Iberiana – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

სოჭი, აფხაზეთი, სამაჩაბლო, დვალეთი, ჰერეთი, მესხეთი, ჯავახეთი, ტაო-კლარჯეთი იყო და მუდამ იქნება საქართველო!!!

• Сталин и религия

 

Гитлер и Сталин были одержимы дьяволом, утверждает главный экзорцист Ватикана

 

Лондон. 29 августа 2006.

 ИНТЕРФАКС – Священник Габриеле Аморт, выполняющий обязанности экзорциста при папе Римском Бенедикте XVI, заявил что Гитлер и Сталин находились во власти дьявола.

“Конечно, дьявол существует, и он может завладеть душой не только одного отдельного человека, но даже группы людей или целого народа. Я убежден, что нацисты все были одержимы дьяволом. Достаточно только подумать, что делал Гитлер и что делал Сталин. Почти наверняка они были одержимы дьяволом”, – заявил отец Габриеле.

Он считает, что об этом можно судить по их поведению и поступкам, “по ужасам, которые они творили, и по тем чудовищным вещам, которые делались по их приказаниям”. “Поэтому мы должны защищать общество от демонов”, – подчеркнул священник.

Согласно недавно обнародованным секретным документам Ватикана, во время войны папа Римский Пий XII пытался на расстоянии изгнать дьявола из Гитлера, пишет во вторник британская газета “Дейли мейл”.

Однако, отметил отец Габриеле, являющийся президентом Международной ассоциации экзорцистов, редко бывает, чтобы молитва и попытка изгнать дьявола срабатывали на расстоянии.

“Одно из основных требований при изгнании дьявола – находиться в непосредственной близости от одержимого человека, а также согласие и желание этого человека, – продолжил он. – Поэтому попытку изгнать дьявола из человека, которого нет рядом и который не проявляет ни готовности, ни согласия, очень трудно успешно осуществить”.

http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=13543

  

***

  

К истории мнимого поворота Сталина к религии и Православной Церкви”

Игорь КУРЛЯНДСКИЙ

,
старший научный сотрудник Института российской истории РАН, кандидат исторических наук
 
 
 

 

Тема взаимоотношений Церкви и советского государства – одна из наиболее обсуждаемых сегодня в отечественной публицистике и историографии. В пылу дискуссий не всегда удается избежать неточностей и натяжек. Самое важное здесь, на наш взгляд, уберечь историю от новых искажений. Этому принципу мы и следуем, публикуя данное исследование.

В 1999 г. в журнале “Наш современник” и ряде средств массовой информации без ссылок на источники, но с пафосными комментариями были опубликованы сенсационные материалы, призванные свидетельствовать о радикальной смене сталинского государственного курса по отношению к православной религии и Церкви в 1939 г., перед войной, о прекращении гонений на православное духовенство и верующих, а также о массовой амнистии осужденных по церковным делам в ноябре-декабре того же года.

В “Указании ВЦИК и Совнаркома” за подписями председателя ВЦИК М.И. Калинина и председателя СНК В.И. Ленина от 1 мая 1919 г. за № 13666/2, адресованном председателю ВЧК Ф.Э. Дзержинскому, со ссылкой на некое таинственное “решение ВЦИК и СНК” (ни номера, ни даты, ни названия его публикаторами не приводится), указывалось на необходимость “как можно быстрее покончить с попами и религией. Попов надлежит арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше. Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатывать и превращать в склады”.

Кровожадное и свирепое ленинское “указание” в публикациях обычно дополняет “Выписка из протокола № 88 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 11 ноября 1939 г.” с подзаголовком “Вопросы религии” за подписью И.В.Сталина. Содержащееся в выписке решение обращено к “религии, служителям Русской Православной Церкви и православным верующим”. Его пункт отменяет “Указание товарища Ульянова (Ленина) от 1 мая 1919 года” и “все соответствующие инструкции ВЧК–ОГПУ–НКВД, касающиеся преследования служителей Русской Православной Церкви и православно верующих”. Один из пунктов гласит: “Признать нецелесообразным впредь практику органов НКВД в части арестов служителей Русской Православной Церкви, преследование верующих”. НКВД поручается «произвести ревизию осужденных и арестованных граждан по делам, связанным с богослужительской (так в тексте. – И.К.) деятельностью», освободить тех из них, чья деятельность “не нанесла вреда советской власти”. Дополняет “постановление” краткая справка наркома внутренних дел СССР Л.П. Берии от 22 декабря 1939 г. на имя Сталина. В ней глава НКВД докладывает о “выпуске на свободу”, со ссылкой на постановление Политбюро от 11 ноября 1939 г., из лагерей – 12 860 человек и «из-под стражи” – 11 223. То есть 24 000. По “справке Берии”, из продолжающих отбывать наказание более 50 тыс. человек, “деятельность которых нанесла существенный вред советской власти», планировалось “освободить” еще около 15 тыс. заключенных, и дела остальных “будут пересматриваться”. Этот сюжет и приводится в обоснование тезиса о повороте сталинского руководства навстречу Церкви еще до войны. Во многих публикациях приводится и более ранняя “выписка из протокола заседания Политбюро ЦК от 12 сентября 1933 года” о необходимости охраны “памятников архитектуры древнего русского зодчества”. Подписанный якобы Сталиным “документ” “считает невозможным проектирование застроек за счет разрушения храмов и церквей, что следует считать памятниками архитектуры древнего русского зодчества”.

Эти материалы получили широкое распространение в отечественной историографии начала нового тысячелетия. Свою лепту в это дело внесли и церковные люди. Так, один из их первых публикаторов, священник отец Димитрий Дудко, диссидент советской эпохи, “прозревший” после перестройки и ставший духовником газеты “Завтра”, делает вывод, что публикуемые им “сенсационные” “архивные находки” реабилитируют Сталина как “православного”, “верующего” человека.

На тех же “документах” основывают свои важнейшие историософские выводы о природе церковно-государственных отношений в 1930-е гг. и ряд современных солидных ученых, докторов наук. В их числе доктора исторических наук А.И. Вдовин (труд “Русские в ХХ веке”. М., 2004), С.И.Васильцов (статья “ХХ съезд и русский вопрос в России”), Ю.А.Катунин (статья “Изменение политики партии и государства в отношении Православной Церкви в 1939 г.” и докторская диссертация с соответствующей главой на эту тему), доктор философских наук, известный эксперт по вопросам церковно-государственных отношений В.А.Алексеев (брошюра “Тернистый путь к живому диалогу” (из истории церковно-государственных отношений в 30–50-е гг. ХХ столетия.). Не отстают в этом ряду и некоторые просталински настроенные мыслители и общественные деятели – писатель В.В.Карпов (труд “Генералиссимус”, где данные “документы” воспроизведены факсимильно, вероятно, чтобы усилить впечатление их “достоверности”), маршал Д.Т.Язов, бывший председатель КГБ В.А.Крючков и многие другие публикаторы и комментаторы этих интересных “архивных находок”.

Большинство авторов ссылаются на некие “тайные архивы”, где столь важные документы многие десятилетия скрывались от общества, оставаясь неизвестными до 1999 г., но точных архивных ссылок никто из них не дает. Так, авторы, основываясь на этих материалах, пишут и о “едва ли не полной ревизии ленинской линии по религиозному вопросу, начиная с 1917 года”, и о начале в 1939 г. радикального поворота советского государства навстречу Церкви, при этом не делая попыток разобраться в надежности использованных источников.

Будь опубликованные материалы подлинными, это опрокидывало бы утвердившееся в историографии представление о вынужденности поворота сталинского церковного курса – от гонений до частичной легализации Церкви – из-за событий Великой Отечественной войны, что означало бы настоящую историографическую революцию.

Итак, состоялась ли эта революция?

Прежде всего рассмотрим так называемое “Указание Ленина от 1 мая 1919 г. за № 13666/2” о “борьбе с попами и религией”. Заметим для начала, что в практике партийно-государственного делопроизводства вообще никогда не существовало документов с названием “Указание”. В частности, ВЦИК и Совнарком не издали ни одного документа с таким названием за все время своей деятельности. Существовали только постановления и декреты за подписями глав этих органов (см. сборники “Декреты советской власти”), при этом порядковых номеров таким документам не присваивалось. Однако же во всех публикациях “Указанию” сопутствует порядковый номер 13666/2, что подразумевает наличие многих тысяч “указаний” в государственном делопроизводстве. Весьма странно, что ни один из подобных документов не известен историкам, не выявлен в архивах, никогда не публиковался. Разумеется, подобный номер выдуман для того, чтобы искусственно ввести в него апокалипсическое “число зверя”, придать бумаге ярко выраженный мистический характер, связать его с “сатанинской” стихией российского большевизма, которой якобы и положил предел мудрый “государственник” Сталин.

Но, увы, Ленин не подписал за всю свою партийно-государственную деятельность ни одного документа, который носил бы название “Указание”, ни с тремя шестерками, ни без, в чем легко убедиться по его Полному собранию сочинений, “Биографической хронике”, сборникам “Декреты советской власти”. В Российском государственном архиве социально-политической истории хранится полный фонд документов Ленина. Многие десятилетия он целенаправленно формировался советским государством, в него включались тотально все ленинские документы. По свидетельству директора РГАСПИ К.М.Андерсона, все документы ленинского фонда рассекречены и доступны для исследователей, так как государственных тайн в них не содержится. “Указание Ленина от 1 мая 1919 г.” в РГАСПИ отсутствует (как и все остальные “Указания”). Засекреченной остается только история болезни Ленина. Все документы Ленина в РГАСПИ каталогизированы строго по датам. Среди бумаг Ленина, относящихся к 1 мая 1919 г., нет антирелигиозных – это несколько подписанных им постановлений Малого СНК, и все они касаются мелких хозяйственных вопросов. Отсутствует “Указание Ленина от 1 мая 1919 г.” и в Государственном архиве РФ, где хранятся фонды СНК и ВЦИК. Отрицательный отзыв о наличии этого “документа” дали в своих официальных письмах Центральный архив ФСБ России и Архив президента РФ. Итак, “Указание Ленина от 1 мая 1919 г.” отсутствует во всех профильных по этой тематике государственных и ведомственных архивах России. Равным образом не существовало никакого секретного “решения ВЦИК и СНК” 1917–1919 гг. о необходимости “как можно быстрее покончить с попами и религией”, во исполнение которого “Указание Ленина от 1 мая 1919 г.” будто бы было выпущено. Не существует никаких “инструкций ВЧК–ОГПУ–НКВД” со ссылками на это «указание», нет никаких документов о его исполнении.

Кроме того, содержание мнимого “Указания Ленина от 1 мая 1919 г.” прямо противоречит фактической стороне истории церковно-государственных отношений 1918 – начала 1920-х гг.

Документы СНК РСФСР свидетельствуют, что в 1919 и 1920 гг. и в начале 1920-х гг. по распоряжению Наркомата юстиции РСФСР отдельные церкви неоднократно передавались в распоряжение общин верующих, а решения местных властей об их закрытии отменялись. При действии “Указания Ленина от 1 мая 1919 г.” или подобного ему документа это было бы совершенно невозможно.

Кроме того, одним из основных механизмов или методов гонений на Церковь и религию в годы Гражданской войны со стороны центральной большевистской власти было сознательное и молчаливое попустительство. Так, местным властям со стороны центра негласно давался своего рода карт-бланш, они могли более или менее свободно действовать в духе своего революционного правосознания и сообразовываясь с конкретной обстановкой. Такая практика позволяла центру выгодно дистанцироваться от многих непопулярных антицерковных акций. Никаких директивных, погромных, централизованных, всеобщих указаний, даже секретных, при такой политике не требовалось. Достаточно было развязать руки товарищам на местах. Инициаторами гонений при таком подходе становились не только и не столько местные ЧК, но и практически все органы советской власти, а также направлявшие их деятельность партийные организации. Закрываемые в массовом порядке в годы Гражданской войны и военного коммунизма храмы в большинстве случаев передавались под культурно-просветительские учреждения (школы, политпросветкружки, красные уголки, избы-читальни, киоски антирелигиозной литературы и проч.), а не обращались повсеместно в склады, как якобы предписывалось “Указанием от 1 мая 1919 г.”.

Приведем пример. 3 сентября 1919 г. “ликвидационный” отдел НКЮ в письме в президиум Моссовета поддержал требование работников Московского почтамта о закрытии часовни св. Василия Кесарийского. “8 отдел обращает внимание, что до сих пор оскорбляет революционное чувство граждан безобразная часовня с царскими надписями, помещающаяся прямо против 1 Дома Советов, где до сих пор происходит продажа свечей и различных духовных предметов, что дает приток сумм религиозным организациям вопреки декрету 23 января (Декрет об отделении Церкви от государства. – И.К.). Между тем эта часовня, при соответствующей незначительной переделке, могла бы служить великолепным киоском для продажи революционной литературы…” (ГА РФ Ф.130.Оп.1.Д.208.Л.17.). Замена очень показательная и характерная. Итак, предписывалось не просто закрыть часовню, чтобы устроить в ней склад, а прагматично использовать это закрытие в пропагандистских целях.

По отношению к православному духовенству политика большевистской власти не была направлена на его тотальное физическое уничтожение, как пытаются внушить обществу авторы фальшивки. Документы свидетельствуют, что в конце 1910-х – начале 1920-х гг. не менее важное значение, чем репрессиям, придавалось тактике раскола Церкви изнутри с целью разрушения ее канонических структур. Для этого выделялись группы лояльных к власти представителей духовенства, которые становились объектами манипуляций. Подобные задачи выполнялись силами ВЧК–ОГПУ–НКВД, что было бы совершенно невозможно, если бы перед ними стояла задача “повсеместного” уничтожения духовенства. Известное же письмо Ленина Молотову от 19 марта 1922 г. было связано именно с планом использования ситуации голода для удара по Церкви как идеологическому противнику.

Так что, даже если отвлечься от архивных и делопроизводственных деталей, “Указание Ленина от 1 мая 1919 г.” никак не вписывается в реальную картину 1918–1923 гг.

Нормативные акты, с помощью которых новой властью действительно осуществлялись гонения на Церковь, преследования и ограничения в правах верующих, хорошо известны в историографии, и мы кратко их перечислим: Декрет об отделении Церкви от государства и школы от Церкви от 20 января 1918 г., лишавший Церковь права собственности и юридического лица; май 1918 г. – создание “ликвидационного” отдела Наркомюста; Инструкция Наркомюста от 30 августа 1918 г., носящая откровенно дискриминационный характер, так как она лишала Церковь прав миссионерской, благотворительной и культурно-просветительской деятельности; Постановление Политбюро ЦК ВКП (б) “О мерах по усилению антирелигиозной работы” от 24 января 1929 г.; Постановление Политбюро ЦК от 28 февраля 1929 г. об изменении статьи Конституции РСФСР, лишающем верующих права “религиозной пропаганды” при сохранении свободы пропаганды атеистической (перешло и в сталинскую Конституцию СССР 1936 г.); Постановление ВЦИК и СНК РСФСР “О религиозных объединениях” от 8 апреля 1929 г. с последующим инструкциями к нему; Постановление ЦИК и СНК СССР “О борьбе с контрреволюционными элементами в руководящих органах религиозных объединений” от 11 февраля 1930 г. и др.

Необходимо отметить, что ни один из перечисленных выше антицерковных актов де-юре не был отменен Сталиным даже в период его так называемого либерального курса 1943–1953 гг., а в Инструкции Совета по делам Русской Православной Церкви уполномоченным Совета на местах от 5 февраля 1944 г. воспроизведено большинство мер Постановления “О религиозных объединениях” от 8 апреля 1929 г.

Не следует ли из изложенного, что приводимый в разных изданиях текст “Указания” Ленина является грубым историческим фальсификатом, сочиненным специально для того, чтобы подкрепить собой другой фальсификат, показывающий мнимую расположенность Сталина к Церкви и «православно верующим» еще до войны?

Получается, что таким же подлогом является и так называемое сталинское “Постановление Политбюро ЦК ВКП (б) от 11 ноября 1939 г.”, толкующее об отмене несуществующего “документа”. Естественно, существуют и надежные доказательства подложности “либерального” “сталинского документа” 1939 г.

Все протоколы Политбюро ЦК РКП (б) – ВКП (б) за 1919–1952 гг. (и подлинные, и копии) хранятся в РГАСПИ (ф.17, оп.3, 163) и теперь доступны для исследователей. Рассекречены и материалы Особых папок к заседаниям Политбюро за все эти годы (ф.17, оп.162), куда откладывались постановления Политбюро по разным секретным вопросам. За 11 ноября 1939 г. решения Политбюро действительно были. Однако церковных вопросов они не касались. Номера обобщенных протоколов к заседаниям Политбюро присваивались в порядке очередности после очередного съезда партии, и соответственно, выборов нового состава Политбюро. Обобщенный протокол Политбюро ЦК ВКП (б) от 10 ноября – 10 декабря 1939 г., включающий и решения от 11 ноября 1939 г., значится в архиве под номером девять. (РГАСПИ.Ф. 17. Оп.3.Д.1016.) А в опубликованном “Постановлении” у протокола Политбюро значится номер восемьдесят восемь! Это доказывает, что фальсификаторы никогда не работали в архивах, они не дали себе труда ознакомиться даже с порядковыми номерами протоколов Политбюро. Цифра была взята с потолка.

В большинстве публикаций “Постановления” фальсификаторы ставят гриф “Особая папка”. Есть особая папка и к решениям Политбюро ЦК ВКП (б) 11 ноября 1939 г., она рассекречена, хранится в архиве. Однако вопросы религии и там не рассматривались. В этот день под грифом “Особой папки” рассматривался вопрос “об увеличении численности и материальном обеспечении конвойных войск НКВД”, “о пересмотре караульной службы” и вопрос Комиссии обороны (РГАСПИ Ф.17.Оп.162.Д.26.Л.107, 108.).

Конечно, гриф “Особая папка” был поставлен фальсификаторами для создания видимости особой важности, секретности публикуемого ими сенсационного “документа”.

Отметим, что за весь 1939 г. на Политбюро вообще не рассматривалось никаких церковных и религиозных вопросов (в том числе и по особым папкам). Перечислим и другие обстоятельства, свидетельствующие о подложности “документа” от 11 ноября 1939 г.

Отрицательный отзыв о наличии этого “документа” дали в своих официальных письмах Центральный архив ФСБ России, где хранятся документы НКВД, и Архив президента РФ, где хранится фонд Политбюро ЦК (за исключением протоколов к заседаниям Политбюро, переданных в РГАСПИ).

В истории партийно-государственной практики никогда не было случаев гласной или секретной отмены ленинских документов. В СССР – от середины 1920-х гг. до “перестройки” – незыблемо существовал культ личности Ленина, которого официально придерживались все партийные и государственные работники (независимо от степени их искренности). Если ленинская линия по каким-то вопросам ревизовалась, как в случае свертывания нэпа и перехода к сплошной коллективизации, то делалось это исподволь, под обязательным прикрытием соответствующих цитат из Ленина, демонстрацией верности ленинским идеям и установкам. Даже в самых секретных бумагах отсутствовала критика Ленина, любое порицание его действий или документов было абсолютно невозможно для руководителей всех уровней – от Сталина до рядового работника райкома партии.

В партийно-государственных документах Ленин никогда не назывался “товарищем Ульяновым (Лениным)”. Принятые формы упоминания только “товарищ Ленин», “В.И. Ленин”.

Не существовало никакой массовой амнистии осужденных по церковным делам ни в ноябре-декабре 1939 г., ни в 1940 г., ни в 1941 г. якобы во исполнение “Постановления Политбюро от 11 ноября 1939 г.”, в чем легко убедиться, анализируя электронную базу гонений на верующих по сайту Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, многие годы целенаправленно собирающего данные о репрессиях священноцерковнослужителей и мирян по церковным делам за годы советской власти. Уменьшение объема гонений и так называемая бериевская амнистия весны-лета 1939 г. касалась исправления “ежовских перегибов”, прекращения политики “Большого террора” и ни в малейшей мере не были связаны с изменением церковной политики государства. В Центральном архиве ФСБ России не содержится никаких документов, свидетельствующих о массовой амнистии по церковным делам с ноября 1939 г.

Таким образом, “справка” Берии от 22 декабря 1939 г. на имя Сталина о мнимом выпуске в ноябре и декабре десятков тысяч человек, пострадавших по церковным делам, и о якобы готовящемся массовом пересмотре десятков тысяч других подобных дел тоже подделка.

Вопреки ложным тезисам о “либеральном повороте” Сталина к Церкви и верующим в 1939 г. и отмене им гонений, 1940–1942 гг. отмечены новыми жестокими репрессиями по церковным делам. Объем гонений был значительно меньше, чем в 1937–1938 гг., но сами гонения прекращены не были. Органы НКВД и сталинской юстиции продолжали в массовом порядке фабриковать фальсифицированные дела против священнослужителей и мирян, что было бы совершенно невозможно, если бы действовал сталинский “документ” о прекращении гонений, подобный “Постановлению Политбюро от 11 ноября 1939 г.”. По данным авторитетного исследователя статистики гонений на Церковь, преподавателя Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Н.Е. Емельянова, в 1939–1940 гг. происходило по 1100 казней в год по церковным делам, в 1941–1942 гг. – новые тысячи казненных. По данным правительственной Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, только в 1940 г. было арестовано 5100 церковников, расстреляно 1100, в 1941 г. арестовано 4000, расстреляно 1900. И только с 1943 г. (в результате действительного поворота государственной политики) число репрессий резко сокращается.

Продолжалась и фабрикация “групповых” церковных дел. Так, в 1940–1941 гг. органы НКВД в Архангельске вскрыли “контрреволюционную монархическую церковную организацию” схиепископа Петра (Федоскина), в 1942 г. в Москве сочинили групповое “дело духовных дочерей архимандрита Серафима (Климкова)”, в 1942 г. нашли “антисоветскую церковную организацию в г. Котласе” и т.д.

Анна Васильевна Балашова из Тамбовской области после закрытия церкви организовала у себя на дому хор бывших певчих, участвовала в совершении треб на дому. Арестована по доносу сельчанина в сентябре 1941 г., приговорена к расстрелу, замененному 10 годами лишения свободы, отправлена в лагерь. Мария Андреевна Кригер арестована в августе 1940 г., обвинена в “антисоветской агитации среди верующих”, приговор – 7 лет лагерей. Священнослужитель Гиацинтов Григорий Федорович осужден в октябре 1941 г. к пяти годам ИТЛ по статье 58-10. И таких “дел” – многие тысячи.

Получается, что никакого “либерального” поворота церковно-государственного курса в 1939 г. не было.

Необходимо также признать, что не существовало и решения Политбюро ЦК от 12 сентября 1933 г., направленного против разрушения храмов и церквей, как “памятников архитектуры древнерусского зодчества”. В протоколах заседаний Политбюро ЦК ВКП (б) за 1933 г. подобное решение отсутствует. Массовое разрушение церквей и храмов активно продолжалось и после 1933 г., в том числе и в Москве. Так, в 1935 г. был разрушен пятиглавый московский храм св. великомученика Никиты в Старых Толмачах, а в 1936 г. на Красной площади был разрушен Казанский собор, построенный еще при участии князя Дмитрия Пожарского. И т.д.

Надо заметить, что Институт российской истории РАН посылал ряду именитых пропагандистов так называемых документов запросы об источниках их сенсационных изысканий. Однако ответов на большинство из них получено не было.

Итак, в результате нашего исследования получены надежные доказательства, что все рассмотренные выше опубликованные материалы по истории церковно-государственных отношений в 1919 г. и в 1939 г. являются подлогами, грубо сфабрикованными неизвестными политическими провокаторами в конце 1990-х гг. и транслированными в СМИ некоторыми поверившими в их подлинность политиками и публицистами. Сочинение этих бумаг понадобилось для достижения ясных политических целей – формирования и внедрения в общественное сознание мифа о расположенности Сталина к Церкви и православной религии еще до войны, создания положительных образов “православного” Сталина и “патриотического” сталинского руководства. Соответственно все сюжеты в историографии и в учебных пособиях (версия о радикальном изменении государственно-церковного курса до Великой Отечественной войны уже вошла в состав сюжетов ряда вузовских учебников и хрестоматий по отечественной истории ХХ в., рекомендованных Министерством образования РФ), необходимо признать не соответствующими действительности.

Источник: “Интерфакс-Религия

 

***

 

Архив: Речь московского патриарха Алексия (Симанского) перед панихидой по И.В.Сталине, сказанная им в патриаршем соборе в день его похорон 9 марта 1953 г.

 

Великого Вождя нашего народа, Иосифа Виссарионовича Сталина, не стало. Упразднилась сила великая, нравственная, общественная: сила, в которой народ наш ощущал собственную силу, которою он руководился в своих созидательных трудах и предприятиях, которою он утешался в течение многих лет. Нет области, куда бы не проникал глубокий взор великого Вождя. Люди науки изумлялись его глубокой научной осведомленности в самых разнообразных областях, его гениальным научным обобщениям; военные – его военному гению; люди самого различного труда неизменно получали от него мощную поддержку и ценные указания. Как человек гениальный, он в каждом деле открывал то, что было невидимо и недоступно для обыкновенного ума.

Об его напряженных заботах и подвигах во время Великой Отечественной войны, об его гениальном руководстве военными действиями, давшими нам победу над сильным врагом и вообще над фашизмом; об его многогранных необъятных повседневных трудах по управлению, по руководству государственными делами – пространно и убедительно говорили и в печати, и, особенно, при последнем прощании сегодня, в день его похорон, его ближайшие соработники. Его имя, как поборника мира во всем мире, и его славные деяния будут жить в веках.

Мы же, собравшись для молитвы о нем, не можем пройти молчанием его всегда благожелательного, участливого отношения к нашим церковным нуждам. Ни один вопрос, с которым бы мы к нему ни обращались, не был им отвергнут; он удовлетворял все наши просьбы. И много доброго и полезного, благодаря его высокому авторитету, сделано для нашей Церкви нашим Правительством.

Память о нем для нас незабвенна, и наша Русская Православная Церковь, оплакивая его уход от нас, провожает его в последний путь, “в путь всея земли”, горячей молитвой.

В эти печальные для нас дни со всех сторон нашего Отечества от архиереев, духовенства и верующих, и из-за границы от Глав и представителей Церквей, как православных, так и инославных, я получаю множество телеграмм, в которых сообщается о молитвах о нем и выражается нам соболезнование по случаю этой печальной для нас утраты.
Мы молились о нем, когда пришла весть об его тяжкой болезни. И теперь, когда его не стало, мы молимся о мире его бессмертной души.

Вчера наша особая делегация в составе Высокопреосвященного митрополита Николая; представителя епископата, духовенства и верующих Сибири архиепископа Палладия; представителя епископата, духовенства и верующих Украины архиепископа Никона и протопресвитера о. Николая, возложила венок к его гробу и поклонилась от лица Русской Православной Церкви его дорогому праху.

Молитва, преисполненная любви христианской, доходит до Бога. Мы веруем, что и наша молитва о почившем будет услышана Господом. И нашему возлюбленному и незабвенному Иосифу Виссарионовичу мы молитвенно, с глубокой, горячей любовью возглашаем вечную память.

+АЛЕКСИЙ,
Святейший Патриарх Московский и всея Руси

г. Москва, 9 марта 1953 г.

 
***

Источник: Журнал Московской Патриархии. 1953, №4. С.3
Ссылка скрыта

“Доброе слово о Сталине” – в прямом эфире православного радио
Запись передачи можно Ссылка скрыта

I. “ЦАРСТВО БЕЗ ГРОЗЫ, ЧТО КОНЬ БЕЗ УЗДЫ…”

– Игорь Яковлевич, накануне 60-летия Победы высказывалась мысль, что пришла пора, наконец, воздать должное и Верховному Главнокомандующему генералиссимусу [Иосифу Виссарионовичу] Сталину. А как вы относитесь к идее такой запоздалой исторической реабилитации?

– Лучше поздно, чем никогда. Восстановить доброе имя того или иного исторического деятеля подчас очень непросто. Ведь история полна аналогий, а сравнение с великими предшественниками может показаться “некомфортным” для ничтожных наследников московского трона. Может быть, поэтому в исторической науке, как ни в какой другой, так много клеветы, наветов и злобных вымыслов, изготовленных под сиюминутный политический заказ. Особенно, на мой взгляд, не повезло двум крупнейшим фигурам Русской Истории: Иосифу Сталину и Иоану Грозному [со своей стороны добавим и Спасителя России – Святого нашего Царя искупителя НИКОЛАЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА, Который во исполнение Воли Божией, Христу в УПОДОБЛЕНИЕ искупил на Екатеринбургской Голгофе Соборный грех клятвопреступления Россией Благочестивого Соборного Обета 1613 года на верность Богу и Его Помазанникам – Самодержавным Царям из Дома Романоых до Второго и Славного Пришествия Христа. Именно благодаря Христоподобной искупительной Жерстве Святого Государя НИКОЛАЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА мы до сих пор живы и неприменно Соборно ВОСКРЕСНЕМ в ближайшем будущем. Искупительна Жертва Царя Николая является залогом НЕМИНУЕМОГО воскресения Вселенской Православной Империи – России Христа]. Именно по отношению к ним потомки оказались столь же невежественны, сколь и неблагодарны.
Между тем заслуги этих людей [правильней сказать Богом данных Вождей России] просто неоценимы. Я утверждаю, что если Сталин трижды спас Россию, то Иван Грозный в свое время спас Россию в трех ее ипостасях.

1.1. Заслуги Иосифа Виссарионовича Сталина перед Россией и Русским Народом

– Это настолько противоречит устоявшимся взглядам, что давайте остановимся на этом тезисе поподробнее. И начнем со Сталина.

– По крайней мере две заслуги Сталина не оспариваются даже его врагами: победа над Германией во второй мировой войне (точнее, над объединенной Европой под предводительством Гитлера) и создание ракетно-ядерного щита в ответ на ядерный шантаж Соединенных Штатов в холодной войне. Это предопределило дальнейшее существование нашей страны как суверенного независимого Государства [и сохранение от истребления слугами сатаны Русского Богоизбранного Народа и всей Православной Церкви, поскольку Народ Божий, каковым со времен Иоанна Грозного является Русский Народ, всегда составляет стержень, костяк Православной Церкви. Более подробно о заслугах Иосифа Виссарионовича Сталине перед Россией см. статью Михаила АЛЕКСАНДРОВА “Чем Иосиф Виссарионович Сталин заслужил Вечную Память Русского Народа”].
Но была еще и третья победа Сталина, которая по достоинству не оценена нашими современниками: Сталин спас Россию от Троцкого и Ко, которые вынашивали бредовые идеи мирового революционного пожара [а точнее отрабатывали заказ мировой закулисы, отец коей сам сатана, по уничтожению, тотальному истреблению Русского Богоизбранного Народа и вообще всей Земной Воинтсвующей Церкви Христовой, т.е. всех верных БОГУ на земле людей]. Они собирались спалить Россию, использовав ее в качестве запала мировой революции и установить “новый мировой порядок” в виде “Всемирной республики Советов”.

– То есть, в начале ХХ века Троцкий вынашивал те же самые планы, которые осуществили Горбачев и Ельцин в конце столетия?

– В принципе – да, но с различием конкретных обстоятельств. По существу, ведь тогда Троцкий и его единомышленники (как впоследствии Горбачев и Ельцин), пытались реализовать на практике один из вариантов “глобализации”. Это прямо вытекает из троцкистской идеи “перманентной революции”.
Сталин же, условно говоря, “национализировал” Октябрьскую революцию, осуществив план построения социализма в отдельной стране. И эта национализация сохранила Россию как субъект мировой истории.
Таким образом, в первой половине ХХ века трижды гибель грозила нашему Государству, и все три ситуации требовали от правителя России колоссальной государственной воли, прозорливости и мужества для принятия правильного решения. И на этих трех перевалах Российской Истории [Иосиф Виссарионович] Сталин действительно предстает как выдающийся Государственный Деятель.

1.2. Виноват не Народ, а те, кто присвоил себе право говорить от его имени

– Да, получается как в известной притче. Чем отличается небесный Спаситель от земного? И того, и другого вспоминают в минуту смертельной опасности. Различие же в том, что, едва миновала опасность, о Боге забывают, а героя втаптывают в грязь. Отчего же народ так несправедлив к своим спасителям?

– Виноват не народ, а те, кто присвоил себе право говорить от его имени. Я имею в виду известного рода политиков, придворных историков и беллетристов от истории. Как я уже говорил, историческая наука во все времена была очень политизирована и зависела от господствующих политических взглядов. Поэтому не стоит удивляться, что в отечественной историографии конца XIX – начала XX столетий в основном был в моде либерально-западнический подход к событиям Русской Старины.
Беда лишь в том, что чужим аршином Русской Истории не измерить. Россия не Европа, к России и к Русским Правителям история предъявила совершенно иной счет. На нашу Страну накатывались волны вражеских нашествий, то с юга, то с запада, то с востока. Причем каждое такое нашествие ставило вопрос: быть или не быть России?

1.3. “В службе – честь!”, “служить до смерти” – вот базовые принципы устройства общественных отношений на Руси

По этой причине в средневековой Руси сложился совершенно иной тип общественных отношений: не “договорные”, не “правовые”, а – “служебные”. “В службе – честь!” и “Служить до смерти” – вот принципы, которыми руководствовались все сословия средневековой Руси. А из гражданских прав у всех сословий было только одно неоспоримое право – сложить голову за свою [Православную Веру, Богом даного Царя-Отца и нашу] Родину [Великую Россию].
Русский же Царь воспринимался лишь как первый слуга Отечества. И свою Царскую Миссию Он рассматривал как Служение Богу, Своей Стране и Своему Народу. Вот как это сформулировал Иван Грозный в своем втором послании князю Курбскому: “Ничем я не горжусь и не хвастаюсь и ни о какой гордости не помышляю, ибо Я исполняю Свой Царский Долг и не делаю того, что выше моих сил”.
Далее в том же послании, опровергая клевету Курбского о жестокостях Царя, Иван Грозный пишет о себе: “Никаких козней для истязания Христиан мы не придумываем, а напротив, сами готовы пострадать ради них в борьбе с врагами не только до крови, но и до смерти”.
И это были не пустые слова. Да, Русские Государи порой бывали суровы, но так же суровы они были в первую очередь к себе, к своей семье и к своим близким. Все подчинить службе [Богу, Своему Народу и Своей Родине] – таков принцип. И даже родственные чувства не заслоняли этого принципа, Государи Русские в первую очередь думали о благе подданных, а не об интересах своих близких. Таков был царь Иоанн, таков был и Сталин.

1.4. Сталин продолжал традицию жертвенного служения России, заложенную еще Царем Иоанном Грозным

– Вы, видимо, имеете в виду знаменитый ответ Сталина на предложение немцев обменять его сына Якова, попавшего в плен, на фельдмаршала Паулюса? Ведь Сталин тогда якобы сказал: “Я солдата на фельдмаршала не меняю”.

– Я не знаю, была ли такая фраза произнесена дословно, – ведь немцы, говорят, просили в обмен на Якова не Паулюса, а попавшего в плен немецкого лейтенанта, родственника Гитлера. Но это детали, а смысл ответа Сталина легенда воспроизводит точно: ни родственникам, ни близким друзьям никаких привилегий по сравнению с другими подданными. В этом отношении Сталин продолжал традицию жертвенного служения России, заложенную еще царем Иоанном Грозным.

Вот подобный, тоже очень характерный эпизод из далекого прошлого. Один из любимых опричников царя, Василий Грязной, по своей неосторожности угодил в плен к татарам. Татары запросили за него 100 тысяч рублей (по тем временам – колоссальная сумма) или обменять его на пленного татарского военачальника Дивея. В ответ на это царь Иван посылает Василию Грязному такой ответ: “Писал ты, что за грех взяли тебя в плен, так надо было, Васюшка, без пути средь крымских улусов не разъезжать; а уж как заехал, не надо было спать…”. То есть – сам виноват, что попался, и нечего на Бога кивать.

А далее царь пишет, что уж так и быть, тысячи две он за него выкуп даст, а больше – ни-ни! Про 100 тысяч – и не думай! И то дорого, так как раньше за таких, как Грязной, по пятьдесят рублей давали.

Отдавать же татарского военачальника Дивея в обмен на своего любимца Василия Грязного царь Иван и вовсе не собирается, и вот почему. Царь Иван пишет: “И тебя ведь на Дивея выменять не на пользу христианству – во вред христианству: ты один свободен будешь, да приехав, лежать станешь из-за своего увечья, а Дивей, приехав, станет воевать да несколько сот христиан получше тебя пленит. Какая в том будет польза?”
Полное подчинение своей личности служению Отечеству – это давняя традиция русского самодержавия, и наиболее ярко она воплотилась в деятельности Ивана Грозного, Петра Великого и Иосифа Сталина.

1.5. Подмена понятий “Грозный” и “жестокий”

– Однако вы сейчас назвали самые жестокие фигуры Русской Истории, которые у современного человека ассоциируются с “массовыми” “репрессиями” и “беспощадным” “террором”.

– Это происходит от подмены понятий “грозный” на “жестокий”, которые не равнозначны друг другу. [Грозный – это одно из древнейших именований Архистратига Божия Михаила, который благодаря своей Верности и Ревности по Боге явился во истину ГРОЗНЫМ для врагов Божиих. И тот факт, что Царь Иоанн получил прозвище Грозный, особенно если вспомнить, как Царь Иоанн почитал Архангела Михаила: вспомним хотя бы написанный Иоаном Васильевичем Канон Архангелу Грозному Воеводе или собственноручно высеченную Царем на паперте Архангельского Собора молитву Небесному Архистратигу. Царь Иоанн, как и Архистратиг Михаил, в силу своей непоколебимой Верности Богу и пламенно РЕВНОСТИ по Славе Божией явился во истину ГРОЗНЫМ для врагов Святой Соборной и Апостольской Православной Церкви, Богом утсановленного Православного Царского Самодержавия и Русской Православной Государственности]. Прозвание “Грозный”, на мой взгляд, применимо и к Царю Ивану Васильевичу, и к Императору Петру Алексеевичу, и к генеральному секретарю Иосифу Виссарионовичу.

Быть ГРОЗНЫМ для ВРАГОВ Государства – это ДОЛГ Царский. Вот как об этом пишет Царь Иван Васильевич своему политическому оппоненту Курбскому: “Как же ты не смог этого понять, что властитель не должен ни зверствовать, ни бессловесно смиряться?” И далее в том же первом послании Царь Иван Васильевич пишет: “Ибо всегда Царям следует быть осмотрительными: иногда кроткими, иногда жестокими: ДОБРЫМ же – милосердие и кротость, ЗЛЫМ же – жестокость и муки. Если же нет этого, то он не Царь. Царь страшен не для дел благих, а для зла. Хочешь не бояться власти, так делай добро; а если делаешь зло – бойся, ибо Царь не напрасно меч носит – для устрашения злодеев и ободрения добродетельных”.

Надо сказать, что именно те Государи Российские, которые так понимали Свой Долг и исповедовали принцип “противодействия злу силой”, – вот именно эти люди, эти выдающиеся политические деятели оказались жертвами посмертных политических наветов. Они были оклеветаны и оболганы впоследствии историками либерально-западного толка.

И в первую очередь имена этих Государственных Деятелей нуждаются в исторической реабилитации. Эта реабилитации нужна даже не столько лично Царю Ивану, сколько нам, живущим на переломе истории. Сегодня Россия вновь стоит на историческом перекрестке и решает: какую дорогу избрать? И от того, кого из исторических деятелей сегодня Русское Общество возьмет за ОБРАЗЕЦ – князя[-иуду] Курбского (тем, кто плохо знаком с “геройскими” “подвигами” Курбсного – об этом либералисты предпочитают умалчивать – рекомендуем посмотреть следующий материал) или Царя Иоанна, “иудушку” Троцкого или генералиссимуса Сталина, – зависит СУДЬБА РОССИИ.

И ведь что примечательно – потоки грязи на Грозного или на Сталина, в основном, выливали их неблагодарные потомки. А большинство современников с пониманием относилось к их деятельности. Вот, в частности, что писал по этому поводу современник Ивана Грозного: “Не мочно Царю без ГРОЗЫ быти: как конь под Царем без УЗДЫ, тако и Царство без ГРОЗЫ”.
Поэтому я полагаю, что в исторической реабилитации нуждается сам тип “грозного русского государя” – грозного для врагов и любимого народом.

А традиция подобного Народного Царя в Отечественной Истории начинается именно с Иоанна Грозного и заканчивается Сталиным. Грозный и Сталин – это два маяка Русской Истории, которые отмечают начало и конец героического периода нашей Истории – время, когда грозной для врагов стала сама наша страна.

http://www.kprf.org/showthread-t_4937-page_2.html

 

***

 

 
 

Сталин, как религия

 

 
 

Наблюдая за дискуссией о Сталине, которая велась и ведется в интернете православными христианами, я почти не обнаружил попыток подойти к его личности собственно по-христиански. “Моральный урод”, “строитель империи”, “талантливый мененджер”, “имя России”, “тиран, что поделаешь, время было такое, кругом враги”, “убийца по необходимости, а те, кого он убивал разве были лучше?” и т.п. Каждая из этих точек зрения может быть по-своему обоснована.

Всякий раз она выносит из “сокровищницы сердца” то, что ему ближе всего, оставляя все прочее в тени, как нечто третьестепенное, не столь важное, не соразмерное с исторической фигурой такого масштаба. Также и автор сих строк на всеобъемлющую правду не претендует и хотел бы перенести сию фигуру из контекста недавней истории в иной, в духовный контекст. Попробуем найти его в Евангелии от Иоанна, там, где Христос обличает фарисеев:

Ваш отец – дьявол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он – лжец и отец лжи” (8:44).

Здесь не говорится о всяком вообще лжеце. Любой лжец – грешник, но все же еще не сын дьявола. Мужья обманывают жен, политики избирателей, торговцы покупателей, похвалить их за это мы не можем, но во всех этих обманах нет цели, замысла, пафоса, похоти человекоубийства. Они лгут ради корысти, но не за тем, чтобы убить.

Слова Иисуса не назовешь умеренными. По человечески говоря, даже и “объективными”. Разве фарисеи кого-то убивали? Но Христос говорит не о той глубинной реальности, которую не различишь ни простым, ни, так сказать, исторически беспристрастным взглядом. Обращаясь теперь к нашему персонажу, я по правде говоря, не нахожу никого иного, в ком два эти свойства – ложь и похоть человекоубийства – соединялись бы в таких, поистине космических масштабах.

Гeббельсу приписывается фраза: чем чудовищней ложь, тем ей легче верят. Что ж, по-своему честно. Так вполне мог бы сказать и Гитлер. Сталин – никогда. Даже и подумать, наверное бы, не мог. Он, как бы сказать, был до конца слит со своей ложью. Неразделен с ней. Не помню, чтобы фюрер, у коего мы не станем отбирать пальму первенства по злодейству, дружески провожал кого-нибудь до двери, а через несколько дней следователь гестапо уже мочился тому в лицо (Тухачевский) или избивал, меняясь с другими, сутками подряд, требуя подписаться под какой-то несусветной виной. А еще лучше – покаянно, надрывно, искренне изобрести ее самому. Таковых случаев несть числа. В этом была его, Сталина, жизнь.

Его истина источала из себя ложь, а ложь, изготовленная для собственного потребления, как и для подвластной ему страны, навязывалась как истина. Истина, согласно которой “Жить стало лучше, жить стало веселее” (после разгрома деревни, голода и депортации миллионов крестьян), а проведение сталинского плана по коллективизации его же исполнителям вменялось как “Головокружение от успехов”. Истина, состоявшая в том, что только в нашей стране могут быть такие прямые, демократические, свободные выборы (речь перед московскими избирателями 37 года), а те, кто были вчера двурушниками и оппозиционерами, сегодня стали просто бандой шпионов и диверсантов. “Это ясно и не требует разъяснений”, – ставит свою печать на процессе государственный обвинитель Вышинский. Думаю, что когда Заказчик читал потом признания этих двурушников, выбитые на допросах, где черным по белому было написано и подписано: да, мы – наемные убийцы, отравители колодцев, засланные агенты всяких разведок, то был уверен: да, так оно и есть, и быть иначе не может! (И вот с неподдельным возмущением он показывал потрясенному Фадееву самообличения преданнейшего ему Мих.Кольцова. Захоти он поменять Фадеева и Кольцова местами, возмутился бы и Кольцов). С той же негодующей искренностью Сталин спрашивает у Ежова, когда тот выполнил задание партии, как же это он мог допустить такие грубые нарушения социалистической законности? Ошарашенный верный пес, наверное, только и мог сообразить, что ему конец.

Суть сталинщины – не обычный человеческий обман, но ложь, которая создает собственную реальность, реальнее той, которую видим глазами и способны осмыслить. Разумеется, основа была заложена Лениным и всеми пламенными революционерами. Но именно Сталин сумел придать всему этому некую тотальность, всеохватность, железобетонность, культовость, магизм, энтузиазм, безумие, застилающее остатки здравого смысла. Ложь опутала, оклеила, растворила в себе всю страну, где вольнее всего дышалось человеку. И когда сосед, доносивший на соседа “за высказывания”, чтобы получить его жилплощадь, и узнавая потом, что тот еще, оказывается, состоял и в заговоре против тов.Сталина, удивлялся: ну, надо же! А мы-то и не знали!

И у Гитлера была “ночь длинных ножей”. Но была именно “ночь”, на несколько дней, а не последовательная политика всех его 12 лет. И глава штурмовиков Рэм был расстрелян не как англо-советский шпион.

Уничтожать миллионы людей ради счастья народа, изгонять крестьян из их гнезд ради торжества справедливости, окупировать страны Восточной Европы во имя “борьбы за мир”… Сергей Аверинцев как-то заметил: Гитлер уничтожал евреев как своих заклятых врагов, Сталин собирался делать тоже самое, но как “лучший друг евреев”. Так что уничтожаемые (не только в этом случае, конечно) в его дружбу могли верить до последнего дыхания.

Помните, “Пиры Валтасара” Фазиля Искандера? Вождь приезжает на Кавказ отдохнуть, ведь и у него бывает “законный(!) отпуск”. Ну, разумеется, встреча, сидят начальники, большие и малые, едят жареных кур и поросят, пьют грузинское вино, артисты танцуют, девушки водят хоровод. Все празднично и светло, в помине нет угроз и расстрелов. Но в этом вальяжном Хозяине (“я здесь – только гость!”) где-то спрятан тот легион, который когда-то в безвестной юности начал с истребления команды ограбленного парохода, а после избавился и от компаньонов. Пир – символ Царства в Писании, здесь он – пародия, овеянная запахом страха, обожания, смерти и серы, витающим над ломящимся от еды столом.

Как витал он над всей страной, кружил, морочил души, туманил головы. Не этот ли дух пародии внушал энтузиазм, преданность, искренность, восторги, чтобы прикрыть доносительство, злобу, страх, похоть власти, похоть крови, вакханалию лжи? Эта отеческая улыбка, эта родная трубка, эта смиренная шинель, эта спокойная, уверенная в себе разумность речей, а за ними – преисподняя казематов. Если не физически, то психологически, в подсознании, она разверзалась под каждым. А наверху, на на собраниях, в “убеждениях” кричалось “ура!” … Реальность была расколота надвое, и внутри людей и вовне.

Кто бы из поклонников объективности, соразмеряющих pro et contra в этой личности, не уклоняясь, мог бы ответить на вопрос: знает ли он другого исторического деятеля (правда, с подозрением на Мао и Пол Пота), который в мирное время уничтожил бы такое количество собственных беззащитных, и по большей части лояльных ему граждан?

Это, однако, еще не все.

Не только мироправитель или великий строитель. Давайте все-таки посмотрим на его правление по-библейски.

Сталин создал могучее государство. Но основой его была не личная власть Сталина как диктатора, но некое идеологическое действо. Никакой иной силой, кроме, так сказать, “идейно-духовной”, его иначе нельзя было сцементировать. Генеральный секретарь был, разумеется, главным жрецом разыгрываемого под его руководством мифа, но миф существовал и сам по себе и вполне мог обойтись и без него. Миф строился на культе, который практически занимал все жизненное пространство, т.е. шестую часть суши, и всякий живший на этой части активно или пассивно должен был в культе участвовать. По выражению французского философа Андре Глюксмана (о Китае), здесь торжествовало тождество территории и текста. Был введен некий общий для всех, писаный и неписаный устав верования, эталон поведения, единый литургический канон. Тот факт, что идольский культ был создан бывшим семинаристом, обладавшим каким-то запасом церковных знаний, лишь добавляет инфернальности. Это стало трюизмом, но повторю: ленинско-сталинская власть была подобием Церкви и пародией на нее: у нее были свои основатели, своя доктрина, свои обряды, даже отчасти таинства, свои жрецы, своя каста посвященных, свои святые, свои иконы и т.п. Вероучение нельзя было не разделять, в культе, коли хочешь жить – не участвовать. Так, скажем, массовые собрания трудовых коллективов – требуем смерти фашистским подонкам! – разве не были частью идолослужения? А если взглянуть на все эти процедуры и клятвы верности с церковной точки зрения, утверждающей, что цель нашего существования – спасение души? Дело даже не в требовании смерти, но в причастии иной религии, христианству абсолютно чуждой. Но какие же массы, “бесчисленные как песок морской”, были охвачены этим антихристовым уставом, указующим на некое светлое пиршественное царство, на что-то такое заманчивое, клубящееся впереди?

Нерон с Диоклетианом бесчинствовали, гнали Церковь, удивляли развратом и самодурством, но все же не во имя светлого будущего человечества. А намеренное заражение многих народов ложной кровавой религией – дело иное. И герои-маршалы, принимавшие сталинские пули с криком: “Да здравствует Сталин!”, и умнейшие, интеллигентнейшие писатели, признававшиеся в прозе, стихах и даже в интимных в дневниках в любви к нему, и даже епископы, затягивавшие осанну и тогда, когда можно было и промолчать, да и сам Сталин вместе с неисчислимым количеством опутанных этим дурманом, загипнотизированных душ – все они были (хотя бы на какое-то время) адептами и пленниками этой завораживающей магической силы.

Когда Германия была повержена, немцы, говорят, тотчас очнулись и спросили себя: что это с нами было? Как могли мы верить в этого сумасшедшего дурака? И уже не вспоминали про былые внушительные успехи в экономике и политике. У нас этот процесс идет много медленней и с рецидивами. Похоже, один из таких рецидивов мы переживаем сейчас. Врачи говорят о вирусах, которые приспосабливается к антибиотикам и нападают вновь. Был такой сильный антибиотик, который называется “разоблачение”. Он действовал тогда, когда люди, находившееся в магнитном поле сталинской религии, узнавая о масштабах лагерей и преступлений режима, могли еще испытать шок. “Как лагеря?” – порой изумлялись даже те, кто сами прошли лагеря. Идеалы их колебались, земля уходила из-под ног. Теперь идеалов нет, но остался магизм империи. И на любые преступления находятся соответствующие объяснения. Уничтожение боевых командиров перед войной? Так ведь заговор их – не выдумка, действительно что-то бонапартовское готовилось и набухало, так что возмездие вышло суровым, но справедливым. В эти заговоры трудно поверить, но скажу попутно, что дать себя зарезать как бараны, не попытавшись наставить рога на палача – тоже не к чести жертв. Да, все эти маршалы сами были по шею в крови, но они были вояками и храбрецами – сего не отымешь – а наш верховный главнокомандующий, только и выискивавший заговоры до войны, во время нее не приблизился к линии фронта ближе, чем на 50 км.

С одной стороны все можно объяснить, с другой – оказалось, что все можно и простить. Те, которые и годовалому младенцу не прощают Троцкого, Ягоду, дедушку Ленина (Бланка) за то, что он, младенец, одной с ними крови, почему-то легко примиряются с миллионами сосланных и погибших от голода русских и украинских крестьян. Не смущаются и неисчислимыми христианскими мучениками. О дворянах, профессорах, инженерах, писателях, учителях, работниках всяких контор и ведомств, со всеми их семьями уже не говорю. И возмущаются от души: как смеете вы говорить о десятках миллионов, когда их всего-то было около четырех! Ну, пяти. Так на войне жертв было гораздо больше.

Кстати, почему? Если перед войной – о чем не принято вспоминать -Красная Армия намного превосходила немецкую как в технике, так и в живой силе, и при этом потеряла более 25 миллионов человек – что же это за мудрое руководство войной? Потерь Германии было около 10 миллионов, при двух фронтах, из них не менее, чем два года под непрерывными бомбежками, и половина их состояла из невоевавшего населения страны.

Конечно, разоблачительные антибиотики от идольского культа не вылечат. Если и своих не жалко, кто сегодня убавит свое восхищение Сталиным хоть на полградуса из-за катынских офицеров или окраинных переселенных народов? Ну еще одну гекатомбу обнаружим, еще один могильник разроем, и эту простим и другое спишем. Время было такое, героическое и свинцовое. Только мы еще носим в наших легких этот свинец. Где-то тлеет рядом с нами эта кумачевость, преданность, пламенность, выплавляющая былых истуканов. Но сегодня, однако, Велиар все норовит побрататься с Христом и надежно устроиться в православии. Учредить там свой иконостас (для начала – Грозный, Распутин, а за ними Генсек), приложить благословение к власти, угрозе, грозе, ядерному мощи…

Истинно, истинно говорю вам: кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инде, тот вор и разбойник…”

Вор и разбойник. В простом, прямом, но прежде всего именно в глубинном, духовном смысле. Оборотень, заставивший поверить, что он и есть пастырь добрый, пролезший в историю откуда-то сбоку и окутавший страну мороком. Не только видимо, во вне – уничтожением и унижением своих подданных, – но изнутри обокравший Россию, покусившийся на самую сокровенную жизнь ее…

Назвать его тираном – все равно, что бульдога собакой. То есть не сказать ничего. Много было тиранов, некоторым даже не откажешь в доли разумности. Сталинщина (а она безмерно больше носителя самого имени) – нечто совсем иное. Это массовое наваждение, “прелесть”, апостазия, проказа духа, религия человекобожия в самом злокачественном ее варианте. Такое само не проходит, но исподволь заражает все вокруг. Даже, как видим, и “православное мирочувствие”. “Ибо время начаться суду с дома Божия“, – говорит Апостол. Суд, который должен изгнать не только из сознания, но и из всех чувствилищ, из самих генов наших все это великодержавство, имперство и велиарство. Суд над глазами, которые не видят крови и мук, над ушами, которые не желают слышать Того, Кто бескомпромиссно и точно обозначил границу между Собой и врагом:

Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить.
Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком“.

Священник Владимир Зелинский

 

http://www.baznica.info/index.php?name=Pages&op=page&pid=5871.html

 

კომენტარის დატოვება

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s