Iberiana – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

სოჭი, აფხაზეთი, სამაჩაბლო, დვალეთი, ჰერეთი, მესხეთი, ჯავახეთი, ტაო-კლარჯეთი იყო და მუდამ იქნება საქართველო!!!

• На Россию претендует уже и Финляндия

• რუსეთი – Russia

 

На Россию претендует уже и Финляндия. Стране отойдет исконная земля до Урала

102[1]

Украине отойдет исконно украинская территория Ростовской области, Москва и Кубань.

Китаю Сибирь, а Финляндии территория до Урала.

Закулисные переговоры о передаче Финляндии российских Карелии и Выборгского перешейка шли между двумя сторонами при Хрущеве, Брежневе и Ельцине. Возможно, идут переговоры и сейчас. Но некоторые финские организации настаивают на включении в Великую Суоми также части Норвегии и Швеции, Эстонии и севера европейской России вплоть до Урала.

Идею «Великой Финляндии» можно было бы признать горячечным бредом, свойственным многим националистам малых стран. Известны же «Великая Болгария», «Великая Венгрия», «Великая Румыния» и даже «Великая Албания». Но территориальные притязания Финляндии находят поддержку на государственном уровне, и имеют почти двухсотлетнюю историю.

Первым о «географической Финляндии» заговорил немецкий ботаник Вирцен – аж в 1837 году. Он доказывал, что ареал произрастания «финских растений» не ограничивается Великим Княжеством Финляндским, а простирается до восточной границы Белого моря. А в 1880-х годах идею «Великой Финляндии» подхватили финские поэты-романтики, сформировавшие даже определенное течение в своей поэзии под названием Karelianism.

После обретения Финляндией независимости началась движуха и на государственном уровне. Первой поступь финского национализма испытала Норвегия в 1920-е годы – в те годы бедное, слабое государство. Норвежцам «не повезло» в том, что в её провинции Финмарк проживали т.н. «квелы» – финские племена (ещё более отсталые, чем норвежцы в то время). В то же время финны стали требовать и от Швеции предоставления широкой автономии финским племенам, проживавшим в провинции Норрботтен. «Естественным образом» финны считали своей территорией и Эстонию, населенную народностью финской языковой группы. Интересно, что идею «Великой Финляндии» поддерживали все политические круги страны, в том числе и левые: два социал-демократических политика страны Оскар Токкола и Войнма Вайно в те годы опубликовали первое серьезное исследование на эту тему «Большая Финляндия в естественных границах». Поражение от СССР в «Зимней», а затем и в Великой Отечественной войнах привело к потере значительных финских территорий. И этот факт сразу же, в конце 1940-х годов, возвел финский национализм из политического полудполья в политический истеблишмент

Уже в 1945 году Юхо Кусти Паасикиви, возглавлявший правительство страны, надеялся, что договор о совместной с Советским Союзом обороне и доверительные отношения могут способствовать возвращению части отторгнутых территорий. Годом позже финская правительственная делегация прозондировала в Москве почву для возможных переговоров о возвращении районов, прилегающих к Сайменскому каналу. Москва реагировала резко негативно: вопрос об изменении границ не подлежит обсуждению. Не получила одобрения такая инициатива и при заключении мирного договора в Париже. Осенью 1955 года вновь закончилась неудачей попытка начать разговор с руководством СССР об утраченных территориях. Спустя полгода события, связанные с президентскими выборами, и возвращение Советским Союзом Финляндии территории бывшей военной базы Порккала–Удд вновь положили начало обсуждение территориального вопроса. Москва не замедлила осудить дискуссию.

Урхо Кекконен тоже не оставлял надежды убедить руководство СССР вернуть хоть часть утраченных земель. В рамках доверительной беседы он трижды предлагал обменять Выборг на северо-восточный район финского Заполярья. В 1963 году гостивший в Финляндии редактор «Известий» Аджубей, зять Хрущева, с пониманием отнесся к предложению финского президента обсудить территориальный вопрос. Их разговор продолжился в апреле 1964-го года на праздновании 70-летия Хрущева. Кекконен дал понять, что при положительном решении этого вопроса Финляндия поддержит СССР в споре о статусе Западного Берлина. С отстранением Хрущева от власти ситуация изменилась – нужно было налаживать доверительные отношения с новым советским руководством. Вторая попытка использовать «германскую карту» была сделана осенью 1965 года – тогда финский президент сообщил через советника посольства СССР Степанова, что Финляндия в обмен на Выборг готова признать ГДР.

Последний раз территориальный вопрос при Кекконене поднимался в президентскую избирательную кампанию 1967 года. Вейкко Веннамо, кандидат в президенты, включил в свою программу пункт о переносе восточной границы к Сайменскому каналу.

До 1991 года разговор о расширении границ Финляндии открыто не обсуждался. Но после этой даты словно кто-то «включил» дремавшую до тех пор общественную организацию Pro Karelia. По аналогии с российскими реваншистскими организациями можно было бы подумать, что ее возглавляют люмпен-интеллигенты. Но не тут-то было. Руководство Pro Karelia состоит из таких людей: бывший председатель Карельского союза генерал-лейтенант в отставке Райнио Мерие, профессор истории Пентти Вирранкоски; крупный предприниматель, горный советник Юрье Песси, профессор Хейкки А. Реенпяя. К ним прислушиваются и уважают минимум на уровне парламента.

Pro Karelia еще два года назад обнародовала детальный «План реформы приграничных районов». Согласно ему, Финляндии должна отойти территория, взятая под контроль СССР в 1939–1940 и 1941–1944 годах и ныне являющаяся частью РФ. В рамках этой «реформы» авторы проекта предлагают вернуть Финляндии часть приграничных районов Республики Карелия, а также Карельский перешеек с городом Выборг в Ленинградской области и район Печенги в Мурманской области. По утверждению авторов, изменение границы будет выгодно и России, которая таким образом избавится от «депрессивных регионов». Кроме того, «применение принятых в Финляндии экологических норм приостановит загрязнение Карелии и Ладоги, улучшит водоснабжение Санкт-Петербурга». В защиту этой идеи в Финляндии собрано уже около 200 тысяч подписей.

А в 2010 году у России возникла новая проблема, и снова причиной – территориальные претензии. Тогда против прокладки газопровода Nord Stream по дну Балтийского моря выступила группа финских бизнесменов. Один из них, Эрки Седерквист (Erkki Sederqvist), заявил, что в конце текущего года он собирался заняться разведкой морского дна с целью добычи полезных ископаемых. При этом геологические работы как раз должны были проходить в зоне прокладки газопровода. Адвокат группы бизнесменов Кари Сильвенойнен (Kari Silvennoinen) заявил, что правительство Финляндии отказало им в просьбе, и бизнесмены пообещали обратиться с кассацией в Высший административный суд Финляндии.

82[1]

Одно из условий, на которых представители финского бизнеса готовы были отказаться от своих планов, состоит в том, что Россия должна начать переговоры о возврате утраченных в результате советско-финской войны 1940 года территорий Карельского перешейка и северного Приладожья.

Финны ссылались на то, что по этому вопросу якобы велись переговоры между президентом России Борисом Ельциным и президентом Финляндии Мауно Койвисто.

В частности, еще в 2008 году финская газета Helsingin Sanomat сообщала, что в конце 1991 года администрация российского президента якобы по неофициальным каналам направила предложение Финляндии о возможности возврата ей Карелии. Утверждалось также, что по распоряжению финского президента была создана секретная группа экспертов, которая оценила затраты Финляндии на возможное возвращение Карелии в 64 млрд. финских марок, или более 10 млрд. евро. Группа якобы также подсчитала, что в долгосрочной перспективе расходы на восстановление инфраструктуры на территории Карелии составили бы еще 350 млрд. марок (около 55 млрд. евро).

(Кстати, из этих цифр хорошо видно, во сколько может обойтись модернизация всей России до уровня развитой страны, если только один регион – Карелия потянул на 65 млрд. евро. Если умножить это число на 83 региона, то получится цифра более 5 трлн. долларов).

Кстати, территориальные претензии к России есть и у других приграничных стран, как минимум, на уровне влиятельных общественных организаций.

Блог Толкователя первым из российских изданий написал, что российские власти во главе с президентом Медведевым вынашивают планы переселения японцев на наш Дальний Восток. При этом как бы верхушка РФ не пыталась делать вид, что не ведет переговоры о передаче Японии «северных территорий» – это не так. Буквально через день после нашей публикации президент России Дмитрий Медведев сделал заявление о возможном переселении японцев.

В 1991-92 годах ельцинская администрация вела переговоры с японцами об уступке им Курильских островов – и сегодня японцы в своих притязаниях основываются в том числе на том обещании первого президента РФ. Так, 9-14 августа 1991 года в Японии по приглашению правящей Либерально-демократической партии находилась делегация российских парламентариев во главе с Русланом Хасбулатовым. Во время встречи с премьер-министром Тосики Кайфу Хасбулатов передал ему личное послание президента России, в котором предлагалось ускорить процесс возвращения Японии «северных территорий»

По информации МИД Японии, в послании Ельцина был приведён «пятиэтапный план» возвращения Японии четырех островов (Итуруп, Кунашир, Хабомаи, Шикотан).

Пока Хасбулатов в Токио излагал все эти соображения российских властей, японское информационное агентство Киодо Цусин распространило интервью заместителя председателя Комитета по оперативному управлению СССР Григория Явлинского, который прямо заявил, что четыре острова должны быть переданы Японии в ближайшем будущем.

Японское правительство тогда в ответ дало понять, что рассматривает вопрос об увеличении в 2-3 раза продовольственной помощи, ранее обещанной в размере 100 млн. долларов. При этом Хасбулатов перед отлетом в Москву заявил, что он рассчитывает получить помощь в вид еды на 5-6 млрд. долларов.

Об обмене территориями Ельцин даже говорил с президентом Казахстана Назарбаевым. В книге Нурсултана Назарбаева «Казахстанский путь» напоминается об этом: «Однажды при встрече в Москве Б. Ельцин говорит мне: «Отдайте Тенгиз России». Я посмотрел на него, вижу, не шутит. Отвечаю: «Ну, если Россия отдаст нам Оренбургскую область, ведь Оренбург был столицей Казахстана». Он засмеялся, я тоже».

В 2005 году в интервью программе теленовостей Канала 2 президент Эстонии Арнольд Рюйтель заявил, что в 1992 году у него с Борисом Ельциным была договорённость о территориальных уступках России. По его словам, нынешняя граница Эстонии должны была проходить на 10 километров восточнее реки Нарвы, и в состав прибалтийского государства вошли бы «13-14 деревень, населённых народностью сету». Тогда же шла речь и об ингерманландцах, живущих в Занаровье, «и Ельцин обещал подумать над этим вопросом». В общей сложности Россия по обещанию Ельцина должна была бы отдать Эстонии около 300 кв. км. Позднее бывший министр иностранных дел Эстонии Тривими Веллисте называл этот договор между Ельциным и Рюйтелем «договором за стаканом водки».

Наконец, территориальные претензии есть и у нашего самого грозного соседа – Китая

72[1]

В Китае также на официальном уровне территориальные претензии к России вроде бы сняты. Однако многие лидеры Китайской коммунистической партии постоянно ссылаются на консультации в Пекине по поводу уточнения прохождения линии границы, проходившие между двумя сторонами в 1964 году. Китай тогда официально заявил, что 1 млн 540 тысяч кв. км отторгнуто Россией по неравноправным договорам. А «правительство Китая в изгнании» – руководство мятежного Тайваня официально считает, что российский субъект федерации Республика Тува является частью китайской территории (см. карту территориальных претензий правительства Тайваня).

Блог Толкователя прогнозирует, что при резком ослаблении России (обычно этот исторический момент называется «демократическими преобразованиями») все эти территориальные претензии наших соседей из нынешнего политического шоу станут политическим действием.

http://proua.com.ua/?p=33400