Iberiana – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

სოჭი, აფხაზეთი, სამაჩაბლო, დვალეთი, ჰერეთი, მესხეთი, ჯავახეთი, ტაო-კლარჯეთი იყო და მუდამ იქნება საქართველო!!!

• Политико-правовой аспект осетино-ингушских отношений

  Костоев Беслан Усманович 

Политико-правовой аспект осетино-ингушских отношений

 

Вместо предисловия

 Ингуши занимают на Северном Кавказе центральное место, поблизости от города Владикавказа, основанного на ингушской земле в четырех километрах от Заурова (Заур-ков) в 1784 г. По заявлению профессора Николая Яковлева, автора известного очерка «Ингуши», изданного в 1925 году в Ленинграде, «центральное положение давало ингушам многие преимущества над их соседями». Эти преимущества выдвигали «ингушей на одно из первых мест во всех крупных политических и культурных движениях», охватывавших Северный Кавказ.

Сегодня это центральное место на Северном Кавказе ингушами утеряно по вине реакционных кругов и СССР, и России, хотя ингуши одними из первых добровольно вошли в состав России в 1770 г., на четыре года раньше Северной Осетии. Это был выбор наших предков, выбор, которому следуют их потомки, стремясь развивать свою государственность, двигаясь в фарватере российской политики.

Процесс изгнания ингушей из своих сел и передача их казакам во второй половине ХIX века стал системой. С 1852 по 1858 гг. происходило изгнание ингушей из аулов, лежащих в непосредственной близости от Владикавказской крепости (Темурково, Жантемирово, Богоматово), а также аулов, расположенных в бассейнах рек Камбилеевки и Терека, передавая земли ингушей полковым командирам, квартировавшим близ Владикавказа.

Процессы переселения, выселения, расселения ингушей со своих сел с передачей их казакам носил непрерывный характер. Ингушам же предоставлялось право арендовать свои же земли у тех же казаков.

Конечно, в такой обстановке насилия столкновение казаков с ингушами и чеченцами было неизбежным.

Еще в начале ХХ в. генерал-губернатор Терской области Михеев в своем отчете на имя царя Николая II писал, что столкновение чеченцев и ингушей с казаками приносят значительный материальный ущерб и влекут большие человеческие жертвы, прося по этой причине о выселении горцев. На этом отчете генерал-губернатора царь наложил весьма примечательную резолюцию, спасшую чеченцев и ингушей от выселения из родных мест в Сибирь: «По моему мнению, именно это соседство и поддерживает в терских казаках их старую дедовскую удаль, а посему принимать меры к смягчению обстановки нет никакой надобности». Вот такое своеобразное видение царем межнациональных отношений на Северном Кавказе спасло чеченцев и ингушей в тот период от депортации, но они не смогли спастись от большевиков и современных «демократов».

В этих ходатайствах самое активное участие принимали чиновники осетинской национальности: еще с тех пор и поныне, используя принцип политического меркантилизма против горских народов Кавказа, звонящие во все колокола, что Осетия является «христианским оплотом России на Северном Кавказе». Иными словами, пользуясь этой пресловутой теорией, Осетия противопоставляет себя мусульманам – горцам Северного Кавказа, что само по себе является основой разделения кавказских народов на межрелигиозной почве, что крайне опасно для страны.

Трагический этап в ингушской истории к концу XIX века не был завершен. Он продолжался в XX веке, благодаря аннексионистской политике Осетии. Характерно, что еще в 1902 году и позже администрация Терской области при активном осетинском лоббировании отдельно ставила вопрос о выселении ингушей в Сибирь с целью изъятия у них земель в пользу осетин. Инициатором этой недостойной кампании стал городской голова Владикавказа осетин Гаппо Баев.

Будучи убежденным государственником и сторонником диктатуры Закона, автор счел нужным сказать сегодня широкому кругу читателей о нарушении недобросовестными чиновниками от имени государства именно этих двух важнейших принципов в становлении демократического российского общества.

 

Сталинская национальная политика как фактор осетинской аннексии

 После смерти Ленина, по меткому замечанию Л.Я. Арапхановой, «расхождение между Лениным и Сталиным по национальному вопросу состояло в том, что Ленин предпочитал для своей стратегии проводить большевизацию национальных окраин национальными, а не русскими руками. Ленин поэтому предлагал передать всю местную власть в руки националов, ликвидируя там видимость русского присутствия» (Л.Я. Арапханова. Спецпереселенцы. История массовых репрессий и депортация ингушей в XX веке. Москва «Андалус», 2004, с. 25).

К слову сказать, на нынешнем этапе развития национальных отношений ленинский тезис большевизации национальных окраин в связи с распадом КПСС нуждается в корректировке, особенно на Северном Кавказе, из-за интенсивного развития кавказского варианта африканского трайболизма.

Уже после смерти Ленина в мае 1924 года в своих лекциях об основах ленинизма Сталин выдвигает зловещий тезис о «реакционных народах», ставший прелюдией к предстоящим репрессиям народов СССР.

К подготовке этих чудовищных акций присоединилась Северная Осетия совместно с южными осетинами, объявив Сталина своим сородичем.

Захват ингушских земель осетинской стороной велся по всем направлениям и на всех уровнях, о чем говорят многочисленные материалы партийных и государственных архивов тех лет.

Что касается фальшивых высказываний нынешних осетинских политиков в адрес казаков, то это всего лишь политическая игра с целью использовать их против ингушей, чтобы заодно оттянуть время неизбежного возвращения Моздокского района, незаконно удерживаемого, его прежним хозяевам – казакам.

Материалы Ростовского партархива наглядно показывают, как большевики, укрепившись у власти во главе со Сталиным, нарушив свои обещания, обманули поголовно поддержавших их ингушей. Конечно, ингуши, поддерживая большевиков в период Октябрьской революции и Гражданской войны, боролись, прежде всего, за свои земли, за свой город Владикавказ. Сталин начал решать сложнейший национальный вопрос по-иезуитски, в пользу осетин.

Наивные ингуши никак не могли до конца понять, что с ними происходит, как впрочем, не могут этого до конца понять и в наши дни.

Успешно развивавшаяся на начальном этапе молодая Ингушская Автономная область получила неожиданный удар со стороны соседей – осетин, сумевших с помощью Сталина обеспечить себе мощную поддержку в лице Северо-Кавказского крайкома ВКП(б).

Именно на заседании Северо-Кавказского крайкома ВКП(б), на котором 13 октября 1928 года с докладом выступил секретарь Северо-Кавказского крайкома Андрей Андреев, было принято постановление, где говорилось: «Учитывая тот факт, что за период с момента образования национальных областей мы имеем значительные успехи советского строительства и укрепления органов Советской власти во всех национальных областях, и с другой стороны – стоя перед задачей их дальнейшего культурно-политического и хозяйственного развития, считать необходимым присоединение города Владикавказа к Северо-Осетинской национальной области, превратив этот город в административный центр Северо-Осетинской области. Для разработки практических мер, вытекающих из этого постановления, образовать комиссию под председательством тов. Иванова В., которой поручено исходить из необходимости быстрейшего проведения реорганизации, дабы обеспечить бесперебойную работу местных органов». (Протокол заседания Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) от 13 октября 1928 г.)

Как видим, аргументацией в пользу данного и весьма циничного постановления руководители краевой парторганизации себя не утруждали, хотя по сведениям многих русских исследователей нет ни малейшего сомнения в том, что г. Владикавказ основан на ингушских землях, что город находится в окружении десятков ингушских сел, образовавших ингушский Пригородный район, нет даже упоминания, что Владикавказ – столица Ингушской Автономной области, наконец, никто не спросил даже мнения ингушского народа, за счет чьих интересов крайком ВКП(б) намерен удовлетворить аппетиты осетин.

Ингуши во главе с первым секретарем Ингушского обкома партии Идрисом Зязиковым на этот раз сумели отстоять город: ЦК ВКП(б) и ЦИК СССР отменили решение крайкома партии «во избежание недовольства и трений между осетинским и ингушским народами». Это была победа, которая, к великому сожалению, обернулась трагедией для семьи И. Зязикова. Сталин не простил ему противостояния его бредовой идее перманентного покровительства осетинам за счет ингушей. Позже И. Зязиков был репрессирован, после нечеловеческих пыток убит в грозненской тюрьме и похоронен на окраине Грозного в Тыртовой роще. Могила его неизвестна. Жена его, Джанетта, также была репрессирована.

Проиграв первое сражение по захвату Владикавказа, осетинские руководители, ведомые Сталиным, начали готовиться к новому этапу борьбы с неожиданной стороны: Осетия задумала и начала реализовывать идею объединения Чечни и

Ингушетии в одну автономию со столицей в г. Грозном, что намного облегчало задачу вытеснения ингушей из Владикавказа (ингуши тогда даже не предполагали, что за Владикавказом позже последует и вся Ингушетия, включая и Пригородный район).

2 сентября 1931 года город Владикавказ был переименован по предложению Ингушского облисполкома в город Орджоникидзе, а 20 июня 1933 года Постановлением Президиума ВЦИК СССР город Орджоникидзе уже был включен в состав Северо-Осетинской области, и первый этап осетинской экспансии завершился. Ингушетия лишилась столицы, вопреки всем существовавшим в тот период конституциям.

Чтобы приступить ко второму, репрессивному этапу, необходимо было завершить объединение Чечни и Ингушетии. Укрепившемуся у власти Сталину не составило большого труда закончить и эту антиингушскую операцию, итогом чего стало Постановление Президиума ВЦИК СССР «Об образовании объединенной Чечено-Ингушской Автономной области» с центром в городе Грозном. В пригороде Орджоникидзе находился еще центр Пригородного района, к чему осетинское руководство отнеслось весьма миролюбиво. Стоило ли раздражать ингушей из-за такой мелочи, когда готовилась еще более гнусная операция по репрессии ингушей и аннексии всех ингушских земель с одновременной депортацией чеченцев.

Следующим этапом бесцеремонного нарушения Конституции РСФСР 1925 года и действовавшего на тот период законодательства стало Постановление ВЦИК СССР 19 декабря 1933 года «О порядке созыва чрезвычайных съездов Советов Чеченской и Ингушской автономных областей Северо-Кавказского края».

Такое важное в судьбе ингушского и чеченского народов постановление принимается за их спиной путем опроса членов Президиума ВЦИК; на антиконституционной основе были сфабрикованы и чрезвычайные съезды Чеченской и Ингушской Автономных областей в пользу третьей – Северо-Осетинской, после чего ВЦИК СССР от 19 декабря 1934 года выносит Постановление «Об образовании объединенной Чечено-Ингушской Автономной области».

Окончательно оформляется это беззаконие Постановлением Президиума ВЦИК СССР от 15 января 1934 года.

 

Антиконституционный характер позиции Центра в решении Ингушского вопроса

 Возвращение ингушей на родину после ссылки в Казахстан и Киргизию 23 февраля 1944 года не решило проблемы их реабилитации.

Антиконституционный характер действий советской власти в отношении репрессированных народов и в период ссылки, и после частичного возвращения на Родину хорошо известен сегодня. Самую агрессивную роль в этих антизаконных акциях, особенно направленных против ингушей, и в наши дни, к сожалению, играет Северная Осетия, независимо от смены руководства, сохраняя постоянство антиингушского курса и находя в этом неизменную поддержку Москвы.

Разумеется, при таком отношении к законам государства руководства страны, они просто не могут работать, что и происходит в целом по стране, и в особенности на Северном Кавказе.

Президент Российской Федерации В.В. Путин, при всех своих стремлениях выправить ситуацию на Кавказе, постоянно натыкается на сопротивление сил, противодействующих выполнению федеральных законов и Конституции РФ при решении Ингушского вопроса.

Смерть Сталина и последовавшая за ней хрущевская оттепель лишь частично решили проблему репрессированных народов, особенно ингушей. Ярое противодействие возвращению ингушей в свои дома в город Орджоникидзе и села Пригородного и части Малгобекского районов до настоящего времени оказывают руководители Северной Осетии, используя для этого все властные полномочия.

Со дня частичного восстановления Чечено-Ингушской АССР ингуши, испытывавшие массированное давление осетинских властей, не переставали ставить перед Кремлем вопрос о возвращении незаконно отторгнутого у них в пользу Северной Осетии Пригородного, части Малгобекского районов и недвижимости в г. Орджоникидзе, натыкаясь каждый раз на необоснованные обвинения в антисоветчине и национализме, попытке «вбить клин в дружбу народов», исходивших из высоких кабинетов партноменклатуры. Разрозненные письма и обращения ингушей в Москву с просьбой вернуть им отнятую у них Родину успеха не имели.

В 1972 году ингуши самым серьезным образом поставили перед ЦК КПСС и Советским правительством вопрос о необходимости восстановления территориальной целостности Ингушетии в любой приемлемой форме государственного образования.

Раскрывая полностью механизм возникновения Ингушского вопроса в своем знаменитом письме «О судьбе ингушского народа» (октябрь – ноябрь 1972 г.), передовые представители ингушской интеллигенции и всего ингушского народа писали: «Мы согласны на любые возможные варианты решения Ингушского вопроса, которые дадут возможность восстановить территориальную целостность и национальную государственность Ингушетии».

Впервые в письме указывались все 39 населенных пунктов, изъятых у ингушей ради осетинских аннексионистских устремлений, территории, которые и сегодня входят в состав РСО-Алания. Данные села по реестру РСФСР 1928 года находились в административном подчинении Ингушской Автономной области.

В связи с письмом «О судьбе ингушского народа» в Чечено-Ингушском обкоме КПСС поднялся переполох, и вместо того, чтобы попытаться разобраться в происходящем, первый секретарь обкома партии С.С. Апряткин мобилизовал весь пропагандистский аппарат для извращения Ингушского вопроса, пытаясь свести его к «нездоровым проявлениям кучки «националистов», «карьеристов», «экстремистов», «антисоветчиков» и т.д.

Административные органы работали с предельной нагрузкой, запугивая увольнением с работы, исключением из КПСС и ВЛКСМ лиц, подписавших письмо, требуя отречения от мыслей, высказанных в нем.

16 января 1973 года ингуши заполнили площадь им. Ле-нина перед зданием Чечено-Ингушского обкома КПСС в г. Грозном. Митинг, начавшийся в 10 часов утра, беспрерывно продолжался до 4 часов утра 19 января 1973 года. В повестке дня был один вопрос – возвращение ингушам незаконно отнятой Сталиным Родины. Несмотря на высокую организованность и мирный характер, митинг ингушей был пресечен с применением административных мер воздействия.

Клеветническая кампания против ингушей, начатая местным руководством после этого митинга, приняла широкий размах, в результате чего в республике создалась исключительно напряженная обстановка. По данным архива Чечено-Ингушского обкома партии, на антиингушских собраниях выступило 946 коммунистов. Из них 943 осудили ингушей, и только 3(!) человека поддержали авторов письма. Из этих трех двое были исключены из рядов КПСС, а одному объявили строгий выговор.

Механизм клеветнической антиингушской кампании был четко налажен и работал бесперебойно. Механизм же подавления ингушей со стороны осетин на оккупированных ингушских землях принимал и принимает самые изощренные и неожиданные формы. Многочисленные провокации против ингушей – граждан Северной Осетии – со стороны властей в течение многих лет стали нормой, принимая порой, самые циничные формы, особенно после январских событий в г. Грозном.

Так, в марте 1981 года местные бандиты зверски вырезали осетинскую семью из пяти человек, в том числе детей и женщин. По подозрению в убийстве было арестовано пятеро ингушей. Жестокими пытками у них выбили признательные показания в несовершенном ими преступлении. По всей территории СССР была развернута антиингушская истерия, в Осетии поднялась волна общественного неприятия ингушей, попутно

разжигая межнациональную рознь. Только случайность отвела жестокие издевательства от и так искалеченных ингушей – невинных жертв этой чудовищной акции. Главное здесь для осетинских чиновников – гнусная клевета против ингушей – было сделано. Убийцами же оказались сами осетины и даже родственники убитых, но об этом постарались скрыть факты от общественности.

Еще более гнусное преступление с политической подоплекой было совершено в СОАССР 17 октября 1981 года. Антиингушские националистические выступления в Северной Осетии под лозунгом «долой ингушей» сопровождались массовыми актами насилия над мирным ингушским населением и массовыми погромами. В ходе усмирения этого бунта было ранено более 200 солдат и офицеров войск МВД и армии. Руководил бунтом Павел Тедеев – бывший глава администрации Пригородного района.

Как подарок осетинским аннексионистам, Совет Министров СССР издал Постановление № 183 от 5 марта 1982 года «Об ограничении прописки граждан, прибывших в Пригородный район на постоянное местожительство». Письмо было инспирировано националистическим руководством СОАССР и направлено специально против ингушей. Вот так отреагировала центральная власть на осетинский бунт.

Не прекращающиеся антиингушские провокации вынудили ингушей выступить на новом этапе по отстаиванию конституционных прав ингушей в Северной Осетии.

Серьезным подспорьем здесь явилась историческая Декларация Верховного Совета Союза Советских Социалистических республик о признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечению их прав, принятая 14 ноября 1989 года.

Декларация подчеркнула, что Верховный Совет СССР безоговорочно осуждает практику насильственного переселения целых народов как тяжелейшее преступление, противоречащее основам международного права, гуманистической природе социалистического строя.

Как отмечалось в Декларации, Верховный Совет СССР гарантировал, что, «попрание прав человека и норм гуманности на государственном уровне больше никогда не повторится в нашей стране».

 

Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» от 26 апреля 1991 г.

 Противодействие этому Закону сопровождалось непрерывными провокациями с осетинской стороны и приняло целенаправленный систематический характер.

К этим антиингушским действиям приложил в свое время руку бывший Президент РСО-А, а ныне сенатор Александр Дзасохов. Уже 13 июня 1991 года, в бытность А. Дзасохова членом Политбюро и Секретарем ЦК КПСС по идеологии, под его непосредственным руководством выносится решение секретариата ЦК КПСС «О некоторых проблемах, связанных с реабилитацией репрессированных народов», направленное на дискредитацию самого закона, особенно в части, касающейся территориальной реабилитации, которое было разослано всем окружным, областным, и республиканским партийным организациям на территории СССР.

Принятие Закона и Постановления ВС РСФСР от 26 апреля 1991 года «О порядке введения в действие Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», которым Совету Министров РСФСР предписывалось организовать до конца 1991 года практическое восстановление законных прав каждого репрессированного народа, осталось на бумаге, и исполнительная власть не только не выполнила Постановление Верховного Совета РСФСР, но даже пошла навстречу сталинистам, фактически выступая против закона, подписанного первым Президентом России Б.Н. Ельциным, в нарушение федеральных законов, Конституции РСФСР – РФ и международного права.

Противники Закона «О реабилитации репрессированных народов» в своих неправедных устремлениях удержать аннексированные чужие территории придумывают различные, самые нелепые теории. Одна из них основана на ложном, глубоко реакционном принципе «земля принадлежит тем, кто на ней проживает». В соответствии с этой теорией колонизаторов, можно захватить чужую территорию, выселить оттуда коренных жителей, заселить ее колонизаторами и объявить своей уже по теории «внутригосударственной» колонизации – с репрессиями и депортацией хозяев этих территорий, теории, являющейся кровавым изобретением Сталина в соответствии с его тезисом о «реакционных народах».

Собственно, большевики во главе со Сталиным лишь более усовершенствовали эту теорию, по которой и происходили аннексии ингушских территорий еще царской Россией, вероятно, как «награда» за добровольное вхождение в состав Российской империи и верное служение Отечеству.

К этой теории тесно примыкает и другая, применяемая противниками территориальной реабилитации ингушей, – это нерушимость границ и территориальной целостности РФ. Здесь идет спекуляция Конституцией РФ с подменой Основного Закона понятиями без временной оценки нарушений конституций СССР, РСФСР, РФ и ее субъектов не только политиками, юристами, учеными РСО-А, но и чиновниками в российских коридорах власти, обволакивая Ингушский вопрос беспардонной ложью.

Умышленно искаженное толкование термина «нарушение территориальной целостности Российской Федерации» преследует цель – не допустить возврата репрессированным народам преступным путем отнятой у них Родины.

Весьма странную «логику» демонстрируют авторы этой, не менее странной, концепции. Если та или иная территория, отторгнутая от некогда депортированных народов, сегодня должна быть возвращена, то это и есть нарушение территориальной целостности Российской Федерации? Если эта территория

будет, скажем, под юрисдикцией Республики Ингушетия, то Россия начнет разваливаться? Если же она будет под юрисдикцией Республики Северная Осетия-Алания, то она разваливаться не будет? Пожалуй, это чистейшей воды бред, не имеющий права на существование, даже как теория.

Если же говорить серьезно, то территориальная целостность Российской Федерации может быть нарушена тогда, когда будут серьезные претензии на территорию России извне. Когда внутри Российской Федерации происходят реабилитационные процессы и восстанавливается истина, ликвидируются преступные последствия сталинизма, то как понять эту логику? Отметим лишь элементарную истину: перекраивание границ внутри самой Федерации в какой-либо форме – это не есть нарушение целостности Российского государства, – как об этом по всей России-матушке твердят осетинские горе-политики, заодно присваивая Северной Осетии «титул» «христианского оплота России на Кавказе».

Что же касается неудачных попыток адептов осетинской аннексии ингушских земель опровергнуть Конституцию Российской Федерации в вопросах территориальной реабилитации с помощью словесной эквилибристики, то здесь явно превалирует подмена конституционных принципов понятиями тоталитарной эпохи.

Уход же государства от понятийных подходов – веление времени, если это государство действительно хочет двигаться по пути демократического развития.

Поскольку Россия объявила себя перед мировым сообществом правопреемницей СССР, то ей и карты в руки, тем более, что Закон «О реабилитации…» принят Российским Парламентом почти единогласно, в период существования СССР.

Сложилась парадоксальная ситуация. Мы давно уже заключили мирные соглашения, как победители, со странами фашистского блока, а внутри страны, на территории своих субъектов, до сих пор не можем разобраться, допуская к тому же у себя дома опасные для своей страны очаги локальных войн, продолжая поддерживать ложные обвинения в адрес репрессированных народов, что, вне всякого сомнения, затормозило выполнение Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов».

 

Осетино-ингушский вооруженный конфликт.

Кто и почему готовился к войне

 Нагнетание обстановки в осетино-ингушских отношениях шло по нарастающей, прежде всего, по инициативе республиканского руководства СОАССР. Северная Осетия начала создавать свою армию, ссылаясь на фальшивый и нелепый довод о необходимости охраны государственных границ Северной Осетии, хотя это прерогатива центральной власти. Еще до принятия Закона «О реабилитации репрессированных народов», уже зная о его предстоящем рассмотрении, 19 апреля 1991 года, в селе Куртат Пригородного района, осетинская власть спровоцировала столкновения между осетинами и ингушами с целью ввести в республике режим чрезвычайного положения, что позволяло усиливать давление на ингушей Пригородного района и г. Владикавказа и осуществлять милитаризацию республики. Это также позволяло усиливать давление на ингушей и активизировать противодействие ингушской стороне, пытавшейся политическими методами добиваться восстановления своих гражданских прав в соответствии с федеральными законами.

Уже на второй день, 20 апреля 1991 года, Постановлением Верховного Совета в Осетии было введено чрезвычайное положение на территории Пригородного района и г. Владикавказа, перешедшее в осетино-ингушский вооруженный конфликт октября-ноября 1992 г, подготовленный самой же осетинской властью во главе с Ахсарбеком Галазовым.

О том, что к антиингушской вооруженной агрессии готовились заранее, говорят события доконфликтного периода. Так, 14 сентября 1990 года на четвертой чрезвычайной сессии Верховного Совета СО АССР бывший секретарь Северо-Осетинского обкома КПСС, министр юстиции СОАССР, «теоретик» осетинской аннексионистской идеологии, направленной прежде всего против ингушей, Юрий Кониев «поставил перед депутатами вопросы создания отрядов самообороны, учреждения Комитета обороны и разработки планов прикрытия г. Владикавказа на случай агрессии ингушей» – об этом сообщил в своей публикации Олег Камарзати в газете «Осетия. Свободный взгляд» №80/81 от 3 ноября 2005 г. под заголовком «Это была наша армия». Именно Ю. Кониев, в прошлом еще и полковник воздушно-десантных войск СССР, был наиболее приемлемой для Северной Осетии фигурой в антиингушской подготовке осетинской национальной гвардии.

Еще не было Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», не существовала Ингушская Республика, а создание отрядов самообороны «на случай агрессии ингушей» стало реальностью почти как в той известной ингушской поговорке: «на всякий случай, как сказал мулла».

К созданию национальной осетинской гвардии, «нашей армии» по определению О. Камарзати, вплотную подключился и Северо-Осетинский Парламент. По инициативе депутатской группы «Осетия» (возглавляемой Г.С. Козаевым), по докладу С.М. Кесаева (на этой персоне мы остановимся подробнее ниже) было принято Постановление № 2741 от 15.11.1991 г. «О создании республиканской гвардии и Комитета самообороны СО АССР». («Осетия. Свободный взгляд» №80/81 от 3 ноября 2005 г. Олег Камарзати «Это была наша армия».) Северная Осетия усиленно готовилась к войне против ингушей с целью дискредитации Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов».

К сказанному добавим, что еще летом 1992 года депутат Госдумы, доктор политических наук, упоминавшийся нами выше, Александр Дзасохов, совместно с премьер-министром Северной Осетии Сергеем Хетагуровым накануне кровавой этнической чистки ингушей из Пригородного района и г. Владикавказа, отправились в Цхинвали и уговаривали Олега Тезиева, этого боевика и, по выражению «Новой ежедневной газеты», «премьер-министра с большой дороги», помочь защитить осетин от ингушей. Видимо, переговоры прошли успешно, ибо в авангарде этнической чистки ингушей выступили южные осетины, как оказалось, еще и граждане Российской Федерации, проживающие на территории государства Грузия, попутно объявив территорию Грузии, Шида Картли, Республикой Южная Осетия, разумеется, при поддержке Северной Осетии и Российской Федерации, что является нонсенсом международного права.

Осетинские байки об «ингушской агрессии» против Северной Осетии в период шестидневной российско-осетино-ингушской войны – для непосвященных. Когда, как и кто готовил и развязал эту преступную войну – хорошо известно. Что касается политической оценки господина Сергея Шахрая, то ее нельзя рассматривать всерьез в силу запутанного и ошибочного понимания автором проблемы, некомпетентности и нежелания разобраться объективно в природе самого осетино-ингушского конфликта. Будучи одним из разработчиков Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», С. Шахрай отошел от своих первоначальных демократических принципов и, фактически, стал противником реализации этого закона, чему серьезно помешала размытость его взглядов, и в значительной мере, политическая беспринципность этого господина.

Пожалуй, наиболее полную и объективную оценку осетино-ингушскому вооруженному конфликту в своих работах дал доктор исторических наук, профессор, академик Валерий Тишков, руководивший в тот период национальной политикой России, сделавший неожиданный вывод, когда ему один из высших чиновников РФ заявил: «Мы надеялись, что генерал Дудаев придет на помощь уничтожаемым ингушам и тогда ударить по Чечне». Москве нужен был повод для свержения мятежного генерала, но эти надежды не оправдались. Дудаевцы не пришли туда, куда их упорно приглашали московские ястребы, совершенно не знавшие истинную психологию отношений между чеченцами и ингушами, но хорошо известную осетинам.

Осетинская сторона преследовала свои интересы. Руководитель СО АССР А. Галазов развернул кипучую деятельность и в Москве, и на Северном Кавказе, организовав целую серию провокаций в Пригородном районе с убийством ни в чем не повинных ингушей. 29 октября 1992 года на закрытом заседании ВС Северной Осетии он сформировал делегацию для переговоров с президентом Чечни Дудаевым, в состав которой вошли: руководитель делегации – заместитель председателя ВС Северной Осетии генерал Суанов, народный депутат Российской Федерации и Северной Осетии Георгий Козаев и председатель комитета по международным отношениям Совета Министров Северной Осетии Таймураз Кусов. Роль парламентского курьера была отведена члену парламента конфедерации народов Кавказа Юрию Цопанову, который вместе с корреспондентом РИА «Новости» Владимиром Гутновым на машине через Ингушетию прибыл в Грозный. Делегация Северной Осетии была исключительно тепло принята Дудаевым и получила твердое заверение о невмешательстве Чечни в разгорающийся осетино-ингушский конфликт. После этого начал действовать план этнической чистки ингушей, где сошлись интересы Москвы и Владикавказа: Северная Осетия при поддержке Кремля препятствовала выполнению Закона «О реабилитации репрессированных народов», а Москва хотела силой вернуть Чечню. В итоге обе стороны стали избивать мирных ингушей.

31 октября 1992 года, когда вовсю шли боевые действия, во Владикавказ прибыли заместитель Председателя Правительства Российской Федерации Георгий Хижа, Председатель Госкомитета Российской Федерации по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу и его заместитель генерал Филатов, командующий ВВ МВД РФ генерал В. Саввин, позже подавший в отставку из ВВ МВД РФ в знак протеста против бойни ингушей.

Осетинская сторона по распоряжению Г. Хижи фактически получила для своих вооруженных группировок, в дополнение к имеющемуся вооружению, 642 автомата, 57 тяжелых танков Т-72 с полным боекомплектом с выдачей политического карт-бланша осетинским властям для этнической чистки ингушей – граждан Северной Осетии.

Как метко заметил В. Тишков в своих «Очерках теории и политики этничности в России»: «С этого момента Центр однозначно солидаризовался с одной из конфликтующих сторон и фактически дал санкцию и обеспечил материальные условия для вооруженных действий и массового насилия в отношении гражданского населения ингушской национальности. Именно в этот критический момент проявился фатальный подход посткоммунистической молодой политики и унаследованного ею советского менталитета, суть которого – пренебрежение властями своей главной миссией – обеспечение безопасности и гарантии жизни управляемых ими граждан».

Чудовищная и по замыслу, и по исполнению бойня ингушей, которых принесли в жертву антигосударственным групповым интересам, позволила уважаемому академику сказать далее: «Я все больше склоняюсь к мнению, что финальная трагическая стадия конфликта оказалась возможной в условиях, когда высшее руководство России разменяло индульгенцию на этническую чистку в обмен на возможность использовать ситуацию для решения проблемы восстановления власти над Чечней. Предотвращение жертв и разрушений и разъединение конфликтующих сторон не было главным мотивом действий представителей Центра. Хижа откровенно призывал генералов избавиться от «тбилисского синдрома» и не скрывал своей проосетинской позиции. Прибывшей достаточно вовремя Псковской воздушно-десантной дивизии было более чем достаточно, чтобы пресечь межгражданское насилие и разъединить ингушей и осетин. Вместо этого Пригородный район попал под полный контроль осетинских формирований, в том числе и отрядов из Южной Осетии. В целом фактор сложившихся тесных контактов российских военных с руководством Северной и Южной Осетии в период деятельности многостороннего контингента в зоне грузино-осетинского конфликта сыграл негативную роль в урегулировании ситуации в Пригородном районе. Вместо защиты гражданского населения от насилия в рамках единого государства и даже одной республики, военные последовали целиком за версией местной верхушки.

Против мирного ингушского населения Пригородного района и г. Владикавказа была двинута осетино-российская армада в составе:

1. Дивизия «Дон» – 8 тысяч человек;

2. Два военных училища – 1, 5 тысячи человек;

3. Гарнизон Владикавказа – 10 тысяч человек;

4. Два полка ВДВ (Псковская дивизия) – 8 тысяч человек;

5. Спецназ – 3 тысячи человек;

Итого: 30,5 тысяч человек.

 

Незаконные осетинские вооруженные формирования:

1. Бронетанковая бригада «ИР» из Южной Осетии – 6 тысяч человек;

2. Осетинская гвардия – 3 тысячи человек;

3. ОМОН МВД Северной Осетии – 4,5 тысячи человек;

4. Ополчение Северной Осетии – 20 тысяч человек;

5. Два казачьих полка – 4 тысячи человек;

Итого: 37, 5 тысяч человек.

 

Таким образом, против 70 тысяч мирных жителей ингушской национальности, более половины из которых – старики, женщины, дети, была брошена военная группировка из 68 тысяч бойцов, на вооружении которых находились танки, БТР, БМП, ракетные установки «Град» и «Алазань», САУ, самолеты, вертолеты, автоматическое стрелковое оружие, снайперские вин-товки, гранатометы и т.д., полученные от федерального Центра.

Поразительна позиция первого Президента России Б. Ельцина в этой чудовищной военной акции, направленной против собственных граждан ингушской национальности, которую он озвучил в своем Указе, обращаясь к военным: «Многое будет зависеть от ваших решительных действий, выполнения вами присяги России», хотя присягали они на верность Родине, на случай защиты ее от нападения извне, а не для войны против народа своей же страны. Вот таким у нас оказался гарант Конституции РФ, выступивший однозначно на стороне граждан селективно избранного им осетинского народа, против граждан ингушской национальности, проживавших на единой территории субъекта РФ, что вызвало удивление даже среди некоторых членов Правительства РФ.

Так, в знак протеста против преступной политики Центра в осетино-ингушском конфликте русский интеллигент, академик В. Тишков подал в отставку с поста председателя Госкомитета РФ по национальной политике. Пожалуй, это была в тот период единственная подобного рода отставка члена Правительства РФ, хотя недовольных было больше.

 

Осетинский аннексионизм, как фактор дестабилизации Кавказа

 Осетинская аннексия земель сопредельных народов Кавказа имеет свои особенности и теснейшим образом связана с государственной аннексией, начиная с царских времен вплоть до наших дней.

Для этих целей осетины весьма успешно использовали концепцию национальной политики Сталина, которого на начальном этапе поддерживал Ленин, называя его «чудесным грузином», хотя он и был всего лишь грузинским племянником по материнской линии.

«Чудесный грузин», придя к власти после смерти Ленина, показал нам всем такие «чудеса», что Россия, даже спустя 53 года после его смерти не может расхлебать кашу, которую заварил этот деспот, надежно прикрывавший осетинскую аннексию и прозванный советским поэтом Осипом Мандельштамом «кремлевским горцем с широкой грудью осетина».

Рассматривая государственный аннексионизм в контексте с осетинским, следует сделать некоторые пояснения об осетинах.

Осетины подразделяются: на ирон-иронцы, дигорон-дигорцы, туалаг-двалы и хусайраг-хусары (группа осетин в Южной Осетии, которых называют еще кударцами). Кроме небольшой части дигорцев-мусульман, осетины исповедуют православие, до принятия которого были язычниками. Говоря об этногенезе осетин, нелишне остановиться на грузино-югоосетинских отношениях.

Богатейший исторический материал свидетельствует, что нет ни малейшего основания считать пришлые ироноязычные племена от скифов и до алан включительно аборигенами Кавказа и Закавказья. И только осетины (ироны), как результат смешения пришлых алан с коренным северокавказским населением с образованием совершенно новой народности, являются аборигенами определенного региона Северного Кавказа, который называется Осетией. Осетины, проживающие на территории Грузии, никаких государственных политических образований не имели. Здесь проживали и другие национальные меньшинства – евреи, армяне, азербайджанцы, греки, курды.

Грузия включала в себя с 1922 года не Осетию, а Южно-Осетинскую Автономную область, что совершенно не одно и то же, и термин «Южная Осетия» ничем не оправдан. Предоставление большевиками автономии осетинскому населению в Грузии в 1922 году было своего рода вознаграждением за помощь в их борьбе против Грузинской Демократической Республики (ГДР). Это было фактическим насилием над Грузией, что вовсе не дает в наши дни право кударцам создавать на территории Грузии свое независимое государство. К сожалению, осетинская интеллигенция, ученые-историки и этнологи не выполнили долг перед своим народом, шедшим в фарватере сталинских аннексий земель народов Кавказа. В жерновах этой преступной политики оказались и ингуши, обманутые большевиками сталинской закваски.

В тот трагический для ингушского народа период депортации 1944 года среди осетинской интеллигенции все же нашелся честный и мужественный человек, отказавшийся выполнить циничное поручение Северо-Осетинского обкома ВКП(б) переименовать исторические названия и твердо заявивший: «Это ингушские земли, и названия ингушских сел складывались веками и менять их нельзя». Обком нашел других осетин. Именно этот осетин уже в наши дни выступил против осетинского сепаратизма в «Независимой газете» за №13 от 22 января 1992 года со статьей: «Трагедия Южной Осетии: путь к согласию» и поставил все точки над «i». Имя этого человека, ученого, всемирно известного лингвиста и этнолога, академика – Василий Абаев. Вот что пишет этот знаменитый осетин, фактически выступающий против осетинского аннексионизма в своей статье: «Хочется проявить объективность и присмотреться, не было ли с осетинской стороны каких-либо поспешных, непродуманных действий, которые спровоцировали и обострили противостояние. И я должен признать, что такие действия были. Я имею в виду провозглашение суверенитета Южной Осетии с ориентацией исключительно на Москву и перспективой объединения Южной и Северной Осетии.

Тяготение южных осетин к своим соплеменникам понятно, но в геополитическом плане оно ошибочно. Для того, чтобы вернуть отношения между грузинами и осетинами в русло традиционной дружбы, надо, прежде всего, покончить с разговорами об отторжении Южной Осетии от Грузии. Ни одно грузинское правительство с этим не согласится, и будет право, потому что это означает нарушение территориальной целостности Грузии. Осетинская сторона должна признать, что Южная Осетия была и останется органической частью Грузии. Всякие разговоры об отторжении Южной Осетии от Грузии, о «суверенитете» Южной Осетии надо оставить раз и навсегда». Высказывая свое отношение к референдуму, проведенному в Южной Осетии, ученый отмечает: «К сожалению, референдум 19 января, где осетинский народ однозначно призывали голосовать за отторжение Южной Осетии от Грузии, вновь обострил обстановку».

 

Несмотря на эти исключительно важные и объективные высказывания осетинского академика В. Абаева по проблеме Южной Осетии, руководство Северной Осетии продолжало вести аннексионистскую политику в отношении Грузии, провозгласив на территории Республики Грузия свою государственность в форме Республики Южная Осетия, независимую от Грузинского государства. Более того, уже после этнической чистки ингушей после 1992 года газета «Южная Осетия» публикует в номере от 11 марта 1993 года уникальный документ, который я привожу дословно:

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СЕВЕРО-ОСЕТИНСКОЙ ССР О ПРИЗНАНИИ РЕСПУБЛИКИ ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ

Основываясь на неотъемлемом праве каждого народа на самоопределение и исходя из того, что Верховный Совет Северо-Осетинской ССР и Верховный Совет Республики Южная Осетия приняли Концепцию социально-экономической и культурной интеграции, учитывая единство этнической территории, историческую, культурную и духовную общность осетинского народа, Верховный Совет Северо-Осетинской советской социалистической республики постановляет:

1. Признать Республику Южная Осетия.

2. О признании Республики Южная Осетия проинформировать Верховный Совет Российской Федерации, Президента Российской Федерации, Парламент Республики Грузия, Верховный Совет Республики Южная Осетия.

 

Председатель Верховного Совета

Северо-Осетинской ССР

А. Галазов

г. Владикавказ, 6 марта 1993 года

 

Осетинская сторона даже не задумывается о том, что этот документ является наглядной иллюстрацией политической провокации против иностранного государства, попутно пытаясь втянуть Россию в орбиту своей аннексионистской политики. Осложнение ситуации в зоне грузино-осетинского противостояния – итог этой политики, не говоря уже о том, что осетинская сторона преднамеренно выступает против заключения полномасштабного российско-грузинского договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи с безусловным соблюдением принципа территориальной целостности обоих государств как субъектов международного права.

Те же кударцы вместе с северными осетинами, в соответствии с политикой аннексии чужих земель, выступают против возврата именно чужих земель, аннексированных ими, заявляя к тому же, что осетин насильно переселила советская власть после депортации горцев – мусульман. Об этой лжи четко сказано в Протоколе совещания республиканской переселенческой комиссии при Совнаркоме Северо-Осетинской АССР от 5 марта 1944 года. В пункте 3 этого протокола указывалось: «В первую очередь удовлетворить просьбу тех, кто показал себя на работе и в общественной жизни с хорошей стороны, не удовлетворять просьбы тех, кто имеет за собой порочащие данные».

В пункте 4 этого документа даже говорилось: «Необходимо на каждого переселенца составить личное дело, в котором необходимо наличие заявления желающего переселиться, анкета-заявление, справки от колхоза или предприятия, где работает переселенец». Переселенцам вручались переселенческие билеты с целью борьбы с самовольным переселением населения. Вот такое «насильственное переселение» кударцев с северными осетинами на земли изгнанных ингушей. Переселение в ингушские села состоялось на конкурсной основе. И, тем не менее, осетинские политики беззастенчиво лгут публично, говоря о насильственном переселении осетин в села ингушского Пригородного района, препятствуя возвращению ингушей к своим родным очагам при прямой поддержке федеральных властей. Еще раньше ингушей осетинская аннексия была осуществлена в отношении казаков, о чем нам поведала записка Владикавказского (осетинского) окружного ревкома на имя уполномоченного ВЦИК Невского от 8 марта 1921 года за №485.

В Докладной записке осетинская сторона тщательно «посчитала» казачьи земли, пригласив из Южной Осетии своих сородичей – кударцев и назвав их беженцами (этот прием был опробован на ингушах в феврале-марте 1944 года, с использованием против них более циничных методов).

В этой же записке осетинская сторона требует выделить ей 120 тыс. десятин земли для обустройства «революционных беженцев» – кударцев, выступающих на стороне большевиков против Грузии.

«Откуда же взять это количество земли?» – задаются вопросом авторы записки и далее пишут: «Отвечая на этот вопрос, прежде всего надо остановиться на землях казачьих. В округе тесно, трудовая масса задыхается в тесноте, кому-то надо встать и уйти из предела округа, чтобы дать остальным вздохнуть свободно. Не может быть двух мнений о том, что горцы юга Осетии не могут возвращаться на юг даже и в том случае, если представится эта возможность, ибо на юге у них нет земли и неоткуда взять и что разрешение земельного вопроса не терпит отлагательства в Осетии ни в какой мере. Исполком Владикавказского округа настоятельно и убедительно просит ВЦИК:

1. Переселить казачьи станицы: Архонскую, Ардонскую, Николаевскую, Змейскую и хутор Ардонский, и освободившиеся земли в количестве 53 тысячи десятин предоставить горцам из горной полосы Осетии.

2. Осуществление этого переселения признать как революционную необходимость срочным, и переселение закончить к 1 мая 1921 г.

3. Чтобы прийти в ближайшее время на помощь революционным беженцам Южной Осетии, вымирающим без крова, без средств и без земли, ускорить переселение станиц: Змейской и Архонской в течение ближайшего месяца и в первую очередь заселить туда югоосетинских беженцев».

Северная Осетия «набрала» для кударцев 135 тысяч десятин чужих земель. Как видим, осетины «во Христе» за казачьи станицы готовы пролить кровь своих единоверцев – казаков. Удар в спину казакам был точно рассчитан. Именно в 1921 году начались репрессии казаков советской властью, и они фактически были беззащитны перед коварством осетинских чиновников, и «христианский оплот России на Северном Кавказе» четко сработал против казаков-единоверцев. Сегодня этот прием используют и Северная Осетия, и Южная Осетия тоже против своих же единоверцев – грузин, открыто пытаясь «узаконить» самопровозглашенное государство – так называемую Республику Южная Осетия на грузинской территории в районе Шида Картли.

Представляя на решение ВЦИК настоящую просьбу жизни и смерти горской бедноты, Исполком Владикавказского округа заявляет, что «оттяжка решения может вызвать столкновение горской бедноты с казаками при захвате революционным путем указанных земель».

После депортации ингушей в 1944 году осетинам при прямой поддержке Сталина удалось изъять у казаков Моздокский район Ставропольского края, Курпский район у Кабарды, Пригородный и часть Малгобекского районов у Ингушетии, незаконным путем удерживая их до сих пор. На не согласных с осетинской аннексией своих земель, в первую очередь ингушей, осетинские власти навешивают ярлыки «бандитов», «сепаратистов», «экстремистов», дестабилизирующих ситуацию на Северном Кавказе и даже пытающихся развалить Россию.

Осетинским властям благодаря систематическому обману российской общественности, извращая национальную политику РФ и умышленно искажая законы Российского государства, со дня восстановления ЧИАССР, удается держать Кавказский регион в напряженном состоянии, при этом четко реализуя сталинский сценарий «о реакционных народах», имея ввиду в наши дни репрессированные народы и осуществляя на практике идеи государственного аннексионизма в осетинской упряжке. Во всех политических спекуляциях, направленных против репрессированных народов, особенно ингушей, виден осетинский след. Это стало возможным только благодаря беспринципной позиции реакционной части федеральных чиновников. Именно поэтому не прекращаются постоянные провокации против ингушей Пригородного района. Именно поэтому все еще фактически продолжается осетино-ингушское противостояние, а на ликвидацию последствий конфликта принято более 160 документов без решения самой проблемы. И федеральная власть, и осетинская сторона единодушно пренебрегают в решении вопроса всеми законами России и Конституцией РФ, сообща действуя согласно известной ингушской пословице: «корова без охоты принесла теленка без хвоста». Порой возникает вопрос: «А был ли вообще этот теленок у российско-осетинской коровы?» И, тем не менее, считаю чрезвычайно важным остановиться на двух документах, причиной появления которых стали агрессивно настроенные осетинские политики, начавшие в апреле 2005 года очередную массированную атаку для очередной дискредитации Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов». Остановимся на этих документах, наиболее выпукло в сжатом виде показывающих цинизм и политическое убожество идеологов осетинского аннексионизма.

 

Последняя атака

 7 апреля 2005 года в РСО-Алания родилось странное, на первый взгляд, Обращение к Президенту Российской Федерации В.В. Путину, принятое на общем собрании Владикавказского научного центра Российской академии наук и Правительства Республики Северная Осетия-Алания, копии которого направлены: Председателю Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации С.М. Миронову, Председателю Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Б.В. Грызлову и Полномочному представителю Президента Российской Федерации в Южном федеральном округе Д.Н. Козаку.

От имени общего собрания Обращение подписал Председатель Владикавказского научного центра Российской академии наук и Правительства РСО-Алания А.Г. Кусраев.

В документе указывается: «К сожалению, до сих пор не дана политическая, правовая и морально-этическая оценка вооруженному нападению бандформирований на Северную Осетию» (в осетинской версии, – Б.К.). Заметим, что именно ингуши более 13 лет добиваются объективной, политической, правовой и морально-этической оценки» проведенной в Северной Осетии этнической чистки лиц ингушской национальности, о чем убедительно сказано выше. И, тем не менее, осетинская сторона действует по старому испытанному способу, по принципу «держи вора!». Беззастенчиво передергивая Конституцию РФ и Конституцию РСО-Алания в Обращении делается попытка обвинить ингушей в стремлении «пересмотра существующих уже более 60 лет административно-территориальных границ на Северном Кавказе», хотя эти границы установлены по-сталински, путем депортации народов и в нарушение всех существовавших на период репрессии Конституций СССР, РСФСР, ЧИАССР, СОАССР, нормативных актов о неизменности территорий республик. Совершенно непонятно, почему восстановление нарушенных прав ингушского народа после принятия Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» нарушает Конституцию РФ, принятую спустя более чем 2,5 года после рождения закона «О реабилитации…». Даже упоминание исторических фактов в осетино-ингушских отношениях глубоко возмущает осетинских ученых, которым очень не нравятся слова ингушского Президента Мурата Зязикова, сказанные им 1 апреля 2005 года в интервью Российской газете: «…кому должна принадлежать территория Пригородного района? Если взять историю, то этот район, а также Владикавказ, были исконно ингушскими землями, которые в советское время по распоряжению свыше (читай – Сталина, – Б.К.) с нарушением всех прав были отданы соседям». А ведь ингушский президент – профессиональный историк и генерал-лейтенант ФСБ, прав! Так и было. Но правда в Осетии не нужна.

Осетинские ученые делают уникальное заключение по улучшению осетино-ингушских отношений: «Вытеснение России из Кавказа (кто вытесняет Россию, совершенно непонятно, – Б.К.) обернется развалом России» и «нынешнее обострение обстановки вокруг Осетии – часть стратегии вытеснения России из Кавказа по логике «поджечь Кавказ, чтобы развалить Россию». Не совсем понятно, почему восстановление прав репрессированного ингушского народа с передачей ему всех ингушских земель в соответствии с законом «О реабилитации…» под юрисдикцию РИ в составе Российской Федерации должно привести к развалу России? У осетин получается, как в той пословице: «в огороде бузина, а в Киеве дядька».

Происходит это потому, что в Осетии в своей, так называемой национальной политике, взяли за основу как руководство к действию концепцию пресловутой сталинской национальной политики, которая изрядно надоела и народам России, и Российскому государству. Никому не нужные хвастливые и провоцирующие дестабилизацию в обществе осетинские заявления: «Осетия – христианский оплот России на Кавказе», как бы призывая Россию к конфронтации с горскими народами Кавказа, тоже, между прочим, гражданами России, опасны в обществе. Беда в том, что источником напряженности на Кавказе в течение многих лет являются осетины, взявшие на вооружение ложные идеи в своей аннексионистской политике, ставящие во главу угла своей политики захват чужих территорий.

Ситуация сегодня меняется не в пользу осетин. На грузинском направлении осетины начали проигрывать, ибо России надоел осетинский политический пиар, ставящий страну перед мировым сообществом в неловкое положение. Россия начала делать практические шаги для выхода из этой ситуации.

Так, 7 декабря 2005 года информационные агентства сообщили, что Россия согласилась с новым вариантом грузино-осетинского урегулирования, инициированного Тбилиси. Мирный план Грузии поддержали 55 стран Европы, в том числе и Россия.

Далее осетинам придется расстаться с казачьими, кабардинскими и ингушскими землями, ибо политическое противостояние сопредельным народам уже не будет срабатывать. И даже крайне негативная проосетинская позиция Южного федерального округа не сможет спасти положение, ибо чужое надо вернуть, если хочешь спать со спокойной совестью.

Характерно, что полпред ЮФО Дмитрий Козак из-за своей негативной политики по отношению к Северному Кавказу умудрился рассориться почти со всеми лидерами на Кавказском направлении.

Аннексионистский курс РСО-А, поддерживаемый Д. Козаком, едва ли поможет ему. Попытки же полпреда через Конституционный Суд Российской Федерации поддержать иск Парламента РСО-А, направленный против Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», может стать концом его политической карьеры. Кроме Северной Осетии сегодня его никто не поддерживает.

За короткое время он блестяще продемонстрировал свою нелюбовь, незнание и неуважение к обычаям, истории и культуре народов этого уникального и крайне сложного региона, каким является Северный Кавказ.

Своими амбициями по отношению к людям этого края Д. Козак искусственно создает оппозицию в лице региональных элит, что может весьма отрицательно сказаться на геополитических интересах России в зоне всего Кавказа.

Оптимальный выход для весьма энергичного «кавказца», который ухудшил ситуацию на Юге России – тихо подать в отставку и заняться делом, которое ему по плечу.

 

Что касается федеральной политики, то крайне опасно подпускать его туда. Впрочем, это дело главы государства. Одно ясно, чем раньше это случится, тем лучше для нас всех, да и для него тоже.

К тому же бойкий «кавказец» – Д. Козак не справился с поручением осетинской политической элиты – добиться в Конституционном Суде РФ принятия решения в пользу отмены 3-ей и 6-ой статей Закона РСФСР «О реабилитации…». Не помогли ему здесь даже «ценные» указания осетинских горе-ученых: «Конституционному Суду Российской Федерации рассмотреть вопрос о соответствии Закона «О реабилитации репрессированных народов» Конституции Российской Федерации с требованием отменить 3-ю и 6-ю статьи этого Закона, что можно рассматривать всего лишь как политический блеф.

Другие положения данного обращения не заслуживают упоминания – ибо это всего лишь атиингушская тавтология, повторяемая осетинской стороной в течение многих лет.

Почти одновременно с письмом ученых в Конституционный Суд поступил запрос Парламента Республики Северная Осетия – Алания о проверке соответствия Конституции Российской Федерации положениям статей 3-ей и 6-ой Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов».

1 декабря 2005 года Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина и 16 судей КС РФ, заслушав на пленарном заседании заключение судьи В.Г. Стрекозова, на основании статьи 41 федерального конституционного Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение запроса Парламента Республики Северная Осетия – Алания, установил:

П.3. Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», провозглашая отмену всех незаконных актов, принятых в отношении репрессированных народов России, определяет лишь принципы и общие правовые рамки политической, социальной, культурной и территориальной реабилитации этих народов, что предполагает конкретизацию его положений в законодательстве, принятие соответствующих правоприменительных решений, заключение при необходимости договоров и соглашений между заинтересованными субъектами Российской Федерации, проведение организационных мероприятий.

К сожалению, Конституционный Суд не дал никакой оценки П. 3 статьи 67 Конституции Российской Федерации, согласно которому «границы между субъектами Российской Федерации могут быть изменены с их взаимного согласия».

Учитывая, что Закон «О реабилитации репрессированных народов» принят еще 26 апреля 1991 года, также как и Постановление Верховного Совета РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», практикуемая РСО-А ссылка на статью 67 часть 3 Конституции РФ неправомочна, поскольку законы РСФСР не имеют обратной силы. Именно эта статья подразумевается в определении Конституционного Суда.

Закон «О реабилитации репрессированных народов» не мог противоречить не существовавшей в тот период Конституции Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. и поэтому должен быть в кратчайший срок исполнен.

Как известно, Конституционный Суд РФ определил:

1. Признать запрос Парламента Республики Северная Осетия – Алания не подлежащим дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации.

Заключая определение Конституционного Суда Российской Федерации, следует отметить, что запрос РСО-А поддерживал доктор юридических наук, вице-спикер Парламента Северной Осетии Станислав Кесаев, еще в 1991 году ратовавший за создание республиканской гвардии («осетинской армии», – Б.К.), – идеолог милитаризации Северной Осетии для более успешной борьбы с ингушами на их же собственной территории.

Мне довелось с ним встречаться еще в июне 1992 года, на съезде Конфедерации народов Кавказа в с. Джейрах Назрановского района Ингушской Республики. Вел он себя довольно скользко, фактически выполняя задание А. Галазова, готовившего этническую чистку ингушей в Пригородном районе и г. Владикавказе. О его истинной роли в осетино-ингушском вооруженном конфликте мы узнали позже. Он даже присутствовал 30 октября 1992 года на митинге ингушей во Владикавказе в связи с непрекращающимися осетинскими провокациями против них. Ингуши тогда еще не знали, что депутат С. Кесаев скоро станет одним из идейных организаторов этнической чистки, направленной против них.

Завершая политический портрет первого заместителя Председателя Парламента РСО-А и откровенного политического демагога С. Кесаева, добавим, что сей господин возглавлял парламентскую делегацию от РСО-А во встрече с делегацией Парламента РИ во главе с заместителем Председателя Народного Собрания Республики Ингушетия Тамарой Хаутиевой.

Первый вице-спикер осетинского Парламента походя свалил вину за этническую чистку ингушей РСО-А на Кремль, заявив: «У нас есть один судья – федеральный Центр», как бы подтверждая участие России в бойне ингушей на стороне осетин. Иначе говоря, выдал своего хозяина.

Циничный довод осетинских парламентариев, что морально-психологический климат для возвращения ингушей – вынужденных переселенцев в РСО-А, не созрел, руководитель ингушской делегации Т. Хаутиева справедливо заметила: «13 лет ингуши – граждане России, не могут вернуться домой только потому, что, якобы, не созрел морально-психологический климат», – тот самый, который по вине осетинской стороны никак не хочет созреть.

Резко и убедительно об осетинской аннексионистской политике, направленной против ингушей, и бесперспективности такой политики высказался в своем выступлении член ингушской делегации депутат Народного Собрания РИ Баматгирей Манкиев, выступление которого подействовало на осетинских депутатов как холодный душ. Его речь заставила оппонентов основательно призадуматься над преступными акциями осетинских властей, чинимых над ингушами – гражданами РСО-А.

 

Что делать?

 В связи с последней осетинской атакой на Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» необходимо остановиться на некоторых положениях, связанных с этим законом, в преамбуле которого отмечается: «Обновление советского общества в процессе его демократизации и формирования правового государства в стране требует очищения всех сфер общественной жизни от деформации и искажения общественных ценностей. Это создало благоприятные возможности по реабилитации репрессированных в годы советской власти народов, которые подвергались геноциду и клеветническим нападкам.

Политика произвола и беззакония, практиковавшаяся на государственном уровне по отношению к этим народам, являлась противоправной, оскорбляла достоинство не только репрессированных, но и всех других народов страны. Ее трагические последствия до сих пор сказываются на состоянии межнациональных отношений и создают опасные очаги межнациональных конфликтов».

Последующие 15 с лишним лет с лихвой подтвердили положения преамбулы, включая непрерывные атаки аннексионистов сталинской ориентации в национальной политике, в перманентном режиме пытающихся окончательно выхолостить Закон века «О реабилитации репрессированных народов», добиваясь отмены 3-ей и 6-ой статей по территориальной реабилитации, предусматривающей осуществление на основе волеизъявления народов правовых и организационных мероприятий по восстановлению национально-территориальных единиц, существовавших до их антиконституционного насильственного изменения.

И, наконец, вернемся еще раз к персоне полпреда Президента РФ в ЮФО в связи с Протоколом совещания под его председательством с руководителями федеральных органов исполнительной власти, Республики Северная Осетия – Алания и Республики Ингушетия по урегулированию последствий осетино-ингушского конфликта октября-ноября 1992 года, прошедшего 8 февраля 2006 года в г. Ростов-на-Дону.

Содержание данного Протокола, вопреки ходу обсуждения и согласованных выводов, к которым пришли участники совещания, не отражает конкретных действий, проведение которых необходимо, если ЮФО действительно намерен урегулировать последствия конфликта и выполнить поручение Президента Российской Федерации от 14 ноября 2003 года №МК – 1871 о завершении мероприятий по ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта октября-ноября 1992 года, в основном, в 2006 году и реализации постановления Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2005 года №8469 «О внесении изменений в Постановление Правительства Российской Федерации от 6 марта 1998 года №274».

В политико-правовом отношении сегодня вызывает особую тревогу отсутствие в уставах и программах политических партий и фракций, представленных в Государственной Думе РФ, даже упоминания о необходимости полного и окончательного выполнения законов «О реабилитации репрессированных народов» и «О реабилитации жертв политических репрессий». Подобное отношение партий и фракций к репрессированным народам и жертвам политических репрессий является серьезной помехой в разработке и принятии новой концепции государственной национальной политики РФ и пакета законодательных актов на основе концепции.

Судьба Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», имеющего эпохальное значение в становлении демократического Российского государства оказалась печальной.

Постоянные нападки коммунистов, явных и скрытых, до сих пор пытающихся защитить беззакония сталинского режима в отношении целых народов, стали основной причиной блокирования этого закона, положившим в 1992 году, по инициативе коммунистов у власти в Северной Осетии, начало локальным войнам на территории России, а именно в ингушском Пригородном районе РСО-А, с 1944 года незаконно переданного в состав Северной Осетии.

Атака коммунистов на Закон «О реабилитации репрессированных народов» была предпринята в Госдуме РФ в октябре 2000 года по инициативе осетинского депутата, члена фракции КПРФ Г. Чехоева.

Итогом усилий депутата А. Чехоева стал протокол №94 от 18 октября 2000 года заседания Государственной Думы, в котором отмечается: «Учитывая, что Закон РСФСР “О реабилитации репрессированных народов» от 26 апреля 1991 года №1107-1 по своим концепциям не соответствует действующей Конституции Российской Федерации, а также большое количество вновь принятых и вносимых поправок и законов в части репрессированных народов и жертв политических репрессий, поручить Комитету Государственной Думы по законодательству и Комитету Государственной Думы по делам национальностей разработать и представить на рассмотрение Государственной Думой новый обобщающий проект закона “О реабилитации репрессированных народов и жертв политических репрессий».

Под данной выпиской из протокола №94 стоит подпись первого заместителя Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Л.К. Слиски.

Приведенная выписка из протокола №94 – всего лишь продолжение борьбы коммунистов против остальных политических партий, фракции которых выступают в Госдуме против восстановления конституционных прав незаконно репрессированных народов СССР в период господства сталинизма, сопровождавшегося аннексией в пользу осетин земель сопредельных народов: ингушей, казаков и кабардинцев в течение десятков лет.

Еще хуже обстоят дела в структурах исполнительной власти федерального Центра, провоцируя желающих на выступление против восстановления конституционных прав репрессированных народов.

Блестящей иллюстрацией к сказанному служит и агрессивно-наступательное отношение осетинских властей к восстановлению упомянутых конституционных прав репрессированных народов, особенно ингушей из Северной Осетии, осложняющих осетино-ингушские отношения при прямой поддержке Д. Козака.

Россия не может больше оставаться заложницей искусственно осложняемых осетинской стороной обстоятельств в национальной политике в угоду сталинистам наших дней. Все связанное с репрессиями на территории России должно уйти в историю, как общенациональная трагедия, если мы хотим стабилизации общества, двигаться к цивилизованным формам строительства демократической России. Это единственный путь также стабилизации всего Кавказа.

Протокол за подписью Д. Козака в циничной форме фактически показывает человеконенавистническую политику аннексионизма, в течение многих лет проводимую осетинскими руководителями по отношению к ингушам при прямой поддержке федерального Центра.

Следует обратить особое внимание на то обстоятельство, что господин Козак в Протоколе, им лично подписанном, исключил даже саму возможность выполнения поручения Президента РФ по окончательному урегулированию последствий так называемого осетино-ингушского конфликта. В этом Протоколе нет даже намека на возвращение вынужденных переселенцев в места их прежнего постоянного проживания, без чего невозможно и само урегулирование. Озвученная в Протоколе позиция полпреда ЮФО есть ни что иное, как откровенный обман Главы Российского государства и игнорирование указаний гаранта Конституции РФ.

Ничего удивительного здесь нет, ибо ЮФО ничего реального предложить не в состоянии, кроме создания поселений в виде резерваций для вынужденных переселенцев-ингушей.

В связи с политической ангажированностью и пренебрежением полпреда Президента РФ данным ему поручением, Парламент РИ 16 февраля 2006 года на своем заседании принял специальное Обращение на имя Президента страны В.В. Путина, в котором отмечается:

«В предложенном Д.Н. Козаком протоколе напрочь исключена сама возможность выполнения Ваших поручений по окончательному урегулированию последствий осетино-ингушского конфликта. В нем нет даже намека на возвращение вынужденных переселенцев в места прежнего постоянного проживания, без чего «невозможно предполагаемое урегулирование конфликта».

Выход в создавшейся ситуации – это немедленная отставка Д. Козака с поста полпреда ЮФО и отзыв с Северного Кавказа, ибо его действия направлены против государственной национальной политики РФ вообще и против геополитических интересов России на Кавказском направлении в частности, могущей сыграть решающую роль в стабилизации и на Кавказе, и в России, если, конечно, работать с умом. С этим дела у ЮФО идут, скажем прямо, – туго.

В контексте изложенного, для стабилизации обстановки на Кавказском направлении и ликвидации всех отрицательных последствий этнической чистки ингушей Пригородного района и г. Владикавказа, устранения из нашей жизни пагубной для российского общества преступной практики аннексии земель репрессированных народов, лидерами которой на Кавказе являются обе Осетии, считаю заслуживающим серьезного внимания следующие меры:

1. Провести встречу на высшем уровне между Россией и Грузией по вопросам нормализации российско-грузинских отношений.

2. Самопровозглашенные республики в соответствии с международным правом и публично заявленной позицией Президента России, что конфликт Грузии с Абхазией – это внутреннее дело самой Грузии, и Россия не будет там вмешиваться, следует рассматривать как объективную позицию России по Кавказкой проблеме.

3. Как один из вариантов по выходу из затяжного кризиса, рассмотреть возможность предоставления Южной Осетии (Шида Картли) особого статуса национально-культурной автономии в границах Грузинского государства с проведением референдума и последующим утверждением итогов референдума Парламентом Грузии.

4. Российской стороне совместно с Грузией взять на себя ответственность за прекращение внутригрузинского конфликта без участия третьей стороны.

5. С учетом встречи на высшем уровне по урегулированию внутригрузинского конфликта подписать широкомасштабный долгосрочный российско-грузинский договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, включая и вопросы военно-технического сотрудничества.

6. В связи с постоянным противодействием осетинского руководства нормализации осетино-ингушских отношений и выдавливания ингушей со своей территории в течение многих лет, рассмотреть вопрос об объединении РИ и РСО-А в один субъект на конфедеративной основе с проведением референдума в обеих республиках.

7. При отказе одной из сторон от проведения референдума и получения отрицательного итога при голосовании, рекомендовать Правительству РФ приступить к выполнению Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» от 26 апреля 1991 г. в полном объеме в соответствии с Постановлением Верховного Совета РСФСР по данному вопросу, принятым в тот же день.

8. Постановлением Правительства РФ, могущим одновременно сыграть роль механизма по реализации вышеуказанного закона, передать под юрисдикцию РИ все ингушские земли, антиконституционным путем изъятые у ингушей после их депортации 23 февраля 1944 г.

9. Поддержать любой из двух вариантов, принятых осетинской стороной, в разрешении многолетнего осетино-ингушского противостояния, в соответствии с Основным Законом РФ и федеральными законами по проблемам репрессированных народов и жертв политических репрессий.

10. В процессе выполнения Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» подготовить и провести разграничение территорий РИ, РСО-А, ЧР, КБР и Ставропольского края.

11. Под эгидой Российской Федерации осуществить юридический раздел бывшей Чечено-Ингушской Республики, насильственным путем упраздненный по инициативе чеченской стороны во главе с Д. Дудаевым, с демаркацией внутренних административных границ между Чечней и Ингушетией.

12. Разработать и принять Доктрину Кавказкой безопасности России с учетом геополитических интересов Российской Федерации и возможного вхождения стран бывшего СССР в НАТО.

Реализация политико-правового аспекта в осетино-ингушских отношениях на конституционной основе требует серьезного, объективного анализа сложившейся ситуации. В любом случае сегодня всем стало ясно, что сохранение ныне существующего положения в осетино-ингушских отношениях не только пагубно для обеих сторон, но и для России в целом, не говоря уже об осетинских притязаниях на территорию Грузии в Шида Картли, Что же касается этих притязаний кударцев, то они не имеют под собой никакой международно-правовой основы так же, как и аннексия ингушских земель с использованием против них методов сталинского геноцида, к сожалению, поддерживаемого неосталинскими кругами в Центре и на Кавказе.

Катализатором дестабилизирующих факторов здесь являются кударцы как в Грузии, так и в Северной Осетии. Именно шеститысячный, до зубов вооруженный отряд кударцев из Грузии, к которым присоединились кударцы, поселившиеся в ингушском Пригородном районе после аннексии ингушских земель, выступили в авангарде боевиков в осетино-ингушской войне октября-ноября 1992 года, к которым присоединились военизированные отряды из Северной Осетии, поддержанные российскими военными.

Последствия этнической чистки ингушей еще не ликвидированы, и этим бесчеловечным преступлениям до сих пор не дана объективная политическая оценка, чему препятствует целый ряд сталинистски настроенных российских политиков, даже в наши дни пытающихся оправдать сталинские репрессии.

Есть ли выход из сложившейся тяжелой ситуации, и разрешить цивилизованным путем кризис в России и на Кавказе? Да, есть. Нужно почитать Конституцию Российская Федерация, памятуя, что законы пишутся для всех, и страна должна жить по этим законам, а не по неписаному правилу шефа жандармского отделения императорской канцелярии графа А. Бенкендорфа: «Законы пишутся для подчиненных, а не для начальства».

Действительно, прав был великий американец, Президент США Авраам Линкольн, говоря: «Можно обманывать часть народа все время и весь народ некоторое время, но нельзя обманывать весь народ все время». Как только власть перестанет лгать своему народу, мы станем жить в другой, лучшей стране.

Сегодня российское общество медленно, с трудом, но неуклонно двигается по пути стабилизации, хотя серьезные ошибки, неизбежные в таком сложном социально-политическом процессе, были. Есть они и сегодня.

Одна из таких ошибок – это открыто демонстрируемая чиновничьей бюрократией преднамеренная неспособность разрезать пуповину между умирающим сталинизмом и нарождающейся демократией. На территории России Северный Кавказ, волею судьбы и не без стараний реакционной части бюрократии федерального Центра, оказался в авангарде этого процесса.

Диктатура Закона, провозглашенная после ухода Б. Ельцина новым Президентом России Владимиром Путиным, начинает работать. На этом пути нас всех ждут еще серьезные проблемы.

В 2001 году я уже высказывался в своей работе «Кавказский меридиан» о втором Президенте РФ: «Владимир Путин несомненно может стать первым Президентом – Президентом России начала третьего тысячелетия, давшим своему народу реальную надежду на успех в борьбе со стыдом Отечества, важнейшим участком которого сегодня является Кавказское направление». Жизнь подтверждает эту мысль.

Успехи во внутренней и внешней политике уже есть, и мировое сообщество вынуждено это признать, что позволяет говорить о российском Президенте как о политике мирового масштаба.

Я думаю, что общество может и должно оценить этот титанический труд по достоинству. В этом плане деятельность Президента РФ сродни деятельности Президента США Франклина Д. Рузвельта, которого американский народ счел нужным избрать на третий президентский срок, как исключение.

Почему бы россиянам не последовать примеру практичных американцев, чтобы успешнее продвигать реформирование общества. И тогда мы действительно будем жить в другой, лучшей стране.

 

 

კომენტარის დატოვება

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s