Iberiana – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

სოჭი, აფხაზეთი, სამაჩაბლო, დვალეთი, ჰერეთი, მესხეთი, ჯავახეთი, ტაო-კლარჯეთი იყო და მუდამ იქნება საქართველო!!!

• Мусульмане России

♣ რუსეთი – Russia

 

Владимир Эленбоген – Мусульмане России: кто они, где они, как они

 

Михаил Яковлев

РУСЬ ПРАВОВЕРНАЯ. Почему вчерашние православные принимают ислам.

 

Если человек родился с фамилией Иванов, то ни у кого, собственно, не возникает вопросов по поводу его вероисповедания. В массовом сознании слова «русский» и «православный» являются синонимами. В крайнем случае допустимо, если этот гипотетический Иванов уточняет: я атеист. Это не похвально, но вполне приемлемо, в конце концов, у нас 20 лет назад почти все были атеистами, имеет же право человек на некоторый консерватизм.

Совсем другое дело, когда русский заявляет: я мусульманин. А ещё хуже, когда он утверждает, что стал мусульманином по политическим соображениям. Вокруг каждого такого русского правоверного сразу же возникает информационный скандал. Из никому не известного человека он в одночасье превращается для одних в друга и брата, для других во врага и предателя. Тем не менее таких случаев становится всё больше и больше.

Корреспондент «Версии» попробовал разобраться, как и почему русские становятся правоверными.

Скандалы вокруг русских мусульман стали возникать ещё в конце 90-х годов прошлого века. Более всего шуму тогда наделал переход в ислам русского православного священника Вячеслава Полосина. Когда-то отец Вячеслав был настоятелем церкви в Душанбе, в перестроечные годы избирался депутатом Верховного Совета, теперь же, присовокупив к имени Вячеслав новое имя Али, стал советником одного из самых известных муфтиев России Равиля Гайнутдина.

Руководство Русской православной церкви, конечно, покривилось, но, поскольку факт был единичный, сделало вид, что ничего особенного не произошло.

Уже в начале века нынешнего случилось куда более массовое принятие русскими исламской веры. В Петрозаводске появилась целая община русских мусульман. Создал её философ и путешественник Мустафа Стародубцев, который ещё в 80-х годах прошлого века, путешествуя по Азии, проникся духом суфизма. На них тоже можно было бы не обращать внимания, так как на самом деле петрозаводские русские мусульмане были не более чем сотней интеллигентов в духовном поиске. К политическому протесту эта община не имела никакого отношения. Однако на них ополчились сразу местное отделение ФСБ и традиционная община мусульман Петрозаводска, состоящая преимущественно из татар.

Последним особо не понравилось то, что имам (духовный глава русской общины и руководитель на молитве) был избран не из их числа.

Первый серьёзный сигнал, что русские мусульмане вскоре могут стать головной болью, прозвучал тогда, когда по политическим соображениям попытались закрыть сайт Koran.ru. Как выяснилось, претензии к сайту возникли после того, как на его главной странице появился призыв: «Русские люди! Читайте Коран, принимайте ислам», лозунг иллюстрировался изображением храма Христа Спасителя с полумесяцем на маковке.

Главный редактор сайта русский мусульманин Шамиль Матвеев сумел отстоять своё детище, правда, храм с полумесяцем с сайта исчез, зато русский парень Шамиль уже много лет в знак протеста ходит по Москве со значком «Лицо кавказской национальности».

Новые мусульмане победили шампунь

В 2004 году русские мусульмане превратились из религиозного курьёза в фактор политической и социальной жизни. Если раньше мусульмане русского происхождения существовали как индивидуалы или в крайнем случае группа единоверцев, собирающихся вместе всего лишь для молитвы, то на этот раз появилась целая общественно-политическая организация русских мусульман. Они назвали себя НОРМ (Национальная организация русских мусульман), о своём учреждении заявили на пресс-конференции, проведённой в газете «Известия», и вплотную занялись делами, с религиозно-литургической практикой никак не связанными.

Наиболее широкую огласку получила победа НОРМа в споре с производителем средств для волос Sunsilk о рекламе, где девушка взывала к помощи Бога в разрешении проблем с волосами. Этот ролик никак не противоречил существующему в России закону о рекламе, а стало быть, юридически претензии русских мусульман были безосновательны, тем не менее компания-производитель пошла на уступки и согласилась убрать из рекламы обращение к Господу.

Мусульмане даже стали немного бравировать этой победой. «По большому счёту эта реклама задевала интересы всех монотеистических религий, но если бы с претензиями выступили, скажем, христиане, то они были бы посланы далеко и надолго. Примеров тому множество: протесты против «Последнего искушения Христа» или выставки «Осторожно: религия!».

Уступчивость производителей шампуня понять можно. Видимо, тут сыграло роль и то, что ислам имеет репутацию религии, с представителями которой лучше не шутить, а также несколько демонизированный образ самого НОРМа, объединяющего в своих рядах немало националистов.

Оппозиционное вероисповедание

Не меньше шума произвёл манифест главного оппозиционера нынешней власти, лидера Национал-большевистской партии (НБП) Эдуарда Лимонова, «Исламская карта», практически совпавший по времени с «антирекламными» успехами НОРМа. «Тот российский политик, который прочно заявит о намерении сделать мусульман гражданами первого сорта и предпримет соответствующие шаги к осуществлению этого намерения, получит огромную поддержку мусульман России», — говорилось в его заявлении.

«В тюрьме я завидовал мусульманским товарищам, оказавшимся в заключении, — откровенно делится Лимонов. — Их религия и её церемонии, молитва пять раз в сутки, определённые ритуалы и воздержания — всё это делало их сильными. Каждый намаз, когда в назначенные часы миллионы узких спин сгибаются в молитве, связывающей мусульманскую общину, умму, между собой и с Аллахом, был каждый раз своего рода поднятием флага. Среди страданий и скорби тюрьмы мусульмане подымались над обычными узниками, сонными и несчастными. А коранический закон, детализирующий все стороны жизни мусульманина, делает его жизнь благороднее».

Пожалуй, стоит отметить, что «мусульманским товарищем», стойкость которого поразила Лимонова в тюрьме, был бывший подельник Салмана Радуева Аслан Алxазуров, с которым лидер НБП одно время делил камеру. Но как бы то ни было, сразу после этого заявления последовало ещё одно, сообщавшее, что сотни членов НБП приняли ислам или собираются сделать это в ближайшее время. Впрочем, когда мы попытались проверить эти сведения, оказалось, что число лимоновцев, принявших ислам, несколько завышено, тем не менее мы нашли с десяток русских национал-большивиков исламского вероисповедания.

Две Фатимы

У членов НБП в выборе религии фундаментом является именно оппозиционность ислама социальной и политической несправедливости. Так считают две девушки-мусульманки из НБП — обеих теперь после принятия ислама зовут Фатимами.

У обеих Фатим подозрительно много общего: и имя в исламе, и образование, и взгляды. Но на деле они познакомились совсем недавно.

Первая Фатима — сотрудница Исламского комитета. За плечами философский факультет МГУ, где доучивается сейчас её подруга. По словам Фатимы, к религии пророка она пришла в первую очередь через книги, через статьи. Мусульманкой, как она говорит, стала шесть лет назад, в 1999 году. Ей тогда было 15 лет.

«Ислам является религией социального протеста, но не на словах, как христианство, а на деле. Ведь необходимость бороться с несправедливостью и тиранией прописана на уровне вероучения. Если в детстве меня учили, что религия призывает не сопротивляться, то здесь, если человек видит несправедливость, он обязан остановить её. Если он не может остановить делом, то он должен осудить словом, или в крайнем случае осудить сердцем. Мне эта позиция близка. Во-вторых, ислам антиклерикален, в нём нет поповства. Во многом мой период атеизма связан с тем, что я не могла принимать институт духовенства в христианстве в том виде, в котором он находится».

С партийной принадлежностью она определилась несколько позже, чем с религиозной: совсем недавно подала анкету для вступления в НБП.

У второй Фатимы история несколько иная. Она вначале стала членом НБП, где состоит уже восьмой год, и лишь совсем недавно, в декабре прошлого года, приняла ислам.

Она одета во всё чёрное, на голове платок. Однако славянские черты лица и значок с серпом и молотом в красном круге — символом НБП, — приколотый к её груди, несколько выбиваются из этого образа.

«Я давно уже с интересом присматривалась к мусульманам, но принимать ислам не спешила: мешали стереотипы. Интерес к исламу обострился в последнее время, когда много членов нашей партии попали в тюрьму. В местах заключения сейчас много мусульман, и если на воле есть какие-то предрассудки, то в тюрьме они исчезают. Получается, что наше государство насильственно толкает радикалов от политики к исламу, сажая и тех и других в одни камеры. Но уровень политической культуры у мусульман гораздо выше. Вот один наш политзэк писал, что со стороны русских всегда возникают вопросы: «На фига ты на это пошёл? Я вот украл потому, что есть хотел, а ты-то зачем ради каких-то взглядов сел?». Единственным в их камере, кто не задавал подобных вопросов, был мусульманин. Вот почему многие наши ребята, которые сейчас за решёткой, попросили передать им Коран почитать».

Правоверные скинхеды

Ислам в России всё больше становится именно религией социального протеста. Причём протеста не только левого, но и, как бы то ни показалось странным, правого. Среди русских мусульман достаточно много бывших членов националистических движений. Один из лидеров НОРМа Харун ар-Руси в прошлом достаточно активный националист. В последнее время среди мусульман появляются даже скинхеды, ещё недавно с упоением избивавшие представителей этнических мусульман.

Евгения из Новгорода, традиционно русского города, где и мечети нет ни одной, ещё год назад, как убеждённая националистка, считала, что компромиссов в религии быть не может. Раз религия предков православие, значит, и мы должны ей следовать. Но в какой-то момент увидела как раз таки схожесть идей ислама и тех, что пропагандировали её товарищи по националистическому движению.

«Определённый процент русских мусульман сделает невозможным газават против единоверцев, — объясняет она, — ислам — прекрасное средство спасения страны от вырождения и дегенерации, о которых рассуждают националисты. Это и отказ от привычных для нашего народа пьянства, употребления наркотиков, курения, это запрещение абортов. Кроме того, ислам предполагает уникальную возможность увеличения численности нашего народа, что весьма актуально при современных темпах вымирания».

Сколько всего русских мусульман?

Русских, принявших религию пророка Мухаммеда, подсчитать толком никому не удаётся. Одним очень хочется повысить показатель, другим, наоборот, занизить. По данным самих русских мусульман, ежегодно мусульманами становятся 20 тыс. человек. РПЦ считает эту цифру сильно завышенной.

По сведениям официального издания РПЦ «Церковный вестник», русских мусульман крайне мало. Девушек, вышедших замуж за «этнических» мусульман и принявших ислам, насчитали 2—3 тыс. человек, а «идейных» и того меньше — 200—300. И то русские мусульмане — это малочисленная, но крайне неоднородная и раздираемая внутренними противоречиями группа, которая заметна только благодаря бурной деятельности нескольких десятков активистов». Да и вообще, «нет никаких серьёзных оснований утверждать, что существующая пропорция между российскими православными и мусульманами в обозримом будущем может измениться». То есть поводов для беспокойства нет.

С православным духовенством солидарен и исламский официоз. «Принявших ислам из числа этнических русских в каждой области можно пересчитать по пальцам, — соглашается с выводами своих православных коллег глава департамента общественных связей Центрального духовного управления мусульман России муфтий Мухаммедгали Хузин. — Победные реляции по этому вопросу совершенно неуместны».

Абсолютно отверженные

Первое, с чем приходится сталкиваться русским мусульманам, — это непонимание самых близких людей. Татьяна, мусульманка из Национал-большевистской партии, рассказывает: «Моя мама была шокирована в 1997 году, когда я сказала ей о своём вступлении в НБП, вторым ударом для неё стало принятие мной ислама. Она тогда о мусульманах слышала только чудовищные байки, не имеющие ничего общего с действительностью. «Ислам — религия смерти, они закапывают новорождённых девочек в землю», — улыбаясь, приводит слова своей матери Татьяна.

Но у новых мусульман возникают проблемы не только с близкими. То, что православные относятся к русским мусульманам, как к вероотступникам, понятно. Пресс-секретарь Союза православных граждан Кирилл Фролов уверял, что костяком боевиков, захвативших школу в Беслане, были русские мусульмане. Действительно, есть несколько примеров русских, ушедших в подполье после принятия ислама. Так, ФСБ недавно отрапортовало, что схвачен уроженец Ростовской области Максим Панарин, принявший ислам. По данным следствия, он с подельниками причастен к серии терактов на различных транспортных объектах, в том числе в московском метро. А в феврале в ходе спецоперации в Нальчике были уничтожены боевики, среди которых оказалось двое русских.

Удивительно другое: традиционные мусульмане относятся к новым русским братьям тоже с опаской, а когда речь идёт об официальных муфтиях, так и вовсе враждебно.

Сразу после создания НОРМа первыми на русских мусульман ополчился старейший российский муфтий Талгат Таджуддин, который обвинил русских последователей Мухаммеда в национализме и высказался в том духе, мол, зачем русским «татарская вера»? Что, своей мало?

Развил вопрос председатель Духовного управления мусульман Республики Татарстан, ректор Российского исламского университета Гусман Исхаков: «Меня, как муфтия, не радует, что русские принимают ислам… пусть кряшены и русские остаются православными, а татары — мусульманами. И Русская православная церковь будет вести проповедь среди народов, которые традиционно исповедуют православие, а мы — среди народов, традиционно исповедующих ислам. Каждый пусть держит свою паству, сеет в своём огороде. Да и потом, примеры русских, перешедших в ислам, не слишком обнадёживающие: у них обычно повышенная агрессивность, да и менталитет у них совсем другой… Мне кажется, что каждый должен свои исконные обычаи, нравы, традиции хранить».

Вмешались в ситуацию и иерархи, не имеющие прямого отношения ни к мусульманам, ни к христианам. Израильский раввин Авром Шмулевич уверял, что русские мусульмане являются «пятой колонной» и финансируются нефтяными шейхами из стран Персидского залива.

Соглашение о прозелитизме

Солидарность между исламскими и православными иерархами объясняется в действительности не только несколькими русскими экстремистами, верящими в Аллаха и пророка. Официальные представители разных конфессий тесно общаются между собой. Существует даже Межрелигиозный совет России, где представители традиционных религий — лидеры РПЦ, российских мусульман, буддистов, иудеев — вырабатывают общие согласованные решения.

На площадке этого совета между РПЦ и представляющими ислам муфтиями был заключён негласный «пакт о ненападении». Суть его, собственно, и сформулировал муфтий Татарстана Гусман Ицхаков: православные священники призывают к Христу среди русских, муфтии — к исламу среди татар, башкир или народов Кавказа. Соблюдая условия этого договора, муфтии и шарахаются от русских мусульман как чёрт от ладана.

Мирные мусульмане

На первый взгляд ислам для русских является чем-то вроде идеологии протеста, своего рода марксизмом XXI века. Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что это не совсем так. У многих русских мусульман нет желания ссориться с властью, и на давление со стороны государства на мусульман они смотрят по-философски. Более того, считают Россию одной из самых комфортных стран для проживания.

«Есть перегибы, но они есть и с той, и с другой стороны, — считает председатель Теологического центра мусульман-шиитов, нормовец Абдуль Керим Черниенко. — Да, мне неприятно быть частью той группы, чьими интересами вынуждены жертвовать в нынешний момент. Но я могу понять президента светского государства, где большинство составляют немусульмане. Наша страна всё же достаточно демократична по сравнению даже со многими европейскими странами, например Францией, где запретили носить хиджаб в учебных заведениях. Это не говоря уж о таких режимах, как в Саудовской Аравии, где под сенью главных мусульманских святынь рубят головы шиитам за отправление ими своих обрядов.

Ему на свой лад вторит лидер уже суннитской организации «Ахль Сунна валь Джама’а» («Приверженцы традиции и единства»), но член всё того же НОРМа Харун ар-Руси: «Эта организация с явно неисламской идеологией.

У НБП основная задача — противодействие путинской системе. В противовес Кремлём создано движение «Наши», лагерь которых не так давно посетили уважаемые мной мусульманские лидеры. Очевидно, что создаётся исламское крыло этого движения. И что мы получим: мусульмане-«нашисты» будут бороться с мусульманами-энбэпэшниками за совсем не исламские идеалы. Умма будет разделена, а мусульмане станут разменной монетой в разборках, которые их по большому счёту и не касаются. Я не понимаю, какие исламские цели могут отстаивать мусульмане, состоящие в НБП или в «Наших». Разборки, скажем, Путина с Ходорковским отнюдь не задача номер один для мусульман сегодня. Нам гораздо важнее развитие собственной общины и развитие собственной политической субъектности мусульман в России. Опасно, когда мусульман начинают растаскивать по разным лагерям. Мы знаем пример тех же большевиков, которые обещали поддержку мусульманам, а в итоге положение их при советской власти, мягко говоря, не улучшилось. Надо же извлекать уроки из истории. Наша проблема в том, что исламский фактор в России сегодня лишён собственной политической субъектности. Он или отождествляется с сепаратистскими движениями на окраинах, или используется в спекулятивных целях оппозиционными или провластными силами. Исламского движения в России, то есть движения, связывающего политические перспективы ислама с судьбой России как таковой, а не с борьбой за отделение от неё отдельных народов и территорий, сегодня просто нет. И это наша основная проблема. Если у наших братьев и сестёр есть переизбыток политической энергии, я бы призвал тратить её именно в этом направлении, а не позволять использовать себя в чуждых религии разборках».

 

http://www.novoemnenie.ru/mnenie/91p.html

 

***

 

Владимир Эленбоген 

Мусульмане России: кто они, где они, как они

  

Верующие в мечети в КазаниСчитается, что приверженцы ислама составляют немалую часть населения современной России, однако точки зрения относительно их численности расходятся.

Не так давно перед саммитом Организации исламская конференция президент России Владимир Путин заявил, что в стране живут 20 млн. мусульман.

Занимавший в свое время пост министра Российской Федерации по национальной политике Владимир Зорин по итогам последней переписи населения обнародовал цифру в 14,5 млн. человек.

Председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин еще в 1994 году утверждал, что в России 19 млн. мусульман, а председатель “Мусульманского комитета” Гейдар Джемаль и вовсе уверен, что мусульман свыше 30 млн.

Однозначных показателей ожидать не стоит, ибо официально данные о религиозной принадлежности не собирают, а конституция России гарантирует свободу вероисповедания.Итоги переписи лишь зафиксировали численность народов, придерживающихся исламской традиции.

Конечно, в условиях прозрачных границ на пространстве бывшего СССР (за исключением Прибалтики) нельзя сбрасывать со счетов приток приверженцев ислама из бывших советских республик, но ряд экспертов полагают, что пока этот поток не имеет определяющего значения, так как эти люди в подавляющем большинстве – сезонные рабочие. Они не постоянные жители России, не имеют ни российского паспорта, ни права голосовать на выборах.

С другой стороны британская газета “Таймс” приводит оценки, согласно которым в Россию переехали 3-4 млн. человек, придерживающихся исламских традиций, в том числе примерно 2 млн. азербайджанцев, миллион казахов и по нескольку сотен тысяч узбеков, таджиков и киргизов.

Сколько славян становятся мусульманами в России, точно сказать невозможно. Одни считают на сотни, другие на тысячи. Время от времени в России даже возникают мусульманские славянские организации.

Шейх Фарид Асадуллин из московского совета муфтиев в интервью “Таймс” утверждает, что “этнические русские, украинцы и белорусы, в основном молодые и образованные видят в исламе ответы на их вопросы”.

И все же пока число новообращенных незначительно, полагают эксперты.

Основными ареалами массового проживания мусульман в России по-прежнему являются Поволжье и Северный Кавказ. Хотя некоторые специалисты отмечают серьезный прирост числа последователей ислама и в российской столице.

В интервью “Таймс” эксперт по вопросам ислама в России Алексей Малашенко отметил, что “основная проблема – кризис русского населения, а не рост числа мусульман. Церковь не имеет такого влияния на русских или значения для них, как ислам для мусульман”.

“Это не значит, что через несколько лет Россия станет мусульманской страной, хотя возможно через полвека мы увидим нечто удивительное”, – заявил он.

Преобладают в России мусульмане-сунниты – шиитов намного меньше. Они живут, главным образом, в приграничных районах Северного Кавказа. Сюда же можно отнести азербайджанцев, значительное число которых переселились в Россию после развала СССР.

  • Татары
  • Башкиры
  • Чеченцы и ингуши
  • Мусульмане Дагестана
  • Азербайджанцы

В Поволжье основная масса приверженцев ислама приходится на татар и башкир.

 
Татары
Женщины в татарской национальной одежде (фото с сайта Республики Татарстан)
Татары более секуляризованы, чем другие традиционно исламские народы России
Татары – самый крупный из народов России, традиционно исповедующих ислам.

 По переписи 2002 года в стране насчитывалось 5,6 млн. татар или 4% населения страны.

Больше всего татар – в Поволжье (свыше 4 млн. человек), прежде всего – в Татарии (больше 2 млн. человек), еще почти миллион – в Башкирии. Около 250 тысяч представителей этой этнической группы живут в Тюменской области. В Москве татар насчитывалось свыше 160 тысяч человек.

Первым государством на территории современного Татарстана стала Волжская Булгария, созданная в конце IX – начале X века н.э.

Прежде там жили местные финно-угорские и доболгарские тюркоязычные племена.

Этнический состав страны был довольно пестрым не только в период сложения государства и в раннюю эпоху его существования, но и позднее. С юго-востока проникли отдельные группы других тюркских племен – огузов, печенегов и кипчаков. Несмотря на это, основное население Булгарии в период ее могущества называлось собирательным термином “булгары” – именно так он зафиксирован в письменных источниках.

Булгары были язычниками. В 922 году в Булгарию приехало посольство из Багдада, и съезд всех булгарских племен принял ислам в качестве государственной религии. С принятием ислама древняя тюркская письменность была заменена арабской.

Позднее Булгария вошла в состав империи Чингиз-Хана, а затем стала частью Золотой Орды, которая подчинила себе Русь.

В середине XIII века стали переходить в мусульманство правители и население Золотой Орды.

Хан Узбек в 1313 году объявил ислам государственной религией Золотой Орды.

В результате распада Золотой Орды на территории Поволжья возникло Казанское Ханство. После взятия Казани в 1552 году войсками Ивана Грозного, это государство прекратило свое существование и было присоединено к России.

До Октябрьского переворота 1917 года и в советский период немало татар перебрались в крупные города России и стали неотъемлемой частью их национальной мозаики.

В советский период ислам, как и другие религии, был вытеснен на бытовой уровень, а какие-либо попытки религиозного возрождения жестко подавлялись. Эта участь не миновала и татар.

Исследователи обращают внимание на то, что татары более секуляризованы, чем другие традиционно исламские народы России. Рост их религиозного самосознания в современной России в целом проходит скорее эволюционно.

 

Башкиры

Вторыми по численности среди народов России, традиционно придерживающихся ислама, являются башкиры, которых 1,7 млн. человек.

 В самой Башкирии их свыше миллиона, а еще свыше 160 тыс. живут в соседней Челябинской области. В Татарии башкир немного – примерно 15 тыс., а в российской столице всего 6 тыс.

Арабский историк Ал-Балхи (X век) писал о башкирах как о народе, разделенном на две группы, одна из которых обитала на Южном Урале, другая – около Дуная, близ границ Византии. Его современник Ибн-Русте отмечал, что башкиры – “народ самостоятельный, занимающий территории по обеим сторонам Уральского хребта между Волгой, Камой, Тоболом и верхним течением Яика [Урала]”.

С X века среди башкир распространяется ислам, ставший в XIV веке господствующей религией.

В 1219-1220 годах земли, заселенные башкирами, вошли в состав империи Чингисхана.

В середине XVI века башкиры на основе соглашения с царем Иваном Грозным приняли русское подданство.

Русское правительство гарантировало сохранение за башкирами занимаемых ими земель на основе вотчинного права, башкиры же, признав себя подданными русского царя, обязались за свой счет нести военную службу и вносить в казну поземельную подать медом и пушниной.

Однако, начиная с XVII века царское правительство стало нарушать условия присоединения. Башкиры ответили на это многочисленными восстаниями в XVII-XVIII веках, в числе прочего – в крестьянском восстании под руководством Емельяна Пугачева, одним из виднейших сподвижников которого стал национальный герой башкирского народа Салават Юлаев.

По части роста религиозного самосознания ситуация в Башкирии напоминает татарскую.

 

Мусульмане Кавказа

Остальные последователи ислама в России проживают, главным образом, на Северном Кавказе.

Ряд экспертов высказывают мнение о “конфессиональной неполноценности” северокавказских мусульман, о том, что собственно этнические, горские традиции были и поныне остались для них более значимыми, чем ислам.

Однако другие специалисты говорят о растянувшемся в истории и прерванном в 1917 году большевистской революцией процессе “исламизации”, который длится до сих пор.

В разных частях Северного Кавказа влияние ислама различно. Оно больше на востоке (Дагестан, Чечня, Ингушетия) и меньше на западе (Адыгея, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия).

На востоке сильны позиции суфийских тарикатов (орденов) – Накшбандийя, Кадирийя, а также Шазилийя. На западе они отсутствуют.

В восточных регионах, несмотря на преследования в советской период, уцелела – прежде всего в Дагестане – традиция арабоязычной исламской культуры, местным мусульманам удалось спасти немало средневековых рукописей, которые были укрыты в мавзолеях святых, в подземельях, колодцах. Именно на востоке Северного Кавказа в период перестройки и особенно после распада СССР развернули свою деятельность зарубежные миссионеры, способствовавшие радикализации ислама.

Как считают эксперты, продолжающая “исламизация” северокавказских этносов в сочетании с охватившим весь Северный Кавказ глубоким системным кризисом, еще долго будет представлять серьезную проблему для Москвы, так как провоцирует регрессивные процессы в обществе, которая возрождают те пласты сознания, поведения, политической культуры, которые сформировались до начала модернизационных процессов.

Чеченцы и ингуши

Девушки в ингушских национальных костюмах (фото с сайта Республики Ингушетия)
Ингуши и чеченцы представляют собой два родственных этноса

 Крупнейшим этносом с традиционно исламскими верованиями здесь являются чеченцы, которых по переписи 2002 года насчитывалось 1,4 млн. человек, или почти 1% населения. По официальным данным, свыше миллиона живут в Чечне, но на момент проведения переписи многие жители находились за пределами республики, спасаясь от войны в лагерях беженцев, однако прописаны были в Чечне.

В соседней Ингушетии их насчитали 95 тысяч, в Дагестане – несколько менее 90 тыс.

 Ингушей перепись насчитала в России свыше 413 тыс., из которых подавляющее большинство живет в самой Ингушетии.

С момента зарождения ислама до его проникновения на Кавказ прошло не столь уж много времени и следы его адептов, нередко вооруженных, на Северном Кавказе датируются VII-VIII веками.

На первоначальном этапе проникновение ислама не стало фундаментом для обращения местных народов, но само знакомство, и первые поселения арабов в районе Дербента, стали новой эпохой в истории народов не только Дагестана, но и Северного Кавказа в целом, приверженных ранее язычеству и отчасти христианству.

Как отмечает исследователь из Лондонского университета Анна Зелькина, исламизация вайнахских (общее название ингушей и чеченцев) племен была длительным процессом, который, судя по всему, начался во второй половине XVI века, когда первые чеченские тейпы (кланы), заселяющие долины рек Сунжи, Акташ, Аксай и Сулак приняли ислам в качестве своей официальной религии.

Местные предания связывают принятие ислама с деятельностью кумыкских миссионеров. После того, как ислам укрепился в равнинной Чечне, миссионерам потребовалось еще полтора столетия для того, чтобы донести свое учение до тейпов высокогорных областей.

История Чечни с конца XVIII века уже неразрывно связана с утверждением ислама.

Первые сведения о том, что среди ингушей имеются мусульмане, относятся к концу XVII века. По всей вероятности, ислам проник к ингушам со стороны Кабарды. В дальнейшем ислам начинает проникать к ингушам и со стороны Дагестана и Чечни. Ко второй половине XIX века большая часть ингушского народа приняла ислам.

 
Дагестанцы
Крупный сегмент исламской общины Северного Кавказа приходится на основные этносы, населяющие Дагестан: аварцев (почти 815 тыс.), даргинцев (более 510 тыс.), кумыков (более 420 тыс.), лезгин (более 411 тыс.), лакцев (более 156 тыс.), табасаранов (более 130 тыс.). 
Артисты в национальных костюмах народов Дагестана
Народы Дагестана во времена СССР больше других сохранили приверженность исламу
Распространение ислама на территории нынешнего Дагестана началось в VII веке, в ходе войн между Хазарским каганатом, который представлял собой крупное государственное образование юго-восточной Европы, своеобразный конгломерат кочевых и оседлых племен и различных народов, и арабами. Пределы этой огромной державы охватывали Прикаспийский Дагестан.

К XV веку арабские миссионеры обратили в свою веру большую часть местного населения.

Распространение ислама в Дагестане происходило на фоне прокатывавшихся по его территории нашествий иностранных завоевателей – от татаро-монголов до иранских шахов.

Им на смену пришли русские самодержцы, осуществлявшие экспансию на Кавказ, в борьбе с которыми в XIX веке было создано уникальное государство – имамат Шамиля, объединивший часть территории нынешних Дагестана и Чечни.

Среди прочих последователей мусульманства на Северном Кавказе стоит отметить кабардинцев, карачаевцев, адыгейцев, балкарцев, черкесов, на которых приходится еще примерно миллион человек.

 

Азербайджанцы

Особняком стоят живущие в России азербайджанцы, так как их численность с момента последней советской переписи населения более, чем удвоилась и превысила 620 тыс. человек. В центральных районах России их насчитывалось свыше 160 тыс., в Поволжье – почти 85 тыс., а на Урале – свыше 66 тыс.

По большей части, это мусульмане-шииты.Рост численности этого этноса в большей степени связан с процессами в постсоветский период, ставшими следствием межэтнических конфликтов, обнажившихся на исходе существования СССР, и тяжелой экономической ситуацией в регионе.
Девочки в азербайджанских национальных костюмах (фото с сайта федеральной национально-культурной автономии азербайджанцев в России)
На чужбине азербайджанцы стараются сохранить свои национальные традиции
В районах компактного проживания азербайджанцы держатся вместе и поддерживают активные связи с родиной.

Данные исследований, проведенных сотрудниками института психологии Российский академии наук в рамках программы практической социальной и психологической помощи детям из семей мигрантов и беженцев “Российская диаспора: интеграция”, показывают, что адаптация мигрантов из Азербайджана к жизни в России происходит в условиях довольно высокого уровня мигрантофобии и, главным образом, кавказофобии со стороны местного населения.

Как отмечают эксперты, в последние годы приток мигрантов из Азербайджана значительно сократился. Его основу составляют сейчас члены семей мигрантов, которые уже работают в России более 5-6 лет и закрепились здесь. В основном, это женщины и дети. Очень остро для этой категории мигрантов, а точнее, для их семей, стоит вопрос языковой адаптации, ведь они не проходят никакого специализированного обучения языку.

Подобное приводит к тому, что, находясь в русскоязычной среде, мигранты-азербайджанцы в первое время, в основном, остаются в своей “замкнутой сфере”, общаются и дружат только с соотечественниками и говорят на родном языке.

Содействовать “встраиванию” мигрантов из Азербайджана в российское общество призвана федеральная национально-культурная автономия азербайджанцев в России.

 

http://news.bbc.co.uk/hi/russian/russia/newsid_4240000/4240502.stm

 

კომენტარის დატოვება

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s