Iberiana – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

სოჭი, აფხაზეთი, სამაჩაბლო, დვალეთი, ჰერეთი, მესხეთი, ჯავახეთი, ტაო-კლარჯეთი იყო და მუდამ იქნება საქართველო!!!

• Армяно-Грузинская война 1918 г.-II

Эндрью Андерсен и Георг Эгге

Армяно-Грузинская война 1918 г. и Армяно-Грузинский территориальный вопрос в ХХ в.

Armeno-Georgian War of 1918

 and Armeno-Georgian Territorial Issue in the 20th Century

 

Часть II

 

 Этнический состав населения спорных территорий

 

Армянская сторона в свою очередь считала два спорных уезда частью Армении основываясь на этническом составе их населения. Действительно, к началу XX века значительную часть населения этих двух уездов составляли этнические армяне, а их грузинскоe населениe представляло собой лишь незначительное меньшинство.

 Согласно результатам всероссийской переписи 1897 года население двух спорных уездов имело следующий этнический характер:

 

БОРЧАЛИНСКИЙ уезд

АХАЛКАЛАКСКИЙ уезд

Этническая принадлежность %  ко всему населению Этническая принадлежность %  ко всему населению
Армяне

32.1

Армяне

71.1

Татары [1]

31.3

Татары [1]

10.2

Грузины        

3.6

Грузины        

6.2

Русские

5.6

Русские

9.4

Греки

16.7

Греки

0.1

Немцы

1.4

Немцы

1.1

Прочие

9.3

Прочие

1.9

 

Таблица 1: Распределение населения Борчалинского и Ахалкалакского уезда по этническим групппам (источник: Всеобщая перепись населения Российской Империи по состоянию на 9 февраля 1897г.)

 

Как следует из вышеприведенной таблицы, в Борчалинском уезде армяне составляли несколько менее трети населения, при этом являясь наиболее многочисленной этнической группой. На юге уезда, в Лорийском участке[2] армяне составляли абсолютное большинство населения. Только на западе участка компактно проживали русские сектанты (молокане), а в районе Алаверди – греки. 

Северная же частъ Борчалинского уезда была этнически более пестрой: помимо перечисленных выше этнических групп там проживало много татар, а также значительное число немцев и грузин.

Этнический характер населения Борчалинского уезда по участкам на конец ХIХ в. выглядел следующим образом:

 

Участок

Центр

Всего

Грузин

Армян

Татар

Русских

Греков

Прочих

Борчалинский Шулаверы 19109 8 6724 12377 0 0 0
Екатеринен-фельдский Екатеринен-фельд 13973 560 1436 10028 8 727 1214
Лорийский Джелал-Оглы 32786 27 23339 1657 5315 2368 80
Триалетский Башкичет 35989 3578 6333 8974 701 15891 512
Всего в уезде   101857 4173 37832 33036 6024 18986 1806
 
 
 

Таблица 2: Распределение населения участков Борчалинского уезда по этническим групппам (источник: Посемейные списки населения Тифлисской губернии 1887 г.)

 

Исторически как армяне, так и грузины издавна проживали на территории Борчалинского уезда, о чем свидетельствуют, памятники архитектуры и культуры. В частности, архитектурное наследие южной части уезда – исторического Лоре (Лорийский участок) указывает на следы как грузинского, так и армянского культурного присутствия. Это прежде всего – армянские монастыри в Одзуне, Санаине и Ахпате, а также – грузинские церкви в Ахтале и Акори (все – средневекового периода). В то же время на севере бывшего уезда в характере памятников культуры по сравнению с Лоре намного сильнее выступает грузинский элемент (например, старейшая из сохранившихся грузинских церквей – Болнисский Сион V века с аутентичной эпиграфической надписью).

   
            Грузинская церквь в Ахтале Aрмянский монастырь в Санаине 

  Четыре столетия практически непрерывных войн, предшествовавших поглощению Грузии Российской Империей, привели к изменению этнической картины юго-западного пограничья Картли-Кахетинского королевства, включавшего Борчало, Шамшадин и Бамбак (последние две исторические области впоследствии вошли в состав соотв. Казахского и частично Александропольского уезда Елизаветпольской и Эриванской губерний). Следствием экспансии мусульманских держав – Оттоманской Империи и Ирана – и постоянных набегов кочевых племен  явилось истребление или уход большинства земледельческого христианского (грузинского и армянского) населения Борчало-Бамбака. Опустошенные территории были заселены тюркскими кочевыми племенами, потомки которых живут в этих местах и сегодня[3]. После присоединения к России имперская администрация, стремясь компенсировать частичную депопуляцию края и укрепить свое в нем присутствие, заселяло его беженцами-христианами из Турции (армянами и в меньшей степени – греками), а также колонистами из центральной России и Германии, что еще более усложнило этническую палитру Борчалинского уезда.

 Что касается Ахалкалакского уезда, то там, как следует из Таблицы 1, армяне составляли к началу ХХ века более семидясяти процентов от общего населения. Процент же грузин был хоть и несколько выше, чем в Борчало, но не намного превышал 6% от общей численности населения. Подобная этно-лингвистическая картина сложилась в Джавахети (Ахалкалакском уезде) в течение гораздо более короткого периода, чем в соседнем Борчало, а именно – в течение последних двух третей ХIХ века, когда эта территория перешла от Турции к России. Большинство грузин, проживавших в Джавахети на 1827 год (перед началом очередной Русско-Турецкой войны) были уже в нескольких поколениях лояльными к Оттоманской империи мусульманами и лишь незначительное число придерживалось Православия или Католицизма (грузины, отказавшиеся принять ислам или католичество[4], были в массе своей выдворены из края в течение ХVII – ХVIII  вв.). В ходе войны 1828-29 гг. омусульманенные грузины-джавахетцы оказывали российским войскам упорнейшее сопротивление и в результате войны в большинстве своем покинули места традиционнго поселения и ушли в Турцию. Их место было занято армянами-переселенцами преимущественно из Эрзурумского вилайета Турции, прибывшими по приглашению правительства Российской Империи.

 Ситуация с историко-архитектурными памятниками в бывшем Ахалкалакском уезде также существенно отличается от Борчало. Здесь мы видим большое количество памятников грузинского культурного наследия периода раннего и развитого средневековья, которое включает город-крепость Вардзиа, Зеда-Тмогвский скально-монастырский комплекс, церкви Азавети, Пока, Кумурдо и многие другие архитектурные памятники. В то же время армянские церкви на территории Ахалкалакского уезда имеют возраст не старше середины ХIХ века.

 

 

Фрагмент настенной росписи и часовня в средневековом монастыре Вардзиа

 Наконец, ко всему сказанному выше следует добавить, что в ходе Первой Мировой войны в оба уезда прибыло значительное количество армян – беженцев из Турции, уцелевших после этнических чисток 1915-1918 гг.

 
———————-
 
[1] Здесь и ниже используется термин «татары», принятый в начале ХХв. на Кавказе для обозначения предков современных азербайджанцев (Авт.)
[2] В южнокавказских владениях Российской Империи уезды подразделялись на участки, соотв. волостям европейской части империи (Авт.)
[3] Большинство этих жителей грузинского пограничья считают себя азербайджанцами, а часть – туркменами, хотя в советский период все они были записаны азербайджанцами (Авт.)
  [4] По соглашению между Ватиканом и Оттоманской Портой грузины-католики не подлежали преследованию или дискриминации (Авт.)
  

***

 

В преддверии размежевания:

Концептуальный конфликт и отсутствие взаимопонимания

  

Итак, осенью 1918 года два вновь созданных государства – Демократическая Республика Армения (ДРА) и Грузинская Демократическая Республика (ГДР) вступили в физическое соприкосновение и перед ними встала необходимость решить вопрос территориального размежевания. Однако позиции сторон, как было сказано выше,  были далеки от консенсуса по вопросу территориальной принадлежности двух уездов Тифлисской губернии – Ахалкалакского и Борчалинского.

 В то время как официальный Тифлис твердо стоял на незыблемости южных границ Тифлисской губернии как новых государственных рубежей Грузии, правительство Армении утверждало, что границы бывших имперских губерний не следует принимать во внимание, как не соответствующие ни этническим, ни историческим границам[1].

 Армянская сторона также напоминала грузинской о том, что еще в 1917 году в ходе Закавказской Земской Конференции в Петрограде грузинские социалисты, возглавившие год спустя правительство независимой Грузии, обещали руководству армянских националистических партий пересмотреть ряд административных границ в соответствии с этническим принципом[2]. На основании этого обещания правительство ДРА требовало от Грузии отказаться от ряда пограничных территорий, на которых этнические армяне составляли большинство населения[3]. Однако согласно утверждению официального Тифлиса в 1919 году, указанные армянской стороной договоренности не являлись собственно договоренностями, а скорее – лишь проявлением конструктивной инициативы, которая касались размежевания в пределах единого федеративного государства (реформированной Российской Империи)  исключительно для удобства хозяйствовенно-экономической деятельности и администрирования. Подобные заявления – утверждали представители грузинского правительства, – были сделаны задолго до провозглашения государственной независимости Армении и Грузии и не могут быть приемлемы при определении государственных границ[4].

 Таким образом к осени 1918 года между Грузией и Арменией отсутствовало согласие по поводу будущей принадлежности спорных территориий, включавших два уезда – Борчалинский и Ахалкалакский. Кроме того, армянская сторона предъявляла претензии и на небольшую часть Горийского уезда, предлагая провести границу по перевалу Цхрацкаро (Цхра-Цкаро).

 
————————
[1] В последнем вопросе грузинской стороне было-бы трудно не согласиться с армянскими оппонентами,  принимая во внимание тот факт, что с 1801 по 1913 гг. границы южно-кавказских губерний и областей многократно перекраивались в реультате чего за пределами Тифлисской губернии остались, например такие области как Бамбак и Казах-Шамшадин, входившие в состав Картли-Кахетинского королевства на момент присоединения к России в 1801. (Авт.)
 [2] Hovannisian, Vol. I, p. 71
[3] Из истории армяно-грузинских взаимоотноошений, стр.63
[4] Там же, стр. 64
  

 

***

 

 

Начало вооруженного конфликта: октябрьские столкновения

 

18 октября 1918 г. армянский воинский отряд вступил с юга через демаркационную линию на подконтрольный грузинам железнодорожный разъезд Кобер (Кобери)[1].

 Германское командование, еще находившееся в то время в регионе, потребовало от армян оставить Кобер, но это требование не было исполнено. Ситуация осложнялась тем, что у немцев почти не было людей, поскольку в описываемый период германские войска также как и турецкие начали эвакуацию, несмотря на усилия, прилагаемые грузинским правительством к тому, чтобы элементы германских войск как можно дольше оставались хотя бы в районе Воронцовки[2]. Следует отметить, что как грузинские так и немецкие части в зоне демаркационной линии были малочислены и имели пограничную, а не боевую, функцию. Так например, грузинско-немецкий заслон в селе Кариндж насчитывал всего 20 грузинских и 12 немецких солдат при одном офицере. Другие заслоны были если и сильнее, то ненамного. В ходе разворачивающихся событий грузины и немцы требовали из Тифлиса подкреплений[3].

 В ответ на призыв о помощи грузинское командование направило в зону конфликта Санаина два бронепоезда и отряд в 250 человек. Ввиду этого армянский отряд к вечеру 20 октября оставил станцию Кобер, выставив посты на высотах к западу и востоку от железной дороги. На грузинский ультиматум отойти к станцию Шагали южнее демаркационной линии армянское командование ответило отказом. Одновременно грузинское правительство получило правительственную шифрограмму, посланную за подписью Премьера Качазнуни из находившейся в то время под армянским контролем Акстафы и содержавшую следующий текст:

 Министру-Председателю Жордания, копия – поверенному Армении в Грузии Джамаляну. Начальник Дилижанского отряда доложил мне, что грузинская армия поставила ему ультиматум по оставлению станции Шагали. Армянской стороне отдан мною приказ не оставлять станцию, а в случае перехода грузин в наступление – осуществить оборонительный бой. Во избежание новых несчастий от имени многострадальных Армении и Грузии, именем правды и справедливости прошу Вас воздержаться от агрессивных действий и остановить грузинские войска на существующей линии.  Все вопросы о границах решим путем переговоров. Напоминаю Вам Ваше же публичное, торжественное заявление на встрече с участием Рамишвили, Агароняна и Хатисова, о том, что Грузия не заявляет претензий на Лоре и удеживает его только временно, в целях избежать его занятия третьей стороной. Жду Вашего ответа. Министр-председатель Качазнуни[4].

 23 октября армянские войска атаковали силами трех рот немецкий пост в селе Кариндж и вынудили немцев начать отход. Грузинское командование в Санаине послало на помощь немцам роту пехоты и бронепоезд. На следующий день правительство Грузии объявило в Борчало особое положение, назначив губернатором уезда генерала Георгия Цулукидзе.

 

Схема 2: Расположение грузинских и немецких постов к северу от демаркационной линии; замена турецких постов армянскими; первые столкновения (октябрь, 1918 г.)

 
 

 Пояснения к схеме:

♦ Демаркационная линия, а также линии административных границ времен Российской Империи и современных международных границ совпадают  с обозначениями на Схеме 1 (см. выше)
♦ Грузинские и немецкие посты обозначены треугольными флажками – соотв. черно-белыми и белыми с черным крестиком. Темно-вишневым флажком с черно-белым кантоном обозначен грузинский штаб, а красно-бело-черным флажком с крестиком – немецкий штаб.
♦ Желтым цветом обозначены территории, находившиеся под фактическим контролем Грузии, а розово-зеленой штриховкой – территориив процессе перехода из-под турецкого под армянский контроль.
♦ Красные опускающ флажки с полумесяцем рядом с вертикальными желто-красными флажками обозначают турецкие посты, заменяемые армянскими, а трехцветный красно-сине желтый флажок обозначает армянский штаб.
♦ Действия армянских войск обозначены лиловым цветом, а грузинских – синим, включая действия бронепоезда.

 

 25-27 октября продолжаются бои в районе деревни Кариндж, которая несколько рз переходит из рук в руки. Вступление в боевые действия грузинского бронепоезда приводит к перелому в пользу Грузии. Уже 26 октября из Еревана от имени армянского премьер-министра Ованеса Качазнуни посылается телеграмма на имя грузинского правительства с сообщением об оставлении армянскими частями Цатера и Каринджа. При этом предшествующий захват этих сел армянскими войсками объявляется недоразумением,. Телеграмма также содержит предложение о созыве конференции по решению пограничного вопроса. На этом боевые действия между грузинами и армянами были временно прекращены.

 По мнению исследователя Арчила Чачхиани, со стороны армянского правительства октябрьский инцидент имел целью продемонстрировать союзническую верность державам Антанты в преддверии капитуляции Центрального блока путем ведения боевых действий против Грузии, формально являвшейся на тот момент союзницей Германии и против еще находившихся на грузинской територии германских войск[5]. Забегая вперед, отметим, что и второй этап войны – в декабре 1918 года – начался сразу же после вступления британских войск в Баку, что, возможно, не является случайным совпадением.

 В то же время профессор Ричард Ованнисьян предполагает, что октябрьский инцидент был всего лишь «пробой грузинских сил» армянскими военными с целью определить, насколько серьезные препятствия может встретить попытка силой присоединить к Армении спорные территории.[6]

 Необходимо отметить и роль Турции в развязывании армяно-грузинского конфликта. Еще 5 октября, когда Оттоманская Империя только готовилась к капитуляции, и эвакуация ее войск с Кавказа только начиналась,  находившийся в Эривани турецкий генерал Халил Паша пригласил к себе нескольких армянских офицеров и предложил им занять не только оккупированную турками часть Эчмиадзинского уезда (Бамбак) но также и буферную зону в Лорийском участке к югу от Каменки[7]. Одновременно турецкий представитель в Грузии Абдул-Керим-Паша обратился с аналогичным предложением к грузинам[8].

 Через три дня после окончания боевых действий в Лорийском участке капитулировала Турция, подписав Мудросское перемирие. В течение последующих одиннадцати дней из войны вышли Австро-Венгрия и Германия. Первая Мировая война закончилась. По договоренности между державами Антанты Южный Кавказ должен был перейти в сферу влияния Великобритании.  В первых числах ноября Командующий британским экспедиционным корпусом в Персии, генерал-майор Сэр Вильям Монтгомери Томсон, находившийся в тот момент в иранском порту Энзели на Каспии, сделал серию известных заявлений, которые помимо прочего содержали следующие политические установки:

 1. Не позднее десяти утра 17-го ноября 1918 года все турецкие и германские войска должны покинуть пределы русского Кавказа в границах кавказского Наместничества на 1914 год.
2. Город и нефтепромыслы Баку и порт Батум (Батуми) подлежат оккупации британскими войсками для поддержания порядка и никакие другие воинские части не могут быть допущены в зоны британской оккупации.
3. Великобритания рассматривает Кавказ как часть территории союзной ей России, в связи с чем вопрос о признании каких-либо государственых новообразований на рассматривается, хотя и не исключается сотрудничество с де-факто существующими властями на местах.
4. Великобритания в лице ее полномочных представителей будет контролировать международную торговлю и органы правопорядка на Кавказе, не вмешиваясь в остальные внутренние дела региона[9].

 17 Ноября первый британский экспедиционный корпус прибыл в Баку, а 15 декабря последовала оккупация Батума с округом. Британское командование в Восточном Средиземноморье оставляло за собой право направлять войска также и в другие стратегически важные города Кавказа и располагать там свои гарнизоны.

 Данное изменение военно-политической ситуации в регионе было настороженно встречено со стороны правительств Азербайджана, Грузии и Горской Республики (Северный Кавказ). В Армении же прибытие британцев вызвало всплеск оптимизма и породило новые надежды на «блестящее будущее» многократно, хотя и неконкретно обещанное армянскому народу высокими представителями Антанты в ходе мировой войны[10].

 

————————– 

 [2]А.Чачхиани, Борьба за территориальную целостность Грузии в 1918-1919 годах (Армяно-Грузинская война). Диссертация на соискание научной степени канд. исторических наук (Тбилиси, 2006), стр. 82
[3] Там же, стр. 84
[4] Там же, стр. 85-86
[5] Там же, стр. 93
[6] Hovannisian, Vol. I, p. 75
[7] Там же, p. 58
[8] R. Hovannisian, Armenia on the Road toIndependence (Berkley and Los Angeles, 1969), p. 233.
[9] F. Kazemzadeh, The Struggle for Transcaucasia (Oxford, 1951), pp.167-170
[10] Ibid., p.25
  

 

***

 

 

Дипломатические усилия сторон в ноябре 1918 г.

 

В Ноябре 1918 года начались переговоры между грузинской и армянской сторонами. Из Тифлиса в Эривань в качестве специального уполномоченного был направлемнн член грузинского парламента Семён Мдивани «с целью завязать дружественные отношения с правительством Армении[1]». Одновременно руководство Грузии предложило правительствам других провозгласивших независимость стран Южного и Северного Кавказа организовать в Тифлисе конференцию, посвященную «разрешению общих … жизненных вопросов, в том числе и вопроса разграничения»[2].  Продвижение идеи конференции перед правительством Армении было, в частности, одной из задач, поставленных перед миссией Мдивани

 В ходе запланированной конференции правительство Грузии предлагало вынести на обсуждение следующие вопросы:

 ♦ Взаимное признание независимости государств, правительства которых примут участие в конференции.
 ♦ Разрешение всех спорных вопросов, не исключая и вопроса о границах, на основе полюбовного соглашения между заинтересованными государстами. В случае отсутствия консенсуса по тем или иным вопросам –  разрешение их посредством арбитража
 ♦ Взаимное обязательство не входить ни в какие соглашения с третьими государствами во вред интересам представленных на конференции народов.
 ♦ Совместное, основанное на взаимной поддержке выступление всех государств-участников конференции на запланированном на начало 1919 года «всемирном конгрессе»[3] в целях международного признания их независимости и защиты общих интересов[4].

 Хотя сама идея проведения вышеописанной конференции была в целом положительно встречена правительством и Хорурдом (законодательным органом) Армении, но тем не менее в адрес грузинской стороны были высказаны две существенные претензии:

1. Армянская сторона выразила неудовлетворенность тем, что правительство Грузии односторонне и без предварительного обсуждения назначило время и место проведения конференции, к тому же не оставив армянской стороне достаточно времени для подготовки и своевременного прибытия делегации. Эта претензия была выскаана в качестве основной.

2. Армянское правительство также не желало обсуждать на запланированой в Тифлисе конференции вопросы о границах.

 Мдивани докладывал из Эривани, что сам формат грузинского предложения о созыве  конференции вызвал чувство протеста не только среди армянских политиков и чиновников, но даже среди влиятельных представителей армянской диаспоры, которые усмотрели в этом попытку Грузии взять на себя доминирующую роль среди новых кавказских государств. И если это недовольство армянской стороны в связи с первой из вышеозначенных претензий удалось устранить путем переговоров миссии Мдивани с ведущими армянскими политиками и объяснений срочности созыва конференции в связи с быстро меняющимися политическими реалиями в регионе, то категорическое требование Армении о снятии с повестки вопросов размежевания и границ осталась принципиальным и неизменым.

 Между тем запланированная конференция открылась в Тифлисе 10 ноября 1918 года. Хозяева конференции (правительство Грузинской Демократической Республики) были представлены руководителем МИД-а Грузии Евгением Гегечкори и Министром Внутренних дел Ноем Рамишвили. На конференцию прибыла также делегация Азербайджанской Демократической Республики в составе представителя Азербайджана при правительстве Грузии Мухаммед-Юсуфа Джафарова и  Д-ра М Мустафа-Бека Векилова, а также два представителя от северокавказской Горской Республики (Союза Объединенных Горцев) – Пшемахо Коцев и Вассан-Гирей Джабаги[5].

 Армянская делегация на конференцию не приехала, о чем было сообщено через представителя Армении в Грузии Аршака Джамаляна. В качестве объяснения МИД Армении сослался на плохое железнодорожное сообщение между Эриванью и Тифлисом, из-за которого представители Армении не имели возможности в требуемый срок прибыть в столицу Грузии. В ответ на это делегаты конференции решили отложить ее работу на 3 дня – до 13 ноября, о чем немедленно известили Эривань. Армянская сторона отказалась приехать и 13-го, сославшись на свою неготовность, а также на неясность ряда вопросов, а именно – статуса делегации Горской Республики и отношения Азербайджана к проведению конференции[6].

 В результате открытие конференции было перенесено сначала на 20-е, а потом – на 30-е ноября, но армянская делегация под разными предлогами (требование снятия с повестки дня пограничных вопросов, отсутствие поезда для приезда делегации в Тифлис и проч.) откладывала приезд, и в итоге конференция была сорвана. Пять дней спустя,  5 декабря 1918 года миссия Мдивани отбыла из Эривани в Тифлис, после чего правительство Грузии известило армянскую сторону о готовности исключить вопрос о границах из программы конференции. Однако и на этот раз соглашение не состоялось: телеграмма пришла с опозданием в результате диверсионного акта на телеграфной линии. Текст телеграммы был продублирован по радио, но это произошло только 14 декабря, когда война уже разразилась[7].

 Параллельно с дипломатическими неурядицами имели место и другие трения: так, грузинские власти отказали в приеме и расселении в контролируемой ими зоне Лорийского участка Борчалинского уезда армянских беженцев из Турции. Армянская сторона, считавшая эту часть Борчалинского уезда территорией Армении, опротестовала этот запрет как недружественный акт, о чем грузинским правительством была получена соответствующая нота от 23 октября 1918 года[8].

 Большинство исследователей данного вопроса сходится во мнении, что неуступчивость армянской стороны в территориальном вопросе была связана прежде всего с тем, что лидеры ДРА и армянских диаспор полагали, что триумф Антанты в войне наконец принесет армянам вознаграждение за их вклад в общую военную победу и за все жертвы, понесенные в этой связи армянским народом[9]. Тридцать два года спустя описываемых событий Ф. Каземзаде так определял состояние умов, доминировавшее в  армянском обществе в момент капитуляции Центрального блока и прежде всего Турции:

 «Капитуляция Отоманской Империи в ноябре 1918 года, казалось, открывает новую эру в армянской истории. Исконный враг был повержен на колени… Победа, которая пришла к Армении после таких страданий, вскружила голову ее лидерам. Они уже видели Великую Армению – страну, простершуюся от Средиземного до Черного моря и от Черного моря – до Каспийского.. Их фантазии поощрялись в Париже, Лондоне и особенно – в Вашингтоне… Но армян сбивали с толку нереалистичными надеждами и обещаниями»[10].

 По всей видимости руководство возрожденной Армении рассчитывало, что победоносные союзники предложат им намного больше территориальных выгод, чем возможно было достичь путям двухсторонних переговоров с каждой из соседних стран. Более того, нам представляется возможным согласиться с мнением Каземзаде, утверждавшего, что армянские лидеры никогда не решились бы на применение военной силы в Борчало в конце 1918 года, если бы не были полностью уверены в безоговорочной поддержке со стороны Британии и Франции подобного «наказания» Грузии за недавнее, пусть и кратковременное, пребывание в политическом фарватере Германии[11]. Дальнейшее развитие событий показало ошибочность подобных рассчетов, но это уже выходит за рамки настоящего исследования.

 Вместе с тем в ходе переговоров с Мдивани лидеры Демократической Республики Армения выразили готовность пойти на ряд уступок по вопросу Борчалинского и Ахалкалакского уездов при условии, если бы грузинская сторона смогла помочь Армении в деле включения в ее состав Нагорного Kарабаха или части восточных территорий Турции, которые в Эривани определялись как «Турецкая Армения». Однако правительство Грузии похоже не обладало ни возможностями, ни желанием ввязываться в новые конфликты с соседями, что затрудняло достижение консенсуса между двумя правительствами.

 На фоне практически безрезультатных переговоров и неудачных дипломатических усилий ситуация в спорных уездах была неспокойной. Ее обостряло еще и то, что грузинские воинские части были дислоцированы прямо в армянских селениях, а не стояли отдельным лагерем, что привело к обоюдному недовольству. Армянские крестьяне обвиняли грузинских военных в недисциплинированности и скверном отношении к местному населению, а грузины, в свою очередь, инкриминировали местным армянам провокационное поведение[12].

 

———————–

[1] Из истории армяно-грузинских взаимоотноошений,, стр. 44
[2] Ibid.
[3] Имелась в виду Парижская мирная конференция 1919-1920 гг. (Авт.)
[4] Из истории армяно-грузинских взаимоотноошений, стр. 46
[5] Там же, стр.53
    R. Hovannisian, The Republic of Armenia (Los Angeles, 1982), Vol. I, p. 97
[6] Из истории армяно-грузинских взаимоотноошений, стр.55
[7] Там же, стр.60
[8] Там же, стр.62
[9] Hovannisian, Vol. I, pp. 95-96
[10] Kazemzadeh, p.213
[11] Ibid., p.181
[12] Hovannisian, Vol. I, p. 103

 

 

***

 

 

Эскалация конфликта:

Восстание в Лори и армянское наступление

 

(См. Карту 4)

 

5 декабря в селении Узунляр Борчалинского уезда был убит грузинский военнослужащий, а остальные солдаты грузинского гарнизона – разоружены и взяты в плен. 9 декабря генерал Цулукидзе послал в Узунляр отряд «для наведения порядка», однако отряд не сумел войти в село ввиду многочисленности противника – местного вооруженного населения и кадровых армянских военных, которые к тому времени уже переправились через Каменку на север от разделительной линии[1]. В ходе произошедшего боя были понесены потери, и грузинский отряд отступил в Санаин. Поддерживающий грузинский отряд бронепоезд также не выполнил поставленную перед ним задачу и после девятичасового боя также отошел к Санаину[2].

Генерал Цулукидзе очевидно полагал, что на ввереной ему территории имеет место лишь локальный конфликт, и провокация неких вооруженных банд, а не широкомасштабные боевые действия с участием регулярной армии соседнего государства, что подтверждается тем, что в дополнение к имеющимся у него 200 солдатам он затребовал из Тифлиса дополнительно всего одну роту, которая вскоре была ему послана.

В то же время около Санаина показались части 4-го армянского пехотного полка, к которым присоединились вооруженные местные жители, начавшие обстрел станции Санаин.

Армянские войска и повстанцы начали обходить позиции грузинских пограничников с фланга, занимая окрестности Алаверди. Ввиду осложняющейся ситуации, усугубившейся также повреждением железнодорожного полотна между Алаверди и Санаином, генерал Цулукидзе расположил прибывший из Тифлиса второй бронепоезд и дополнительную роту в районе Алаверди. Таким образом, грузинские войска оказались разделены на два изолированных отряда: один – с генералом Цулукидзе во главе – в Санаине, второй – в Алаверди[3].

В течение двух дней 10 и 11 декабря столкновения продолжались, и из Тифлиса были дополнительно высланы две роты 5-го батальона, с двумя орудиями. Однако это подкрепление попало в засаду. В ходе сложившейся обстановки генерал Цулукидзе принимает решение перевести свой штаб из Санаина в Алаверди. Отход штаба был прикрыт блокированным в Санаине бронепоездом и небольшим отрядом пехоты.

12 декабря прибывшие из Тифлиса грузинские части под огнем противника взяли под свой контроль некоторые высоты вокруг Алаверди, и на следующий день предприняли попытку прорваться к окруженному в Санаине бронепоезду и остаткам пехотного отряда. Однако это оказалось невозможным ввиду того, что противником были разобраны пути и взорван железнодорожный мост. Двигавшийся на большой скорости бронепоезд не успел совершить экстренное торможение и сошел с рельс.

Таким образом, для грузинских войск в районе Санаин-Алаверди складывалась очень тяжелая ситуация. С одной стороны санаинский отряд губернского батальона (60 штыков и бронепоезд с командой) – блокирован в Санаине. С другой – три роты 5-го пехотного полка, одна рота 6-го пехотного полка, артиллерийская батарея, два взвода мортир и второй бронепоезд – всего около 600 человек – занимают оборонительные позиции в Алаверди, на дне ущелья реки Дебед (Борчала) в окружении превосходящих по численности армянских войск: 4-го и 6-го полков 2-й армянской стрелковой дивизии, батальонов 1-го полка 1-й стрелковой дивизии, трех эскадронов кавалерийской бригады, ополчения из числа местных жителей общей численностью не менее 4.000 человек и артиллерии, состоявшей из двадцати орудий[4].

В сложившихся условиях 14 декабря Цулукидзе принимает решение об оставлении станции Санаин и поселка Алаверди и прорыве с боем в направлении станции Садахло.

К этому времени помимо основного очага военного конфликта в районе Санаин-Алаверди, обозначились еще две зоны боевых действий: одна – в районе Воронцовка – Привольное, а другая – еще западнее – в Ахалкалакском уезде.

В течение трех дней (12-14 декабря) в треугольнике Александровка-Воронцовка–Привольное развернулись тяжелые и кровопролитные бои между грузинскими пограничниками и вторгшимися с двух сторон через Каменку (из района сел Джелал-Оглы и Котур-Булаг) армянскими войсками численностью более роты. Командовавший грузинскими силами в районе Воронцовки генерал Цицианов доносил о распространении восстания на Акарак, Овнагар и другие села[5]. Грузинские войска на этом направлении были еще малочисленнее, чем в Санаине: 4-я рота губернского батальона, одна часть гвардейского артдивизиона и пограничники – всего около 300 человек. Парадоксально, но уже после начала активных боевых действий, 12-го декабря, гвардейская часть из Воронцовки была отозвана в Тифлис для принятия участия в военном параде, устроенном в связи с первой годовщиной Национальной Гвардии. Главной ударной силой армян в направлении Воронцовки и Привольного был 5-й армянский стрелковый полк под командованием полковника Тер-Никогосова. К нему были приданы отряды из местного населения. Штурм села Воронцовка произошел утром 14 декабря с двух направлений силами около 500-600 штыков. Упорный бой шел в течение нескольких часов. Грузинская артиллерия работала на картечь, но наступающие получили подкрепление в виде кавалерийской части, и грузинские войска начали отходить с тяжелыми потерями. К этому моменту в строю у грузин осталость не более 80 человек при потере трех офицеров и около сотни солдат убитыми. К вечеру 19 декабря остатки грузинских войск отошли к Екатеринфельду (Екатериновке), а преследовавшие их армянские авангарды достигли рекли Машавера[6].

В Ахалкалакском уезде ситуация коренным образом отличалась от Лорийского участка. Во-первых, местное армянское население не возражало против нахождения под грузинской юрисдикцией и не выступило против грузинских войск. Кроме того, населявшие южную часть Ахалкалакского уезда русские духоборы были не только лояльны грузинской власти, но и с предпочитали ее армянской[7]. Во-вторых, в этом уезде были сосредоточены достаточно значительные грузинские силы – более 6.000 человек под командованием генерала Макашвили.

Последний фактор был связан с тем, что Ахалкалакский уезд был только что эвакуирован турками, но в нем оставалась опасность конфликта с про-турецкими элементми, которые были весьма активны в находящихся рядом Ахалцыхском уезде и Ардаганском округе. Кроме того, в часть сел уезда несколько ранее, еще во время пребывания там турок, были заселены турецкие крестьяне из соседних уездов и округов. Но несмотря на присутствие в уезде крупного грузинского соединения, 6 декабря территория Ахалкалакского уезда подверглась вторжению частей армянской армии, занявших несколько деревень, населенных русскими духоборами (Троицкое, Ефремовку, Гореловку и Богдановку).

Два дня спустя генерал Макашвили направил армянским командирам ультиматум с требованием незамедлительной эвакуации территории уезда. Вместе с грузинскими офицерами к армянскому командиру был направлен и уполномоченный армянского беженского комитета Абелян. За этим последовал ряд маневров между 8 и 14 декабря 1918 г.(в основном, кавалерийскими силами), после которых армянские части без боя покинули Ахалкалакский уезд[8].

Однако 16 декабря армянская кавалерия атаковала грузинские позиции около села Троицкое на границе Ахалкалакского и Александропольского уездов, и отбросила грузин в сторону деревни Ефремовка. В тот же день грузины получили подкрепление, перешли в контратаку и вновь заняли дер. Троицкое. потеряв, однако, в этот день около 60 солдат убитыми и пленными.

20 декабря армянские части, стоявшие в селе Казанчи, вновь атаковали грузинский отряд на шоссе возле села Троицкое. Атака не удалась: в условиях сильного ветра и метели армянские солдаты попали под пулеметный огонь и понесли большие потери (около 100 чел убитыми, в т.ч. 3 офицера). Однако грузинские части в свою очередь не смогли контратаковать из-за сильного встречного ветра со снегом. Больше на этом участке боевых действий не велось.

Тем временем на восточном участке военных действий началось армянское наступление. Ранним утром 14 декабря части 4-го, 5-го и 6-го армянских полков под командой полковников Тер-Никогосова, Нестеровского и Королькова тремя колоннами вышли на линию Воронцовка-Привольное-Опрети-Айрум. Общая численность наступавших, включая резервы, доходила до 6000 штыков и 640 сабель при двадцати шести пулеметах и семи горных орудий[9] (в означенное число регулярных сил не включены несколько тысяч вооруженных повстанцев). Оборонявшие этот участок грузинские части отошли из Алаверди, в соответствии с приказом генерала Цулукидзе от 14 декабря, и 15 декабря достигли станции Садахло, двигаясь по двум направлениям: пехота шла по проселочной дороге через Шамлугский завод, а поезд с командой двигался по железной дороге. Однако бронепоезд, прикрывавший отступление, потерпел крушение между станциями Ахпат и Ахтала и находившийся в нем отряд был вынужден в пешем строю с боем пробиваться к Ахтале. В Ахтале, где этот отряд в течение трех дней держал оборону, к нему присоединились гражданские беженцы – персонал железнодорожных станций Алаверди, Санаин и Ахпат с семьями. С помощью прибывшего из Тифлиса бронепоезда (уже третьего по счету) отряду и беженцам 17 декабря удалось прорваться в сторону станции Садахло. К концу второго дня наступления армяне овладели Воронцовкой, Привольным, Санаином, Михайловкой, Алаверди, а также господствовавшими высотами у Ахпата[10].

Грузинские части несли серьезные потери в живой силе и технике. В частности, при отступлении грузинами были выведены из строя оба окруженных бронепоезда (один – блокированный в Санаине – взорван, а второй, сошедший с рельс – приведен в негодность), поскольку их эвакуация не представилась возможной. К тому же наступавшими было захвачено в плен до сотни грузинских солдат, значительное количество верховых лошадей, паровоз, около пятидесяти вагонов и несколько пулеметов и легких орудий[11].

Лишь 16 декабря правительство Грузии оценило происходящие события как войну с Арменией и передало соответствующую ноту армянскому представителю в Тифлисе, а мобилизация была объявлена еще двумя днями позже – 18 числа.

К этому времени армянский левый фланг под командой Тер-Никогосова нанес удар в направлении Болнис-Хачена и Екатериненфельда (Екатериновки), а на правом фланге части Королькова внезапным маневром овладели станцией Айрум. В ходе двухдневной айрумской операции части 5-го и 6-го грузинских полков чудом вырвались из окружения, потеряв более пятисот человек убитыми, ранеными и пленными, а также оставив противнику двадцать пять пулеметов и два орудия[12].

18 декабря отряд генерала Цулукидзе (около 200 человек, не считая больных и раненых) укрепился вокруг деревни и станции Садахло – на предгорьях. Всилу малочисленности войск, брать некоторые господствующие вершины (напр. Тана-даг к северо-востоку от Ламбало) представлялось невозможным, поэтому войска были рассредоточены следующим образом: на востоке – северо-западный склон горы Тана даг, на юге – позиции чуть южнее железнодорожной станции Садахло, на юго-западе – «высота 324» (обозначение дается по военной «двухверстной» карте того периода, с указанием высот в саженях – на современных топокартах она обозначена как высота 680 -Перитепе), на западе – высота «436» (Катых-Даг) и высота над деревней Дамиа. В тот же день станция была атакована армянскими силами, но безуспешно. После первого неудачного штурма Садахло армянские части обошли его с фланга и утром 19-го декабря вошли в Шулаверы. В этот же день в Шулаверах и окрестных армянских деревнях была объявлена мобилизация всех мужчин призывного возраста для нанесения новой атаки на станцию Садахло, и 20 декабря после артиллерийской подготовки армяне перешли в наступление, заняв железнодорожную станцию Ашага-Сераль и тем самым отрезав Садахло от Тифлиса. 22 декабря была предпринята еще одна атака: армянские части вошли в Садахло, но были отбиты грузинской пехотой и бронепоездом[13].

23 декабря Цулукидзе принимает решение с боем пробиваться на север. С помощью артиллерии и бронепоезда удается прорвать кольцо и выйти на линию Байталу – Улашло – Качагани. В тот же день генерал Цулукидзе отбывает в Тифлис для доклада, а командование вверенными ему силами принимает генерал Сумбаташвили. К этому моменту армянские войска в Борчало вплотную придвинулись к реке Храми, которую правительство Демократической Республики Армения считало границей Армении. В Ахалкалакском же уезде войска сторон располагались вдоль разграничительной линии, на которой настаивала Грузия (вдоль административной границы Тифлисской и эриванской губернии).

 

———————-  
[1] Там же, р. 104
[2] Из истории армяно-грузинских взаимоотноошений, стр. 87-91
[3] Hovannisian, Vol. I, p. 104
[4] Чачхиани, стр. 115
[5] Там же, р. 105
[6] Там же, стр. 124
[7] Из истории армяно-грузинских взаимоотноошений, стр. 127
[8] Из истории армяно-грузинских взаимоотноошений,, стр. 127-128
[9] Чачхиани, стр.120-121
[10] Hovannisian, Vol. I, p. 111
[11] Там же, p. 112
[12] Там же, p. 113
[13] Там же, р.113
[14] Чачхиани, стр. 139

   

Назад      Продолжение

 

 

 

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s