Iberiana – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

სოჭი, აფხაზეთი, სამაჩაბლო, დვალეთი, ჰერეთი, მესხეთი, ჯავახეთი, ტაო-კლარჯეთი იყო და მუდამ იქნება საქართველო!!!

• К вопросу о политическом статусе Абхазии

Леван Тоидзе

К вопросу о политическом статусе Абхазии
(Страницы истории 1921-1931)

Предисловие

В современном конфликте, приведшем к войне в Абхазия, яблоком раздора служит вопрос о политическом статусе Абхазии. Сепаратисты и их идеологи, обосновывая свои претензии на провозглашение Абхазии независимым государством, на отделение ее от Грузии или в крайнем случае ее вхождение в состав Российской Федерации, ссылаются, но первых. на то, что Абхазия в свое время (1921-1931 гг.) обладала государственным суверенитетом и в ранге Советской социалистической республики ничем не уступала в смысле политического статуса Советской социалистической республике Грузии; во-вторых, на то, что она утратила этот статус из-за козней И. В. Сталина (грузина!), который-то и в этом вопросе действовал вопреки воле В. И. Ленина.
Каково было положение на самом деле? Действительно ли были ущемлены права абхазского народа? Правда ли, что Сталин отнял у Абхазии политический статус Советской социалистической республики? Или это объясняется чисто конституционными изменениями, продиктованными необходимостью дальнейшего упорядочения государственного строительства в Абхазии и в целом СССР.
В предлагаемой работе, которая целиком опирается на исторические факты и только на факты, приводятся документы, возвращение к которым, надо полагать, должно внести в спор определенную ясность.

* * *

После насильственной советизации Грузии (февраль\март 1921 года) на ее территории были образованы две равноправные (по названию именно так и было) советские социалистические республики Грузии и Абхазии. Этот политический и правовой нонсенс явился результатом пренебрежительного отношения к национальным интересам Грузии. Следует также учесть условия, в которых образовывались некоторые республики после октябрьского (1917 года) переворота.

Революция нуждалась в поддержке широких масс. Этого частично можно было добиться с помощью общедоступных лозунгов. Среди нерусского населения империи одним из таких лозунгов давным давно было требование самоопределения наций. Идеями самоопределения и независимости, популярными даже в сугубо русских областях (*a), были охвачены большие и малые нации и народности.
Естественно, идея независимости получила поддержку и широкое распространение среди нерусских народов, в том числе и среди народов Кавказа. Грузия воплотила в жизнь эту идею в мае 1918 года, восстановив свою независимость.

Восстановление национальной государственности и образование Демократической республики Грузии явилось исключительно важным, радостным событием в истории нации.
Радость грузинского народа искренне разделяли тогда и виднейшие деятели Абхазии. Известно, что Акт о независимости Грузии от 26 мая 1918 года подписали и верные сыны Абхазии Варлам Шервашидзе и Арзакан Эмухвари.
Следует подчеркнуть, что независимость Грузии была объявлена не только для грузинского народа, а для всех народов, проживающих в Грузии. Об этом свидетельствует первый пункт Акта о независимости, в котором говорится: «Отныне народ Грузии (Подчеркнуто нами – Л. Т.) является носителем суверенных прав, а Грузия – полноправным независимым государством». Как видно, здесь говорится не только о грузинах, а о «народе Грузии», т. е. о всех народах, проживающих в республике. В пятом и шестом пунктах того же Акта читаем: «5. Демократическая республика Грузии в своих границах в равной мере обеспечивает гражданские и политические права всех граждан независимо от национальности, вероисповедания, социального положения и пола. 6. Демократическая республика Грузии создает условия для свободного развития всех живущих на ее территории наций (*1).

Таким образом, независимая Грузия в самом же начале определила основные принципы своей демократической национальной политики.
Далее В Конституции Демократической республики Грузии, принятой 21 февраля 1921 года, говорится, что неотъемлемой части Грузии – Абхазии (Сухумский округ) предоставляется в местных делах автономное управление (*2).
Довольно широкими автономными правами пользовались Абхазия в составе Грузии еще до принятия Конституции Демократической республики Грузии. Грузино-абхазские взаимоотношения определялись двусторонними соглашениями, оформленными в феврале и июне 1918 года (*3), а также в последующие годы. В докладной записке делегации Народного Совета Абхазии представленной в 1919 году председателю правительства Демократической республики Грузии говорится: «20 марта текущего года Народный Совет Абхазии избранный народами Абхазии на демократических началах, в заседании в своем декларировал о вхождении Абхазии, как автономной единицы в состав Демократической республики Грузии… Этим актом отныне положено прочное основание свободной жизни народов Абхазии в пределах свободной Грузии. Отныне можем смело заявить перед липом всего света, что демократия Грузии осуществила то, чего не могли до сих пор осуществить даже некоторые сильные государсва» (*4).

Было развернута работа по реализации прав национальных меньшинств и в других регионах республики. Известно, что между правительством Демократической республики Грузии и национальными меньшинствами на этой почве имели место отдельные стычки. Вопрос был крайне сложным. Надо было всесторонне изучить его с учетом между народного опыта.
Осложнения во взаимоотношениях между правительством Грузии и национальными меньшинствами умело использовали большевики, подстрекавшие национальные меньшинства выступить против правительства независимой Грузии.

В 1918 году грузинские войсковые части, вступив в Абхазию, освободили ее территорию от большевистских повстанцев (которым оказывали помощь и части Красной Армии), изгнали из Абхазии деникинцев, обезвредили турецкий десант. Эти действия грузинских войсковых частей некоторые абхазские историки и политические деятели квалифицируют как оккупацию и аннексию Абхазии. Политическая и юридическая несостоятельность этого утверждения очевидна, ибо, во-первых, Абхазия всегда была составной частью единой Грузии, а в 1918 году она представляла собой автономную часть Демократической республики Грузии, что и обязывало правительство Грузии защитить целостность территории республики (Грузии и входящей в ее состав Абхазии); во-вторых, грузинские вооруженные силы были приглашены и оставлены (*b) в Абхазии верховным выразителем воли абхазского народа – Абхазским народным советом, чтобы спасти Абхазию от большевистского переворота, от нападения со стороны Деникина и Турции. Вооруженные силы Грузии тогда с честью выполнили свой долг перед грузинским и абхазским народами – защитили Абхазию от внешних врагов.

Советская Россия и РКП (б) стремились превратить Абхазию и некоторые другие регионы Грузии в плацдарм для борьбы с Демократической республикой Грузии.

В этом немаловажную роль играли и некоторые абхазские деятели, которые всеми силами боролись за отторжение Абхазии от Грузии и ее присоединение к России. Так, абхазский деятель М. И. Тарнава, касаясь этого вопроса, отмечал: «Не примирившись с политикой меньшевистской партии Грузии по национальному вопросу для Абхазии, я вышел из состава меньшевистской партии Грузии… и образовал свою фракцию под именем партии социал-демократов интернационалистов. Наиболее идеологически объединились фракции С. Д. интернационалистов и независимых социалистов, т.е. фактически: Я. Алания, Маргания, Чанба и Цагурия, которые все месте вели политику и тактику к соединению в Советской Россией (РСФСР). Для этого мы официально бойкотировали выборы в Учредительное собрание Грузии по Абхазии, чтобы государственно еще больше не скрепить Абхазию с так называемой Грузинской демократической (меньшевистской) республикой и в своих сношениях с меньшевистским грузинским правительством по вопросам автономии и Конституции Абхазии проводили политику срыва соглашения и критики действий меньшевистского правительства. Действуя так, одновременно мы искали возможность сношения с РСФСР и вступления в нее» (*5).

Еще 2 января 1921 года члены Кавбюро ЦК РКП (б) Г. К. Орджоникидзе и С. М. Киров сообщали ЦК РКП (б): «Нельзя надеяться, что внутри Грузии произойдет решающий взрыв… Без нашей помощи ее советизация невозможна… Повод для нашего вмешательства в деле Грузии имеется. Для этого не нужно открытое нападение па Грузию. Имеем возможность начать движение в Абхазии, Аджарии, Борчалинском уезде…» (*6).

Безусловно, в Абхазии были определенные силы, проявлявшие готовность выполнить любые поручения Советской России, направленные против независимой Грузии.
В этот период знамя большевизма и социализма использовалось определенными силами в целях отсечения Абхазии от Грузии и присоединения ее к России. Об этом свидетельствует и справка, составленная в Министерстве внутренних дел Демократической республики Грузии, в которой говорится, что коммунисты Сухумского округа вели агитацию против правительства Грузии даже после заключения договора между Грузией и Россией (май 1920 г.), имели связь с войсками советской россии на Гагринском фронте, передавая им шпионские материалы, распространяли слухи об отделении Абхазии от Грузии, советовали абхазам присоединиться к России, готовили вооруженное восстание (*7).

13 февраля 1921 года, на третий день нападения Красной Армии на Грузию, представитель Кавбюро ЦК РКП (б) А. Саджая писал члену фракции «независимцев» Народного Совета Абхазии М. Цагурия: «Надеюсь Вы вполне понимаете, что Абхазия имеет, наконец, возможность самоопределиться подобно другим горским народам… организовавшимся под защитой Советской России в автономные советские республики» (*8).

В марте 1921 года, как отмечалось в начале, Абхазия была провозглашена не автономной, а Советской социалистической Республикой.
Абхазы, конечно, должны были самоопределиться. Это бесспорно. Но в какой форме?
При Советской власти советская социалистическая республика являлась высшей формой национальной государственности. Затем следовали три типа автономных единиц: автономная советская социалистическая республика, автономная область и трудовая коммуна. В первые годы Советской власти на территории бывшей Российской империи были образованы Башкирская, Татарская, Киргизская, Туркестанская, Горская, Дагестанская, Крымская, Якутская автономные советские социалистические республики, Чувашская, Марийская, Калмыкская, Вотская, Коми, Кабардино-Балкарская, Бурят-Монгольская, Карачаево-Черкесская, Ойротская (Алтайская), Адыгейская (черкесская) автономные области, а также Карельская и немцев Поволжья трудовые коммуны. Некоторые из перечисленных пародов по объему своей территории и численности населения значительно превосходили абхазов и Абхазию, но ни одна из этих территорий тогда не оформилась как советская социалистическая республика. Только абхазов и Абхазию сочли достойными такого государственного статуса.

Урегулирование сложных взаимоотношений между грузинским и абхазским народами, в той конкретной ситуации, безусловно, можно было разрешить предоставлением Абхазии более низкого типа автономии. Но тогда Грузия оказалась бы в меньшей степени «наказанной». А «наказать» Грузию надо было обязательно, так как она «посмела» восстановить свою государственность в 1918 году, и при этом дела у нее шли не так уж плохо. Дело в том, что Кавбюро ЦК РКП (б) и значительная часть грузинских (также как и других) коммунистов не проявляли должной осмотрительности в национально-государственном строительстве. Увлеченные иллюзорной идеей мировой социалистической революции, они не заботились о защите целостности государственной территории Грузии. Заботу об этом они считали национализмом, недостойным коммуниста. Именно в этих условиях создавалась Советская социалистическая республика Абхазии.

Однако некоторые официальные круги большевистской России и это считали недостаточным для «наказания» Грузии. В подтверждение приведем выдержку из доклада военного атташе при представительстве РСФСР в Грузии генерала-майора П. Сытина, датированного 26 апреля 1921 года: «…Одной из предупредительных мер против местных шовинистов, – писал он, – мер, притом же имеющих общеполитический характер, должно быть оставление достаточно сильных отрядов Красной Армии РСФСР в пределах Грузии… Второй мерой, ослабляющей грузинский шовинизм и территориально и материально, я считал бы отделение Абхазии… Надо немедленно продвинуть границу РСФСР до правого берега р. Бзыби (Бзыфи – Б.С.), т. е. до непосредственного соседства с Абхазией… Такой акт, кроме огромного его стратегического и политического значения для РСФСР, передаст в руки ВСНХ значительнейшие народные богатства этой страны… Отделеные Абхазии от Грузии диктуется всеми соображениями и замедление осуществления этого может быть чревато самыми нежелательными последствиями. Абхазия может примкнуть к Горской республике (от Грузии она решила отойти), и тогда, в случае осложнений, РСФСР имеет перед собой преграду от моря до моря… Вслед за Абхазией надо обратить внимание на Мингрелию, страну также отличавшуюся от Грузии по языку и по национальности и всегда тяготившуюся грузинским владычеством… территория чрезвычайно большая в стратегическом отношении, она также может быть подчинена непосредственному влиянию РСФСР, если и мингрельцам, как абхазцам будет дана автономия. Вот этот путь расчленения грузинской республики на ряд автономных единиц – тем более подчиненных влиянию РСФСР…» (*9).

Как говорится, комментарии излишни. Все это пишется в апреле 1921 года, когда Грузия уже была советизирована Советской Россией, а статус Абхазии в составе Грузии еще не был оформлен.
Советскую власть в Абхазии Красная Армия установила 4 марта 1921 года. К этому времени был создан и Ревком Абхазии, который в первых числах марта послал письмо в Кавбюро ЦК РКП (б). В письме были поставлены вопросы: «а) о Турции, б) о взаимоотношениях автономных горских республик (в том числе и Абхазии), в) о взаимоотношениях Абхазии и Грузии…»

 

Дальше события развивались следующим образом. Объединенное заседание членов Ревкома Абхазии, представителей местных руководящих партийных работников, Реввоенсовета IX Красной Армии и Кавбюро ЦК РКП (б) объявило Абхазию самостоятельной Советской социалистической республикой, а партийную организацию решило назвать Коммунистической партией Абхазии.

Второе совещание ответственных работников Абхазии (середина марта 1921 года) подтвердило решение первого совещания об объявлении Абхазии самостоятельной советской социалистической республикой.
Об этих решениях члены Ревкома Абхазии Е. Эшба, Н. Лакоба, П. Агниашвили и Н. Акиртава 26 марта 1921 года сообщили В. И. Ленину и И. В. Сталину. В письме, адресованном им, члены Ревкома Абхазии ставили вопрос: «Будет ли Советская Абхазия самостоятельной республикой или административной единицей и какова будет общая политика в Абхазии». В этом же письме члены Ревкома излагали свои предложения, которые сводились, к следующему: «Первое: Абхазия должна быть объявлена социалистической советской республикой. Второе: Советская Абхазия должна непосредственно входить в общероссийскую федерацию. Третье: общая политика в Абхазии должна быть умеренно осторожной к буржуазии и крестьянству».
Это письмо один из первых документов, составленных в советское время, в котором так явно проявляется абхазский сепаратизм и его пошлинные истоки. Ставя вопрос об отделении Абхазии от Грузии, члены Ревкома Абхазии словно действовали по диктовке русских великодержавных чиновников и политических деятелей, подобных вышеупомянутому П. Сытину. Требование отделения Абхазии от Грузии мотивировалось националистической политикой, которую якобы проводило правительство Демократической республики Грузии. Ссылались также на желание абхазов «связать свою судьбу непосредственно с Советской Россией». Кроме того, объявление самостоятельности Абхазии, по мнению членов Ревкома Абхазии, должно было «закрепить освободительный характер борьбы Красной Армии, как в сознании трудовых масс Абхазии, так и в общественном мнении за границей» (*10).

Абхазский историк, профессор Б. Е. Сагария указывает, что решение о провозглашении Абхазии советской социалистической республикой было одобрено секретарем Кавбюро ЦК РКП (б) Г. К. Орджоникидзе, который, однако, посоветовал Ревкому Абхазии временно, до выяснения вопроса в центре, воздержаться от декларирования пункта о непосредственном вхождении Абхазии в общероссийскую федерацию. Для предварительного обсуждения вопроса было решено ответственным работникам в ближайшее время встретиться в Батуми (*11).
Эти вопросы обсуждались при разговоре по прямому проводу между Орджоникидзе и Эшбой 27 марта 1921 года, спустя 3 недели с момента установления Советской власти в Абхазии. По словам Орджоникидзе к тому времени позиция «Москвы и грузинских товарищей» по вопросу о политическом статусе Абхазии сводилась к следующему: автономия в составе Грузии. Возражая против предложения Эшбы о вхождении Абхазии в РСФСР, Орджоникидзе заявил, что это «могут расценить как аннексию со стороны РСФСР».

Отклонив предложение Эшбы: Абхазию немедленно декларировать самостоятельной, независимой советской социалистической республикой или автономной республикой, входящей в РСФСР, Орджоникидзе, в частности, сказал: вопрос старится в такой плоскости впервые, поэтому необходимо передать в ЦК РКП. А от своего имени Орджоникидзе посоветовал Ревкому Абхазии при декларировании независимости Абхазии обойти вопрос о ее «включении в ту или иную федерацию». совет был принят: согласен при объявлении Абхазии самостоятельной советской социалистической республикой, – заявил Эшба (*12).

По разговору между секретарем Кавбюро ПК РКП (б) С. Орджоникидзе и руководителем абхазских коммунистов Е. Эшба, – отмечает А. Ментешашвили, – наглядно видно как «просто и мимоходом» решались такие важнейшие государственные вопросы, как суверенитет и территориальная целостность республики. А ведь по договору, заключенному между РСФСР и Грузией 7 мая 1920 года, Советская Россия признала «безусловно входящим в состав Грузинского государства Сухумский округ», т. е. Абхазию. Надо учесть и то, что еще в мае 1918 года Германия, заключив договор с Грузинской демократической республикой, признала Сухумский округ в составе Грузии. В 1920-1921 гг. страны Антанты и Турция также признав «де-факто» и «де-юре» Грузию, тем самым признали и Абхазию, как ее составную часть.

Таким образом, вхождение Абхазии в состав Грузии имело международно-правовую основу и представитель РСФСР С. Орджоникидзе был неправомочен решать этот жизненно важный для грузинского и абхазского народов вопрос столь поспешно (*13).
Тем не менее Абхазия была декларирована советской социалистической республикой и обсуждался вопрос об ее федерации с РСФСР или с Грузией. Сама постановка вопроса в такой плоскости противоречила многовековой исторической традиции, сложившейся в грузино-абхазских отношениях. Абхазия – это Грузия и в условиях нормального, объективного обсуждения вопроса здесь другой альтернативы не могло быть. Что же касается постановки вопроса о вхождении Абхазии в РСФСР, то это можно расценить как логический результат подстрекательской политики, проводимой определенными политическими, клерикальными и другими силами сперва царской, затем Советской России по отчуждению Абхазии от Грузии, вытеснению из Абхазии грузинского языка, грузинской культуры и внедрению русского языка и русской культуры среди абхазов (что и было достигнуто). Следует также отметить отдельные просчеты, допущенные политическими кругами, правительством Грузии в борьбе за достижение и укрепление взаимного доверия между абхазами и грузинами. В общей сложности это и привело к тому, что определенные круги абхазов придерживались прорусской ориентации.

Нам не известны документы, содержащие ответы В. И. Ленина и И. В. Сталина на выше цитированные вопросы членов Ревкома Абхазии, однако, в них нет острой необходимости, так как постановления принятые в дальнейшем по государственному устройству Абхазии, могут быть расценены не иначе, как их «ответы».
Во всяком случае кажется естественным, что абхазский вопрос не мог решиться без участия И. В. Сталина. А какую позицию мог занять И. В. Сталин в абхазском вопросе, об этом можно судить по высказываниям, содержащимся в его ранних работах. Так, 23 мая 1918 года в газете «Правда» была опубликована статья И. В. Сталина, в которой в защиту абхазских сепаратистов говорилось: «Мы уже не говорим о героической Абхазии на побережье Черного моря, единодушно восставшей против черных банд тифлисского «правительства» и с оружием в руках отстаивающей против них Сухуми» (*14).

В другой статье, появившейся также в «Правде» 10 февраля 1921 года, И. В. Сталин отмечает, что Грузия угнетает абхазов, осетин, армян и расширяет свою территорию за счет соседей, в частности, Армении и Турции (*15). Так безбожно клевещет И. В. Сталин на Грузию, фальсифицирует ее историю. Здесь все поставлено с ног на голову. И человек, так враждебно относящийся к независимой Грузии, надо полагать, не мог не поддержать требования абхазских сепаратистов, тем более если эти требования лили воду на мельницу Советской России.

Но руководящие круги Советской России прекрасно понимали, что отсечение Абхазии от только что советизированной Грузии и присоединение ее к России могли вызвать определенные осложнения на международной арене, чего, исходя из интересов самой же России, должен был опасаться сам И. В. Сталин, тем более, что Грузия включая Абхазию уже была советизирована.
Таким образом, логичнее всего допустить, что вопрос об образовании Абхазской самостоятельной советской социалистической республики не мог решиться без согласия В. И. Ленина и И. В. Сталина. Так что объявление Абхазии советской социалистической республикой было связано не только с именем В. И. Ленина, как об этом писали некоторые абхазские историки и политические деятели Естественно, к этому приложил свою руку и И. В. Сталин. Хотя оба они прекрасно понимали временный и формальный характер этой «независимости».
Еще один момент. Определенные политические круги Абхазии, выполнявшие поручения Советской России, направленные на уничтожении независимости Грузии, после ее насильственной советизации, в вознаграждение за услуги, потребовали от большевиков более высокого государственного статуса для Абхазии, чем она имела при меньшевиках. Их требования были удовлетворены. Состоявшееся 28-29 марта 1921 года в г. Батуми совещание представителей Кавбюро ЦК РКП (б), ЦК КП (б) Грузии и Ревкома Абхазии, обсудившее вопрос «О структуре Советской власти и Компартии в Абхазии» решило объявить Абхазию социалистической советской республикой. Совещанием руководил Г. К. Орджоникидзе. В нем приняли участие Ш. З. Элиава, С. И. Кавтарадзе, М. Г. Торошелидзе, Е. А. Эшба, Н. А. Лакоба. Совещание, в частности, постановило: «До съезда Советов Абхазии вопрос о федерации советской Абхазии с РСФСР или ССРГ остается открытым и Абхазия объявляется социалистической советской республикой. Партийная организация до конференции носит название Оргбюро РКП (б) в Абхазии и работает по директивам Кавбюро ЦК РКП (б). Декреты Ревкома Грузии должны служить для Ревкома материалом, чтобы не было противоречий в действиях обоих ревкомов» (*16).
На основе этого постановления Ревком Абхазии декларировал создание Абхазской ССР. В связи с этим члены Ревкома Абхазии Эшба, Лакоба и Акиртава 31 марта 1921 года послали радиограмму Ленину, Сталину, Чичерину, председателям Ревкомов Азербайджана, Грузии, Дагестана, Горской республики, Армении (соответственно) Нариманову, Махарадзе, Коркмасову, Кирову, Бегзадяну, всем советским республикам. В радиограмме подчеркивалась роль Красной Армии в создании Абхазской ССР. В ней, в частности, говорилось: «Волею трудящихся родилась новая социалистическая Советская республика – Абхазия… Советская республика маленького народа служит наглядным примером великой освободительной роли Красной Армии…» (*17).

Роль Красной Армии в установлении Советской власти в Абхазии, со всеми вытекающими отсюда последствиями подчеркивалась и восхвалялась во многих документах, принятых в Абхазии в марте 1921 года (*18).
Постановление Батумского совещания и декларация Ревкома Абхазии о независимости Абхазии были одобрены ЦК РКП (б) (*19). ЦК КП (б) Грузии в принятом 14 мая 1921 года специальном постановлении о независимости Абхазии, отметил: «Подтвердить решение совещания представителей Грузии и Абхазии в Батуми о том, что Абхазия остается самостоятельной впредь до съезда Советов Абхазии, на котором окончательно должен вырешиться вопрос о политическом положении Абхазии» (*20).

Характерно, что в первые дни после советизации Абхазии (до конца марта 1921 года) в абхазских официальных документах приветствовалось лишь установление советской власти. О независимости Абхазии в них не говорилось, не конкретизировались и формы взаимоотношений между Абхазией и Грузией. Решение этого вопроса откладывалось до ближайшего будущего (до съезда Советов). Довольствовались общими лозунговыми заявлениями, такими как «Да здравствует братский союз трудящихся Грузии и Абхазии!», «Да Здравствует Социалистическая республика Грузии!», «Да здравствуют новые Советские социалистические республики – Грузии и Абхазии!» (*21) и т. д.
После некоторого колебания независимость Абхазской ССР признал и приветствовал Ревком Грузии. В декларации Ревкома Грузии от 21 мая о независимости Абхазской ССР говорилось, что вопрос о взаимоотношениях Грузии и Абхазии окончательно будет решен на первом съезде Советов как Абхазии, так и Грузии (*22).

Декларация Ревкома Грузии о независимости Абхазии была оглашена С. И. Кавтарадзе на первом съезде трудящихся Абхазии (28-29 мая 1921 года), имевшем суждение о грузино-абхазских отношениях в новой ситуации. Выступивший на этом съезде председатель Ревкома Абхазии Е. Эшба подчеркнул, что после прихода большевиков «маленькая Абхазия имеет неприкрашенную, фактическую независимость». В резолюции съезда по докладу Е. Эшба о советском строительстве говорится: «Для изжития национальной розни и для закрепления братского союза Грузии и Абхазии – объявление самостоятельности Советской Абхазии признать правильным. Съезд выражает уверенность, что первый съезд полномочных представителей красноармейских и рабочих депутатов Грузии и Абхазии сам определит окончательные формы братского сотрудничества Абхазии и Грузии, как правильно указано в декларации Ревкома Грузии от 21 мая» (*23).

Следует особо выделить резолюцию, принятую съездом по докладу заместителя председателя Ревкома Абхазии Н. Лакоба по национальному вопросу. «…Съезд трудящихся Абхазии, – говорится в ней, – выражает твердую волю к самому тесному союзу и братству трудящихся всех советских республик и в первую голову с наиболее близкими по культуре, по экономическому и географическому положению и быту с рабочими и крестьянами Советской Грузии» (*24).

Вопрос об оформлении грузино-абхазских отношений неоднократно обсуждался на партийных и советских форумах края. Состоявшийся 5 июля 1921 года пленум Кавбюро ЦК РКП (б), в работе которого приняли участие И. Сталин, С. Орджоникидзе, Ф. Махарадзе, С. Киров, А. Назаретян, М. Орахелашвили, Ю. Фигатнер, Н. Нариманов и А. Мясникян, обсудил вопросы государственного устройства Закавказья. Были приняты постановления по Карабаху (*25), Аджарии (*с) и Абхазии. Заслушав доклад Е. Эшба о положении в Абхазии, пленум Кавбюро ЦК РКП (б) от 5 июля 1921 года постановил:
« а) Доклад Е. Эшба принять к сведению;
б) План реорганизации наркоматов одобрить; в) предложить парткому ускорить созыв съезда Советов Абхазии;
г) Партработу вести в направлении объединения Абхазии и Грузии в форме автономной республики, входящей в состав ССР Грузии »
(*26) (Подчеркнуто нами. – Л. Т.).

 
Таким образом, еще в начале июля 1921 года, приблизительно через 3 месяца после декларирования независимости Абхазии, Кавбюро ЦК РКП (б) представляет Абхазию, как автономную единицу Грузии.
Состоявшееся во второй половине июля 1921 года совещание ответственных партийных работников Абхазии одобрило разработанный Оргбюро РКП (б) и Ревкомом Абхазии проект резолюции «О взаимоотношениях ССР Абхазии с ССР Грузией». В нем подчеркивалось, что Ревком Грузии своей декларацией от 21 мая 1921 года о независимости Абхазии способствует изжитию недоверия между грузинами и абхазами и что отныне между трудящимися Грузии и Абхазии устанавливается «еще большая братская связь. . Совещание отныне считает Декларацию Ревкома Грузии вполне гарантирующей максимум автономных прав за абхазским народом, экономические судьбы которого органически связаны с таковыми Грузии». Совещание отметило также, что «полная независимость абхазского народа, провозглашенная Грузревкомом, практически неосуществима, так как ни одна маленькая советская республика существовать не может независимо». Совещание ответственных партийных работников выразило уверенность в том, что съезд Советов Абхазии «закрепит свою солидарность с принципом этой декларации на основе федерации, экономического единства с Советской Грузией». Совещание решило впредь до выработки положения об автономии Абхазии «всем органам власти руководствоваться декретами, издаваемыми Абхазским Ревкомом, в основе коих кладется советское законодательство Грузревкома» (*27).

Значение этого совещания заключалось в том, как справедливо пишет абхазский ученый, профессор Б. Сагария, что был сделан шаг в сторону сближения и установления контакта между высшими органами власти Грузии и Абхазии (*28).
В этом отношении заслуживают внимания и решения Пленума Оргбюро РКП (б) Абхазии, состоявшегося 15 октября 1921 года. Одобрив постановление Батумского совещания от 28-29 марта 1921 года и Декларацию Ревкома Грузин от 21 мая того же года о независимости Абхазии, пленум отметил, что общность исторических и экономических интересов требуют установления тесной связи между Грузией и Абхазией. «Считать необходимым, – говорится в постановлении пленума, – теперь же оформить указанную связь Грузии и Абхазии путем официального договора двух союзных равноправных республик» (*29).

21 октября 1921 года Е. Эшба входит в Кавбюро ЦК РКП (б) с письменным предложением ускорить решение вопроса о взаимоотношениях между Грузией и Абхазией. Для окончательного урегулирования вопроса о статусе Абхазии Кавбюро ЦК РКП (б) понадобились дополнительные материалы. С этой целью оно 29 октября 1921 года направило Оргбюро РКП (б) в Абхазии письмо с просьбой предоставить статистические сведения о национальном составе населения Абхазии. Согласно полученным данным, отображающим состояние на 1914 год, все население Абхазии составляло 181.382 человека, из них:
грузины (грузинские племена) – 70114 (38, 5%);
горцы и абхазы45705 (25%);
разные азиатские народы20196 (11, 1%);
русские – 18097 (9, 9%);
другие европейские народы – 13784 (7, 6%);
армяне – 13038 (7.5%),
евреи – 448 (0, 3%) (*30).
1 ноября 1921 года грузино-абхазские взаимоотношения были обсуждены на заседании Президиума Кавбюро ЦК РКП (б), в котором участвовали Орджоникидзе, Киров, Мясников, Назаретян, Фигатнер, Маврин, Мравян и Эшба. Принятое постановление гласило:
«1. Считать необходимым приступить к выработке проекта договора о взаимоотношениях между Грузией и Абхазией.
2. Для разработки проекта договора выбрать комиссию в составе т. т. Эшба, Элиава, Леграна под председательством тов. Леграна.
3. Разработанный проект договора представить на утверждение Президиума Кавбюро ЦК РКП (б). 4. Работа комиссии должна быть закончена к 10 ноября»
(*31).

Заключению союзного договора между Грузией и Абхазией противостояли определенные круги в Абхазии. Часть руководящих работников ставила вопрос о непосредственном (минуя Грузию) вхождении Абхазии в Закавказскую федерацию. Об этом прямо говорилось в письме Е. Эшба в Кавбюро. датированном 14 ноября 1921 года (*32). Вопрос был окончательно решен Президиумом Кавбюро ЦК РКП (б), имевшим суждение 16 ноября 1921 года «о взаимоотношениях между Абхазией и Грузией». Президиум Кавбюро с участием Орджоникидзе, Фигатнера, Назаретяна, Элиава, Мдивани, Маркова, Миронова, Егорова, Адно, Эшбы и Гогоберидзе принял решение:
«1. Считать экономически и политически нецелесообразным существование независимой Абхазии;
2. Предложить тов. Эшба представить свое окончательное заключение о вхождении Абхазии в состав федерации Грузии на договорных началах или на началах автономной области в РСФСР»
(*33).

Как видим, существовал и другой, совершенно неприемлемый для грузинского народа вариант решения абхазской проблемы – включения Абхазии в РСФСР «на началах автономной области». У грузинского народа и на этот раз ничего не спрашивали. Что же касается оставления Абхазии в «федерации» Грузии, это, надо полагать, было обусловлено тем, что в случае вхождения Абхазии в РСФСР, она получала статус лишь автономной области. А это было на две ступени ниже, чем предлагали Абхазии в «федерации Грузии». Собственно говоря, не совсем понятно по какому принципу давался Абхазии в одной федерации (РСФСР) статус лишь автономной области, а в другой (ССР Грузии) – статус советской социалистической республики или же договорной советской социалистической республики. Анализируя вышецитированное постановление Кавбюро ЦК РКП (б), нельзя не заметить, что имеется налицо своеобразная дискриминация Грузии.

Кавбюро определило и взаимоотношения Оргбюро РКП (б) в Абхазии с Центральным Комитетом Компартии
Грузии. В постановлении Президиума Кавбюро ЦК РКП (б) от 24 ноября 1921 года сказано: «Оргбюро Абхазии организационно связывается с ЦК КПГ, сохраняя название РКП» (*34).
Добившись декларирования независимой Абхазии, сепаратисты и их подстрекатели не унимались – стремились вообще отсечь Абхазию от Грузии и присоединить ее к России. Беспределен, царивший тогда в национально-государственном строительстве, не исключал и такую возможность. Об этом свидетельствует и решение Кавбюро ЦК РКП (б) от 16 ноября 1921 года, о чем было сказано выше.

Таким образом, территориальная целостность Грузия ставилась перед большой опасностью. Естественно, ее чувствовали и грузинские большевики, которые во избежание ответственности перед грузинским народом, должны были принять все меры, чтобы любым способом, в любой форме сохранить Абхазию в составе Грузии. Перед Коммунистической партией, представлявшей правящую партию Грузии, остро стал вопрос – как быть? Следовало учесть и то, что время работало на абхазских сепаратистов. Были разные варианты объединения: федерация, конфедерация, автономная единица в составе Грузии. Абхазия уже была объявлена самостоятельной советской республикой и вряд ли в тот момент кто-нибудь из грузинских лидеров осмелился бы предложить ей официальный статус автономной республики. В конечном итоге остановились на договорной республике.
На основе постановления Кавбюро ЦК РКП (б) от 16 ноября 1921 года между Грузией и Абхазией 16 декабря 1921 года был заключен союзный договор, который от имени правительства Грузинской ССР подписал С. И. Кавтарадзе, а от имени Абхазской ССР – Н. А. Акиртава и С. А. Картозия.

«Исходя из глубокой общности национальных уз, связывающих трудящиеся массы Грузии и Абхазии, – говорится в договоре, – и принимая во внимание, что только полное объединение всех сил обеих братских республик может обеспечить как интересы их, так и Великой пролетарской революции… Советская Социалистическая республика Грузии и Социалистическая Советская республика Абхазии вступают между собой в военный, политический и финансово-эконемический союз… Оба правительства объявляют объединенными следующие комиссариаты:
а) военный,
б) финансовый, в) народного хозяйства,
г) почт и телеграфов,
д) Чрезвычайную комиссию,
е) рабоче-крестьянскую инспекцию,
ж) Народный комиссариат юстиции и з) морского транспорта… иностранные дела остаются целиком в ведении социалистической Советской республики Грузии… Во все краевые объединения, в частности, Федерацию Закавказских республик, Абхазия входит через Грузию…»
(*35).

После этого Абхазия целых 10 лет именовалась договорной республикой в составе Грузии. Это зафиксировано в решениях съездов Советов обеих республик. То же самое сказано в первой советской Конституции Грузии (март 1922 года) (*36).

Газета «Голос трудовой Абхазии» в это время писала: «Если существование отдельной самостоятельной и независимой советской республики было необходимо в первый период установления Советской власти в Закавказье, то в дальнейшем такая самостоятельность только вредит интересам трудящихся» (*37).
Следует отметить, что объявление Абхазии советской социалистической республикой с самого начала воспринималось республиканскими, всесоюзными органами и даже абхазскими деятелями как временный акт. Договорная республика Абхазии фактически рассматривалась, как автономная республика в составе Грузии. На первой областной партконференции в январе 1922 года один из лидеров советской Абхазии Н. А. Лакоба говорил: «Когда мы, ответственные работники Абхазии, сказали нашим старшим товарищам по партии, что для того чтобы среди мелких народностей, как например абхазской, сохранить идею Советской власти (а это очень важно), нужно на одну минуту (подчеркнуто мною. – Л. Т.) объявить Абхазию независимой республикой, нам ответили: «объявляйте себя независимой республикой, лишь бы это помогло сохранению советской идеи, укреплению советского строя в этой крошечной Абхазии. А советская Абхазия, просуществовав, как независимая республика, говорит: «исторические и экономические условия требуют того, чтобы Абхазия и Грузия составляли одно целое» (*38).

В мае 1922 года на II областной партконференции тот же Н. А. Лакоба сказал: «Мы суверенное государство, правда, советское государство, но независимое. В этом отношении нам надо было не забываться, мы должны были сказать, что эти политические формы, объявления независимости и т.д. – чепуха, этим соблазняться не надо было. Нам нужна было вывеска, мы ее вывесили, но преклониться перед этой вывеской (подчеркнуто мною. – Л. Т.) не надо было» (*39).
10 сентября 1921 года секретарь Оргбюро РКП (б) в Абхазии Н. Сванидзе в письме в Кавбюро ЦК РКП (б) отмечал: «Советская Абхазия по своему территориальному размеру равна российскому уезду.. Между тем по формальным соображениям Абхазия является самостоятельной республикой (подчеркнуто мною – Л. Т.)» (*40).

О временном характере независимости Абхазии говорил и другой лидер абхазских коммунистов Е. А. Эшба: «После того, как советские войска вошли в Сухуми, на заседании ответственных работников как местных, так и российских, и работников Грузии мы единодушно остановились на том, что для изживания национальной розни необходимо хотя бы временно, до съезда Советов (подчеркнуто мною – Л. Т.) объявить независимость Абхазии. Против этого не протестовал никто, хотя это было и несколько неожиданным. Даже мы, которые двигались оттуда, с севера, думали, что Абхазия будет существовать как составная часть Советской Грузии, но когда мы сюда приехали и разобрались, в какую атмосферу мы попали, мы вынуждены были такую форму независимости Абхазии принять. Против этого не протестовал никто, не протестовали и наши высшие партийные органы, как Грузии, так и России» (*41).

Относительно временного и формального характера независимости Абхазии имелись суждения и на III съезде КП Грузии, на котором 8 мая 1924 года Нестор Лакоба еще раз подчеркнул: «Нужно было сделать абхазца зрячим, нужно было ему сказать, что если ему уж так хочется поиграть с огнем, то пусть поиграет, пока не обжжется. И когда мы Серго (подразумевается Серго Орджоникидзе – Л. Т.), говорили, что мы хотим независимую республику, он сказал: пусть так будет. Через несколько времени мы пришли и заявляем, что теперь мы тяготеем к Грузии. «Валяйте», сказал он’ «Это дело доброе». Теперь мне Ломинадзе (подразумевается секретарь ЦК КП Грузии Виссарион (Бесо) Ломинадзе – Л. Т.) заявляет, что через год мы вычеркнем слово «договорная республика»… Мы просто говорим, что являемся договорной республикой, и я имею смелость заявить, что через два года даже и эти слова крестьяне Абхазии вычеркнут».

В Своем выступлении Н. А. Лакоба фактически возражал против объявления абхазов «особой национальностью». Констатируя, что царское правительство «противопоставляло культурной грузинской национальности абхазскую народность», Н. А. Лакоба сказал: «Если с исторической точки зрения подойти к абхазцам, конечно, никакой роли в истории человечества Абхазия сыграть не могла, хотя бы потому, что этот народ… не имеет ни своей истории (?! – Л. Т.). ни своей письменности, ни своей литературы». И далее: «И мне думается, что, исходя из нашей конкретной действительности, мы солидарны с Грузией. Абхазия тяготеет к трудящимся массам Грузии, и оформления мы добьемся тем путем, который называется тяготением Абхазии к Грузии и желанием абхазцев приобщить себя к культуре трудящихся масс Грузии» (Архив политических партий (г. Тбилиси), ф. 14, оп. 5, д. 1. лл. 230-235).

Таким образом, по мнению руководителей Абхазии независимость Абхазии была «временной», «на одну минуту», «вывеской», «чепухой». «формальностью» и т. д. В действительности Абхазия даже на одну минуту не была независимой. Политически и экономически она полностью зависела от Грузинской ССР. Кавбюро ПК РКП (б) тоже не считало Абхазию независимой республикой. В июле 1921 года пленум Кавбюро постановил: «1. Признать необходимым проведение в жизнь независимости кавказских республик (грузии, Азербайджана, Армении)» (*42). Как видим Кавбюро не упоминает Абхазию среди независимых республик Кавказа (имеется в виду независимость в советском понимании).

Резюмируя вышесказанное можно заключить, что Абхазия в марте 1921 года была объявлена самостоятельной советской социалистической республикой временно и формально, фактически Абхазия на протяжении 10 лет (1921-1931 гг.) пользовалась статусом автономной республики. Во все региональные и всесоюзные государственно-политические и экономические объединения (Закавказская федерация, ССР и т.д.) Абхазия входила лишь через Грузинскую ССР. Бюджет Абхазии составлял часть бюджета грузии. Правительство партийные органы Абхазии были подотчетны законодательным и исполнительным органам грузии, ЦК КП Грузии. Партийные, законодательные и исполнительные органы России и СССР рассматривали Абхазию как автономную республику, входящую в состав ССР Грузии. Даже в конституции СССР 1924 года Абхазия фигурирует как автономная республика. «Автономные республики Аджарии и Абхазии, – отмечено в Конституции СССР, -Юго-Осетинская, Нагорно-Карабахская и Нахичеванская автономные области посылают в Совет Национальностей по одному представителю» (*43). Абхазия упоминается как автономная республика и в некоторых тогдашних партийных документах. 27 февраля 1922 года Президиум ЦК Компартии Грузии, рассмотрев вопрос «О числе мест в ЦИК, предоставляемом Центру, автономным республикам, Армии…», постановил: «Предоставить: Центру 35, автономным республикам Абхазии, Аджарии… по 3 места» (*44).

В августе 1921 года по инициативе Кавбюро ЦК РКП (б) было создано «Экономическое бюро Закавказья», в состав которого входили представители Азербайджана, Армении и Грузии. Представителя Абхазии, как отдельной единицы, в составе «Экономбюро» не было.
Советская Россия имела своих представителей во всех республиках Закавказья – в Грузии, Армении и Азербайджане. Эти же республики имели своих представителей в России. Обмен представителями между Россией и Абхазией не практиковался. Не был оформлен и договор между Россией и Абхазией. Россия признала суверенитет Азербайджана, Армении и Грузии.
Абхазия, как самостоятельная республика, в отличие от Грузии, Армении и Азербайджана, никогда не была субъектом международного права. И это потому, что Абхазия не представляла реально существующую самостоятельную {даже в советском понимании) республику.

Несколько слов об отношении В. И. Ленина к независимости Абхазии (в последнее время и этот вопрос стал предметом дискуссии). Безусловно, В. И. Ленин, как было сказано, знал, что в марте 1921 года Абхазия была объявлена, Советской Социалистической Республикой, что Абхазия на основе союзного договора, входила в состав Грузии. Он, конечно, не мог не знать, что Советская Россия по договору, заключенному с Демократической республикой Грузии 7 мая 1920 года, признала Абхазию неотделимой частью Грузии. В. И. Ленин ни разу не упомянул Абхазию,. как республику, находящуюся вне пределов грузии. 14 апреля 1921 года В. И. Ленин обратился со специальным письмом коммунистам Кавказа, в частности, коммунистам Азербайджана, грузии, армении, Дагестана и Горской республики. В этом документе Абхазия не упоминается (*45). Как самостоятельная республика, она не названа и в другом документе, написанном В. И. Лениным 28 ноября 1921 года (*46). Это проект о создании федерации Закавказских республик – Азербайджана, Грузии и Армении, то есть реально существующих советских социалистических республик (*47).
1 апреля 1925 года III съезд Советов Абхазии утвердил (*d) Конституцию Абхазской ССР, которая не была обнародована, ввиду чего законной силы не приобрела и в действие не вступала. Тем не менее следует на ней коротко остановиться. В четвертой статье этой Конституции сказано: «ССР Абхазия, объединившись на основе особого союзного договора с ССР Грузией, через нее входит в Закавказскую социалистическую Федеративную Советскую республику и в составе последней – в Союз Советских Социалистических республик (*48).

Следующая (пятая) статья этой же Конституции гласила: «ССР Абхазия есть суверенное государство, осуществляющее государственную власть на своей территории самостоятельно и независимо от другой какой-либо власти. Суверенитет ССР Абхазии, ввиду добровольного ее вхождения в ЗСФСР и Союз ССР, – ограничен лишь в пределах и по предметам, указанным в Конституциях этих Союзов… ССР Абхазии сохраняет за собою право свободного выхода как из состава ЗСФСР, так и из Союза ССР» (*49).
Эта статья была ошибочной, так как Абхазия не являлась ни суверенным государством, ни субъектом ЗСФСР и СССР.
Вызывало недоумение и то, что по этой Конституции языком государственных учреждений в Абхазии был признан лишь русский язык.

Выступая на IV съезде Компартии Грузии 2 декабря 1925 года Н. А. Лакоба по поводу этой Конституции сказал: «Вместо того, чтобы на 5-м году существования Советской власти в Абхазии снять с повестки дня вопрос о так называемых взаимоотношениях Абхазии с Грузией, мы наоборот, размахнулись конституционной глупостью: Конституцию свою мы написали таким образом, что Грузия для Абхазии является как бы проходным коридором для вхождения последней в Закавказскую Федерацию… Вторая наша ошибка это в вопросе о языке…

 
Численное, культурное и экономическое соотношение сил народностей, населяющих Абхазию, не позволяет довольствоваться одним русским языком… Нам эту ошибку нужно было исправить… Третья ошибка сводилась к тому, что руководящий состав работников по национальному признаку выглядел тоже не совсем благополучно. Мингрельцы, армяне, греки за последнее время стали поговаривать о том, что с Лакобой, с другим, с третьим они могут примириться, но не согласны с тем, чтобы все управление в Абхазии находилось исключительно в руках абхазцев»
(*50).

Касаясь вопроса о непосредственном вхождении Абхазии в Закавказскую федерацию, Н. А. Лакоба на этом съезде говорил: «Такая мысль бродила и, у меня, и у многих других ответственных товарищей… От этой мысли мы отказались раз навсегда… В абхазии постановка вопроса о том, что она действительно независима и куда-то хочет уйти от грузии, приведет к тому, что Абхазия, как карточный домик. построенный шаловливой .рукой мальчика, распадается. Это действительное положение вещей. Об этом говорит действительность, если ее брать так, как она есть» (*51).

А 13 июня 1926 года на III сессии Всегрузинского ЦИК в г. Сухуми Н. А. Лакоба отметил: «Мы являемся Абхазской республикой. Абхазскую республику кое-кто понимает так: если Абхазская республика, значит республика для абхазцев… тут нужно проводить такую политику, чтобы грузины, а наравне с ними и армяне, и греки не чувствовали себя на положении незванных или званных гостей. Нужно, чтобы они чувствовали себя в Абхазии на положении равных с равными, на положении равноправия с абхазцами и грузинами (*52).

Н. А. Лакоба также говорил: «Мы в ошибках своих добросовестно сознались и взялись за их, исправление» (*53). И правда ошибки были исправлены. Это не требовало больших усилий, так как необходимость исправления «конституционной глупости» признавалась всеми, в первую очередь абхазскими лидерами. Так, 6 сентября 1925 года Закрайком РКП (б), заслушав и утвердив предложения Комиссии ЗакЦИКа, постановил:
«1. Признать необходимым оформить в конституционном порядке взаимоотношения между ССР Абхазией и ССР Грузией и пересмотреть Конституцию ССР Абхазии, принятую на III съезде Советов Абхазии.
2. Предложить обкому партии и Совнаркому Абхазии, в целях урегулирования национального вопроса, разработать на основе существующих декретов ЗакЦИКа и ГрузЦИКа проект о применении языков и представить в ЦК КП Грузии.
3. При выборах советских и профессиональных органов принимать во внимание национальный состав данного района и уезда»
(*54).

Предложения Заккрайкома РКП (б) были рассмотрены Президиумом Абхазского обкома КП (б) Грузии 11 сентября 1925 года. Обком партии предложил ЦИК и СНК Абхазии пересмотреть Конституцию Абхазии по вопросу о взаимоотношениях Грузии с Абхазией и представить новый проект Конституции на утверждение обкома КП (б) Грузии. Была создана конституционная комиссия во главе с Н. А. Лакобой. Комиссия подготовила проект изменений Конституции Абхазии, который был утвержден секретариатом ЦК КП (б) Грузии 27 октября 1925 года. Секретариат поручил ЦИКу Абхазии проект «Провести в советском порядке» (*55).

Одобренный Центральным Комитетом Компартии Грузии проект изменений Конституции Абхазии был представлен за подписью Н. А. Лакоба. В проекте было записано: «Ст. 4. ССР Абхазия на основе особого союзного договора объединяется с ССР Грузией и в составе ее входит в ЗСФСР… Ст. 5. ССР Абхазия осуществляет государственную власть на своей территории самостоятельно и независимо, поскольку власть эта неограничена договорными отношениями с ССР Грузии и Конституциями ЗСФСР и Союза ССР… Ст. 8. Языком государственных учреждений ССР Абхазии являются три языка: абхазский, грузинский и русский…» (*56).

В дальнейшем эти предложения были целиком учтены соответствующими органами Абхазии (обком партии, ЦИК, СНК).
В это же время шла усиленная работа по пересмотру Конституции ССР Грузии. Состоявшаяся в июне 1926 года в г. Сухуми третья сессия ЦИК Грузии, заслушав доклад о проекте Конституции ССР Грузии, уделила большое внимание вопросам оформления договорных взаимоотношений между Грузией и Абхазией. Сессия утвердила и ввела в действие Конституцию Грузинской ССР. Окончательно она была утверждена IV съездом Советов Грузии.

В Конституции Грузии было зафиксировано, что Абхазия входит в состав Грузии и через нее – в ЗСФСР.
III сессия ЦИКа Грузии предложила ЦИКу Абхазии переработать Конституцию ССР Абхазии и привести ее в соответствии с Конституцией Грузинской ССР.
27 октября 1926 года Третья сессия ЦИКа Абхазии одобрила переработанный текст Конституции ССР Абхазии. Текст этой Конституции был опубликован и введен в деиствие в 1926 году. Окончательное ее утверждение произошло на IV съезде Советов Абхазии (март 1927 года).

В новой редакции Конституции говорилось, что Абхазия является социалистическим государством (вместо «суверенного государства» старой редакции). Принципиальное значение имела статья четвертая Конституции, которая после переработки гласила: «Социалистическая Советская республика Абхазия осуществляет государственную власть на своей территории самостоятельно и независимо, поскольку власть эта не ограничена договорными отношениями с Социалистической Советской республикой Грузией и Конституциями Закавказской Социалистической Федеративной Советской республикой и Союза Советских социалистических республик» (*57). Было внесено изменение и в статью, касающуюся языка государственных учреждений. Новая Конституция признавала государственными языками абхазский, грузинский и русский (*58).
Таким образом, в новой редакции Конституции ССР Абхазии были исправлены отдельные недостатки и ошибки, имевшиеся в первой Конституции.

На VI съезде Компартии Грузии 4 июля 1929 года Н. А. Лакоба говорил: «…Я хочу со всей определенностью заявить, что вопрос о взаимоотношениях Абхазии с Грузией решен давным давно. Конституционные взаимоотношения Абхазии и Грузии сформированы таким образом, что Абхазии самой кое-что придется исправлять в своей Конституции; разговор же о том, что Абхазия недовольна Грузией, является сплошным вздором. Политическое равенство трудящихся масс Абхазии с рабочими и крестьянами Грузии давно уже осуществлено. Что касается наличия культурного и экономического неравенства между Абхазией и Грузией, то для подтягивания Абхазии, как экономически более отсталой по отношению к более сильным уездам Грузии, ЦК делал и делает все возможное. Это культурно-экономическое неравенство между Абхазией и Грузией досталось нам в наследство от прошлого. Это не вина ни Грузии, ни Абхазии… …Экономический и культурный рост Абхазии достигает и будет достигаться при непосредственной, активной материальной и организационной поддержке Грузии. Этого пе может видеть только отъявленный негодяй…»(*59).

Состоявшаяся в апреле 1930 года третья сессия ЦИКа Абхазии рассмотрела вопрос о договорных взаимоотношениях между ССР Грузией и ССР Абхазией. Было отмечено, что изменения, происшедшие за 10 лет в политической, хозяйственной и культурной жизни Грузии и Абхазии, требуют пересмотра договора от 16 декабря 1921 года между ними, т. к. он не отражает действительных взаимоотношений и устарел за исключением пункта, касающегося объединения Абхазии и Грузии. «В связи с тем, что договор 16 декабря 1921 года потерял реальное значение и следовательно его можно рассматривать лишь как соглашение об объединении ССР Абхазии с ССР Грузией, а действительные взаимоотношения этих республик были точно определены в их конституциях – необходимо признать, что наименование договорной ССР Абхазии не имеет реального содержания» – говорится в справке Правительства Абхазии, подготовленной к этому моменту.

Принимая во внимание вышеизложенное III сессия ЦИКа Абхазии постановила «Исключить из Конституции ССР Абхазии название «Договорная республика», заменив его словами «Автономная республика».
VI съезд Советов Абхазии, проходивший в феврале 1931 года, одобрил решение III сессии ЦИКа Абхазии (апрель 1930 года) о преобразовании договорной ССР Абхазии в автономную и решил «ввести Абхазию в состав Советской социалистической республики Грузии на автономных началах».
В связи с этим Н. А. Лакоба на этом съезде говорил: «Вопрос о взаимоотношениях между трудящимися Грузии и Абхазии разрешен полностью…, как особый вопрос, считается совершенно снятым с повестки дня» (*60).

Решения III сессии ЦИКа Абхазии и VI съезда Советов Абхазии о преобразовании договорной республики Абхазии в автономную республику в составе Грузии одобрил VI съезд Советов Грузии (февраль 1931 года).
Были внесены изменения в Конституции Абхазской АССР и Грузинской ССР. Абхазия стала называться Автономной Советской Социалистической республикой, входившей в состав Грузинской ССР. Соответственно договор от 16 декабря 1921 года между Грузией и Абхазией утрачивал свою силу. Отныне их отношения получили новую правовую базу.

Если встать исключительно на формально-правовую точку зрения и закрывать глаза на то, как обстояло дело с реальными полномочиями, которыми действительно пользовались власти Абхазии, то преобразование Советской социалистической республики Абхазии в АССР, несомненно, покажется ограничением ее статуса. Но если исходить из реальных прерогатив властных структур Абхазии, то следует признать, что это преобразование, по существу своему, ничего не меняло в политической и хозяйственно-культурной жизни Абхазии и, собственно говоря, практически не понижало ее реального политического статуса. На деле этот акт только лишь адекватно выразил фактическое положение, сложившееся к тому времени в грузино-абхазских взаимоотношениях, устранил несоответствия между формой и содержанием, положением де-факто и де-юре.

Поэтому нам кажутся несостоятельными и надуманными утверждения некоторых абхазских историков и политических деятелей, будто конституционные изменения 1931 года, кусающиеся преобразования ССР Абхазии (независимость которой в 1921 году была декларирована «временно», «формально», «на одну минуту», «для вывески» и т. д.) в АССР в составе Грузии, были направлены против ленинского решения абхазского вопроса. На деле речь шла о приведении правовых отношений в соответствие с реальностью и проводимой в СССР политикой государственного устройства. Кроме того, шаг этот следует рассматривать и как запоздалое исправление кричащего несоответствия, допущенного в свое время Лениным, Сталиным, другими большевиками-лидерами, в национально-государственном строительстве в Абхазии.

В итоге данное преобразование не только облекло статус Абхазии в форму, адекватную ее реальному положению, но и привело ситуацию в Абхазии в соответствие с унификаторскими требованиями общей для СССР доктрины национально-государственного строительства в целом.


ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Сборникправовых актов Демократической республикиГрузии. 1918-1921. Тб., 1990, с. 4 (на груз. яз.).
2. См.: Сборник правовых актовДемократической республики Грузии. 1918-1921. Тб., 1990,с. 476 (на груз. яз.).
3. См.: А. Ментешашвили. Из историивзаимоотношений грузинского, абхазского иосетинского народов. 1918-1921 гг., Тб.1990, с. 14-16.
4. Центральный государственный архивАбхазии, ф. И-39, д. 3, л. 31.
5. Архив политических партий (г.. Тбилиси),ф. 14, оп. 15. д. 309, л. 1-9. (Документ опубликован в газ.«Свободная Грузия», 9 марта 1994 г. Публикатор: И.Шенгелая).
6. Российский центр хранения и изучениядокументов новейшей истории, ф. 85. оп. 4. д. 115, л. 2.
7. См.: Дж. Гамахария. Из историигрузино-абхазских взаимоотношений. Тб. 1991, с. 113(на груз. яз.).
8. Борьба за Октябрь в Абхазии. Сб. док. имат. (1917-1921 гг.), Сухуми, 1967, с. 175.
9. ЦГИА Грузии ф. 1874, оп. I, д. 4, л. 6-7(Документ был опубликован в газ. «Иверияэкспресс», 18 августа 1993 г. Публикатор- Н. Гелава).
10. Цит.: по книге Б. Э. Сагария«Образование и укрепление советскойнациональной государственности в Абхазии (1921-1938).Сухуми, 1981, с. 41-42.
11. См.: названную книгу Б. Е. Сагария, с. 42.
12. Российский центр хранения и изучениядокументов новейшей истории, ф. 85. оп. 15. д. 310. л. 5-11(приводится по книге А. Ментешашвили«Октябрьская революция инационально-освободителыюе движение в Грузии(1917-1921)», Тб., 1987, с. 189).
13. А. Ментешашвили. Из историивзаимоотношений грузинского, абхазского восетинского народов . (1918-1921 гг.). Тб., 1990. с. 56.
14 Сталин И. В. Соч.. т. 4, С, 96.
15. См.: Сталин И. В. Соч., т. 5, с. 18.
16. Партархив Абхазского обкома. КПГ, ф. 1,оп. 1, д. 4. л. 22.
17. Укрепление советской власти вАбхазии. Сборник документов и материалов (1921-1925гг.). Составитель А. Тулумджян. Сухуми. 1957. с, 25.
18. См.: там же, с. 14-25.
19. См.: Названную книгу Б. В. Сагария. с. 43.
20 Архив политических партий (г. Тбилиси),ф. 14, оп. 1, д. 11, л. 22.
21. См.: Укрепление Советской власти вАбхазии. Сб. док. и мат., стр. 14-15.
22. См.: Борьба за упрочение Советскойвласти в Грузии. Сб. док. и мат. (1921-1925 гг.), Тб., 1959, с.59.
23. Укрепление Советской власти вАбхазии, Сб. док. и мат. с. 45, 43.
24. Там же, с.51.
25. Карабах был передан Азербайджану.
26. Российский центр хранения и изучениядокументов новейшей истории, ф. 64, оп. 2, д. 1, л. 123.
27. Партархив Абхазского обкома КПГрузии, ф. 1, оп. I, д. 1, л. 177-178. (Цит.: по названнойкниге Б. Е. Сагария, с. 48-49).
28. См.: Названную книгу Б. Е. Сагария, с. 49.
29. Цит.: по названной книге Б. Е, Сагария,с. 50.
30. См.: Названную книгу Дж. Гамахария. с.124.
31. Российский центр хранения и изучениядокументов новейшей истории. ф. 64, оп. 1, д. 2, л. 85;Архив политических партий (г. Тбилиси), ф. 8. оп. 3, д.1065, л. 6.
32. См.: Названную книгу Дж. Гамахария,. с.125.
33. Российский центр хранения и изучениядокументов новейшей истории, ф. 64, оп. 1, д. 2. л. 94:Архив политических партий (г. Тбилиси), ф. 8, оп. 3, д.1065. л. 8-9.
34 Российский центр хранения , иизучения, документов новейшей истории, ф. 64, оп. 1,д. 2. л. 105: Архив политических партий (г. Тбилиси), ф,8, оп. 3, д. 1065, л. 11.
35. Борьба за упрочение Советской властив. Грузии (1921-1925 гг.). Сборник документов иматериалов, Тб., 1959, с. 80.
36. Конституция СоциалистическойСоветской республики Грузии, Тб., 1922. с, 3 (на груз.яз.).
37. “Голос трудовой Абхазии”, 21декабря 1921 года.
38. Н. А. Лакоба. Статьи и речи. Сухуми, 1987,с.24.
39. Партархив Абхазского обкома КПГ. ф. 1„оп. 1, д. 56, л.38 (цит.: по названной книге Дж.Гамахария. с. 118).
40. Там же.
41. Цит.: по назв. книге Б. Е. Сагария. с. 44.
42. Архив политических партий (г.Тбилиси), ф. 14, оп. 1, д.37, л. 180.
43. История советской Конституции (1917-1956гг.). Москва 1957. с. 463.
44. Архив политических партий (г.Тбилиси), ф. 14, оп 1, д.192, л. 215.
45. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 198-200.
46. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 255;
47. О временном и формальном характеренезависимости Абхазии в этот период см. также А.М. Ментешашвили. Из историй взаимоотношенийгрузинского, абхазского и осетинского народов.Тб., 1990, с. 60-63.
48. Съезды Советов Союза ССР, союзных иавтономных советских социалистическихреспублик. Сборник документов в семи томах. 1917-1937гг., т. VI, Съезды Советов союзных и автономныхсоветских социалистических республикЗакавказья. Сб. док., 1923-1937, М., 1964, с. 687.
49. Съезды Советов… Сб. док., т. VI, с. 687.
50. Н. А. Лакоба. Статьи и речи. Сухуми, 1987,с. 177-178.
51. Н. А. Лакоба. Статьи и речи. Сухуми, 1987,с. 177.
52. Там же, с. 206-207
53. Там же, с. 178.
54. Архив политических партий (г.Тбилиси), ф. 13, оп. 3, д.31, л. 8-9.
55. Там же, ф. 14, оп. 2, д. 364, л. 62.
56. Там же, ф.14,оп. 2, д. 37, л. 66.
57. Съезды Советов… Сб. док. т. VI, с. 711-712.
58. Подробнее см.: Назв. кн. Б. Е. Сагария, с.208-218.
59. Н. А. Лакоба. Статьи и речи, Сухуми, 1987,с. 277.
60. Цит.: по назв. кн. Б. Е. Сагария, т. 224-226.
(*a) В 1918 году были созданы Донскоесоветское правительство, Кубано-Черноморскаяреспублика и т. д. В Петрограде функционировалСовнарком Северной области. Был образованСовнарком Уральской области. Такие жеискусственные областные «независимые»образования возникали и в других регионах Россиивплоть до конца 1918 года.
(*b) Выступая на заседании Абхазскогонародного совета 18 июля 1918 года член совета Р.Какуба, возражая И. Рамишвили, ставившему вопросо выводе грузинских войск из Абхазии, сказал:«нет никакой необходимости уводить войска изпределов Абхазии и повергнуть ее в пучинуанархии». На этом же заседании другой член СоветаД. Маршания (абхаз) доказывал «неосновательностьтревога И. Рамишвили и считает, что ни в ноемслучае отряд (подразумевается отряд грузинскихвойск – Л. Т.) не нужно выводить из Абхазии»(«Вестник Грузии», 29 марта 1991 г.).
(*с) Постановление об Аджарии впротокольной записи Пленума так сформулирован:«Вопрос об Аджарии и о включении Батуми вАджарскую автономную республику передать нарассмотрение ЦК Грузии».
(*d) Опираясь на материалы архива и прессымногие авторы (Б. Сагария, Дж. Гамахария и др.)подтверждают факт принятия КонституцииАбхазской ССР III съездом Советов Абхазии в апреле1925 гола. Однако, по данным, содержащимся в«Бюллетене III Всеабхазского съезда Советов» (Изд.АбЦИК, 1925. с. 10-11), III съезд Советов Абхазии приобсуждении Конституции Абхазской ССР «решилдоработать представленный съезду проект,согласовав его с Конституциями Грузинской ССР иЗСФСР». (Приводится по: «Съезды Советов союзных иавтономных советских социалистическихреспублик Закавказья», Сборник документов (1923-1937гг.). Т. VI, М „ 1964, с. 673).

Besiki Sisauri

 

კომენტარის დატოვება

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s