Iberiana – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

სოჭი, აფხაზეთი, სამაჩაბლო, დვალეთი, ჰერეთი, მესხეთი, ჯავახეთი, ტაო-კლარჯეთი იყო და მუდამ იქნება საქართველო!!!

• АЛАНЫ в I—IX вв.

 ♥ კავკასია – Caucasus

***

 

Индарби Бызов

АЛАНЫ: КТО ОНИ?

 

Откуда они пришли и какова судьба этого народа? Эти вопросы не раз интересовали историков. Многие осетинские историки считают, что аланы – предки осетинского народа. Нейтральные исследователи относятся к этому вопросу скептически. Чтобы разобраться в массе сведений об аланах, необходимо сопоставить все имеющиеся данные.

Во-первых, сейчас ни для кого не секрет, что язык аланов относился к группе иранских языков и был родственен языкам скифов и сармат. Но для учёных не секрет и то, что язык народа и его происхождение очень часто разнятся. К примеру, в республиках Средней Азии живут тысячи корейцев, переселённых туда в 30-х гг. ХХ в. За 70 лет высылки они утратили родной язык и говорят по-русски. Теперь ответьте – можно ли этих корейцев считать русскими? Другой пример – узбеки. Народ тюркский по языку и таджикский по культуре. И таких примеров можно привести множество. Что же касается осетин, то антропологически (строение черепа, скелета) они относятся к кавкасионскому типу, к которому принадлежат чеченцы, ингуши, аварцы, лакцы, грузины-сваны и т.д. То есть современные осетины – это потомки горцев Кавказа, усвоившие язык ираноязычных сармат. Сюда следует добавить и тот факт, что в осетинском языке присутствуют исключительно кавказские звуки – тъ (ті), цъ (ці), къ (кі), пъ (пі). А ведь при простом заимствовании чужого слова любой народ не приспосабливает его к своему звуковому составу. Как же тогда ираноязычные осетины смогли обрести слова с подобным звуковым составом? Никак! Они всегда были в языке осетин, ещё до того, как те стали усваивать один из диалектов сарматского языка, и сохранились в нём до сего времени.

Но почему народ кавказского происхождения сменил свой язык? Всё очень просто – близость важного торгового и стратегического маршрута – Дарьяла. Сарматы всегда стремились держать его в своих руках. Местное население вело с ними торговлю, служило в их отрядах, а это требует знания языка. Конечно, и сарматы могли выучить язык горцев, но для чего им это было нужно, «когда на иранских языках говорили от Дуная и до Китая». Такое положение существует и сейчас в России, где всё её население знает русский, в то время как немногие русские знают язык местного населения – татарский или якутский. Сюда следует добавить и то, что названия частей осетинского народа – ирон, дигорон, туал – с осетинского языка никак не переводятся.

И чтобы понять окончательно этногенез алан, следует учесть, что кочевые аланы довольно быстро осели на землю и стали народом оседлым. Может ли кочевник бросить коня и взяться за плуг без необходимых навыков? История этого не знает. Чтобы стать земледельцем кочевник должен был жить среди оседлого населения, смешаться с ним, переняв все его навыки. А такое возможно лишь при подавляющем большинстве земледельцев (вайнахов) над кочевниками (аланами).

Но как же формировался аланский этнос? Ответ на этот вопрос даёт совокупность наук – истории, лингвистики, археологии, антропологии.

Итак, сосуществование на равнине местных и пришлых племён приводит к переплетению материальной культуры. Присутствие на плоскости ираноязычных аорсов и сираков, изрядно разбавленных потомками местных вайнахских племён, приводит к возникновению нового этноса – алан. Сохраняя большинство из черт своей культуры, аборигены – вайнахи, подвергавшиеся длительной иранизации более сильных соседей (почти 700 лет), начинают переходить от двуязычия, естественно возникающего в подобных условиях, к языку господствующего племени – сарматскому. Но переход этот, как было сказано выше, затронул лишь часть языкового состава, сохранив многие словарные единицы из языка-предшественника и весь его звуковой набор, присущий исключительно народам кавказской языковой семьи.

В 50-е гг. I в. н. э. появляются первые известия об аланах. Именно в этот период на плоскости Чечни появляются грунтовые катакомбные могилы, характерные для аланской культуры (Алхасте, Пседах). Часть ираноязычного племени аорсов, обитающих на плоскости, под влиянием каких-то причин перебирается в горные области современной Чечни, где оседает под названием орсой (тейп в Чаберлое). И до сего времени ассимилированные потомки аорсов, помня своё привилегированное положение, считают себя княжеским сословием и говорят о своём происхождении с плоскостной части Чечни.

Изменения носит и этнический состав оборонительной цепи Терско-Сунженского междуречья. В огне пожаров погибают многие селения, даже те, что пережили нашествия предыдущих столетий. Интересна судьба хорошо укреплённого городища Ханкала, расположенного на крутом откосе горы Суьйр-Корт. Его жители, выдержав нашествия скифов и сарматов, продержались здесь с VII в. до н. э. И, наконец, в I в. н. э., просуществовав почти 800 лет, селение погибло под ударами алан.

В руки алан переходят старые сиракско-кавказские укреплённые городища. По Сунже мощная система крепостей теперь обращена на юг, в сторону возможной опасности со стороны туземного кавказского населения.

Судьба вайнахского населения, жившего в горной местности, складывалась по-иному. Так в 72 г. н. э. грузинские цари Азорк и Армазел предприняли крупный поход на Армению. В этом походе кроме аланов, дидойцев, лакцев и адыгов приняли участие дружины дзурдзуков. Факт, свидетельствующий о независимом положении горных вайнахов, самостоятельно выступавших как военная единица. «Горную часть занимает воинственное большинство, – писал современник тех лет Страбон, – в образе жизни сходное со скифами и сарматами, с которыми они находятся в соседстве и родстве… и в случае какой-либо тревоги набирают много десятков тысяч воинов как из своей среды, так и из тех народов». Аммиан Марцеллин писал, что аланы «мало-помалу постоянными победами изнуряли соседние народы и распространяли на них название своей народности»; «с течением времени они приняли одно имя и теперь все вообще называются аланами». Дзурдзуки же, как показано, сохранили своё племенное название, и в глазах своих соседей представлены самостоятельной этнической группой.

К III в. процесс слияния на плоскости культур пришлого и местного кавказского населения завершился. Аланы оказали значительное воздействие на местное население равнин – вайнахов, но сами растворились в его среде, передав, однако, аборигенам свой язык, более гибкий и лёгкий в изучении. Если это перевести на язык цифр, то в процентном соотношении на 1 сармата приходилось 12 аборигенов – вайнахов.

Дальнейшие взаимоотношения алан и горцев-вайнахов складывались неоднозначно. Так, в войне против грузинского царства аланы оказали активную поддержку горцам.

По сообщениям грузинской летописи «Картлис Цховреба», дзурдзуки, дидойцы, леки и аланы вели против царя Мирвана III длительную и непрекращающуюся войну. При этом инициаторами военных походов выступают теперь не грузины (как раньше), а отряды союзников, объединившие под своим щитом все народы Центрального и Северо-Восточного Кавказа. Мирван III в состоянии лишь обороняться, не имея возможности перейти к наступательным действиям.

К концу IV в. н. э. в судьбе алан произошла трагедия. В 372 г. хлынувшие из глубин Азии орды гуннов нанесли сокрушительное поражение аланскому союзу племён. Большая часть алан была истреблена, часть их влилась в состав гуннских полчищ и ушла с ними на запад. Оставшиеся же в Предкавказье были настолько ослаблены и обескровлены гуннским погромом, что не представляли из себя ничего иного, как массу полукочевого, полуоседлого населения, разбросанного на пространстве от Кубани до Аргуна. Спасаясь от погрома новых пришельцев, эта последняя группа стала осваивать плодородные земли в предгорьях. Часть погромленного населения укрылась в горах, где плотность населения заметно возрастает.

К тому времени в предгорьях и частично в горах Чечни появляются катакомбные захоронения, характерные для аланских племён и совершенно не характерные для местного вайнахского населения. Такие захоронения известны у слияния рек Шаро-Аргун и Чанти-Аргун, у современного селения Дуба-Юрт, у бывшей станицы Фельдмаршальская. Однако на территории горной и предгорной Чечни этих погребений встречается немного, а, следовательно, численность аланских переселенцев была невелика. Скорее всего, это были сторожевые гарнизоны, призванные охранять выходы из гор на равнину. Они не преодолели барьера предгорий, и вскоре были полностью ассимилированы местными аборигенами.

Совершенно иная картина наблюдалась на плоскости Чечни, где аланское население было более многочисленно. Вскоре на месте более древнего поселения здесь возник крупнейший аланский город Магас, останки которого расположены на месте городища Алхан-Кала. Крайней восточной границей аланского ареала обитания был современный город Гудермес, где зафиксированы останки поселений с аланским культурным слоем. Даже среднее течение Терека, по материалам римских и древнеармянских историков, называлось в то время Алонта или Аландон, что в переводе с сарматского означает «река алан». Но тут стоит сказать, что количественный перевес аланского населения не был качественным, в смысле ареала расселения. По-прежнему, как и в древнейшую эпоху, вайнахский этнический компонент был преобладающим на территории, расположенной между Сунжей и предгорьями. Об этом говорят многочисленные материалы раскопок поселений, датировка которых относится даже к более позднему времени – VII-X вв. Основная же волна аланской миграции захлестнула более доступные территории нынешних республик Осетии, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии.

Для понимания вопроса взаимоотношений вайнахов с Аланией, следует взять за основу период Кавказской войны XIX в., когда огромная по численности русская армия, оснащённая новейшим вооружением, в течение нескольких десятилетий не могла добиться покорности от кучки горцев. А дисциплинированная армия, вооружённая осадной артиллерией, огнестрельным оружием и имеющая грамотных командиров, это не орда полудиких кочевников, готовая обратиться в бегство при неудачной атаке или сомнительном исходе сражения. Чтобы проникнуть в горы, кочевникам необходимо было пройти густые лесные дебри, где у них не было опыта ведения войны, а, кроме того, леса всегда пугали степняков. Пройдя леса, аланы вставали перед необходимостью штурмовать горные завалы и укрепления, продвигаться по ущельям, под градом камней и искусственных обвалов, умело устраиваемых горцами. Неожиданные налёты и вылазки туземцев уносили новые и новые жизни. И весь этот риск ради ничтожной добычи, которую аланы могли забрать у горцев.

Нет никакого сомнения, что аланы делали попытки проникнуть в горы, но, видя нерентабельность таких походов, отказались от этой затеи, блокировав плоскость, так необходимую горцам в период их сезонных перегонов скота. Оставшиеся на предгорной равнине аборигены положили начало отдельному этническому образованию, получившему самоназвание арштхой (или орстхой) – «жители равнин» (аре – йист – хой).

Согласно чеченским преданиям, арштхой представляли из себя нечто вроде пограничной стражи, жившей на плоскости и охранявшей основные вайнахские территории, расположенные в горах (вроде русского казачества). Горцы за подобные услуги расплачивались с ними процентами со скота, который пасли на равнине. По тем же преданиям, арштхой со временем превратились из защитников в притеснителей вайнахов. Они запрашивали высокую плату за выпас скота на равнине, совершали грабительские походы на своих соплеменников, похищали людей. В конечном счёте, арштхой и аланы стали союзниками и вместе блокировали горы.

О распространении влияния алан на территорию плоскости и лесистых предгорий говорят археологические находки, обнаруженные там. Но влияние аланской культуры было далеко не односторонним; горцы-вайнахи в свою очередь оказали мощное воздействие на пришельцев. В аланских катакомбных могильниках найдены многочисленные предметы ювелирного ремесла, связанные с деятельностью кавказских мастеров. Влияние горцев ощущается и в орнаментации предметов чисто аланского производства.

Если на плоскости Чечни мирные отношения пришельцев с туземным населением сложились относительно быстро, то вайнахи-ламарой («горцы»), запертые в горах и лишённые необходимых им условий для хозяйственной деятельности, вынуждены были искать их в набегах на равнинные земли. Такие набеги, сопровождавшиеся угоном скота, разорением поселений и захватом пленников, держали местных жителей в постоянном страхе и напряжении.

Так длиться долго не могло. Горцам нужны были плоскостные земли, а аланам нужен был мир для оседлого населения, снабжавшего их продуктами ремесла и земледелия, и свободный, беспрепятственный проход через перевалы, ведущие в Закавказье. Мир был неизбежен, но, к сожалению, нам совершенно неизвестно, когда и на каких условиях он был заключен. Известно только то, что влияние аланской культуры ощущается даже в высокогорных районах Чечни, правда, здесь оно едва заметно и представлено фрагментарно.

К сказанному стоит привести косвенные факты из нартского эпоса, широко бытующего у всех народов Северного Кавказа. Внимательно изучив его, большинство исследователей пришло к определённому выводу, что у всех племён, среди которых зафиксировано бытование нартских сказаний (кабардинцы, осетины, карачаевцы, балкарцы), их герои – положительные персонажи. И только у чеченцев и ингушей нарты представлены как враги местного населения, грабившие и убивавшие мирных жителей, враги, с которыми вели борьбу местные герои. Довольно часто в нартиаде нартов называют не иначе, как нарт-орстхой, нарт-арштхой, подчёркивая тем самым связь арштхойцев с аланами. Такая географическая увязка нартского эпоса не случайна, она как раз совпадает с границами исторической Алании и её антагониста – горцев-вайнахов.

К концу VII в. на историческую арену Северного Кавказа как мощная военная сила выступает Хазарский каганат. Родственные отношения между правящими династиями Алании и Хазарии препятствовали проникновению новых завоевателей в горные области, надёжно прикрытые, как щитом, аланскими территориями. Пограничным укреплением между аланами и хазарами была хазарская крепость на месте современных станиц Шелкозаводская и Шелковская. Поэтому первая волна тюркской миграции не затронула вайнахские племена, стоявшие особняком от основных путей сообщения древности. Зато эта волна положила начало тюркизации части туземного населения и дала начало образованию нового этноса, ближайшего соседа чеченского народа – кумыков.

О мирных и дружественных отношениях вайнахов и алан в X-XIII вв. свидетельствуют близко, а порой по-соседски расположенные поселения, погребения и другие следы материальной культуры. Множество позднеаланских погребальных памятников тяготеют к предгорьям Чечни, особенно к устьям лесистых ущелий (Мартан-Чу, Дуба-Юрт). Кроме того, начиная с X в. на территорию современной Ингушетии двинулась волна вайнахской миграции. Предки ингушей, воспользовавшись мирными отношениями с аланами, стали заселять территории верховий Ассы, с которых в прежние века вайнахи были вытеснены пришельцами с севера. Можно с большой уверенностью говорить, что именно в X в. началось формирование горных тейпов, ставших впоследствии основой ингушского народа. Ярким подтверждением тому служит начало широкого распространения обряда захоронения в каменных ящиках, широко бытовавшего в Чечне, но не известного ранее в Ингушетии.

Большое количество аланских поселений и городищ обнаружено на правобережье Терека и в долине Сунжи. Наиболее крупными из них были Алхан-Кала, Хатай-Барз, Гуьмси-Корт и др. Письменные источники говорят о том, что в предмонгольское время равнины Предкавказья и предгорья Кавказа были покрыты возделанными полями, садами и виноградниками. Население занималось пашенным земледелием, выращивая, главным образом, просо, пшеницу, овёс и ячмень. «До покорения этой страны, – писал Аль-Омари, – она была повсюду возделана. Теперь видны остатки этой возделанности».

Торговля, выгодное расположение и хорошие природные условия способствовали развитию материальной культуры Алании. Правящая верхушка алан приняла христианство, а в горах Карачаево-Черкесии возникли города с великолепными храмами, которые сохранились до наших дней. Правда, в 932 г. хазарский царь Аорон победил алан и заставил их отречься от христианства.

С конца XII в. Алания вступает в полосу упадка, вызванного глубоко зашедшим процессом феодальной раздробленности. «Сколько селений, столько и вождей, – писал современник тех лет, католический миссионер Юлиан, – и ни один из них не имеет подчинённого отношения к другому. Там постоянно идёт война вождя против вождя, села против села… человекоубийство у них не считается ни за что».

В 1222 г. передовой отряд монгольского войска под предводительством полководцев Чингисхана Джэбэ-Нойона и Субудэй-Багатура ворвался в Грузию и в довольно жестоком сражении нанёс сокрушительное поражение войску царя Георгия IV Лаша. Отсюда монгольские войска повернули на северо-восток и, пройдя с боями горный Дагестан, «прибыли к аланам, народу многочисленному, к которому уже дошло известие о них». Хитростью монгольским полководцам удалось разобщить силы алан и половцев. В двухдневном сражении первые были разбиты, а страна алан «подверглась варварскому опустошению».

Монгольский погром сильно подорвал силы Алании, но не сломил её совершенно. Для полного покорения предгорий Северного Кавказа монголам потребовалось совершить ещё несколько походов, первый из которых состоялся в 1238-1239 гг. и длился более 10 месяцев. Возглавили его двоюродные братья Батыя – Менгу, Гуюк и Кадан.

Полтора месяца длилась осада Магаса, столицы Алании, и несколько дней сам штурм городских стен. Монголы «оставили от этого города только имя его, и нашли много добычи. Они отдали приказание отрезать (убитым) людям правое ухо. Сосчитано было 27000 ушей». «Силою Вечного Неба, – рапортовал Бату верховному хану в ставку, – мы разрушили город Мегет и подчинили твоей праведной власти одиннадцать стран и народов».

Весна и лето 1239 г. ушли у монголов на покорение Аварии, приморского Дагестана и лезгинской области Кюра. А 1 или 2 апреля 1240 г. завоеватели обрушились на Кумух, столицу лакского царства. Здесь им уже помогали отряды аварского хана.

Спасаясь от жестоких завоевателей, уцелевшее в боях и погромах население хлынуло в горы, и без того достаточно густонаселённые. Не только аланы, но и кочевники половцы, по сообщениям средневековых авторов, бежали в горные теснины. Жившие на равнине вайнахи-арштхойцы (что и переводится, как «жители равнин»), разгромленные и разорённые более сильным врагом, вынуждены были искать убежища в верховьях рек Асса и Фортанга.

Так закончилась история Алании и алан. Язык их, став господствующим на территории Осетии, сам претерпел изменения. Остатки алан смешались с горцами и утратили не только своё имя, но даже самосознание. Осетины же до периода научных работ по языку алан никак не ассоциировали себя ни с аланами, ни с самой Аланией, считая себя народом исключительно горского происхождения.

К сказанному следует добавить, что вайнахи в свою очередь переняли некоторые слова из языка алан-сарматов. Это, например, хіусам, нал, тур, барз, бере и др.

Итак, аланы первоначально были кочевым и ираноязычным народом, а попав в окружение горцев-вайнахов, смешались с ними. Сохранив свой язык, аланы перестали быть народом иранского происхождения, и где-то с I в. н. э. об аланах можно говорить как о народе с вайнахскими корнями.

 

«Объединённая газета», № 3-4 (59-60), 2005 г.

  

***

 

Нурдин   Кодзоев

АЛАНЫ в I—IX вв.

 

Нурдина Кодзоева – историка, писателя, художника, заслуженного деятеля науки РИ, члена Союза писателей РФ хорошо знают в республике по его многогранной деятельности. Свою жизнь, ему недавно исполнилось 50 лет,   он посвятил ингушской культуре, принес ей в жертву многое, сделал для нее все, что мог. И  даже больше…

 

С начала нашей эры на древнеингушские кобанские племена начинает распространяться этноним аланы. Под этим названием они известны древним авторам.
Традиционно в науке алан принято считать ираноязычным народом. На самом деле исторические аланы никакого отношения к иранцам не имеют. Аланские личные имена, этнонимы, названия местностей и городов, религия, сохранившиеся слова, данные исторических хроник свидетельствуют о нахоязычности алан.

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЭТНОНИМА «АЛАН»

Сторонники иранского происхождения этнонима «алан», считают что он произошел от древне-иранского слова «ариана» («арийский»), в настоящее время звучит как «ирон» – самоназвание осетин, говорящих на иронском диалекте осетинского языка. С исторической и лингвистической сторон эту версию трудно обосновать. Ни один древний автор не называл так алан.
Во многих языках мира наблюдается взаимопереход понятий «скот», «богатство», «князь», «бог». Также и в ингушском языке слова, обозначающие эти понятия, возникли из слова «скот» – «хьаьлий», от которого произошли слова «богатство» – «хьал», «бог» – «хIал», «князь» – «аьла». Имена наиболее древнего верховного бога хурритов ХIалалу-Алалу и урартского верховного бога ХIалди-Алди образованы от слова «хIал» – «бог». Как отмечают исследователи, протетический звук «xI» («h») может выпадать. Так, имена богов ХIалалу и Х1алди зафиксированы в источниках и в форме Алалу и Алди. От слова «хIал» образованы и социальные термины «аьла» (инг.) – «князь», «эла» (чеч.) -«князь», «алау» (урарт.) – «господин», «алани» (хурр.) – «госпожа, владычица», «алдар» (осет. заимствованное из древнеингушского, буквально означает «скот; богатство имеющий» – «хIал дар») – «князь» и т.д.
Слово «хIал» — «бог» в форме «ал» находится в составе имен большинства ингушских языческих богов средневековья: Даьла, Села, Гела, Балла, Алла, Рало, ХIало, Пал, Гушмали, Нукали, Кукали, Тушоли, Сусоли и т.д.
Многие ингушские этнонимы образованы от имен богов — теонимов: халдеи, халлы, гIалгIай (древнее звучание – халхай – «люди бога (солнца)», галай и т.д. Этноним «махал»/«махалон», которым обозначались древнеингушские племена в Колхиде и на Северном Кавказе в кобанское время, также образовано от теонима – от имени древнеингушского бога солнца Махал («ма» — «солнце», «хIал» — «бог»). От теонима «Махал» при помощи нахского суффикса принадлежности «-н-» образовался этноним «махалон», который буквально переводится как «принадлежащий богу солнца».
Когда бог солнца Махал (МахIал) стал называться Хал/ХIал («бог»), то этноним «махал» («махалон»), образованный от теонима «Махал», также изменился в «хал»/«хIал» («хIалон»), а при потери протетического звука «xI»/«h» – «алан» («алон»).
Плиний Секунд, живший в I в. н. э., отмечает рядом с местами (предки адыгов) племя халов (у Плиния «haI»). Академик Н. Я. Марр считает, что этноним «алан» является одной из форм множественного числа коренного кавказского этнического термина, в основе звучащего аI или с сохранением спиранта haI.
Ингушское происхождение этнонима «алан» подтверждает и объяснение термина «аллон-биллон», встречающийся в осетинском фольклоре, но с помощью осетинского языка не поддающегося истолкованию. В ингушском фольклоре известны такие выражения, имеющие отношение к термину «аллон-биллон», как «Алла, Балла – даьлий» («Алла, Балла – боги»), «алда-балДа» (в детских песенках и считалках). До настоящего времени в ингушской речи сохранилось выражение «алла-билла, аьлча а…» («даже если скажу алла-билла…»), употребляемое в просьбах. В настоящее время смысл этого выражения утерян, но в далеком прошлом это было заклятие именами древних ингушских богов Алла и Балла, считавшихся очень могущественными.

 

ЗЕЛЕНЧУКСКАЯ АЛАНСКАЯ НАДПИСЬ

Единственной сохранившейся достоверной аланской надписью является так называемая Зеленчукская надпись, выполненная на большой каменной плите, найдена Д. М. Стручковым в 1888 г. в верховьях реки Большой Зеленчук на территории Карачаево-Черкессии.
Надпись выполнена греческими буквами на аланском языке. Опубликована впервые в 1893 г. В. Ф. Миллером, признавшим ее осетинской. Подобный вывод был сделан им на основании того, что в тексте несколько раз приводится осетинское слово «фурт». Некоторые детали предлагаемого им осетинского прочтения надписи вызывали и у самого Миллера сомнения. С тех пор идея об осетиноязычности Зеленчукской надписи утвердилась в науке, хотя до сих пор не предложено ни одной до конца научно обоснованной версии чтения надписи на осетинском языке.
Что касается слова «фурт», то в других иранских языках в значении «сын» оно не обнаружено. По признанию В. Т. Абаева, «в лексике армянского и осетинского языков множество кавказских элементов, в том числе и таких, которые в самих кавказских языках не сохранились. Эта кавказская лексика распознается не только в периферийных частях словаря, но и в основном словарном фонде». Слово «фурт» сохранилось в ингушском фольклоре. Существует имя Фуртайг, происходящее от этого слова. Как доказал чеченский исследователь Я. С. Вагапов, слово «фурт» нахского происхождения и в осетинском языке оно является заимствованным. «Фурт» образовалось от ингушского слова «фу» – «семя», «потомство», «поколение» при помощи словообразовательного суффикса «-р-» и классного показателя «т» («д»). Таким образом, в нахских языках образовано множество слов («борд», «барт», «ворд», «карт», «корт» и т.д.).
Зеленчукская надпись составлена в 963 г. Плиту поставили в память о погибших в походе воинах из рода Сахири. И в наше время ингуши ставят надмогильные плиты в память тех, кто погиб на чужбине. Надпись в переводе читается так: «Иисус Христос. 6471 год (что соответствует 963 году нашей эры. Прим. авт.). Николай. Сахири рода сыновья: Хоб, Ситаев сын, Багатар, Бакатая сын, Анбалан, Анбалана сын. Погибли молодцы на равнине. Ладо (имя исполнителя надписи. Прим. авт.)».

 

АЛАНЫ В ПЕРВЫХ ВЕКАХ НАШЕЙ ЭРЫ

Впервые этноним «аланы» античные авторы упоминают в I в. н. э. в связи с рекой Дунай и Кавказом. В связи с Дунаем термин «аланы» упоминается в контекстах, косвенно указывающих, что аланы в Северном Причерноморье изначально не жили, а появились здесь в результате набегов – миграции. Но ни один автор прямо не говорит о появлении термина «аланы» в результате каких-либо миграционных процессов. Более того, в античных источниках есть свидетельства о кавказском происхождении алан. Древние авторы сообщают об аланах, что они неукротимы, храбры, «вечно воинствующие». Г. Соллий Аполлинарий Сидоний говорит об аланах как о «рожденных на Кавказе».
Античные и закавказские авторы на территории от Дагестана до адыго-абхазов на Северо-Западном Кавказе не называют других народов, кроме алан. Упоминаются некоторые аланские племена – дигор, арги (жители предгорной части, этноним происходит от ингушского слова «аргI» — «хребет»), дахсас. Племя дахсас средневековые авторы считают наиболее крупным аланским племенем. Возможно, от этнонима «дахсас» происходит топоним «Даьхасте», который в ингушском языке покрывает почти весь Северный Кавказ – территорию, на которой проживали аланы.

Другое название алан – асы – происходит от староингушского слова «аса» – «равнина». В грузинских источниках вместо этнонима «алан» применяется часто этноним «дзурдзуки», а вместо этнонима «асы» применяется этноним «ос, овс».
Также часть алан фиксируется античными авторами в Приазовье на Нижнем Дону. Приазовских алан Аммиан Марцеллин называл аланами-танаитами. Название «аланы», по мнению Аммиана Марцеллина, они получили от гор. Это говорит о том, что Приазовские аланы переселились на новое место с гор.
С аланами связывают исследователи появление на Северном Кавказе катакомбного погребального обряда. Катакомбное погребение – это погребение в виде небольшой пещерки. Относительно этнической принадлежности строителей катакомб первых веков нашей эры на Северном Кавказе высказывались различные мнения. Сторонники иранского происхождения алан считают катакомбные погребения одним из доказательств их ираноязычности. Некоторые ученые высказывают мнение о решающей роли в формировании катакомбного погребального обряда местной кавказской среды.

Катакомбное погребение известно на Северном Кавказе задолго до появления алан на исторической арене — со II тыс. до н. э. Кроме Северного Кавказа подобный способ захоронения был принят во многих районах древнего мира. В каждом регионе катакомбы имеют свои истоки. Катакомбный способ захоронения на Северном Кавказе происходит от обряда погребения (в горах – каменные ящики, подземные и полуподземные склепы, ямы, перекрытые каменными плитами; в предгорно-плоскостной зоне – ямы, перекрытые деревом, гробницы, сложенные из бревен), который прослеживается здесь с III тыс. до н. э. и до позднего средневековья. В позднем средневековье в горах получают распространение надземные каменные склепы (инг.- «маьлхара каш»). Более ранние катакомбы являются теми же склепами, но построенными из другого материала и под землей. В горах склепы делали из камня и на поверхности земли, потому что рыть катакомбы здесь было невозможно. В предгорно-равнинной зоне строились земляные склепы – катакомбы. Принципиальное сходство по конструкции, оформлению и по другим деталям погребального обряда и инвентаря позволяет многим исследователям считать их одним типом погребальных сооружений.
В первых веках нашей эры (в 72-74 и 135-136 гг.) аланы совершали военные походы в Закавказье, разоряя Армению, Иберию, Атропатену, Парфию. Они доходили до Каппадокии и Малой Азии, выступая попеременно на стороне тех или иных политических сил. Сведения об этих походах сохранились в трудах античных, древнегрузинских и древнеармянских авторов. Иногда из Закавказья и Малой Азии предпринимались ответные походы против алан.

Уже во II в. в источниках упоминается Алания как территория алан. Кавказские горы Клавдий Птолемей называет Аланскими горами. Алания в это время включала в себя территорию от равнины Прикубанья (инг. «Побан аре») вплоть до Северо-Восточного Кавказа, где территорию по нижнему течению реки Терек Птолемей называет «Алонта» (инг. «территория аланов»; суффикс «-та-» в ингушском языке топонимический суффикс, с помощью которого образуются названия местностей).
В общественном строе сложившегося аланского союза в это время сохраняются черты военной демократии. Свободные члены общины избирали военных вождей по признакам военных талантов и заслуг.

 

НАШЕСТВИЕ ГУННОВ

В 70-х гг. IV в. Северный Кавказ подвергается нашествию орд кочевников – гуннов, вышедших из Центральной Азии. По свидетельству греческого историка Аммиана Марцеллина, гунны отличались физической силой, грубым, «чудовищным и страшным» видом, «питаются они кореньями и полусырым мясом», у них никто не занимается хлебопашеством, «все они, не имея определенного места жизни, кочуют по разным местам… с кибитками, в которых они проводят жизнь… гоня перед собой упряжных животных и стада, они пасут их».
При движении из Центральной Азии на запад гунны увлекли с собой различные племена, проживавшие на территории Южной Сибири и Казахстана, говорившие на разных языках. Этническая принадлежность самих гуннов неизвестна. Некоторые исследователи предполагают, что они говорили на тюркском языке.
В 372 г. гунны напали на алан, проживавших в Приазовье на Нижнем Дону. Аланы были разбиты и по условию мирного договора присоединены к гуннам. Другая часть гуннов обрушилась на Северный Кавказ. Здесь они двигались с востока на запад, производя страшные разрушения. Через Крым гунны вошли в междуречье Дона и Днепра и на территории Северного Причерноморья соединились с основной массой гуннов. Затем они напали на обитавшие западнее германские племена остготов и вестготов, которые вынуждены были отступить на запад. Преследуя их, в 376 г. гунны вместе с аланами появились на восточной границе Римской империи.

Еще одна часть гуннов осела на территории Северного Дагестана и положила начало гуннскому царству.
Гуннское нашествие имело тяжелые последствия для аланских племен и для всего Северного Кавказа. В результате вновь было приостановлено складывание государственности, разрушено большое число поселений, истреблено множество людей, подорвано хозяйство.
И в последующие десятилетия гунны не раз совершали завоевательные походы через Северный Кавказ, принося с собой разрушение и смерть. В конце IV-V в. через горные проходы Северного Кавказа гунны несколько раз вторгались в страны Закавказья и Передней Азии.

В результате нашествия изменилась политическая и этническая карта Северного Кавказа. В степных районах не осталось аланского населения. Часть алан, живших здесь ранее, была уничтожена, часть – увлечена в походы в Западную Европу, а оставшиеся продвинулись на юг, ближе к горам. Плотность населения в предгорной части и в горах резко увеличилась. Было уничтожено Боспорское царство и греческие города на Черноморском побережье. На Кавказе появились кочевники различной этнической принадлежности: болгары, утригуры и кутригуры, позднее авары, савиры, тюрки и т.д.

 

ПОХОДЫ АЛАН В ЗАПАДНУЮ ЕВРОПУ И АФРИКУ

Часть алан, ушедших в Европу, осела в Паннонии (территория современной Венгрии). Появились аланы на реке Тиса. Согласно историку начала V в. Орозию, на левом берегу Нижнего Дуная в это время существовала область Алания, а река Прут называлась Аланской рекой.
Вступая в союзы с различными племенами, аланы вторгались в пределы Римской империи. 9 августа 378 г. в сражении под Адрианополем германские племена вестготов и остготов в союзе с аланами разгромили римскую армию. По данным источников, в этом сражении погибло около 40 тысяч римских солдат и сам император. Но через некоторое время аланы и готы потерпели поражение от римской армии под Константинополем.

В это время Римская империя была разделена на Западную и Восточную. Западный римский император Грациан (375-383 гг.) привлекал часть алан на службу в римской армии. Аланы служили и в Восточной Римской империи. Римские императоры разрешали варварам, в том числе и аланам, селиться на своей территории в качестве федератов, т. е. союзников.
В Паннонии аланы вступили в контакт с германскими племенами вандалов и свевов. В 495 г., потерпев поражение от войск Западной Римской империи и под напором надвигающихся с востока гуннов, аланы, вандалы и свевы начали движение на запад. По пути к ним присоединились и некоторые другие германские племена.
31 декабря 406 г. союзники, перейдя по льду Рейн, вторглись в Галлию, где аланы разделились на две части. Часть во главе с вождем Гоаром перешла на службу к Римской империи. Другие во главе с вождем Респендиалом остались с германцами.

Имя аланского вождя Гоара сохранилось в ингушском языке в выражении «Гоара кIантий, яI!» («Эх, молодцы Гоара!»). В имени другого вождя – Респендиала выделяется нахское слово «ал»/»аьла» – «князь». Имя Респендиал состоит из двух частей: имени Респенди и слова «ал» – «князь».
В составе римской армии аланы участвовали во многих сражениях и битвах. 15 июня 451 г. на Каталаунских полях западнее г. Труа в Галлии (современная Франция) состоялось решающее сражение гуннской армии во главе с Аттилой с объединенными силами римлян, алан и вестготов. Аланы во главе с вождем Сангибаном были поставлены в центре союзного войска, где они столкнулись с отборной гвардией Аттилы. Битва была ожесточенной. По свидетельству готского историка Иордана, с обеих сторон погибло 165 тысяч воинов. Гунны потерпели поражение, и тем самым было остановлено их продвижение на запад. Через 2 года правитель гуннов Аттила умер, и вскоре непрочная гуннская империя распалась. Каталаунская битва решила судьбу Западной Европы.

В 406 г. аланы Респендиала, отделившиеся от алан Гоара, вместе с вандалами и свевами двинулись через Пиренейские горы в Испанию. Аланам достались Лузитания и Картахена. Император Западной римской империи послал против алан, вандалов и свевов, захвативших римскую провинцию Испания, вестготов. В 416 г. вестготы вторглись в Испанию, и под их давлением в 429 г. союзники переправились через Гибралтарский пролив в Северную Африку. Далее в источниках не упоминаются свевы, а вандальские короли носят титул «король вандалов и аланов».
Захватив северо-западную часть Африки (часть современных государств Туниса и Алжира), алано-вандалы в 435 г. основали свое государство и заключили мирный договор с Римом. Королевство вандалов и аланов просуществовало до 533 г., когда оно было завоевано византийцами.

 

АЛАНЫ И ИРАНО – ВИЗАНТИЙСКИЕ ВОЙНЫ

Миграция различных кочевых племен, вызванная движением гуннов из Центральной Азии на запад, и ожесточенные войны между крупнейшими государствами того времени Византией и Ираном, вплотную примыкавшими к северокавказскому региону, явились событиями, которые во многом определили развитие северокавказских племен в V—VI вв.
Начинается период длительного взаимодействия алан и тюрок. В аланскую среду начинают проникать тюрки. Процесс тюркизации части западных аланов продолжался до XIII-XIV вв. и закончился сложением карачаево-балкарского народа.

Аланские отряды принимали участие в ирано-византийских войнах то на одной, то на другой стороне, в зависимости от своих политических интересов, а чаще от того, кто больше заплатит. Так, в 549 г. аланы обязались за 300 фунтов золота изгнать персов из Лазики (Западная Грузия). Но уже через год, в 550 г., аланы в составе персидского войска вторглись в Лазику, но были разбиты византийцами.

Византия и Иран вели борьбу за господство в Передней Азии. Большое значение в этой борьбе имел контроль над Закавказьем. Большинство ирано-византийских войн и велись за закавказские государства. Часто в эту войну и та и другая сторона втягивали северокавказские племена и кочевников. Большое значение для этих государств имел и контроль над торговыми путями из Индии и Китая. Великий шелковый путь проходил из далекого Китая до средиземноморского и черноморского побережий. Значительная часть этого пути проходила по территории Ирана, который в этот период включал территории таких современных государств как Иран, Ирак, Азербайджан, Армения, Грузия, Афганистан. Чтобы контролировать весь путь, Иран стремился овладеть выходом к Черному морю. Византия пыталась удержать черноморское побережье в своих руках. Ирано-византийские войны продолжались более ста лет – с начала VI в. до 629 г. В результате длительных и кровопролитных войн ни одна из сторон не добилась решающего успеха, последствием их было ослабление обоих государств. В результате они были неспособны противостоять арабам, начавшим в VII в. завоевательные походы.

 

АЛАНЫ И ТЮРКИ в V-VI вв.

В послегуннский период в степях Предкавказья господствовали кочевники – тюрки. В V в. здесь сложился болгарский союз тюркских племен. Болгарские племена расселились в Приазовье вплоть до реки Кубань. Отдельные группы болгар проживали и в степях Северо-Восточного Кавказа. Наибольшего могущества Великая Болгария достигла в середине VII в. при хане Кубрате. После его смерти междоусобицы между сыновьями Кубрата и давление со стороны усилившихся к этому времени хазар привели к расселению болгар (часть болгар во главе с ханом Аспарухом ушла на Дунай и положила начало Дунайской Болгарии, вторая часть ушла на Волгу и положила начало Волжской Болгарии, третья часть во главе с ханом Батбаем осталась в Приазовье-Прикубанье и попала под власть хазар).

На территории Дагестана сложился довольно сильный союз гуннских племен савиров. Византийский историк Агафий дает савирам такую оценку:
«Этот народ, и величайший, и многочисленнейший, весьма жаден и до войны, и до грабежа, любит проживать вне дома на чужой земле, всегда ищет чужого, ради одной только выгоды и надежды на добычу присоединяясь в качестве участника войны и опасностей то к одному, то к другому и превращаясь из друга во врага. Ибо часто они вступают в битву в союзе то с римлянами (имеются в виду византийцы. Прим. авт.), то с персами, когда те воюют между собой, и продают свое наемное содействие то тем, то другим».

В VI в. в степях Предкавказья появляются авары, которые с помощью аланского «царя» Саросия, подчинив болгар, создали Аварский каганат. Затем авары ушли на запад, а на смену им пришли тюрки, создавшие в том же VI в. крупное объединение тюркских племен – Тюркский каганат, в который были включены территории от границ Китая на востоке до Северного Причерноморья на западе. В конце VI в. Тюркский каганат распался на две враждующие части: Восточный тюркский каганат, располагавшийся в Средней Азии, и Западный тюркский каганат, включавший Восточно-Европейские степи, в том числе и Предкавказье.

 

АЛАНЫ И ХАЗАРСКИЙ КАГАНАТ

Хазары, впервые появившиеся в Предкавказье в период гуннского нашествия, в середине VI в. были включены в состав Тюркского каганата. После его распада (к середине VII в.) на территории Нижнего Поволжья и восточной части Северного Кавказа сложилось сильное государственное объединение – Хазарский каганат. Столица Хазарии – город Семендер — некоторое время находилась на территории современного Дагестана. Под давлением хазар часть болгар ушла из Предкавказья, оставшиеся же попали в зависимость от Хазарского каганата.

Степи Предкавказья были включены в состав хазарского каганата. Граница каганата и Алании на северо-востоке проходила по Тереку. По левому берегу Терека лежала Хазарская степь, по правому берегу протянулся ряд мощных аланских городищ – крепостей, расположенных на расстоянии 5-6 км друг от друга, укрепленных могучими рвами. Широкий и глубокий Терек, в те времена более полноводный, чем сейчас, отвесный и высокий (до 20 метров) его правый берег и густая сеть крепостей делали этот рубеж труднопреодолимым для кочевников.

Вскоре после возникновение Хазарского каганата аланы попали в политическую зависимость от хазар, хотя и сохранили свою территориальную целостность. Хазарский каган Иосиф в письме, отправленном в середине X в. испанскому сановнику Хасдаю Ибн-Шафруту, сообщает, что все аланы до границ Абхазии платят ему дань. Усиление Хазарского каганата особенно сказалось на восточных аланах, попавших в сильную зависимость от хазар. Причины этого кроются в том, что восточные аланы владели Дарьяльским проходом, имевшим большое стратегическое значение. Контроль над этим и другими проходами в Закавказье играл для хазар жизненно важную роль, особенно в период арабо-хазарских войн.
В середине VII в. начинаются длительные арабо-хазарские войны, в которых активно участвовали и аланы.

Первый совместный поход против арабов, окончившийся поражением союзников, аланы и хазары совершают в 661 г. В следующем 662 г. арабы двинулись против византийцев и алан и, по словам Ибн ал-Асира, «обратили их в страшное бегство».

В 721-722 гг. имели место столкновения между аланами и хазарами. Аланы, воспользовавшись тяжелой войной, которую вели хазары с арабами, предприняли попытку освободиться от хазарской зависимости. Но хазары разбили алан, а в следующем 723 г. разбили арабскую армию, вторгшуюся на Северный Кавказ через Дарьяльский проход (территорию алан). Арабы решили воспользоваться трениями между аланами и хазарами.
В 723 и 724 гг. через Дербентский и Дарьяльский проходы на Северный Кавказ пришел новый завоеватель – арабский наместник Армении Джаррах ибн-Абдуллах, имя которого запечатлено в ингушских легендах. Во время похода 724 г. Джаррах нанес основной удар по аланам. Пройдя через Дарьяльский проход, арабы вышли на аланскую равнину, разоряя все на своем пути, и вернулись в Закавказье через Дербентский проход. В 725 г. Джаррах вновь совершил поход против алан и обложил их подушной податью.
В 728-729 гг. другой арабский полководец – Маслама – через Дарьяльский проход вторгся в Аланию. Но проливные дожди, не прекращавшиеся более месяца, помешали активным действиям арабов, и Маслама отступил.

В 730 г. огромное войско хазар, в составе которого были и аланы, через Дарьяльский проход вторглось в Азербайджан, находившийся под властью арабов. В сражении арабам было нанесено сокрушительное поражение. Джаррах был убит в бою.
В ответ на это вторжение в 735 и 737 гг. арабы предприняли два крупных похода против алан и хазар через Дарьяльское ущелье. Командовал арабскими войсками Мерван. Первый поход явился подготовительным к более масштабному походу арабов в 737 г. Мерван огнем и мечом прошел через территорию алан и вторгся в Хазарию, где им была захвачена хазарская столица город Семендер. Хазары были разбиты. Только к 60-м годам VIII в. хазары смогли восстановить свои силы. Окончательному разгрому Хазарии помешали начавшиеся в середине VIII в. в Арабском халифате смуты. К власти в халифате пришла новая династия Аббасидов. В 764 г. хазаро-аланское войско вторглось в Закавказье и разграбило Азербайджан, Грузию и Армению.

Последним актом войны древнеингушских племен с арабами можно считать разгром санарами 120-тысячной армии арабского полководца Буги ал-Кабира зимой 853 г. на южных склонах Главного Кавказского хребта у горловины Дарьяльского ущелья. Арабский хронист Якуби очень сухо сообщает об этом событии: «Буга двинулся против санарийцев, сражался с ними, но они разбили его и обратили в бегство».

Арабо-хазарские войны привели к ослаблению Хазарского каганата. Столица Хазарии была перенесена на Волгу. В начале IX в. хазары приняли иудейскую веру в качестве официальной государственной религии. К концу IX в. в результате ослабления Хазарии аланы смогли вернуть политическую независимость. Окончательно Хазарский каганат был уничтожен в X в. в результате похода дружины русского князя Святослава в 965 г.

 

АЛАНИЯ в X веке

В конце IX – начале X вв. развернулась борьба между Византией и Хазарией за влияние на Аланию. Византийцы начинают миссионерскую деятельность среди алан, стараясь обратить их в христианство и тем самым укрепить свой союз. Византийцам удалось распространить христианство среди части западных алан, но все же во время византийско-хазарской войны в 913-914 гг. аланы поддержали хазар и сыграли решающую роль при разгроме византийской армии.

Но уже около 932 г. аланы, подстрекаемые византийцами, пошли войной на хазар. Потерпев поражение – даже аланский предводитель, которого источники называют «царем», попал в плен – аланы под давлением хазар отреклись от христианства и изгнали византийских священников.
После падения Хазарского каганата аланы на некоторое время овладели степью за рекой Терек. Но уже в середине XI в. в степях появляются половцы (кипчаки), и вновь аланы были оттеснены за Терек, который стал рубежом между половцами и аланами.

Арабский автор X в. Масуди называет места расселения алан между Сариром (государство, занимавшее часть территорий современного Дагестана и Чечни до реки Аргун) и адыгами. Кроме Сарира, алан и адыгов, Масуди упоминает несколько народов, проживающих на Кавказе: грузины, абхазы, санары и хазары. Таким образом, кроме алан, на Северном Кавказе не названы другие нахские племена. Эти данные подтверждают и другие источники.

В начале X в., в связи с освобождением Алании от двухсотлетней зависимости от хазар, политическое значение Аланского государства на международной арене резко возросло. Этому способствовало и сближение Алании с Византией, которая рассматривала алан как защиту от набегов кочевников. В Византии хорошо понимали и учитывали возросшую военную мощь алан.
Сами хазары так оценивали Аланию X в.: «Царство алан сильнее и крепче всех народов, которые жили вокруг нас». К концу X в. после падения Хазарского каганата Аланское государство еще более усилилось.

Масуди сообщает, что «аланы более мощны, чем кашаки (адыги)».
«Аланский царь,— пишет Масуди,- выступает в походы с 30 тысячами всадников. Он могуществен, мужествен, очень силен и ведет твердую политику среди царей».
По свидетельству Масуди, между царем алан и царем Сарира «существуют брачные связи, поскольку каждый из них женился на сестре другого». Династическими браками были связаны правители алан и с Византией.

 

АЛАНСКИЕ ГОРОДА

Масуди говорит о столице алан – Магасе, но ничего не сообщает о его местонахождении. Название «Магас» с ингушского языка буквально переводится как «земля (место, территория) солнца» (от «ма» – «солнце», «го» — «круг, диск» и «са» — «земля, место, территория»). Так как это название города, то его можно перевести как «город солнца».

По поводу местонахождения Магаса в исторической науке существует несколько точек зрения. На наш взгляд, наиболее убедительна версия расположения Магаса в районе современных ингушских сел Яндаре — Гази-Юрт — Экажево – Али-Юрт — Сурхахи. На этой территории обнаружено около тридцати раннесредневековых городищ-крепостей и множество поселений между ними, составляющие единый укрепленный район. Данный укрепленный район городищ находится на естественной возвышенности, удобной для обороны; с запада и с севера протекают (в те времена бывшие более многоводными и менее проходимыми) реки Сунжа и Назранка, еще немного севернее находится Сунженский хребет, с востока данный район защищает глубокое Ассинское ущелье, с юга – лесистые хребты черных гор. Естественные рубежи обдуманно и крепко усилены сторожевыми пунктами и городищами-крепостями, находящимися в пределах зрительной связи. Городища образуют несколько оборонительных поясов вокруг центральной части, где в урочище Эрз-эли («Камышовая балка») расположено наиболее крупное городище Хатой-Борз – бывшее цитаделью Магаса. Общая площадь всего укрепленного района достигает более сотни квадратных километров.

Крупные города в древности всегда возникали и развивались на местности, где проходили важные торговые пути. Магас возник на стыке гор и равнины, между выходами из Дарьяльского и Ассинского ущелий. Это место является политическим, торгово-экономическим и географическим центром исторической Алании. Эти два ущелья, особенно Дарьяльское, были в военно-стратегическом, политическом и торговом отношениях наиболее важными на территории Аланского государства. Дарьяльское ущелье – удобный проход в Закавказье и далее в Переднюю Азию, по нему проходила основная ветвь Великого шелкового пути. Боковая ветвь выходила через Джейрахское ущелье и Школьный перевал в Таргимскую котловину и далее через Ассинское ущелье на равнину. Еще одна боковая ветвь шелкового пути, идущая от Дербента проходила вблизи Магаса. Таким образом, Магас контролировал очень важные участки Великого шелкового пути.

Поселения аланского времени, густо расположенные на территории предгорно-плоскостной части Ингушетии, особенно по обоим берегам реки Сунжи, подтверждают слова Масуди о том, что аланское «царство состоит из непрерывного ряда поселений: когда утром запоют петухи, ответ им доносится из других частей царства ввиду чересполосицы и смежности селений».
Кроме Магаса в источниках упоминаются еще несколько названий аланских городов – Фуст, Хайлан, Алания, Аскала, Касак, Дар-и-Алан, не все из которых исследователями принимаются как достоверные. Некоторые из них (Дар-и-Алан) были просто крупными крепостями, другие располагались не на территории Алании (Хайлан, Касак), а иные вообще не существовали (Алания).

Более реальным представляется существование города Фуст, упоминаемого византийским монахом Епифанием. Обращает на себя внимание присутствие в названии этого города нахского топонимического суффикса «-ст-», который имеет место в названиях многих топонимов в Ингушетии (Алхасте, Ангушт, Аршты Гоуст, Палмисте, Къасте, Наькъасте и т. д.); многочисленные топонимы с суффиксом «-ст-» есть и в Чечне (Малхисте, МIайсте, Агишты, Мехкишты, Дехесты и т.д.).

Еще один город с явно ингушским названием Дадаков (Дедяков) упоминается в русских летописях XIII-XIV вв. Судя по ориентирам, приводимым в русских летописях, Дадаков располагался в междуречье Сунжи и Назранки, на хребте «ДIаьха Дукъ», на территории современных Гамурзиевского и Насыркортского муниципальных округов г. Назрань.
Археологическими исследованиями выявлены ряд крупных раннесредневековых аланских городов, остатками которых являются городища Адиюх, Нижний Архыз и др. в Карачаево-Черкессии, Аргудан, Старый Лескен, Нижний Джулат и др. в Кабардино-Балкарии, Верхний Джулат в Северной Осетии, Алхан-Кала в Чечне, Биъсянна-Борз, Троицкое и др. в Ингушетии.

 

АЛАНИЯ в XI – начале XIII вв.

XI в.- период наибольшего расцвета Аланского государства. В 1032, 1033, 1062 и 1065 гг. аланы совершали грабительские походы в Закавказье. Часто вторжения алан на территории других государств организуют византийские или грузинские правители за плату.
Известно имя одного из самых могущественных аланских царей – Дургулель (инг. «Дургал аьла» – «Князь Дургал»; слово «дургал» переводится с ингушского как «нектар»), называемого в грузинских источниках «Великим». В грузинских источниках сохранились сведения о том, что грузинский царь Баграт IV, правивший с 1027 по 1072 гг. пригласил Дургулеля на помощь, и тот прибыл с 48-тысячным войском. После одержанной победы в честь Дургулеля и его воинов был устроен двенадцатидневный пир, и Дургулелю и «его вельможам» были даны богатые дары.

В качестве военных наемников сражались аланы и на стороне Византии. Византийский хронист Никифор Вриенний сообщает эпизод, относящийся к периоду царствования императора Михаила Дуки (1071-1078 гг.), когда византийцы привели из Алании 6 тысяч наемных воинов, но все аланы ушли, так как византийцам нечем было платить.
В XII в. наблюдается ослабление Алании. Если в источниках XI в. об Алании говорится, наряду с Сариром, как о крупнейшем государственном объединении, то источники XII в. свидетельствует об изменении положения. Хроники говорят уже не о «царе алан», а о многих «царях», что свидетельствует об отсутствии у алан в этот период единого центра. Характерно, что в начале XII в. царь Грузии Давид III обращается за помощью не к аланам, а к половцам.

Но аланы еще были довольно сильны и продолжали поддерживать связи с византийцами и грузинами. Аланы служат при византийском дворе, продолжают заключать династические браки. Ко второй половине XII в. относится заключение брака между царем Грузии Георгием III и дочерью аланского царя Худдана – Бурдухан. Дочь Георгия III и аланки Бурдухан – Тамара в 1178 г. была возведена на престол еще при своей жизни Георгием III. В ингушских преданиях сохранилась память о царице Тамаре как об «ингушской племяннице».
Согласно источникам, в первой половине XIII в. Алания была раздробленной, раздираемой междоусобицами. Доминиканский монах Юлиан, побывавший здесь в 1236 г., свидетельствует, что в Алании «сколько селений, столько вождей, и ни один из них не имеет подчиненного отношения к другому. Там постоянно идет война вождя против вождя, села против села. Во время пахоты все люди одного селения при оружии вместе идут на поле, вместе также и жнут и так делают по всему пространству той земли; и если есть у них какая-либо надобность вне селения, добыча ли леса и другая работа, то они равным образом идут все при оружии… у них человекоубийство не считается ни за что». Подобное мнение об аланах высказывает и аланский епископ Феодор: «отличия моих пасомых – убийства прежде всего».

Государство ослабло, центральная власть перестала функционировать, рухнули экономические связи между различными частями Алании, в стране наблюдается хаос, который облегчил монголам в первой половине XIII в. завоевание Алании.

 

ХОЗЯЙСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АЛАН

Основой хозяйственной деятельности алан, как в предыдущие эпохи, было земледелие. Об этом свидетельствуют многочисленные письменные и археологические источники. Масуди подтверждает, что страна алан «хорошо возделана». Об аланах в персидской анонимной хронике X в. «Худуд ал-Алам» говорится: «Некоторые из них горцы, некоторые земледельцы». Имеется свидетельство венецианского историка Мартина Канале о том, что во время голода в Италии 1268 г. аланы и некоторые другие народы дали хлеб венецианцам.
На местах аланских поселений археологи находят каменные жернова и зернотерки, с помощью которых мололи зерно, каменные ступы и песты для измельчения зерна в кругу, многочисленность которых свидетельствует о больших урожаях, получаемых аланами. Также при раскопках городищ и поселений были найдены железные лемехи для плугов, наконечники для сохи, цепи для молотьбы зерна, серпы и другие железные предметы, связанные с земледелием.

Аланы выращивали в основном пшеницу и просо, а также овес, рожь и ячмень. После уборки урожая зерно хранилось в специальных зерновых ямах, обнаруженных археологами почти на всех поселениях. Располагаются они вокруг жилищ, а иногда внутри жилища в виде погреба. Таких зерновых ям обычно находят очень много, что опять же свидетельствует о больших количествах хранимого зерна. Обнаружены археологами также и надземные хранилища зерна, плетенные из прутьев и обмазанные глиной.
В горах, как и в предыдущие времена, широко использовалось террасное земледелие. В лесистых местностях применялось подсечное земледелие, при котором путем вырубки и выжигания леса освобождалась земля под пахоту.

Наряду с земледелием, важнейшей отраслью хозяйства алан было скотоводство. В равнинных районах разводили крупный рогатый скот, в горах – мелкий. Разводили также лошадей, которых использовали как транспортное средство. На месте аланских поселений и в городищах археологами также найдены кости таких домашних животных, как свинья, осел, собака, кошка и кости домашней птицы.

Занимались аланы охотой и рыболовством.
Были развиты у алан характерные для древнеингушского населения отрасли ремесленного производства: металлургия и металлообработка, гончарное производство, обработка камня, дерева и кожи, прядение и ткачество.

Традиционными производствами с глубокой древности у далеких предков ингушей были металлургия и металлообработка. У алан, в отличие от кобанцев, основным материалов для изготовления орудий труда, оружия и различных предметов обихода было железо. На территории исторической Алании учеными открыты и исследованы древние штольни, где добывалась железная руда. Обнаружены также многочисленные железные шлаки, остатки плавильных печей и другие следы выплавки железной руды. Металлургическое производство было сосредоточено в основном в горной и предгорных зонах. По данным письменных источников, которые подтверждаются и археологическими находками, аланы выплавляли и собственную сталь. Известны аланские стальные сабли. Аланы также были, по свидетельству современников, отличными кузнецами. Они производили различную продукцию: лемеха плугов, серпы, мотыги, ножницы для стрижки овец, различные крюки, топоры, ножи, напильники, тесла, зубила, шила и другие предметы. О высоком уровне кузнечного дела свидетельствуют находки кольчуг, производство которых требует большого мастерства.

Была развита у алан обработка путем литья цветных металлов – меди, серебра, олова, свинца, цинка и их сплавов (бронзы).
Исследователи отмечают присутствие на аланской керамике элементов, свойственных керамике кобанских племен – налепные шишечки, зооморфные формы ручек сосудов, некоторые виды орнаментов и т.п. С VI в. при производстве керамики начинали применять гончарный круг. К XIII в. вся керамика производилась на быстро вращающем ножном круге.
С X в. из глины также делали черепицу и кирпичи, что было связано с начавшимся в Западной Алании крупным церковным строительством. В XIII в. черепица распространилась и в Восточной Алании.

Традиционной у древних ингушей была обработка камня, уходящая корнями в глубокую древность. И в более поздние времена ингуши славились своими мастерами по обработке камня, которых называли «тIоговзанч». В горных и предгорных районах камень всегда был основным строительным материалом. Из тесаных каменных блоков строились храмы, башни, оборонительные стены, погребальные склепы. Археологами отмечено применение при возведении храмов раствора, но большинство сооружений строились в технике сухой кладки.
Известны созданные из камня памятники пластического искусства – высеченные на каменных плитах рельефные рисунки, символы.

Из камня изготовляли также хозяйственно-бытовой инвентарь: жернова для размола зерна, зернотерки, пряслицы и другие предметы.
У алан была развита и обработка дерева, из которого производились различные сосуды, гребни, ложки, шкатулки, древки копий и стрел, рукояти разнообразных хозяйственных орудий и инструментов и т.д. Археологами обнаружены деревянные седла, отдельные части которых сделаны из разных пород дерева; седла покрывали различными орнаментами и вставляли медные пластинки с изображениями птиц и зверей. Ряд археологических находок указывает на существование у алан примитивного токарного станка для обработки дерева. Большой интерес представляют находки в аланских могильниках столиков на трех ножках, схожих с известными в ингушской этнографии столиками на трех ножках «кхоког» или «шу».

В археологических памятниках также обнаружены куски кожи двух сортов: сыромятной и тонкой сафьяновой. Из сыромятной кожи делались сбруя, уздечки, обувь типа поздних чувяк, без подошвы и каблука. Кожей обтягивали боевые щиты, колчаны для стрел; возможно, кожаными были и шлемы. Из сафьяновой кожи вырезались сложные узоры – аппликации, украшавшие богатые праздничные платья, сапоги, головные уборы и т.д. Развивалась внутренняя и внешняя торговля. Сложилась специализация отдельных районов. В горных и предгорных районах преимущественно развивалось скотоводство, а на равнине – земледелие. Также горцы специализировались на производстве и обработке металла. Но широкого развития внутренняя торговля не получила, так как на внутреннем рынке господствовал натуральный обмен.

Развитию международной торговли способствовало в первую очередь выгодное расположение Алании на стыке Европы и Азии и международные торговые пути, проходящие через ее территорию.
В X в. аланские купцы были известны в Крыму, в кавказских государствах, в Византии и в различных странах Востока.
Из Византии ввозили керамические изделия, в том числе тарные (амфоры) и стеклянные сосуды, шелковые ткани, браслеты, перстни, бусы из полудрагоценных камней, украшения из металла и кости, предметы христианского культа, монеты. Из Крыма привозили амфоры с вином, стеклянные браслеты. Из Закавказья — некоторые виды стеклянных браслетов и стеклянные сосуды. Из Руси и Волжской Болгарии купцы доставляли мед, воск, дорогие меха и другие товары; через Русь поступал янтарь. Археологические раскопки свидетельствуют о торговых связях алан с кочевниками Предкавказья и Причерноморья, а также с населением Центральной Европы.

Прослеживаются связи с Малой Азией, Ближним Востоком, Передней Азией и Средней Азией. Особенно интенсивными были торговые связи с Сирией и Ираном. Из Сирии поступали стеклянные сосуды, бусы, из Ирана – белоглинная поливная керамика и бусы из драгоценных камней. С Ближнего Востока вывозился шелк, шерстяные и бумажные ткани, керамика, пряности. Из Средней Азии доставлялись шелковые ткани, украшения и керамика. Привозили товары и из далеких Индии и Китая.

 

РЕЛИГИОЗНЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ АЛАН

На протяжении всей истории алан, даже после принятия частью алан христианства, у них господствовало язычество. По свидетельству письменных источников, главное место в аланском язычестве занимал культ солнца. Армянский поэт XIII в. Фрик писал: «…алан, что солнце чтит».
Культ солнца наблюдается у ингушей с глубокой древности до принятия основной массой ингушей ислама в середине XIX в. В ингушском фольклоре обожествленное солнце имело множество имен: Ма, Малх, Махал, ГIал, ХIалло, Рало, Гушмали, Ала, Гела и т.д.; зафиксировано также обращение к солнцу «Гелой».
Многие древние и современные ингушские этнонимы имеют отношение к культу солнца: хурриты («народ хурри») – от «хурри» – «утро, восток», махалы/махалоны – от «ма» — «солнце» и «хал» — «бог», гIалгIай – от ГIал» – имя бога солнца, галай – от «ГIал/Гал», маьлхи — от «малх» — «солнце», алан (хIалан) — от «ХIал/Ала» — первоначально понятие «бог», позже — имя бога солнца и т. д.

О широком распространении среди алан культа солнца свидетельствуют многочисленные археологические источники. Встречаются изображения солнечного диска на керамических сосудах. Известны изображения различных крестов, являвшихся символами солнца. Такие символы известны на Северном Кавказе еще со времен кобанской культуры. В аланских памятниках найдены многочисленные солнечные амулеты с головами хищных птиц по кругу. Некоторые хищные птицы у средневековых ингушей почитались как священные птицы солнца. Имеются амулеты с вписанным в круглую солярную рамку изображением фигуры мужчины, иногда всадника. Встречаются комбинированные солярно-лунные амулеты, сочетающие символические изображения солнца и луны в виде полумесяца. Также на аланских памятниках встречаются амулеты, имеющие вид круга или двух кругов с четырьмя или семью спицами, то есть имеющие вид колеса. Отождествление солнца с колесом сохранилось и в ингушском фольклоре.
У алан существовал культ предков. Все языческие погребения на территории их проживания подтверждают это. В могилу умершего клали все необходимое для жизни в потустороннем мире: сосуды с пищей и питьем, оружие, украшения и т.д.

На протяжении нескольких столетий византийцы предпринимали усилия христианизировать алан. Первые успехи в распространении христианства приходятся на начало X в. К этому времени относится упоминание в документах архиепископа Алании, что свидетельствует о существовании уже в первом десятилетии X в. аланской кафедры. Документы свидетельствуют, что в это время была крещена верхушка аланского общества, но христианизация была поверхностной – аланы продолжали жить по своим обычаям, часто противоречащим христианским устоям. Так, в одном из писем византийский патриарх Николай Мистик пишет миссионерам в Алании, что необходимо допускать послабления в отношении «князя страны и людей», издавна живущих в незаконных браках. Под незаконными браками исследователи понимают распространенное у алан, но порицаемое христианской церковью многоженство. Ибн-Руста отмечал: «Аланский царь христианин в сердце, но весь народ его царства – язычники, поклоняющиеся идолам».

В 932 г. после поражения в войне с Хазарией, на которую алан подтолкнула Византия, аланы под давлением хазар отреклись от христианства и прогнали греческих (византийских) епископов и священников. Но в этот период ослабевшая Хазария уже не в силах была диктовать свои условия аланам. Вскоре позиция Византии в Алании были восстановлены и к концу X в. христианство укрепилось в Алании. В это время в Алании существовала довольно сильная церковная организация.
Центр Аланской епархии и резиденция аланских митрополитов находился в городе (название его неизвестно), на месте Нижне-Архызского городища в ущелье реки Большой Зеленчук в Карачаево-Черкессии. На Нижне-Архызском городище до настоящего времени сохранились в неплохом состоянии несколько церквей, построенных в X в.

Христианство не стало общеаланской религией. Оно было больше распространено в Западной Алании. Как отмечено исследователями, все христианские памятники монументального зодчества сосредоточены в западных районах исторической Алании. Здесь же отмечены и христианские некрополи. В восточных районах Алании христианских памятников не открыто, за исключением нескольких храмов на территории современной

Горной Ингушетии. Жители восточных районов Алании оставались в основной своей массе язычниками. В горной части христианство проникало со стороны Грузии, но продолжительного успеха оно здесь не имело. В IX в. в Горной Ингушетии был построен христианский храм Тхаба-Ерды, но христианство скоро было забыто местным населением, и храм использовался как языческий – об этом говорит даже его название, которое происходит от имени языческого бога Вселенной Тха. В XI-XII вв. и в более поздние времена продолжались попытки Грузии христианизировать население прилегающих к Грузии горных районов Алании, но христианство здесь не укрепилось.

В конце XII – начале XIII вв. в Алании произошло ослабление централизованной власти, что привело к сепаратизму и распаду непрочного государственного объединения. Общее состояние страны отразилось и на христианстве в Алании. О положении христианской церкви и вообще христианской религии в Алании свидетельствует аланский епископ Феодор, который пишет о том, что «аланское племя легко может быть совращено», что их «пасет скорее смерть безверия» и что «аланы христиане только по имени». Об этом же свидетельствует и упоминавшийся монах Юлиан, который сообщает, что в Алании жители представляют «смесь христиан и язычников».

К середине XII в. Аланская епархия была перемещена за пределы Алании в Трапезунд, находившийся на южном побережье Черного моря. К началу XIII в. город, где прежде размещалась епархия, вообще запустел, что связывается учеными не с его разрушением, а изменением этнического состава населения: в результате притока из степей тюркского (половецкого) населения и оттока из города алан.

   

 Ингушетия: исторические параллели

 

                     

 

 

 

                     

Advertisements

11 Responses to “• АЛАНЫ в I—IX вв.”

  1. Skifetym said

    Уважаемый автор!
    Почитайте, пожалуйста, В.И. Абаева (Историко-этимологический словарь осетинского языка), там ясно объясняется происхождение этнонима аланы и обосновывается иранскость его носителей. Ведь в других местах статьи вы на Абаева ссылаетесь, а в аланском пассаже – нет. Боитесь, что ваша версия под давлением его аргументов окажется несостоятельной?

    Like

  2. IRONLAG said

    Неубедительно! Автор явно пишет неправду и у него предвзятое отношение! Уважаемые читатели, не читайте эту чушь!

    Like

  3. потомок скифов сарматов и аланов said

    Всем привет ! Я не ирон-осетин не ингуш и даже не инопланетянин ,я просто скромный изучатель кавказа так сказать будущий кавказовед. так вот, более глупого рассуждения не встречал, очевидно автор статьи это писал из под выкуренной смешной сигары )))
    Уважаемый автор запомните как бы вам этого не хотелось ,была великая Алания у которой потомки Осетины ,всё,больше ни кто. а остальные народы кавказа жили в их империи в тени их,и в истории их именовали кавказскими аборигенами и вы это знаете и отсюда становится понятно почему вы так хотите называться Аланами.
    Да и вообше Осетины ради справедливости я скажу никогда не изменяли не союзникам ни вере своей за что и поплатились кровью и землями своими во время вторжения Тамерлана который в последствии раздал их земли тем кто из под его меча принял ислам вопреки язычеству.
    Пётр Ивашов г.С.Пт.

    Like

    • Ordjo said

      ну будь вы 1) русским (Пётр Ивашов) а не осетин вы бы не употребляли такого рода выражения: “очевидно автор статьи это писал из под выкуренной смешной сигары )))”; “Уважаемый автор запомните как бы вам этого не хотелось ,была великая Алания у которой потомки Осетины ,всё,больше ни кто”. 2)вы бы указали наиболее слабые стороны статьи и привели бы ряд док-во своих гипотез, раз вы не согласны со статьей. 3)”Да и вообше Осетины ради справедливости я скажу никогда не изменяли не союзникам ни вере своей за что и поплатились кровью и землями своими во время вторжения Тамерлана который в последствии раздал их земли тем кто из под его меча принял ислам вопреки язычеству.” Ради справедливости?)) какой на справедливости?))) какое это вообще это имеет отношение к теме? да посветите нас какие же народы это под властью Тимура приняли ислам. Ингуши? так ингуши приняли ислам только в 17-18 веках. Может быть даги или чеченцы? но они его приняли от арабов в 9 веке. Может быть балкарцы и карачаецы? но они изначально были мусульманами.

      Да и к сведению Алания 10-14 веков было многонац. гос-во. И раз все аланы были православными то почему мы находим как целы так и разрушеные церкви в горах где жили вайнахи и не находим их на севере в степях де жили ироно? ммм может потому, что вы и в то время поклонялись священному кустику?))))

      Like

      • потомок скифов сарматов и аланов said

        ТЫ НЕ ПОВЕРИШЬ НО ТЫ В ОДНОМ ПРАВ,ОСЕТИНЫ И ЧЕЙЧАС ПОКЛОНЯЮТСЯ СВОИМ ЯЗЫЧЕСКИМ БОГАМ ,ПРИСУТСТВУЕТ ТАК СКАЗАТЬ ДВУЯЗЫЧИЕ.ФАКТ. ОСЕТИНЫ НЕ ПОТЕРЯЛИ СКВОЗЬ СТОЛЕТИЯ И ТЫСЯЧИЛЕТИЯ СВОЮ ИДЕНТИЧНОСТЬ. ОНИ АРИИ КАК НИКРУТИ !!!
        А НАСЧЕТ ОБЗЫВАТЕЛЬСТВА В ИНЕТЕ МОГУТ ПОЗВОЛИТЬ ТОЛЬКО ТАКИЕ КОНЧЕННЫЕ ЗАДРОТЫ ИНТЕРНЕТА , ПРАВДА ГЛАЗА КОЛИТ,ЧТО ВЫ МОЖЕТЕ ПРОТИВОПОСТАВИТЬ ФАКТАМ ???????

        Like

  4. Ordjo said

    Вот именно люди, не читайте эти глупые коментарии этих ироно-анало-сармато-арийце-инопланетяно-скифов или там еще кого ))

    Like

  5. Ordjo said

    Потомок Скифов Сарматов И Аланов… я то задрот??))))) ты хотя бы свои коменты читал?)))) серьезно)))

    Да ради бога ))) поклоняйся своим ариям и богам и кустам))))) на это не покушаюсь))

    Ну хоть один факт приведи со своей стороны, давай, что бы мне этак правда глаза колола)))

    Ах да, еще советую заново пройти школьный курс русского языка.

    Like

  6. Интересно, этот “Потомок Скифов Сарматов И Аланов” сколько раз оставался на второй год в 3 классе? И до 4 класса хотя бы добрался?
    Бедное “арийское” дитя, так и остался необразованным, айяйяй.

    Like

  7. L_Barker said

    Мы знаем многое об истории Аланов – в частности подробные свидетельства о них и их обычаях встречаются у многих(!) древних (независимых, относительно объективно настроенных) авторов.
    Ничего подобного нет о тех кто именует себя “вайнахами” и насчитывает (сам себе)…э… более древнюю историю.
    Вывод статьи о том что
    “где-то с I в. н. э. об аланах можно говорить как о народе с вайнахскими корнями” тенденциозен.
    Корни могут находится, что более логично – и у более древнего народа.
    Древность не определяется остатками костей, и остатками старого кострища – которые могут принадлежать… кому угодно.
    Даже если согласится с каждой буквой статьи (а почему бы и нет) можно заменить вышеприведенную фразу на другую:
    “где-то с века о вайнахах можно говорить как о народе с аланскими корнями”.
    Добавим для объективности – “частичными аланскими корнями”.

    Like

  8. алан said

    Кодзоев на столько переиграл имена и названия народов ,что ингушский (на ингушском-“гъалгъай”) пишет на Осетинском языке “махъалон” при этом детально излагает,что корни слова “ма”и “хъалон” означают. Хотя ингуши себя повторюсь называют “гъалгъай” и при этом про Осетин вообще не пишет автор. На Осетинском “ма” означает-“мой”, а “хъалон” означает- “раб”, вот вам и название “Махъалон”без всяких прибавок и убавки букв. Я бы на месте Ингушей спросил с автора. Если пишет про ингушей ,зачем писать на Иронском языке ваше имя а не на Ингушском? Я не в коем случае не имею против Ингушей,но вы сами знаете что на нашем языке вы “махъалон” Без обид! Я бы не стал поддаваться в подробностях,но зачем автору надо было велосипед изобретать и дурить людей. А насчет язычество! Мы никогда не были язычниками. Язычество поклоняться идолам,зверям,животным,вот это язычество. Мы же всегда поклонялись Богу,даже до Иисуса и в древности.Кодзоев все курганы и склепы характеризует чуть ли на вашей земле,но ни раз не упомянул то что здесь находят археологи,не так давно еще нашли экспонаты времен Бронзовой культуры еще 1,5 тыс.лет до н.э.наших предков. По истории вы прекрасно знаете что мы были кочевниками воинами,все цари,короли, цезари хотели именно наших воинах в личной гвардии,как верных,отважных и храбрых воинов. Но мы оставались кочевниками, находили определенные Богом отмеченные места,не зависимо камень,дерево,или как модно ныне говорить (кустам). На самом деле мы от туда го молимся Богу. Опять возникнет вопрос а Уастырджи? Он и считается предводителям воинов,и до сих пор храним традиции наших древних предков. Просто подумайте,кто кроме Иронцев на земле стоя молится с бокалом Богу? Я не говорю как ныне мы переусердствуем порой… Но факты есть факты! Кодзоев так же отмечал переводы “алан” каким то Ингушским Божеством,но это бред. Так же можно сказать про бога Викингов,про Один,так он(Один) тоже был Аланским генералом,но он в тех местах был на столько величественным ,что они думали,он Бог. Вспомните даже фильм “Викинги” Я думаю козырять нам не надо историей. Нас Кавказцев и так мало и еще начинаем искусственно накалять обстановку и выдумывать потенциальных врагов. Думаю ни кто от этого ничего не выиграл и не выиграет. Ведь где то на чужбине мы понимаем друг друга? Есть дела на много важнее у нас у всех на Кавказе. А на месте грузин я бы вообще помолчал,они и уничтожили нашу историю,чтобы себя навязать. Что же они мельком пишут когда Аланы их каждый раз выручали а позже Великий Давид- Сослан с лучшими войсками численностью до 60 тыс.армией перешла на их сторону чтобы их не тревожили,предложили руку Царицы Тамары. Как он с Карольом Англии с Львиным сердцем боролся как самые могущественные соперники. А Ос-Багатыр? Можно писать и писать историю………..

    Like

კომენტარის დატოვება

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s