Iberiana – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

სოჭი, აფხაზეთი, სამაჩაბლო, დვალეთი, ჰერეთი, მესხეთი, ჯავახეთი, ტაო-კლარჯეთი იყო და მუდამ იქნება საქართველო!!!

• Горцы Дагестана

♥ კავკასია – Caucasus

 Величко Василий Львович

 

К А В К А З.   Р У С С К О Е   Д Е Л О

И

  М Е Ж Д У П Л Е М Е Н Н Ы Е   В О П Р О С Ы

 

16. Горцы Дагестана

 

Вопрос о Дагестане значительно сложнее. Он настолько сложен, что подробно говорить о нем следует лишь глубоко осведомленным специалистам. Разнообразие наречий, обособленность отдельных племенных общин, глубокие мистические тайники мюридизма, многовековое прошлое горских патриархальных республик, лишенных даже такой элементарной государственности, какая была в ханствах Закавказья, – все это начала, порождающия немало затруднений для русской власти в прошлом и грозящия таковыми еще в будущем.

Сравнительно недавняя долгая и по временам небезуспешная борьба с Россией дагестанским населением не забыта. Оно требует уважения к себе, потому что сознает свою силу, боевую и культурную. Лезгинския племена, населяющия Дагестан, обладают сериозными способностями и к сельскому хозяйству, и к торговле (особенно кази-кумухцы), и к прикладным художествам; их кустарныя изделия издревле славятся во всей Передней Азии. К земле они прилагают столько вдумчиваго труда, сколько русскому крестьянину и не снилось; они, например, прилепляют к голым скалам искусственныя каменныя площадки, наносят туда землю и разводят там огороды, или мотыкой возделывают пашни.

К ратному делу они приспособились исторически, частью в силу природной склонности, частью под влиянием условий местности. Дагестан был недосягаемым орлиным гнездом, откуда удобно было совершать безнаказанные набеги. Отсутствие устойчиваго порядка в соседних «государствах» открывало этим набегам обширное поле деятельности, а развитию мирных торгово-промышленных сношений, конечно, мало способствовало, и многия дарования дагестанских племен оставались без применения. Они мало применяются и теперь, за недостатком должной заботы и их культурном развитии.

Если человеку с сердцем симпатичны мусульмане-адербейджанцы, то жители Дагестана еще более вызывают сочувствие. В них много истиннаго благородства: мужество, верность слову, редкая прямота. Многия племена, например, считают убийство из засады позорным, и у них есть пословица, гласящая, что «врагу надо смотреть в глаза». Самый поверхностный взгляд на дагестанцев убеждает в том, что они – люди с достоинством. Разумеется, не все таковы: есть «воровския ущелья», т.е. племена, пользующияся плохою репутацией в самом Дагестане. У покойнаго князя Н.З.Чавчавадзе, бывшаго дагестанскаго военнаго губернатора, гостил однажды приятель с петербургскими взглядами на жизнь; к князю пришли в ту пору по разным делам представители нескольких «ущелий», или родовых союзов; одному из них, скромному оборванцу, князь подал руку, не взирая на огромную разницу положений, а другому, заносчивому джигиту в щегольской черкеске, дал увесистую оплеуху; оба приема, к удивлению петербуржца, возимели благотворное действие, потому что были применены с тонким знанием местных людей и отношений…

В словах, отмеченных курсивом, заключается весь секрет разумного управления Дагестаном. На Кавказе вообще, а в Дагестане в особенности, администратор должен быть не идеологом уравнительных теорий об отвлеченном человеке, а натуралистом в широком смысле этого слова, знатоком явлений местной жизни, реально на них смотрящим. И мерка морали должна быть приведена в соотвествие с ними. Так, например, убийство по адату, по обычаю кровной мести, должно быть понимаемо и караемо иначе, чем простое преступление. Воззрения народа меняются медленно, и желательныя изменения по силам лишь такому правителю, который стяжал достаточный авторитет, в глазах туземцев и приспособляется к их взглядам.

Все это, казалось бы, элементарно, само собою разумееется: а между тем, приходится это повторять, потому что наша бюрократия, особенно окраинная, страдает недостатком, вдумчивой приспособляемости, недостатком традиций и на исторический опыт не обращает должнаго внимания. История говорит, например, что дагестанцы искони презирали армян и даже грузин, бывших во времена грузинскаго царства данниками и объектом набегов лезгин. Исторические счеты долго помнятся кавказскими и вообще горскими народами. Ясно, что предоставление армянам и грузинам служебных, должностей в Дагестане явилось обидой для местнаго населения, не говоря уже о том, что во всяком крае людьми, при помощи коренных, местных, в тесном смысле слова, лучших туземных сил: грузин в Грузии, адербейджанцев в Карабаге и самих дагестанцев в Дагестане.

Такой исключительно-умный и талантливый человек, как князь Н.З.Чавчавадзе, был, положим, там на месте, и сумел привлечь к себе симпатии многих дагестанцев; но того же нельзя сказать о большинстве его подчиненных, которые своим обращением с народом скорее затормозили сближение его с русскими государственными началами. В противоположность этому необходимо указать на благотворные результаты умелой административной работы К.В.Комарова, наглядно сказавшиеся во время последней дагестанской вспышки в конце семидесятых годов; тут было все: и безпристрастная осведомленность, и высокий уровень русскаго престижа в местностях, управлявшихся русским человеком, и скорее подавление безпорядков умелою рукою, при помощи ничтожных средств.

Надо знать расовую психологию. На Востоке вообще покорны только силе, но есть оттенки, игнорирование которых приводит к ошибкам, невыгодным для государства и несправедливо-тяжким для населения. Ясно, например, что армянин, предки котораго в течение веков были низкопоклонными рабами иноверных деспотов, требует строгой, суровой дисциплины, без  поблажек и компромиссов; как только допускаются эти последние, – армянин властвует и заносится, как раб, обманувший или одолевший своего господина: элементы свободнаго человека в нем еще исторически не наросли, его психо-физический организм еще не готов для восприятия высших начал нравственнаго общежития. Его надо воспитать честною строгостью, непременно строгостью, потому что она ему понятнее. Иное дело дагестанец. Ему, конечно, не мешает чувствовать наличность русской грозной силы, которая вырвала из рук его оружие и сломила его дикую свободу. Но этою свободою была взрощена сильная и, по своему, нравственная личность, которая вправе требовать признания своих достоинств и предпочтения мирных воздействий перед ненужными во многих случаях суровыми мерами.

Забота о просвещении, о развитии и художественном подъеме кустарных промыслов, – все это понятно дагестанцу и было бы им оценено по достоинству: в противоположность некоторым другим горцам, он не только хищная птица, как рисуют его поверхностные наблюдатели, но и человек, чрезвычайно способный в культуре. Надо принять во внимание и экономическия условия. Население ростет, а хлеба и в прежнее время Дагестану не хватало; чтоб народ обладал достаточною покупательною способностью, надо поддержать скотоводство, т.е., на практике, обезпечить ему зимния пастбища в степях Закавказья. Голод, когда принимает острыя формы, никого добру не научит: мирный обыватель, без клюва и когтей, станет нищим или воришкой, а  воинственный горец разбойником или бунтарем. «Голодный бунт» может стать почвою для болезненнаго развития мюридизма и иных форм воинствующаго обособления, религиознаго или племенного.

Дагестан, особенно при условии недостаточно вдумчиваго и добросовестнаго управления им, надолго еще будет одним из опасных в политическом отношении мест нашей южной окраины; с другой стороны, за отсутствием собственной житницы, он всегда будет экономически, а стало быть и политически, в руках русской власти; его всегда можно будет взять голодом, так как путей для подвоза хлеба очень мало, всего два-три. Но это… крайности, до которых лучше не доходить. У дагестанцев много данных для нормальнаго приобщения к русскому делу, а русская история богата свидетельствами о том, что нашим огромным территориальным ростом мы обязаны не одной силе русскаго меча, но и могуществу дальновидной любви.

Разница между дагестанскими и прочими горцами-мусульманами заключается в том, что последние в большинстве культурно ниже и более разнообразны по племенному происхождению, обычаям, духовному и социальному складу. Наши казаки, да и сами кавказцы, связывают с этими племенами различные понятия и клички, выработанныя практикой: кабардинец – рыцарь, ингуш – вор, чеченец – неустойчив политически и нравственно, как и осетин. Размеры настоящей книги не позволяют подробно всматриваться в отдельныя части этого горскаго калейдоскопа, но имеющаго крупнаго политическаго значения с точки зрения русскаго дела: это труд для художника или ученаго этнографа. Достаточно ограничиться несколькими обобщениями.

Во-первых, все эти горцы (а также и горцы-христиане, – сванеты, пшавы, тушины, хевсуры) покорены природою, находятся в тесной от нея зависимости. Они в основе язычники, какого бы исповедания формально ни придерживались. Родовое начало и обычаи – нормы их жизни. С нашей так называемой цивилизацией у них ничего общаго нет, и пожалуй, быть не может, так как она по своим основным началам противоречит их природе, внутренней и внешней. От столкновения с чуждой им культурой они или съежатся (уберутся подальше в горныя дебри), или совершенно обезличатся, или, что вернее, погибнут. Нельзя не заметить, что горец, побывавший в городах, хлебнувший растленной «цивилизации» и научившийся по-русски, – обыкновенно ненадежный, дрянной человечек, если совершенно не обрусел, как многие осетины; высокия же духовныя черты своеобразной психологии легче всего встретить в горце, нетронутом цивилизацией: он надежнее и нравственнее.

Время, и только время, может спокойно решить вопрос об этих племенах, которым дай Бог подольше безпрепятственно повиноваться природе в своих орлиных гнездах и наслаждаться по своему ея дарами, под великодушным кровом русскаго Царя…

 

 

17. Русские люди на Кавказе

 

Величко Василий Львович – К А В К А З

 

 

Advertisements

კომენტარის დატოვება

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s