэмы и рассказы Акакия Церетели «Свирель», «Древнему царству», «Светлячок», «Агмарт-агмарт», «Весна», «Кинжалу», «Долой», «Торникэ Эристави», «Натела», «Патара Кахи» и «Баши-Ачуки».

Уже в ранних стихотворениях И. Чавчавадзе звучал призыв к борьбе против царизма. Эта идея с особенной силой была выражена им в поэме «Мать и сын», которая является подлинным гимном свободы. Автор поэмы прямо призывает народ к свержению самодержавия; особой популярностью пользовались в грузинском народе следующие четверостишия:

Руку, войн на клинок!

Позабудь былые беды!

Час сраженья недалек,

Наступает день победы!…

Чтобы родину спасти,

Мы идем, друзей сзывая.

Ждет победа впереди —

Нас, сынов родного края.

Тергдалеулни непримиримо боролись не только против явных реакционеров, защищавших неприкосновенность самодержавия и крепостничества, но и против либерального дворянства которое на словах выступало защитником «всей грузинской нации», а на деле служило интересам царизма и крупных помещиков. Борьба тергдалеулни против грузинских реакционеров и либералов впервые приняла особо острый характер в начале 60-х гг., перед крестьянской реформой, когда в Грузии назревала революционная ситуация; второй этап этой борьбы выпал на период начала 70-х гг., когда полностью выявились отрицательные стороны буржуазных реформ и борьба трудящихся города и деревни против царизма и помещиков разгорелась с новой силой.

Одной из важных заслуг тергдалеулни являлось то, что они активно выступали против национальной замкнутости и ограниченности, призывали крепить дружбу и сотрудничество между народами.

Основным оружием борьбы тергдалеулни считали широкую пропаганду в народе своих идей, которую они вели преимущественно через легальную прессу. изредка прибегая и к нелегальным методам борьбы. Их печатными органами являлись журналы: «Сакартвелос моамбе» (1863), «Мнатоби» (1869 — 1872 гг.), «Кребули» (1871 — 1873 гг.), «Ивериа» (1877 — 1885 гг.); газеты «Дроэба», (1866 — 1885 гг.) и «Ивериа» (1885 — 1906 гг.).

Взгляды грузинских шестидесятников с наибольшей полнотой и ясностью сформулировали в своих произведениях выдающиеся грузинские писатели и мыслители Илья Чавчавадзе, Акакий Церетели, Нико Николадзе и Георгий Церетели.

 

И. Г. ЧАВЧАВАДЗЕ (1837 — 1907)

Илья Григорьевич Чавчавадзе родился в кахетинском селе Кварели, в обедневшей княжеской семье. Отец и дяди Ильи служили офицерами в русской армии. Трое из его дядей — Симон, Гарсеван и Александр героически погибли в войне против Персии и мюридов Шамиля, четвертый — Михаил был убит во время одного из набегов горцев на Кахети. В борьбе с мюридами Шамиля погибли также дед Ильи — Паата и старший брат Константин. Отец Ильи — Григории Чавчавадзе был офицером Нижегородского полка и принимал участке во многих сражениях. Во время русско-турецкой войны 1828—1829 гг., был награжден боевыми орденами и медалями.

Детские годы Илья провел среди крестьянских детей. С ними же вместе получил первоначальное образование у сельского священника, который внушил мальчику безграничную любовь к родной стране. Большое влияние на умственное развитие маленького Ильи оказала также и его мать — Мариам, которая была умной и просвещенной для своего времени женщиной. В 1848 году Илью привезли учиться в Тбилиси. Некоторое время он обучался в частном пансионе, а в 1852 году поступил в Тбилисскую гимназию.

В 1857 году Илья отправился в Петербург и был зачислен студентом на юридический факультет Петербургского университета. Он провел в столице четыре года. Молодой Чавчавадзе возглавил студенческий кружок, состоявший из трех десятков обучавшихся в Петербурге грузин. Увлеченный идеями русских революционных демократов Чавчавадзе познакомился с Н. Г. Чернышевским и его сподвижниками и поддерживал с ними тесную связь. Чавчавадзе с огромным трудолюбием изучал русскую и западноевропейскую литературу, философию, общественные и экономические науки.

В 1861 году за участие в революционных выступлениях передового русского студенчества Чавчавадзе был исключен из университета. Еще до упразднения крепостного права Илья Чавчавадзе сплотил вокруг себя проникнутую идеями революционных демократов грузинскую молодежь и возглавил идейную борьбу за социальное и национальное освобождение грузинского народа.

Основанный Ильей Чавчавадзе прогрессивный журнал «Сакартвелос моамбе» («Вестник Грузии») превратился в трибуну грузинских шестидесятников— тергдалеулни, будившую народ и призывающую его к борьбе.

Царская цензура создала для «Сакартвелос моамбе» невыносимые условия, вследствие чего журнал скоро закрылся. После этого Илья вынужден был поступить на службу и почти десять лет прослужил в различных районах Грузии. Одно время он служил в Кутаиси, а затем в Тифлисском и Душетском уездах в должностях мирового посредника и мирового судьи. Наряду со службой, И. Чавчавадзе вел плодотворную литературную и публицистическую деятельность. Для первого номера газеты «Дроэба» (1866 г.) он написал блестящую программную статью «Кое-что». В последующие годы на страницах «Дроэба» и журнала «Кребули» было опубликовано много выдающихся художественных произведений Ильи Чавчавадзе. Свое пребывание в провинции Чавчавадзе использовал для того, чтобы сблизиться с народом, лучше узнать его нужды и чаяния. В частности, Илья основательно изучил устное народное творчество. В 1871 — 1873 гг. он из Душети переслал для опубликования в редакцию журнала «Кребули» несколько тысяч собранных им «Крестьянских песен».

В начале 70-х гг., когда вновь пробудившаяся идейная борьба с новой силой всколыхнула передовые слои грузинского общества, лучшие представители прогрессивной интеллигенции обратились к Илье Чавчавадзе с просьбой вернуться в Тбилиси и возглавить оживившуюся общественную и литературную жизнь. Известный деятель тергдалеулни Нико Николадзе вспоминает: «Когда я вернулся из-за границы.. первым моим шагом было то, что я собрал всех тогдашних сторонников нового поколения и убедил их поехать в Душети, чтобы вновь вернуть Илью Чавчавадзе грузинской литературе и поставить его во главе грузинских дел. С этой мыслью и целью, в течение 1871 — 1873 гг. мы, мечтающие о возрождении грузинской литературы, по крайней мере пять раз ездили всем «скопом» в Душети».

В 1873 г. Илья Чавчавадзе уволился в отставку и возвратился в Тбилиси. В 1875 г. его избрали председателем правления тбилисского дворянского земельного банка, часть средств которого Чавчавадзе использовал на оказание помощи национальным культурным учреждениям. В 1877 г. Чавчавадзе основал газету «Ивериа», которая в дальнейшем была преобразована в журнал. В 1886 г., когда по распоряжению правительства газета «Дроэба» была закрыта, Илья вновь преобразовал журнал «Ивериа» в газету, которая в течение длительного времени оставалась единственной грузинской газетой. Наряду с литературной и научной работой, И. Чавчавадзе занимался разносторонней общественной деятельностью. В то время, в Грузии не существовало почти ни одного национального культурного учреждения, в создании и работе которого Чавчавадзе не принимал бы самого горячего и деятельного участия.

Илья Чавчавадзе был одним из самых выдающихся грузинских писателей и мыслителей, революционным демократом и великим просветителем грузинского народа; человек широко и всесторонне образованный, И. Чавчавадзе на протяжении всей второй половины XIX века стоял во главе прогрессивной грузинской интеллигенции, сплачивал передовые силы нации, воодушевлял и подымал их на борьбу против крепостничества и самодержавия, против колонизаторской политики. Несмотря на строжайшую цензуру, писателю удавалось печатать свои произведения, сурово осуждавшие царское самодержавие, его колониальную политику и весь прогнивший общественный строй. Если Чавчавадзе не удавалось пробиться сквозь рогатки цензуры, писатель прибегал к нелегальному распространению своих статей и памфлетов.

В 1871 году Чавчавадзе написал острый памфлет в стихах, озаглавленный им «Загадки». В этом памфлете мастерски высмеивались представители феодально-реакционной аристократии и либералы, без зазрения совести предававшие интересы грузинского народа. «Загадки» нелегально распространялись в рукописном виде. Редактор газеты «Дроэба». С. Месхи в одном из своих писем передает то огромное впечатление, которое произвели в Тбилиси «Загадки»; он писал: «В эти дни тут вышли два таких рукописных памфлета, которые взбудоражили весь город».

Решительный отпор дал Илья Чавчавадзе царскому мракобесу редактору «Московских ведомостей» Каткову, который в своей газете опубликовал заметку, оскорблявшую грузинское знамя и национальные чувства грузинского народа.

Илья Чавчавадзе был горячим патриотом своей родины. Он безгранично любил свой народ, в особенности крестьянство. Вместе с тем Чавчавадзе с величайшим уважением относился к другим народам. Он неоднократно высказывал свои горячие симпатии борющимся за свою национальную свободу итальянцам, ирландцам, полякам, чехам, венграм, грекам.

И. Чавчавадзе видел, что современные ему капиталистические нации были разделены на два противостоящих враждебных лагеря — тунеядцев-эксплуататоров и эксплуатируемые трудящиеся массы, между которыми и шла борьба не на жизнь, а на смерть. В этой борьбе все симпатии Ильи неизменно были на стороне трудящихся всех стран — рабочих и крестьян. Его горячее сочувствие европейскому рабочему движению ясно видно из его замечательного стихотворения, посвященного парижским коммунарам.

В стихотворении «День падения коммуны» поэт скорбит о растоптанной пятою тирана Парижской Коммуне, знамя которой он называет «великим знаменем освобождения трудящихся». С глубоким состраданием Чавчавадзе пишет о крови пролитой за святое дело и в заключение выражает сожаление, что падением Парижской Коммуны «истории задержан ход».

В последний период своей жизни И. Чавчавадзе интересовался марксистской литературой и высоко оценил труды основоположников научного коммунизма. Однако, несмотря на это он не смог подняться до материалистического, т. е. марксистского понимания истории и до конца своих дней оставался убежденным поборником социальных и национально-освободительных идей 60-х гг.

Не понимал Чавчавадзе и революционного значения рабочего класса, его исторической роли в деле освобождения трудящихся от ига самодержавия и капитализма. И наряду с этим трудно переоценить огромные заслуги великого писателя перед грузинским народом, ради которого Илья Чавчавадзе всю свою жизнь боролся с бесправием, национальным угнетением, неся просвещение в гущу народных масс. Вместе со своими единомышленниками он пробудил грузинскую нацию, дал толчок к развитию ее самосознания, чем безусловно содействовал подготовке трудящихся к предстоящей борьбе за свое социальное и национальное освобождение.

 

А. Р. ЦЕРЕТЕЛИ (1840 — 1915)

Ближайшим соратником Ильи Чавчавадзе и достойным представителем молодого поколения шестидесятников был великий грузинский поэт Акакий Ростомович Церетели.

А. Церетели родился в Схвитори (Западная Грузия) в знатной княжеской семье. Его отец — Ростом Церетели был помещиком среднего достатка. Человек хотя и малообразованный, он обладал ясным и острым умом. В воспитании будущего поэта важную роль сыграла его мать Екатерина, происходившая из рода Абашидзе, женщина умная, образованная, горячая патриотка своей родины.

По старинному обычаю маленького Акакия отдали на воспитание в село Саване, в семью крепостного крестьянина Садунишвили, где он прожил шесть лет. Детские годы, проведенные в крестьянской среде, оказали большое влияние на формирование мировоззрения будущего великого поэта. Именно там он впервые почувствовал всю несправедливость крепостного строя и проникся любовью к угнетенному крестьянству.

В 1850 году Акакия Церетели отдали в Кутаисскую гимназию. Он учился превосходно, но не смог примириться с господствовавшим там грубым русификаторским режимом и ушел из последнего класса гимназии. В 1859 году Акакий отправился в Петербург. Он намеревался поступить в военное училище, но затем изменил свое решение и поступил вольнослушателем в университет, на факультет восточных языков.

Молодой грузинский поэт нашел в России весьма благоприятные условия для своего развития. Студенческие годы сыграли решающую роль в формировании мировоззрения А. Церетели, складывавшегося под влиянием идей русских революционных демократов.

Как вспоминает сам Церетели «в то время выступил саратовский семинарист Чернышевский, встал во главе журнала «Современник» и вместе с Добролюбовым, Антоновичем, Некрасовым и другими загремел на всю Россию. Россия пришла в движение… уже стало невозможно вновь обратить ее в рабство!».[3]

В Петербурге А. Церетели познакомился и подружился с И. Чавчавадзе. К тому же времени относится и еще одно значительное событие в жизни молодого поэта — встреча и знакомство с великим украинским кобзарем Тарасом Шевченко.

Писать стихи Акакий Церетели начал еще в VI классе гимназии. В 1860 году в январском номере «Цискари» было опубликовано его стихотворение «Тайное послание», сразу же завоевавшее популярность молодому поэту.

В 1864 году Акакий Церетели возвратился на родину, он отказался от поступления на государственную службу и всю свою долгую жизнь, все свое блестящее дарование отдал служению трудовому   народу.

Акакий Церетели был подлинно народным поэтом. Он часто путешествовал по Грузии и близко знакомился с жизнью народа. В его стихах, полных искреннего чувства, отражено настроение грузинского народа, угнетенного грузинского крестьянства. А. Церетели часто прибегал к сатире, острие которой было направлено против ненавистных народу царских чиновников и реакционного грузинского дворянства. Правдивые и меткие слова А. Церетели не давали покоя охранителям старого строя. Чем более возрастало социальное и национальное угнетение грузинского народа, тем белее креп голос А. Церетели в защиту интересов народа. Его поэзия будила народ, призывала его к борьбе и вселяла веру в победу.

Поэтому А. Церетели и был особенно любим народом.

 

Н. Я. НИКОЛАДЗЕ (1843 — 1928)

Выдающийся грузинский публицист и мыслитель Николай Яковлевич Николадзе родился в г. Кутаиси, в купеческой семье. Отец его Яков Николадзе (по происхождению из крепостных крестьян) был человеком малообразованным, но умным и предприимчивым. Свое торговое дело он поставил на широкую ногу, вел дела не только в России, но и в Европе. Мать будущего публициста — Елизавета Лордкипанидзе, женщина образованная и начитанная, уже в детстве привила своему сыну любовь к грузинской литературе. Учиться Нико Николадзе начал в раннем возрасте; сначала обучался у частных преподавателей, затем поступил в Кутаисскую гимназию. В этом учебном заведении Н. Николадзе пробыл девять лет, но особых знаний оттуда не вынес. В гимназии все предметы преподавались на русском языке, которым многие учащиеся не владели. Отсюда и отсутствие интереса к изучаемым предметам и отчужденность между учениками и учителями гимназии. В своих воспоминаниях Н. Николадзе пишет: «Кажется ни в одном учебном заведении во всем мире нельзя было встретить такого отдаления и равнодушия между учителями и учащимися, какое имело место в Кутаисской гимназии в те времена, когда мы там учились».[4]

В 1861 году Н. Николадзе поступил в Петербургский университет. Однако ему не пришлось там долго оставаться: за активное участие в студенческих беспорядках Н. Николадзе вместе с другими революционными студентами был заключен в Кронштадтскую крепость. После освобождения Николадзе по решению властей должен был покинуть Петербург, но ему удалось выхлопотать разрешение и некоторое время остаться в столице. В 1864 году Н. Николадзе выехал за границу.

Краткий период жизни в Петербурге имел для будущего публициста большое значение. Здесь для Н. Николадзе впервые прозвучало живое слово революционных демократов. «Ради такого слова я поехал в Россию, в надежде на него полюбил студенчество и уважение к нему хранил в сердце в течение этих трех лет», — писал Н. Николадзе в своих воспоминаниях. Во время пребывания в Петербурге он активно сотрудничал с деятелями освободительного движения. Н. Николадзе познакомился с Н. Чернышевским, с которым сблизился и в дальнейшем поддерживал постоянную связь. За границей Н. Николадзе познакомился с другим выдающимся русским революционным-демократом А. Герценом и стал активно сотрудничать в его газете «Колокол», издававшейся в Лондоне.

В 1866 году, в связи с покушением Каракозова на императора Александра II, Н. Николадзе издал в Женеве брошюру «Правительство и новое поколение», в котором резко выступал против царского правительства, хотя и осуждал террористические акты, как метод борьбы. В 1868 году Николадзе вместе с Л. Мечниковым издавал в Женеве на русском языке журнал «Современность». В том же году под его редакцией в Женеве был издан первый том произведений Н. Чернышевского.

В 1869 году Н. Николадзе возвратился из Европы на родину и сразу же окунулся в атмосферу напряженной борьбы между тергдалеулни и представителями старого поколения. Николадзе активно участвовал в периодической печати тергдалеулни — «Дроэба» и «Кребули», а затем основал свою газету «Обзор» (1878 г.), издававшуюся на русском языке в продолжении двух лет.

Деятельность Н. Николадзе оживила в 70-х годах движение тергдалеулни. Его талантливые, острые публицистические статьи явились толчком для дальнейшего развития грузинской общественной мысли. Передовые демократические идеи, которые в этот период неустанно проповедовал Н. Николадзе, повышали самосознание грузинского народа, поднимая его на борьбу против царизма и помещиков.

 

Г. Е. ЦЕРЕТЕЛИ (1842 — 1900)

Одним из выдающихся представителей шестидесятников является талантливый писатель и мыслитель Георгий Ефимович Церетели. Г. Церетели родился в селе Гориса, в Западной Грузии в семье дворянина. Мать он потерял рано. Воспитанием мальчика занимался его отец, Ефимий (Эквтиме) Церетели — человек образованный. Он привил сыну любовь к литературе. Впоследствии, когда разгорелась полемика между представителями старого и нового поколений, Ефимий Церетели выступал в периодической печати, как ярый защитник реакционного дворянства.

Начальное образование Г. Церетели получил дома, а когда ему исполнилось девять лет, его отдали в Кутаисскую гимназию. Впоследствии Г. Церетели написал повесть «Цветы нашей жизни», в которой изложил свои впечатления от пребывания в гимназии и резко раскритиковал тогдашнюю систему воспитания и обучения.

В 1860 году, по окончании гимназии, Церетели поступил в Петербургский университет на естественный факультет.

По приезде в Петербург Георгий Церетели проявил большой интерес к передовым идеям, которые проповедовались лучшими сынами России. Он со всем юношеским пылом включился в освободительное движение. Вместе с группой студентов, среди которых были и его соотечественники Н. Николадзе, К. Лордкипанидзе, В. Гогоберидзе и др., Георгий Церетели в 1861 г. оказался в заключении в Кронштадтской крепости.

Именно эти памятные дни студенческих выступлений 1861 г. сыграли решающую роль в формировании мировоззрения Георгия Церетели, определили направление его будущей деятельности

В лице Церетели Грузия обрела выдающегося литератора, неутомимого борца за счастье народа. Широкая художественная фантазия талантливого беллетриста гармонически сочеталась с пламенным темпераментом борца-практика. Естественно, что Георгий Церетели горячо сочувствовал той борьбе, которую вел Илья Чавчавадзе против консервативных воззрений журнала «Цискари». Еще будучи в Петербурге, Церетели заинтересовался полемикой начавшейся между представителями дворянской идеологии и тергдалеулни.

В конце 1863 года Г. Церетели возвратился в Грузию и активно включился в общественную жизнь страны. Спустя несколько лет, Г. Церетели становится выдающимся деятелем грузинской периодической прессы. В 1866 году он возглавил основанную по предложению И. Чавчавадзе газету «Дроэба», являвшуюся прогрессивным органом, объединившим вокруг себя грузинскую интеллигенцию. Г. Церетели редактировал эту газету до 1869 года и положил немало труда, чтобы сделать ее подлинной трибуной грузинских революционных демократов. В 1868 году Церетели основал «Сасопло газети», которую редактировал в течение нескольких лет. В 1871 г. стал выходить новый печатный орган тергдалеулни — журнал «Кребули», редактором которого стал Георгий Церетели. «Кребули» сыграл значительную роль в деле распространения передовых идей нового поколения.

В 1873 году Г. Церетели уезжает в Западную Европу. Возвратившись на родину в 1877 году, он развернул большую практическую работу в целях развития грузинской отечественной промышленности, а также по созданию ее новых отраслей.

Наряду с широкой общественной и редакторской деятельностью, Г. Церетели неутомимо работал и в области художественной литературы, а также занимался плодотворной научной работой. В его творчестве реалистически отразился процесс развития в Грузии капиталистических отношений. Многогранные талантливые художественные произведения и публицистика Г. Церетели с кристальной ясностью отражали идеологию тергдалеулни.

Произведения Г. Церетели наносили тяжелые удары старой, феодально-клерикальной идеологии, содействовали распространению новых, демократических идей.

 

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИДЕАЛЫ ШЕСТИДЕСЯТНИКОВ.

«СПРАВЕДЛИВОЕ ОБЩЕСТВО»

Грузинские шестидесятники, борясь против царского самодержавия и крепостничества, мечтали о построении нового общества, основанного на принципах справедливости и равноправия. Они желали установить такие общественные отношения, при которых не имели бы места социальное и национальное угнетение людей, были бы ликвидированы сословные привилегии и все люди стали бы равны перед лицом закона.

Тергдалеулни хорошо понимали, что в то время на всем земном шаре нигде не было государства с удовлетворительным общественным строем. Н. Николадзе писал в 1875 году: «До настоящего времени в мире нет ни одного народа, общественный строй которого можно считать удовлетворительным. Наиболее просвещенные и счастливые народы, — французы, англичане, американцы, — не говоря о других, страдают от неупорядоченности общественных и экономических взаимоотношений. Они признают, что современные общественные отношения не должны быть вечными, и что необходимо стремление к более справедливому строю и лучшему распределению общественных обязанностей и прав. Недовольство современным строем, стремление к установлению в мире человеческих отношений и «общественной гармонии» характерны для всех народов»[5]. Грузинские шестидесятники, восприняв идеи русских революционных демократов, исходя из специфических особенностей своей страны наметили свои пути построения общества, в котором надеялись воплотить идеалы: «свободы, равенства и братства».

По мнению тергдалеулни основой «справедливого общества» должен был стать свободный труд. Трудиться обязаны в равной мере все сословия, а для того, чтобы оградить себя от эксплуатации, отдельные группы трудящихся, связанные общностью интересов, должны объединяться в ассоциации и кооперативные товарищества, обеспечивающие им наиболее выгодное ведение хозяйства.

Взгляды и теории грузинских шестидесятников формировались под влиянием русских и европейских утопистов-социалистов (Чернышевский, Сен-Симон и др.). Тергдалеулни, как и некоторые их учителя, не выставляли требований уничтожения частной собственности и классов. Они искренне верили, что их «справедливое общество» явится подлинным благом для грузинского народа. Подобно всем теоретикам утопического социализма, тергдалеулни считали, что после отмены крепостного права путем политических реформ и экономических преобразований возможно было добиться гражданских свобод и национальной независимости для своего народа. С учением Маркса тергдалеулни не были знакомы, они не могли понять того, что без классовой борьбы, без экспроприации частной собственности у помещиков и буржуазии, которые всеми силами стали бы отстаивать свои привилегии, невозможно было осуществить построение «справедливого общества».

Тергдалеулни не сумели найти верного пути для претворения в жизнь своих замыслов, поскольку они признавали право частной собственности на орудия и средства производства, следовательно их «справедливое общество» являлось буржуазным обществом, основанном на имущественном неравенстве и эксплуатации человека человеком.

Несмотря на ошибочные взгляды грузинских шестидесятников, их деятельность не прошла бесследно; она содействовала росту народного сознания, подготавливала трудящихся к борьбе за истинно справедливый и счастливый общественный строй.

 

________________________________________

[1] В. И. Ленин. Соч., т. 2, стр. 473

[2] См. газ. «Ивериа», 1899 г., от 27 октября.

[3] Акакий Церетели, Избр. соч. 1940. стр. 456—457.

[4] Н. Николадзе, Избр. сор., т. 1, стр. 34.

[5] Н. Николадзе, Избр. соч., т. II, стр. 120.

 

Lazare.ru

 

 

 

კომენტარის დატოვება

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s