Iberiana – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

სოჭი, აფხაზეთი, სამაჩაბლო, დვალეთი, ჰერეთი, მესხეთი, ჯავახეთი, ტაო-კლარჯეთი იყო და მუდამ იქნება საქართველო!!!

Koba Kharadze

ОСЕТИНСКИЙ ВОПРОС

 

КОБА ХАРАДЗЕ

ПРОИСХОЖДЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ТОПОНИМОВ

ШИДА КАРТЛИ

Топонимия – совокупность географических названий страны – представляет собой существенный составной компонент исторического наследия коренного народа, живущего на данной территории. Она рассматривается с позиций языкознания, историографии, географии как объект исследования и является важным источником познания как природы, так и прошлого народа и его культуры.

Развитие топонимов сложный процесс, особенно в такой стране, как Грузия: нашествия врагов, захват территории и так или иначе связанные с этим этнические изменения (переселение, нашествие и пр.) оказывали влияние на топонимы – древние названия искажались или уничтожались, взамен им насаждались новые, чуждые. На протяжении долгого времени было искажено немало топонимов, результаты чего мы пожинаем сегодня. Ошибки, допущенные в этом деле в прошлом, и сегодня заявляют о себе в географических названиях Грузии. Наряду со многими другими бедами большая часть наших топонимов претерпела репрессии со стороны как других, так и собственного народов. Однако, несмотря на это, грузинские географические названия, как и грузинский народ, выдержали все злоключения, хотя многое оказалось искаженным, а то и вовсе исчезнувшим. Вместе с тем, грузинские топонимы ни ранее, ни в настоящее время не имеют твердой защиты правовой основы268. А ведь грузиноязычные топонимы сформировались на территории Грузии вместе с грузинским народом. Бесспорное доказательство тому – многочисленные исторические источники, дошедшие до нас.

Поначалу термин “Картли” обозначал место жительства Картлоса (один из этнархов картвельских народов, согласно историку XI века Леонти Мровели) – гору, затем – Армази (окрестности г. Мцхета), который был центром расселения картлийского племени, а позднее – царской резиденцией. В эпоху бронзы и раннего железа название Картли стало общим. К нему прибавились префикс са – и суффикс – о, указывающие на место, и оно стало обозначать всю территорию, населяемую грузинами – Сакартвело. Писатель X века Георгий Мерчуле отнюдь не считает Картли только этнической единицей, Картли для него – Сакартвело, т. е. Грузия, где богослужение велось на грузинском языке: “Картли считается большая страна, где на грузинском языке служат обедню и возносят молитву”269. Сама Картли условно была разделена на верхнюю, внутреннюю и нижнюю. С того времени “зена сопели” или “верхняя страна” стала называться Шида Картли270. А “зена сопели” образовалась еще в доэллинистическую эпоху.

Шида Картли – это бассейн Куры от с. Ташискари (Хашурский район) вплоть до г. Тбилиси, расположенный между Лихским хребтом и р. Арагви. Классическая северная граница Грузии была в то же время северной границей Шида Картли. Кроме того, исторически в Грузию входили расположенные за Главным Водораздельным Кавказским хребтом (Кавкасиони) Двалети, Хеви, Пирикита, Хевсурети, Тушети, Дидоэти. Естественно, эти административно-территориальные единицы были населены грузинами. Шида Картли принадлежали Двалети и Хеви. Хеви и ныне грузинский район. Сам термин Хеви – географический, в древней Грузии он означал и географическую и административно-территориальную единицу. Название Двалети тоже грузинского происхождения с характерным для грузинского языка суффиксом – ет – Двал-ет-и. Интересно, что фамилия Двали и сегодня распространена в Раче, а Двалишвили – в Имерети. Трусо и Двалети в позднее средневековье были заселены осетинами, при этом произошла миграция или ассимиляция (а возможно, и уничтожение) грузинского населения. Это подтверждает множество источников, и среди них надо упомянуть фундаментальный труд “Описание царства Грузинского” основателя грузинской географической науки, исследователя первой половины XVIII в. Вахушти Багратиони271. В нем Двалети и Трусо рассматриваются как грузинские земли – “Описание нынешней Осетии”272.

Шида Картли была такой же провинцией Грузии, как Кахети, Имерети, Гурия, Сванети и т. д. А живущие в этих провинциях кахетинцы, имеретины, гурийцы, сваны и др. были грузинами.

Естественные условия и ресурсы Шида Хартли издревле привлекали к себе людей. Здесь сохранились следы проживания человека с древнейших времен. Многокрасочность ландшафта, историко-этнографическая комплексность населения, нашествия внешних врагов на протяжении веков обогащали и изменяли естестенно-исторические условия Шида Картли, что в совокупности обусловливало их развитие и сложности273. Все это вызывало значительные изменения не только национально-этнического состава населения, но и границ административно-территориальных единиц, экономического и культурного положения, географических названий и др.

На территории Шида Картли, начиная с древнейших времен, существовали различные адмистративно-территориальные единицы, которые всегда играли определенную роль в жизни Шида Картли и всей Грузии. На рубеже IV-III вв. до н. э., когда царь Парнаваз разделил страну на саэриставо (княжества), Шида Картли было отдано спаспету (военачальнику), и так было создано саэриставо Шида Картли. Оно, в свою очередь, было поделено на более мелкие единицы – хеви. После нашествия монголов, как и по всей Восточной Грузии, и здесь началось деление на отдельные саэриставо. Подобному дроблению Шида Картли был положен конец после присоединения Картл-Кахетинского царства к России (1801 г.), когда и эта территория оказалась организованной на манер русской губернии. На территории Шида Картли международным законам. Общепризнанная истина – политическая автономия создается на территории с коренным населением, в результате различного рода явлений оказавшимся в составе более сильного государства. Таким образом, создание на территории Грузии т. н. Юго-Осетинской автономной области, где осетины никогда не являлись коренным населением, противоречит всем условиям, необходимым для присвоения данной территории автономии. Более того, сами осетинысчитают, что предки их пришли на Кавказ с Севера. сформировались два уезда – Горийский и Душетский. Так продолжалось до 1922 года, затем за счет этих уездов, включая и Рачинский уезд (Западная Грузия), безо всякого обоснования, насильственным путем в центре Картли была образована Юго-Осетинская автономная область. Никаких оснований для ее создания не было, кроме возникшего в последний период на незначительной части Шида Картли компактного осетинского населения. Более того, центром области избрали грузинский город Цхинвали, где в 1886 г., согласно статистическим данным камеральной описи населения, не проживало ни одного осетина274. В южных границах области оказались заселенные грузинами пункты, а у иных сел были отторгнуты куски земли с молельнями и церквами. От местных грузин в 70-е годы мне не раз приходилось слышать, какое сопротивление было оказано созданию пресловутой области, но все оказалось тщетным. Так 20 апреля 1922 года на древнейшей грузинской земле была создана осетинская автономная область. Следует отметить и то, что создание формирования иной национальности на исторической территории Шида Картли, где с древнейших времен проживал грузинский народ, что подтверждается многочисленными грузинскими и иностранными источниками, и где во множестве сохранились памятники материальной культуры и эпиграфики и, что главное, с древнейших времен существующие грузинские географические названия, противоречит всем 275

Так на территории искусственно состряпанной “Юго-Осетинской автономной области” оказались не только древнейшие памятники грузинской материальной культуры, но и местное грузинское население. Очень многих устраивало такое дробление Грузии. Чем же еще объяснить тот факт, что на Северном Кавказе, где осетины появились гораздо раньше, не было создано никакой автономии, и только 7 июля 1924 г. была образована Северо-Осетинская автономная область?

Вторжение осетин в Грузию с древнейших времен связано с насилием; подтверждение тому – многочисленные источники, дошедшие до нас. В 80-х годах XIII века вместе с татаро-монголами в Грузию проникают и осетины, которым удается завладеть несколькими пунктами, в том числе и Горийской крепостью. Картлийский эристав оказался бессильным перед ними. Вплоть до начала XIV века продолжались набеги осетин на Грузию: “…И стали осетины разорять, уничтожать, грабить и брать в плен грузин, и отняли город Гори и сделали его своим… и с тех пор пошла вражда между грузинами и осетинами до той поры, пока самый блистательный, великий и прославленный из царей Георгий не изгнал их“276. Из этой цитаты видно, как варварски вели себя осетины в Картли уже в далеком прошлом, потому и “пошла вражда между грузинами и осетинами”. Выясняется и то, что Георгий Блистательный вместе с монголами изгнал из страны и осетин.

Впоследствии осетины не раз переходили на южные склоны Главного Водораздельного хребта Кавкасиони, но постоянно селиться стали гораздо позднее. Осетинские новостройки на южном высокогорье Кавкасиони появляются с середины XVII века. Еще в начале XVIII века в верхней Джаве не было ни одного осетина. В купчей, заключенной некими Ивана и Закария с князьями Куабулом и Зазой Мачабели в первой половине XVII века, говорится: “Вымерла Верхняя Джава и обезлюжена осетинами. Бог свидетель, вымерла так, что не осталось и следа человека…”277 Из цитаты видно, что грузинское население уничтожено, а места обезлюдели. Иначе трактовать ее означает либо незнание грузинского языка, либо желание сфальсифицировать факт. Так или иначе, осетинские ученые перевели эту цитату так, будто в верхней Джаве были уничтожены осетины278.

В Тирском храме (Цхинвальский район) конца XVII века на могильном камне сына царя Вахтанга VI есть следующая надпись: “Всеми восхваленного царя Арчила и всячески именитого царя Картли Георгия брат, всячески украшенного (добродетелями) владетеля Левана сын, правитель Грузии царевич Вахтанг был здесь в вотчине моей наследственной в селении этом несколько лет и скончался сын мой первенец царевич Ростом и похоронил я в этой церкви вотчины моей наследственной. От рождества Христова 1689 г.”279. Как явствует, цать Вахтанг несколько лет прожил в своей “вотчине наследственной”, в селении, расположенном между Джавой и Цхинвали.

А как вели себя в прошлом осетины на территории нынешнего Карельского района? На мраморной плите, датированной 1754 годом, находящейся в церкви села Абиси, читаем следующее: “В сторону реки (воды) – св. Георгий, со стороны суши – (Иоанн) Креститель. Я раб… строитель обоих… изгнавший осетин. Посередине стоит одна башня, которую не осилит никто. Ее мы, Заал Махвиладзе, построили для спасения нашего дома и (жителей) этой деревни, эту церковь большого, великого и славного (Иоанна) Крестителя, с давних времен опустошавшуюся вследствие (нападений) лезгин и осетин, построили для поминания души нашей. Узревшие да призовут милость (Божью) на нас. В хороникон 442”, т. е. 1754 г.280

Таким образом, в середине XVIII века параллельно с лезгинами низменные районы Шида Картли разоряли и осетины.

Одна из форм расселения осетин в районах Шида Картли состояла в том, что они снимались с насиженного места и в поисках лучшей доли переселялись в имение другого феодала. Кроме того, в поисках лучших условий жизни они устремлялись на юг и в качестве “хизан” (свободных крестьян, добровольно идущих в крепостное услужение). Одним из условий для получения ими земли в низменных районах и обоснования на ней было приобщение их к христианской религии. Но не все из них были господскими крестьянами, многочисленной была и категория государственных крестьян. Из государственных крестьян состояли жители районов, прилегающих к истокам Большой Лиахви и Нар-Мамисонского бассейна. По описи 1770 года у князей Мачабели было уже 860 осетинских дымов281. В 1772 году Иоганн Гюльденштедт писал: “Тамута была для меня последней или крайней деревней Джаукомского района, или по-грузински, Джавского ущелья, здесь насчитывают 1000 семей. Это край издревле подчинялся князю Мачабели. Несколько недель тому назад царь отобрал у него этот край, поскольку тамошние осетины жаловались повсюду, что их притесняют, и передал его царевичу Георгию”282. Статистические данные описи 1827 года говорят о том, что в Горийском уезде было 85 господских крепостных осетин, а в Душетском уезде – 115. Соответственно число государственных крестьян в обоих уездах составляло 338 и 140. В остальных уездах Грузии осетинские поселения в 20-х годах XIX века не подтверждаются283.

Интересные сведения даются в дневнике немецкого путешественника К. Коха, побывавшего на Кавказе в 1837-1838 годы: “Переехав Большую Лиахву, мы по ее западному берегу достигли Цхинвали… Проехав последние грузинские селения Хеити и Херти (Кемерти – К. X.), я достиг, наконец, Осетии. Перед мной открылась котловина, в которой находилось несколько селений, из них самым значительным было Джави…”284. Как видно, даже в 30-е годы XIX века осетины не селились южнее Джавы. Их массовое расселение к югу от Джавы произошло в советский период. Классик грузинской литературы Михаил Джавахишвили дал великолепное описание “хизанства” осетин и их действий в Грузии в романе “Джакос Хизнеби” ( в русском переводе “Обвал”)285.

Однако, несмотря ни на что осетинские ученые искажают и фальсифицируют историю. Осетинская пресса и литература весьма способствуют этому. Грузинская же сторона ничего не делала для оздоровления ситуации, многое было пущено на самотек. На страницах осетинской прессы печаталось множество оскорбительных для грузинского народа пасквилей, а мы не вольны были отвечать на них. На протяжении десятков лет создавались археологические, исторические, топонимические, публицистические труды, поэтические и прозаические произведения, на которых воспитывались молодые поколения осетин, не имевших ни малейшего представления об истинной своей истории. Это делалось, безусловно, с заранее обдуманными целями, ибо старшее поколение прекрасно знало свою историю286. В частности, были сделаны попытки изменить и фальсифицировать грузинские топонимы, и надо сказать, осетины преуспели в этом.

Исторические источники, памятники материальной культуры, расселение населения и по сей день сохранившиеся географические названия свидетельствуют о том, что на всей территории Шида Картли вплоть до XVIII века были распространены только грузинские топонимы. Дошедшие до нас многочисленные грузинские и иностранные источники подтверждают это. Кроме того, следует принять во внимание и богатое наследие материальной культуры грузинского народа. В результате и сегодня на территории Шида Картли бытуют древние грузинские топонимы. Этому способствовало и то, что коренное население Шида Картли было почти однородным и сравнительно стабильно проживало здесь до последнего времени. Вместе с тем Шида Картли постепенно заселялось инородцами. Надо отметить, что по районам грузинское население преобладает и сегодня, и во всей Шида Картли оно равняется 70,5%. Исключение составляет Джавский район, где преобладает осетинское население. Сравнительно пестрым является население городов, что в меньшей степени способствует изменению топонимов. Такая же картина и среди географических названий. В Шида Картли из 1065 ойконимов 930, т. е. 87,3% – грузинского происхождения, из 112 осетинского звучания названий – 84 приходится на Джавский район. Следует отметить и то, что корни многих этих названий грузинские, они претерпели изменение под влиянием осетинского языка. Вместе с тем, как видно, названия подверглись резкому изменению лишь в самой северной части исторической Шида Картли, где осетинская лексика нашла отражение в географических названиях287.

Сравнительная устойчивость географических названий в низменных районах Шида Картли была вызвана тем, что осетинское население здесь увеличивалось постепенно и постепенно же смешивалось с грузинским населением. В силу этого географические названия остались прежними. Представление об изменении и распространении топонимов дают нам осетинские миграционные процессы. Если у истоков Большой Лиахви изменение топонимов к XVIII веку практически было закончено (частично путем переделывания грузинских топонимов или их полной замены), в остальных районах, где осетины постепенно смешивались с грузинским населением, географические названия не претерпевали больших изменений. Грузинские географические названия были сохранены, но на современных картах рядом с грузинскими названиями в скобках стали указывать параллельные осетинские наименования. На местах, как стало известно, среди населения прочно бытуют грузинские названия288. В последнее время значительные изменения претерпела микротопонимия. Это вызвано миграцией грузинского населения289.

Итак, гидронимы и ойконимы Шида Картли не претерпели резкого изменения, это можно сказать лишь о микротопонимии. Сравнительная стабильность макро- и собственно топонимов объясняется тем, что пришельцы смешивались с аборигенами-грузинами постепенно. Благодаря этой постепенности и сохранились старые названия. Полностью они изменились в тех местах, где осетины заселяли покинутые деревни или осваивали новые места, но лексика подобных топонимов бедна, они относятся к типу прозрачных топонимов, и их этимология легко поддается объяснению290. К примеру, названия осетинского происхождения – в основном хозяйственного значения; большая часть их – однокоренные имена. Часты случаи, когда они употребляются параллельно с грузинскими названиями, это наблюдается в основном в верхнем течении Ксани и Пронэ. Вместе с тем довольно большая часть старых грузинских топонимов считается осетинами, благодаря их своеобразному выговору, осетинскими. Примеры тому – названия сел Шида Картли, населенных осетинами: Брут-Сабдзели и Бур-Самджели, Багини и Багиата, Дудети и Додоти, Зекари и Зикара, Магран-Двалети и Маглан-Дори, Хцве и Хвце, Квиткири и Квичири, Роки и Руки, Жба и Сба, Бжисхеви и Сбаидони, Сурниси и Суниси и т. д. Почти все измененные названия предстают в подобном виде. К сожалению, многие из них в последнее время официально утверждены, несмотря на то, что в грузинских официальных документах большинство их фигурирует в истинном звучании. Я говорю “большинство”, потому что значительная часть топонимов в остальных районах Грузии часто искажается некомпетентными работниками газет и журналов, радио и телевидения и т. д. Грузинским топонимам довольно и тех репрессий, которые выпали на их долю, так что не надо добавлять их со своей стороны.

В верхнем ущелье Большой Лиахви преобладает осетинское звучание географических названий, по остальному же течению – употребляются в основном грузинские топонимы, несмотря на то, что в ряде сел проживает полностью негрузинское население. Так, к примеру, сегодня осетины полностью населяют села с такими грузинскими названиями, как Цихисопели, Цинубани, Мамулаанткари, Зорбегаани, Монастери, Мсхлеби и др. Полностью названия изменены, как мы уже говорили, там, где осетины селились в заброшенных селах или осваивали новые места. Эти названия – общего характера.

Большая часть географических названий в районах Шида Картли, в том числе в средних и верхних частях ущелий Лиахви, Ксани и др., либо в местах, заселенных осетинами в более позднее время, произведена по законам картвельских языков. Здесь встречаются чанско-мегрельские (картвельские языки) топонимы. Дж. Гвасалиа отмечает, что “население Шида Картли с древнейших времен было картвельским. На это указывают топонимы грузинского происхождения и грузино-сванские топонимические схождения. На протяжении веков процесс этнического перемещения с горных регионов в равнинные оставил определенный след на составе населения. Некоторые топонимы Шида Картли имеют параллельные грузино-зано-сванские или грузино-занские формы”291. Исследователь приводит множество сванских и чано-мегрельских по происхождению названий, среди них: Куцховети, Кора, Садзегури, Чхорети, Цхмори, Ципори, Чхунети, Гери, Ломиса, Исроли, Пачури, Лапачи, Сацхумети, Ларгвиси, Лагури и др. (следует отметить, что все эти названия распространены на территории бывшей “Юго-Осетинской автономной области”). Что касается грузинских названий, распространенных на этой территории, то перечисление их завело бы нас слишком далеко.

Массовая атака на грузинские географические названия началась после совершенно незаконного создания на исконно грузинской земле т. н. Юго-Осетинской автономной области, когда часть осетин вообразила своей исторической родиной территории Самачабло и Ксанского саэриставо. Первое и необходимое условие для подтверждения этой идеи – искоренение исторических грузинских топонимов на заселенной осетинами территории Шида Картли. Вместо них официальное признание получили осетинские или осетинского звучания топонимы. Естественно, осетины не учли того, что старые грузинские названия, бытовавшие на этой земле, сохранились в древнейших и последующего периода грузинских и иностранных источниках.

Гораздо прискорбнее то, что ни во что не ставился тот факт, что некоторые районы заселены сплошь грузинами, – они и здесь желали изменить названия. Более того, происходила ассимиляция грузинского населения: имеется в виду изменение грузинских фамилий в тот период на фамилии осетинского звучания (например, надпись на могильных камнях – на могильном камне 1902 года упомянут Лазарашвили, на камне же 1932 года – Лазаров), а также то, что для осетинской части населения грузинский не был государственным языком, и большая часть грузинского населения (проживающего в тех местах) вынуждена была освоить осетинский292.

Несколько слов о тех названиях, которые искажены или переделаны на территории Шида Картли в последнее время. Знаурский район и его центр Знаури ранее назывались Оконский район и Окона. В конце 30-х годов нашего столетия село Ткисубани в этом районе получило название Знауркау, а впоследствии весь район и его центр стали называть Знаурским. Знаур Айдаров считался революционером. Обычно тот или иной населенный пункт называют фамилией человека (хотя и это вряд ли оправданно), но в данном случае весь район и его центр были названы именем человека, ну, а фамилией его назвали деревню в верхней Картли (Боржомский район) .

Кем был Знаур Айдаров? Он родился в Северной Осетии, образование – два класса. Демобилизовавшись, приехал в Тбилиси, где начал работать в одном из кузнечных цехов молотобойцем. Знаур Айдаров был инициатором создания “революционного комитета тбилисских осетин”, что ускорило зарождение в Грузии осетинской большевистской организации. Надо отметить, что деятельность этой организиции ограничивалась средой осетинских рабочих. В январе 1918 года в Тбилиси возник комитет осетинской большевистской организации под названием “Чермен”. В 1919 году, когда уже была создана Грузинская Демократическая республика, Знаур Айдаров организовывает собрания в селах Гуджаретского ущелья (Боржомский район), на которых призывает к активной борьбе против правительства Грузинской Демократической республики. 27 октября 1939 года на страницах газеты “Заря Востока” были напечатаны воспоминания Е. Никитина о Знауре Айдарове. На одном из собраний, вспоминает он, тот сказал: “Рабочий класс Советской России не оставит нас, он придет к нам на помощь, и с его помощью мы установим Советскую власть”. Именно подобные Знауру Айдарову революционеры вонзили нож в спину молодой демократической республики. Интересно, что надписи на сельских обелисках Джавского района сообщают, что здесь в 1918-1919 годах осетинами была установлена Советская власть, в то время, как в Тбилиси ее не было еще и в помине. Ясно, что она объявлялась на местах именно такими революционными деятелями, как Айдаров.

Оказывается, 7 ноября 1919 года осетинский отряд под руководством Айдарова по заранее выработанному плану взял штурмом село Хциси (на правом берегу Куры), сверг местное правительство, изгнал его и провозгласил советскую власть. В первый же день был создан совет крестьянских депутатов, председателем которого утвердили Знаура Айдарова293. Вообще, что творили вышеуказанные осетинские организации на территории Шида Картли – это тема отдельного разговора, и заинтересованные лица могут получить более исчерпывающий ответ на этот вопрос, ознакомившись с книгой В. Цотниашвили, а также с книгой 3. Цховребовой, где прямо говорится, что “Знаур Айдаров – народный герой, в память о котором был предложен топоним, руководил во всеобщем вооруженном восстании 1919 г. повстанцами Хашурско-Хцисского и Оконского районов”294. Достаточно и этих нескольких фактов, чтобы составить представление о действиях “революционера” – инородца на территории Грузии. Знауру Айдарову оказали почет “за заслуги”. Как мы отметили выше, его именем был назван район и районный центр, а также улицы в Тбилиси и Цхинвали. В то время, как на его родине, в Северной Осетии, мне кажется, вряд ли какой-либо объект носит его имя.

Именем Исака Харебова, принимавшего непосредственное участие в разгроме и разорении грузинских сел, было названо село Георгицминда того же Знаурского района. Вернувшись с войны, Исак Харебов сколотил вооруженный отряд, который принял участие в “крестьянском восстании” 1918 года. Не прошло и двух месяцев после провозглашения независимости Грузии, как Исак Харебов вместе со своим отрядом дошел до сел Сачхерского района Западной Грузии. Именем этого “революционера” и назвали мы еще одно грузинское село, носившее прежде имя св. Георгия (Георгицминда).

Я уважаю осетинского поэта, основателя осетинской литературы, певца дружбы между народами Косту Хетагурова, но какая связь между ним и древним грузинским селом Цхинвальского района Цунари, называемым ныне Хетагурово? Это село расположено в равнинной местности Шида Картли на берегу реки Тилиани (“мтили” на древнегрузинском означает огород). Название Цунари встречается во многих древних грузинских источниках еще тогда, когда здесь не жили осетины. В Цунари стоит купольный храм Богоматери, относящийся к XIV веку. Он построен в тяжелые для Грузии времена, в эпоху господства монголов, когда памятники материальной культуры почти не строились, а возведение купольного храма было само по себе выдающимся явлением. А мы, в наше время допустили то, что это историческое село потеряло свое имя и 27 января 1940 года было названо Хетагурово. А сейчас осетинские исследователи, переставляя буквы или меняя их в древнем грузинском названии, пытаются найти средствами осетинского языка объяснение слову “цун” и распространенной в грузинском форме множественного числа “ар”. Здесь же надо отметить, что осетинские ученые очень многие грузинские топонимы неверно объявляют названиями осетинского происхождения295. Когда Цхинвальскому театру в 1939 году было присвоено имя Хетагурова, это был тоже неверный шаг, ибо в театре наряду с осетинской труппой работала и грузинская.

Досталось от нас и древнему населенному пункту Ахалгори. Владение ксанских Эристави, основание которого приписывают сыну царя Парнаваза Саурмагу (234-162 гг. до н. э.) и который в отличие от лиахвского Гори (стоящего на месте слияния Лиахви и Меджуди) назвали Ахалгори (новый Гори), в июне 1934 года был переименован в Ленингори (в 1990 г. городу было возвращено прежнее название).

Название самого центра автономной области Цхинвали – древнейшее грузинское название, встречающееся в исторических источниках вплоть до XIX века как Крцхинвали. Естественно, спорить о его грузинском происхождении не приходится – “крцхила-рцхила” (граб) растение, и Крцхинвали (Цхинвали) означает место, где распространено это растение. Сравните: Горовани, Вашловани, Тхинвали, Тернали и т. д. В 30-е годы Цхинвали был переименован в Сталинири, Сталин-ир-и, т. е. Сталинская Осетия (“ир” – Осетия)296. 24 ноября 1961 г. городу было возвращено прежнее название Цхинвали.

Все это – результат нашей халатности. Еще один пример: в 1982 году в Цхинвали на русском языке была опубликована книга Левана Кортиева297. Мы не будем сейчас рассматривать ее, хотя многое есть, что сказать, но удивляет правописание использованных в книге географических названий; книга Л. Кортиева, между прочим, была издана и в Тбилиси обществом “Знание”298. И в тексте и на приводимой карте Рокский перевал и село того же названия упоминаются как Рукский и Руки. К сожалению, грузинский редактор книги и общество “Знание” проявили элементарное невежество. Название Роки – грузинского происхождения, и подобные ему встречаются в различных уголках Грузии – Роката, Рокити и пр. Рокский перевал (сейчас имеется и Рокский автомобильный тоннель) и три деревни находятся на самом севере Джавского района. Точно так же искажаются и другие географические названия, многие из которых уже узаконены.

Наводит на размышления и экспозиция Цхинвальского исторического музея. Здесь во множестве представлены материалы советского периода. Названия многих географических объектов переданы весьма своеобразно, официально установленные правила часто игнорируются. Вот один пример: название озера Кози. В действительности речь идет о хорошо известном озере Кведи, образовавшемся в результате запруды реки Кведрула. В настоящее время в нее втекает и вытекает Кведрула. Рачинцы даже создали о ней песню – “Воды в Кведруле прибыло” (озеро находится на территории исторической провинции Рачи). Село по имени Кведи находится в Онском районе (Западная Грузия). В последнее время населенный пункт, построенный осетинами на восточном берегу озера, получил название Кози, а потом и озеро назвали тем же именем. А осетинские ученые узаконили это название.

Левый приток Куры – Ксани – берущий начало из озера Кели, упоминается во всех грузинских или посвященных Кавказу иностранных источниках. Естественно, гидроним Ксани – грузинского происхождения, но в осетинской литературе возникло название Чысаныдон299. На какие источники опираются осетинские источники, скажу ниже.

Несмотря на вышеотмеченное, осетинские ученые всячески стараются найти топонимам верхней и средней части Лиахвского и Ксанского ущелий негрузинское объяснение, не стесняясь при этом искажать древние грузинские источники. 16 сентября 1970 года в выходящей в Цхинвали грузинской газете “Сабчота Осети” (Советская Осетия) и издаваемых в Цхинвали трудах научно-исследовательского Института Южной Осетии 3. Цховребова300 затеяла спор по поводу письма Г. Мамиева, опубликованного на страницах упомянутой газеты301. Действительно, некоторые ошибочные положения Г. Мамиева никак нельзя оправдать, но и положения 3. Цховребовой не назовешь оправданными. Ее беспокоит тот факт, что на территории бывшей Юго-Осетинской автономной области большинство топонимов грузинского происхождения. Она, оказывается, описала топонимы Джавского района и большинство из них оказалось осетинскими. Кроме того, она отрицает некоторые топонимы грузинского происхождения. В их числе – Лиахви, Ванели, Тигва, Курта, Джава, Кошкеби и др. А ведь грузинское происхождение упомянутых топонимов абсолютно бесспорно. 3. Цховребова перечисляет целый ряд названий, которые в предлагаемом ею виде, якобы, упоминаются в грузинском источнике XIV века302. Поэтому, считает она, эти названия осетинского происхождения. В действительности же это далеко не так, в том виде, в каком их приводит 3. Цховребова, они не зафиксированы в указанном источнике. Надо сказать, что 3. Цховребова не называет источника, она просто ссылается на труд Ю. Гаглоиты303. Следует отметить и то, что в тезисах докладов Ю. Гаглоиты, напечатанных в материалах Второй республиканской научной конференции по ономастике304, названия из вышеупомянутого источника выписаны неверно, следовательно, и сделанные выводы оказались неточны305. Грузинские географические названия, приводимые в грузинском источнике XIV века “Дзегли Эриставта” (Памятник Эристави), в осетинской литературе предстают в искаженном виде, что делается для того, чтобы найти им неверное этимологическое объяснение306. Тот факт, что Ю. Гаглоиты в тезисах своих трудов рассматривает Магран-Двалети, а не Двалети, говорит о многом. Как мы отметили выше, Дватели находилось на севере Главного Водораздельного хребта Кавкасиони, а Магран-Двалети – в истоках Большой Лиахви, в окрестностях Эдис-Эрмани, а не от Трусо до Ачабети. Вместе с тем, и это было уже сказано, Двалети входило в состав Грузии. Исследования Д. Гвритишвили показали, что Двалети – не Осетия, а двалы – не осетины307.

Игнорирование осетинскими учеными грузинских названий – явление отнюдь не новое. В 30-е годы нашего века на территории бывшей области самовольно было изменено множество географических названий. Новые названия печатались в местных или республиканских изданиях, утверждались в устной речи. Частично они нашли отражение и на топографических картах. Некоторые географические названия были узаконены в измененном виде. Многим, наверное, даже не известно, что именно в 30-е годы осетины задумали на всей территории бывшей области полностью изменить грузинские названия на осетинские. В книге 3. Цховребовой308 приводятся все те названия, которым в тот период отыскали надуманные осетинские соответствия – они в свое время были изданы отдельной брошюрой. И тот факт, что брошюра, изданная в 30-е годы, является для осетинских ученых “самой значительной среди осетинских источников”309, свидетельствует о многом. Тогда что сказать о грузинских и иностранных источниках средних веков?!

Упомянутая брошюра, можно сказать, антинаучный, антигрузинский документ, созданный в недалеком прошлом и благословивший осетинских ученых на переименование географических названий. Осетинским исследователям прекрасно известно, что топонимы нельзя переводить или придумывать, когда существуют старые топонимы. Но, воспользовавшись создавшимися условиями, они делали все, чтобы совершенно безосновательно утвердить за объектами, находящимися на исконно грузинской земле, в самом центре Картли, осетинские названия. Согласно этой брошюре из 686 топонимов на территории бывшей области 411 подлежали переименованию. Упомянутая брошюра была издана в 1934 году в г. Сталинири (Цхинвали) под грифом Юго-Осетинского краеведческого научно-исследовательского Института – “Новые названия населенных пунктов, рек и гор Юго-Осетии”310.

Спорить тут не о чем, ибо речь идет о “новых названиях”. Но о брошюре говорится, что из осетинских источников это самый значительный труд. О каком источнике можно говорить, когда топоним либо переводится, либо выдумывается?! Оказывается, краеведческий Институт по заданию тогдашнего (30-е годы нашего столетия) центрального исполкома Юго-Осетии провел работу по пересмотру географических названий (!) путем опроса населения и, составив список переводных названий, представил его исполкому на заседании от 5-6 марта 1933 года, который и утвердил новую номинацию представленных топонимов. А причина, оказывается, состояла в том, что “эта работа нужна потому, что в некоторых случаях названия наших сел настолько изменились, что, увидев на географической карте, нельзя их признать”311. И приводились примеры: Сыгьдтае – на карте “Дамцъуара”, Къусджытае – на карте “Къошка”. Им не нравились грузинские названия “Дамцвара” и “Кошкеби”, и они требовали поменять их на осетинские312.

Эти выдуманные номинации взамен старых названий были опубликованы на страницах газеты “Комунисти” с небольшим вступлением, где говорилось, что населению на местах дается право по желанию выбрать новое название, если оно не понравится, сообщить в редакцию газеты или краеведческий Институт. Выходило, что веками установленные, созданные нашими предками топонимы, так, походя, должны были быть сменены на новые, неприемлемые для нас. Азбучная истина состоит в том, что всякое название, выдуманное впоследствии, незаконно, поскольку оно не отражает истинной природы объекта. Как выяснилось, и по прошествии года, однако, с мест никто ничего не сообщил ни редакции газеты, ни Институту краеведения.

Поэтому составителям ничего не оставалось, как молчание принять за согласие, и опубликовать перепись географических названий отдельной брошюрой, выражая надежду на то, что “карты, книги по географии впредь будут составляться по этим новым географическим названиям”313.3. Цховребова с сожалением отмечает, “что многие из предложенных ими названий так и не привились, они не вышли за рамки составленной брошюры”314. Хотя тогдашний центральный исполком Грузии не рассматривал вопроса об утверждении новых названий, а это входило в его компетенцию, многие топонимы употребляются в измененном виде, ну а в осетинской литературе они широко используются. Здесь трудно перечислить все подряд названия, приведем лишь несколько характерных примеров; грузинские географические наименования, дошедшие до нас с древнейших времен и измененные осетинами в XX веке их варианты: Горгашени – Деллаг-кау, Нагомеви – Тиджита, Пичънари – Кулдим, Сарбиэли – Занг, Цихис-сопели – Хубиате, Вашловани – Паткуджин, Чорчохи – Уалваз, Орчъосани – Зилахар, Ломиси – Хуссар, Метехи – Цагат, Монастери – Донгарон, Квиткъири – Рабин, Икети – Черткоте, Надабури – Ног Дзимыр, Сабуа – Рабин, Къвернети – Кубиите, Часавали – Ныккасан, Дидмуха – Стиртулдз, Приневи – Костайкау, Хундисубани – Азат, Саджваре – Улафан, Лаше – Даллаг Урсдур и т. д. Список содержит свыше 600 наименований. Мне кажется, ничего подобного не случалось ни в одной стране. Между прочим, по тому же принципу постановлением президиума Верховного совета Грузии от 4 апреля 1955 года в Абхазии было переделано множество грузинских топонимов. Лет пять назад абхазы пожелали переименовать еще до 500 географических объектов “по осетинскому принципу”, что официально, однако, не было узаконено.

Что же означали перечисленные выше и все остальные грузинские географические названия? В каждом из них заключена история народа, история конкретной местности, а осетинские ученые одним мановением руки захотели уничтожить этих живых летописцев грузинской истории, и вместо них утвердить выдуманные имена.

Самая большая из рек, протекающих на территории бывшей Юго-Осетинской АО – Лиахви впервые упоминается Леонтием Мровели (XI в.): “…Рекой, имя которой Лиахви…”315. В грузинских источниках встречаемся и с такой огласовкой – Лиаху, Лиеху; в последующие периоды название реки встречается во многих грузинских и иностранных источниках. О происхождении названия Лиахви существуют различные мнения, его объясняют средствами сванского, имеретинского и других диалектов. Мы исходим из положения В. Абрамишвили, что название реки – сложное слово. Первая часть “лиа” означает илистое место (“лами” – ил), которых очень много в реке. Характерный для Лиахви цвет определяет та специфическая местность, по которой она протекает. Объяснение второй части названия возможно с помощью древней формы, отмечаемой в источниках – Лиахвиу; на древнегрузинском это означает сильный шум реки316. Сам Вахушти Багратиони писал о ней: “Быстро текущая, каменистая и шумная”317. Таким образом, начальная форма Лиахви была “Лиахуи”, которое на разных языках и в разное время звучало по-разному. Затем “-уи” превратилось в “-ви” и получилось Лиа-хви-а. Затем топоним утратил последний звук “а”.

В истоках Лиахви, или на территории, непосредственно граничащей с Северной Осетией, засвидетельствовано множество грузинских географических названий. И если говорить об осетинском влиянии, то вероятнее всего было бы ожидать его именно в этих местах. Но здесь мы встречаем очень много грузинских названий гор, рек, населенных пунктов. Несомненно и то, что все они названы самими грузинами. В истоках реки находятся горы – Двалтагора, Брут-Сабдзели, Зекари и др., которые также грузинского происхождения. Село Двалети (ныне Двалианткари) находится в Цхинвальской зоне, а Двалта (ныне Патара Тонети) – в Квемо (Нижней) Картли. В истоках Большой Лиахви сохранились следы бывшего поселения, известного под названием Царциата. Согласно Б. Техову, этот город был разрушен в ХIII-ХIV вв. во время войны между ксанскими Эристави и двалами318. Дж. Гвасалиа центром Магран-Двалети считает именно город Царциата (тот же Эдиси)319.

Вахушти Багратиони и другие грузинские источники приводят множество географических названий в области истоков Лиахви, часть которых сохранилась по сей день. Следует отметить топонимы – Мшхлеби, Мшхлебис-хеви, Жба, Жбис-хеви, Гери, Роки, Рокис-хеви, Кошкеби, Кошкебис-хеви, Мугута, Мугутис-хеви, Хцве, Хцвис-хеви, Джава, Схлеби и др. Все они чисто грузинского происхождения. В деревне Джавистави (ныне Саритата) сохранились развалины грузинской церкви XI века. Протекающий здесь ручеек называется Джависхеви. В селе Сохта сохранилась церковь Х-ХI вв. и крепость (развалины). Здесь имеется рельефный крест, с лапидарными надписями на древнегрузинском. Более пространные древнегрузинские надписи встречаются и на других камнях, которые, естественно, насчитывают столько же веков, что и церковь.

Мы не считаем нужным приводить здесь названия населенных пунктов, расположенных по среднему течению Большой Лиахви, ибо все они почти грузинского происхождения – Ачабети, Кехви, Кемерти, Хеити, Сабацминда, Цхинвали, Тамарашени, Дзарцеми, Земтхвиси, Тири, Лелисубани, Дгвриси, Абоцминда, Тбети, Боциджвари, Тихреви, Цнури, Згудери, Пичхис калаки и многие другие, в большинстве своем являющиеся прозрачными топонимами.

То же положение и в ущельях других рек, протекающих по территории бывшей области – Ксани, Меджуда, Лехура, Пронэ и др.

Вторая по величине река на территории бывшей области – Ксани. Вахушти Багратиони писал: “А западнее Карчохи над Ксани есть Жамури. Ныне живут здесь осетины. В центре Жамури есть крепость, известная под именем Берцихэ”320. Названия Жамури и Берцихэ вместе с рекой Ксани, естественно, грузинские. Сама Ксани берет начало из озера Кели. Справка выдающегося историка и географа о том, что в Жамури, т. е. в истоках р. Ксани “ныне живут осетины” говорит о том, что они поселились там не так давно. Название “Бер” имеет несколько значений: чанское “бер-и” и грузинское “бер-а” означает ограниченное пространство, где доят овец321. А в этих местах должно было находиться множество овечьих отар. Самый крайний пункт в истоках реки называется Багини. Естественно, и это название грузинского происхождения. От него тоже произошли другие географические названия – Багинэти (Ванский район), село Багинэти в Гуджаретском ущелье, Багинэти напротив Мцхетского собора и др. Название Багин-и означает капище, место, где приносили жертву в языческие времена.

В верхнем течении Ксани названия отдельных районов или ущелий были также грузинского происхождения – Карчохи, Ломисхеви, Цхразмисхеви, Чурта и т. д. Интересно, что расположенные здесь села или бывшие поселения также носили грузинские имена. В каждом из районов их насчитывалось десятки и перечисление их завело бы нас слишком далеко. В настоящее время можно встретить разве что несколько названий осетинского происхождения, они возникли в недалеком прошлом и в древних источниках не зафиксированы. Но самое главное все же в том, что на территории всех этих населенных пунктов и бывших поселений, независимо от их названия, зафиксированы только лишь грузинские памятники материальной культуры.

В истоках Малой Лиахви была крепость, которая, согласно историческим данным, называлась Бехуше (Бехчо). Во времена похода Тамерлана это был оборонный пункт ксанского Эристави и католикоса322. В истоках же Малой Лиахви находятся населенные пункты – Ацерисхеви (Ацрисхеви), Белоти, Эдемкалаки, Сацхениси, Инаури, Гери, Мипарети, Маралети, Кларцви, Шертули, Ванати и др.

Что касается ущелий Пронэ, то они с XVI века входили в “садрошо” (военно-территориальная единица в древней Грузии) Верхней Картли, руководителем (“медроше”) которой был князь Амилахвари, а владетелями – князья Палавандишвили и Амирэджиби. Тот факт, что эти места одно время считались саэриставо Сакартли (Са-Картл-и) и здесь находилась крепость Сакартли (резиденция), сам по себе о многом говорит. И остальные географические названия также грузинского происхождения – Пронэ, Двани, Цорбиси, Корниси, Нули, Авневи, Рустави, Хтана, Цунари, Тигва, Чолбури, Аркнети, Окона, Ткисубани, Дзагина, Мухаури, Ожора, Гомарта и др.

Таким образом, в Шида Картли с древнейших времен проживали картвельские племена, и топонимы, соответственно, были грузинские. Частичные изменения географических названий на ее территории произошли лишь в самой северной ее части, где в позднее средневековье в них нашла отражение осетинская лексика. В остальных районах Шида Картли доминируют грузинские названия, среди которых распространены разного рода имена с точки зрения их построения. Часты антонимные определения, а в сложных именах вторым определяющим компонентом, обычно, зафиксирован географический термин.

Грузинские топонимы или географические названия такие же древние и многообразные, как и грузинский литературный язык. Географические названия – это сокровище народа, и они требуют такой же заботы и защиты, как и сама история. Человек с древнейших времен давал название тому или иному месту, которое передавалось из поколения в поколение. Процесс возникновения топонимов имеет свои закономерности и обусловлен, в первую очередь, историческими причинами, необходимостью возникновения названия. Многие названия указывают на природные условия и богатство данного края, на историю поселения и т. д. К сожалению, в наше время присвоение названия или переименование происходило зачастую по субъективным причинам и весьма неквалифицированно. Такие названия обречены на вымирание. Так произошло со многими топонимами. И поскольку название объекта должно быть связано с условиями природы, историей, определенным явлением, связанным с данным местом, то имя его должно быть простым, звучным, логически связанным с объектом и т. д.

У нас не было возможности говорить обо всех географических названиях Шида Картли и, в частности, небольшой ее части, заселенной осетинами. Мы частично коснулись не только искажения некоторых ее географических названий и переделывания их на осетинский манер, но и фальсификации географических названий этого края, нашедших отражение в исторических источниках, и связанных с ними новообразований. Географические названия – этот драгоценный памятник культуры – нуждаются в защите!

 

—————-

268 К. Харадзе. И топонимы нуждаются в юридической защите. “Государство и право” (груз, журн.), № 4, 1990, с. 64.

269Грузинская классическая литература, т. I, Тб., 1987, с. 591.

270 Картлис Цховреба (История Грузии), т. I, Тб., 1955, с. 10.

271 Вахушти Багратиони. Описание царства Грузинского. Санкт-Петербург, 1842.

272 Там же, с. 424.

273 К. Харадзе. Историческая география Грузии. Шида Картли, Тб., 1992, с. 165.

274 Сводъ статистических данных о населении Закавказского края, извлеченных из посемейных списковъ. 1886 год, Тифлис, 1893.

275 В. И. Абаев. Осетинский язык и фольклор, I, М.-Л., 1949, с. 31.

276 Картлис цховреба (История Грузии), т. II, 1959, с. 296.

277 Документы к социальной истории Грузии, II, Тб., 1940, с. 363-364.

278 История Осетии в документах и материалах, т. I, Цхинвали, 1962, с. 103.

279 Р. Меписашвили, В. Цинцадзе. Архитектура нагорной части исторической провинции Грузии – Шида Картли, Тб., 1975, с. 131.

280 Там же, с. 165.

281 В. Гамрекели, 3. Цкитишвили. Демографический перечень от 5 апреля 1770 г., “Мацнэ” (Вестник), серия истории, 1973, № 1, с. 152.

282 Путешествие Гюльденштедта по Грузии, I, Тб., 1962, с. 103.

283 Табель о числе жителей и доход Грузии с провинциями, 1827, М., ЦГВИА, ф. ВУА, № 18500.

284 Осетины глазами русских и иностранных путешественников (XIII-XIX). Орджоникидзе, 1967, с. 222-274.

285 М. Джавахишвили. Джакос Хизнеби, груз. журн. “Мнатоби”, № 7-8, 1924 (продолж. в след. номере).

286 К. Харадзе. Определим всему свое место. Газ. “Сакартвело”, 15 декабря 1989 г., с. 4-5.

287 К. Харадзе. Развитие особенностей топонимов исторической Шида Картли. Вторая республиканская конференфия по ономастике, 27-28 октября 1989 г., Тезисы докладов, Тб., 1989, с. 38.

288 К. Харадзе. Историческая география Грузии. Шида Картли, Тб., 1992, с. 38.

289 К. Харадзе. Историческая география Грузии. Шида Картли, Тб., 1992, с. 155.

290 Там же, с. 38.

291 Дж. Гвасалиа. Историческая география Восточной Грузии (Шида Картли). Тб., 1991, с. 159.

292 К. Харадзе. Историческая география Грузии. Шида Картли. Тб., 1992, с. 33.

293 В. Цотниашвили. Знаур Айдаров. Цхинвали, 1982, с. 18.

294 3. Д. Цховребова. Топонимия Южной Осетии в письменных источниках. Тб., 1979, с. 157.

295 3. Цховребова. Еще раз о топонимике Южной Осетии, газ. “Южная Осетия”, 16 сентября 1970 г.

296 3. Цховребова. Топонимия Южной Осетии в письменных источниках. Тб., 1979, с. 149.

297 Л. И. Кортиев. Транскавказская Рукская автотрасса. Цхинвали, 1982.

298 Л. И. Кортиев. Кавказская перевальная автомобильная дорога. Тб., 1981.

299 3. Д. Цховребова. Топонимия Южной Осетии в письменных источниках. Тб., 1979, с. 21.

300 3. Д. Цховребова. Еще раз о топонимах Южной Осетии, газ. “Сабчота Осети” (Советская Осетия), 16 сентября 1970 г.; 3. Д. Цховребова. Еще раз о топонимии Южной Осетии. Известия Юго-Осетинского научно-исследовательского Института АН ГССР, вып. XVII, 1971.

301 Г. Мамиев. Из топонимики Южной Осетии, газ. “Сабчота Осети” (Советская Осетия), 24 июня 1970 г.

302 Ш. Месхиа. “Дзегли Эриставта”. Материалы для истории Грузии и Кавказа. Вып. 30, Тб., 1954.

303 Ю. С. Гаглоиты. По поводу одной концепции. Газ. “Сабчота Осети” (Советская Осетия), 16 апреля 1969 г.

304 Ю. С. Гаглоиты. К изучению топонимики Двалети (по данным “Дзегли Эриставта”, тезисы докладов Второй республиканской научной конференции по ономастике, Тб., 1989, с. 43-44).

305 Там же.

306 К. Харадзе. Определим всему свое место. Газ. “Сакартвело”, 15 декабря 1989 г.

307 Д. Гвритишвили. Кто такие двалы и к вопросу о поселении осетин. “Мимомхилвели” (Обозреватель), т. I, 1949, с. 114.

308 3. Цховребова. Топонимия Южной Осетии в письменных источниках. Тб., 1979.

309 Там же, с. 147.

310 3. Цховребова. Топонимия Южной Осетии в письменных источниках. Тб., 1979, с. 147-148.

311 Там же, с. 148.

312 К. Харадзе. Историческая география Грузии. Шида Картли. Тб., 1992, с. 34.

313 3. Д. Цховребова. Топонимия Южной Осетии в письменных источниках. Тб., 1979, с. 149.

314 Там же, с. 157.

315 Картлис Цховреба (История Грузии), I. Тб., 1955, с. 54.

316 В. Абрамишвили. К толкованию названия реки Лиахви, журн. “Мнатоби”, № 1, 1971, с. 154-155.

317 Вахушти. Описание царства Грузинского (География Грузии). Тб., 1941, с. 75.

318 Б. В. Техов. Очерки древней истории и археологии Юго-Осетии. Тб., 1971.

319 Дж. Гвасалиа. Вопросы исторической географии Лиахвского ущелья. Сборник исторической географии Грузии, VI, Тбилиси, 1982, с. 41.

320 Вахушти. Описание царства Грузинского (География Грузии), Тб. 1941, с. 69.

321 А. Чикобава. Сравнительный чанско-мегрельско-грузинский словарь Тб., 1938.

322 Дж. Гвасалиа. Вопросы исторической географии Ксанского ущелья. Сборник исторической географии Грузии, 3, Тб., 1967.

323 Вахушти Багратиони. Описание царства Грузинского, Житие Картли, IV, Тб., с. 360-362, 517, 767.

324 Дж. Гвасалиа. К вопросу о взаимоотношениях грузинского и осетинского народов, “Мацнэ”, Серия истории, 1990, № 3, с. 12.

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s