Iberiana – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

სოჭი, აფხაზეთი, სამაჩაბლო, დვალეთი, ჰერეთი, მესხეთი, ჯავახეთი, ტაო-კლარჯეთი იყო და მუდამ იქნება საქართველო!!!

• Поиски вожделенной страны Эа

 
   

В эпоху бронзового века народы, жившие на Кавказе, поставляли в другие районы древнего мира золото и оружие. Археологические раскопки, проведенные в Грузии, доказывают, что уже в бронзовом веке страны Передней Азии были тесно связаны с Кавказом.
Значит, легенда о «золотом руне» имеет свои исторические корни?


…Копать долго не пришлось. Сняв всего несколько лопат грунта, археологи остановились: железо ударило о камень. Огромные глыбы были выложены кругом. Он достигал восьми метров в поперечнике. Посередине его находилась гробница.
К счастью, она не была разворована. Как ученые установят позднее, всю могилу занимала одна деревянная четырехколесная повозка. Именно на ней лежало тело усопшего; внизу, под повозкой, сложены были ценные приношения: сосуды, бронзовое оружие и золотые пластины.

Шею покойного украшала нитка бус из красного сердолика и черного гагата. Это погребение нашли на холме Тквисболо в Грузии.

 

Золотой браслет на косматой шкуре

Золотая диадема из Вани (V в. до н. э.): два льва набрасываются на вепря. Подобные сцены сражений животных были весьма популярны у художников Древнего Востока. Через Персию эти мотивы проникают в Грецию. Кавказские художники в данном случае смешивают различные стилевые манеры.  
Золотая диадема из Вани (V в. до н. э.): два льва набрасываются на вепря. Подобные сцены сражений животных были весьма популярны у художников Древнего Востока. Через Персию эти мотивы проникают в Грецию. Кавказские художники в данном случае смешивают различные стилевые манеры.  
 
Небольшая бронзовая статуэтка всадника (высота ее — 16 см) — это древнейшее изображение конного воина, найденное на Кавказе (ХIII в. до н. э.). Возможно, что узор, украшающий тело всадника и туловище лошади, означает металлические доспехи, которыми были защищены и конь, и всадник.  

Как отмечает Гюнтер Мансфельд, археолог из Тюбингена, это захоронение, датируемое ХVII в. до н. э., важно не только тем, что содержит ценный материал по истории погребальных ритуалов среднего бронзового века.

Оно заставляет задуматься о том, кем были жители Тквисболо — местечка, затерянного в Кавказских горах. Нет, они не были простыми крестьянами…

Ученые судят о кавказских культурах бронзового века главным образом по двум источникам: старинным легендам и отдельным сенсационным археологическим находкам. Таким, как:

— всевозможная керамика: от сосудов для съестного, снабженных тремя ручками, до чаш для питья; эти изделия украшены геометрическими орнаментами и мифологическими рисунками;

— терракотовые фигурки, изображающие баранов, оленей и змей;

— металлические орудия труда, а также оружие; их отличает очень добротная и качественная обработка материала;

— изделия из золота. Их количество и разнообразие поражает ученых. Попадаются филигранно обработанные серьги, ожерелья, перстни с печаткой, браслеты, украшенные головой овна, и золотые диадемы тончайшей отделки.

Вглядываясь в эти золотые украшения, начинаешь понимать, почему уже в ранней античности Кавказ называли «златоносным краем», почему легендарные аргонавты отправились сюда на поиски золотого руна.

Еще в древности ученые мужи искали рациональное объяснение этому мифу, вдумывались в его символику.

Так, на рубеже новой эры греческий географ Страбон (64 г. до н. э. — 24 г. н. э.) писал о золотом руне: «Поблизости живут и соаны [сваны]… В их стране [Колхиде], как передают, горные потоки приносят золото, и варвары ловят его решетами и косматыми шкурами. Отсюда, говорят, и возник миф о золотом руне».

Однако за рассказами о «золотом руне» скрывается не одно лишь удивление от экзотического метода промывки золота; руно не просто орудие древних старателей. Оно символизирует власть и богатство.

Легенда о нем свидетельствует, что в восточном Причерноморье уже в глубокой древности сложилась высокоразвитая культура. Память о ней знаменует связь исторических эпох, говорит профессор Отар Лордкипанидзе.

Хотя колхи жили обособленно в регионе, со всех сторон окруженном морями и горными хребтами, они поддерживали оживленные отношения с соседними странами и даже с народами Эгейского региона.

В районе Триалетского хребета добывали обсидиан. Обработкой его занимались на горе Тквисболо. Изделия из этого материала экспортировались в другие страны.

Поиски вожделенной страны Эа

Умерший мужчина, погребенный на горе Тквисболо, был украшен этими предметами из золота, сердолика и гагата (верхний снимок). Тело его было положено на четырехколесную повозку: внизу — одна из немногих уцелевших повозок подобного типа; ныне она хранится в тбилисском музее.  
Умерший мужчина, погребенный на горе Тквисболо, был украшен этими предметами из золота, сердолика и гагата (верхний снимок). Тело его было положено на четырехколесную повозку: внизу — одна из немногих уцелевших повозок подобного типа; ныне она хранится в тбилисском музее.  
 
   

Отар Лордкипанидзе, один из крупнейших грузинских археологов, вот уже несколько десятилетий увлеченно занимается историей Колхиды. «Племена колхов прибыли из центральной и западной части Малого Кавказа.

Их государство, основанное примерно в IХ в. до н. э., раскинулось в долине Риони и вдоль побережья Черного моря. В урартских источниках эта страна именуется Кулхой», — сообщает археолог.

Важную роль в жизни колхов играли плодородные илы Риони. Колхи распахивают берега реки, прокладывают каналы и оросительные рвы, превращают болота в пашни. Своеобразна архитектура их деревянных жилищ: дома напоминают башни. Подобные постройки можно нередко встретить в горах Сванетии и в наши дни.

Итак, история Колхиды документально засвидетельствована начиная с IХ в. до н. э, хотя неясностей в ней очень много. Не только древние, но и современные ученые спорили и спорят о том, что лежит в основе легенды об аргонавтах — исторический факт или чистейшей воды выдумка.

Проливы, соединяющие Эгейское и Черное моря — Дарданеллы и Босфор, — отличают коварные встречные течения. Поэтому долгое время историки и археологи были убеждены, что миновать эти проливы древние мореплаватели научились, лишь когда появились пентеры — суда, которыми правили 50 гребцов. До этого вряд ли удавалось справиться с опасными течениями.

Посему, упражнялись критики, сага об аргонавтах не более чем романтическая история, в которой реалии, характерные для VIII в. до н.э., времени, когда появились пентеры, — маршруты путешествий, особенности плавания — переносятся на более отдаленные, легендарные времена.

Но почему же предание так упорно сохраняло историю аргонавтов, если они добрались до берегов Колхиды в то время, когда дальние плавания уже не составляли для греков особого труда? Что же поразило людей Эллады в этом рядовом, казалось бы, путешествии?

В чем была заслуга Ясона и его спутников? Быть может, их плавание состоялось все-таки гораздо раньше, когда оно было «немыслимым»?

«Возникновение этого мифа можно объяснить лишь одним: Ясон и аргонавты открыли путь в Черное море и проникли в недостижимую прежде страну Эа — Колхиду. Их свершение было величайшим подвигом», — говорит Лордкипанидзе. Уже во втором тысячелетии до нашей эры жителей Микен манит вожделенная страна Эа. Они пускаются в рискованные путешествия, лишь бы достичь Черного моря, лишь бы добыть столь ценимые тогда металлы — золото и бронзу, — а также оружие и орудия труда, изготовленные мастерами сей дальней страны.

Доказать эту гипотезу в свое время взялся английский писатель и искатель приключений Тим Северин1. По его планам — а Северин хорошо знаком с историей судостроения, — греческие корабелы изготовили действующую модель микенского судна. Длина этой галеры равнялась шестнадцати метрам. Оснащена она была всего двадцатью веслами и прямым парусом.

Вот на этом «Нью-Арго» современные «руноискатели» направились в сторону Колхиды.
Труднее всего оказалось войти в Дарданеллы. Утлое суденышко не раз сносило в сторону, пока, наконец, напрягая все свои силы, гребцы — благодаря попутному ветру — не сумели справиться с сильным встречным течением.

Миновав Босфор, они вышли в Черное море. В особо удачные дни преодолевали по 15 — 20 морских миль. Потребовалось каких-то три месяца, чтобы добраться из Волоса, портового города в Северной Греции, до устья реки Риони, впадающей в Черное море. Позади осталось полторы тысячи морских миль.

Значит, уже в ХV в. до н. э. суда могли заплывать из Эгейского моря в Черное. По всей видимости, это случалось изредка, спорадически. В эти авантюры ввязывались лишь самые смелые мореходы или отчаянные пираты. Краткие упоминания об этом можно найти у таких античных авторов, как Фукидид и Страбон. Около 1200 г. до н. э. микенская цивилизация была разрушена. Тогда-то и прекратились дальние плавания.

Однако рассказы об этих героических походах, равно как и молва о далекой и богатой стране — Колхиде, — продолжали жить в веках, передавались из уст в уста. В VIII — VII вв. до н.э. греческое общество переживает заметный подъем. Греки вновь прокладывают путь в Черное море и колонизуют различные районы его побережья…

Курганы Триалетской культуры

Ров, где ведутся раскопки. Именно здесь была обнаружена колесница бронзового века. Внизу: перстень с печаткой (IVв.).
Ров, где ведутся раскопки. Именно здесь была обнаружена колесница бронзового века. Внизу: перстень с печаткой (IVв.).  
   
 

Археологические открытия, сделанные в последнее время, убедительно показывают, что контакты между жителями Эгейского региона и Кавказа начались еще в очень отдаленные времена. Многочисленные находки на территории Трои, относящиеся к раннему бронзовому веку, — прежде всего олово и золото, — имеют кавказское происхождение и подтверждают, что еще в 2500 — 2200 гг. до н.э. между обоими регионами — Кавказом и Троей — установились тесные отношения. В то время в Закавказье вырастают многочисленные могильные холмы — курганы. И поныне они придают характерный колорит грузинским пейзажам. Особенно часто их можно встретить в долинах, ущельях и предгорьях. Впервые подобные курганы исследовали в горном местечке Триалети на юге Грузии, на Цалкинском плато, поэтому ученые окрестили всю эту эпоху «Триалетской культурой». Впрочем, больше всего курганов располагается на востоке Грузии. Согласно последним оценкам историков, расцвет курганной культуры приходится на 2500 — 1800 гг. до н. э. Большинство этих захоронений давно разграблены, и все же даже в нашем столетии археологи порой наталкиваются на неожиданные находки: бронзовые наконечники стрел, топоры и мечи с деревянными рукоятками… «К сожалению, Триалетская культура знакома нам лишь по захоронениям, — говорит Лордкипанидзе. — На территории, где находятся эти огромные курганы, мы не нашли пока никаких следов даже временных жилищ. Поэтому мы не можем воссоздать полную картину жизни людей той эпохи». Вот почему столь важным было открытие горы Тквисболо. Здесь обнаружен многослойный телль — холм, образующийся на месте поселения. В 1990 году Гюнтер Мансфельд и Константин Пицхелаури начали его раскопки. Хотя пока что разрыта только верхняя треть холма, археологи выявили уже восемь фаз поселений, которые простираются от раннего железного века до среднего бронзового. Радиоуглеродный анализ древесных углей, обнаруженных в пятом слое, позволил датировать его 1620 г. до н.э. Многочисленные керамические черепки, найденные в шестом слое, доказывают, что это поселение относится к «Триалетской культуре». Глиняные предметы принадлежат поздней «триалетской» эпохе, поэтому археолог Мансфельд уверенно заявляет, что «мы еще доберемся до раннего бронзового века, ведь две трети холма вовсе не раскопаны». Внизу, как надеются ученые, ближе к основанию холма, можно найти вещественные доказательства, которые на тысячу лет старше сделанных пока находок. Они, несомненно, явят параллель предметам и материалам, обнаруженным в ранних городищах Трои и попавшим туда с Кавказа. В четырех древнейших (на сегодняшний день) слоях обнаружены сосуды для хранения съестных припасов, оружие и ямы, в которые когда-то были врыты столбы, поддерживавшие стены домов. Однако до сих пор так и не удалось найти ни одного предмета, свидетельствующего о том, что жители этого поселения занимались сельским хозяйством. Чтобы найти ответ, археологи стали анализировать образцы грунта. Они отыскали пыльцу деревьев, но пыльцы злаковых культур замечено не было. Очевидно, люди, жившие на горе Тквисболо, вовсе не были крестьянами. Зато исследователи заметили множество обрезков и обрубков обсидиана, или вулканического стекла. В древности этот материал был очень популярен. Он легко полировался. Из него изготавливали режущие орудия, украшения и оружие. Правда, готовых орудий из обсидиана было немного. По оценкам специалистов, в этом холме лежит около 900 килограммов отходов, полученных после обработки обсидиана. «Очевидно, здесь располагалась крупная мастерская», — пришел к заключению Мансфельд. Но поскольку здесь найдено очень мало орудий из обсидиана, значит, древние ремесленники, жившие здесь, работали в основном на экспорт. Откуда взялся этот обсидиан? Мансфельд знает ответ. Его добывали в районе Триалетского хребта. В 1990 году у подножия горы Квин-Даги Мансфельд неожиданно натолкнулся на осыпи обсидиана. Упомянутая гора находится в 160 километрах от холма Тквисболо. Археолог снова вспомнил о ней, когда сделал сенсационное открытие, о котором шла речь в начале статьи. В северо-восточной части «своего» холма он обнаружил захоронение, в котором умерший был погребен прямо на повозке. В этом могильнике Мансфельда интересовали прежде всего не многочисленные вещи и украшения, принесенные в дар покойному, а сама колесница: застывшая на четырех неуклюжих колесах повозка, которую когда-то тянула пара быков. Колесницы встречаются в шумерских городах-государствах. Там их можно четко классифицировать: боевые повозки были двухколесными, церемониальные — четырехколесными. Что же мы можем сказать о колеснице, найденной в Грузии? Вроде бы она использовалась при проведении неких церемониальных шествий. Но ничто не указывает на то, что подобные шествия здесь проводились: нет ни соответствующих культовых сооружений, ни других атрибутов. Остается задаться вопросом: почему же древние жители Кавказа с таким пиететом относились к этим странным повозкам?

 

Троянские связи Колхиды

 
Уникальная миниатюрная пластика (III тыс. до н.э.), ведь львы в горах Кавказа, как известно, не водились. Вся эта фигурка (длина — 5 см; высота — 2,8 см) — включая глаза и гриву — представляет собой полую отливку.  
Уникальная миниатюрная пластика (III тыс. до н.э.), ведь львы в горах Кавказа, как известно, не водились. Вся эта фигурка (длина — 5 см; высота — 2,8 см) — включая глаза и гриву — представляет собой полую отливку.  

Мансфельд вспоминает совсем другую культуру: гальштатскую (VIII — V вв. до н.э.), развившуюся на территории Богемии, Верхней Австрии и Баварии. В тамошние погребения — домики мертвых под курганом — помещали громоздкие четырехколесные повозки, на которых обычно возили металлическую руду.

Вот и найден недостающий элемент в этой головоломке. На повозках, обнаруженных в кавказских могильниках, в бронзовом веке перевозили обсидиан и руду из отдаленного Триалетского горного массива в поселение на горе Тквисболо. Здесь из этих материалов изготавливали бытовые предметы отменного качества — затем они шли на экспорт.

Результаты раскопок, проведенных Мансфельдом и Пицхелаури, были по достоинству оценены их коллегами. Дальнейшие археологические работы в Кахетии будут поддержаны Германским исследовательским обществом, а также университетом города Галле и филиалом исследовательской группы из Тюбингенского университета, проводящей раскопки в Трое.

Профессор Манфред Корфман — руководитель раскопок в Трое — отмечает: «Не вызывает никакого сомнения тот факт, что уже в начале II тысячелетия до нашей эры Троя поддерживала контакты с народами, жившими в Черноморском регионе. Поэтому настало время, когда нам, специалистам по истории древнего мира, надо обратить свой взор на события, происходившие не только в Эгейском, но и в Черноморском регионах».

Немало вопросов интересует археологов. Не здесь ли, на Кавказе, впервые выплавили бронзу, сплав меди и олова? Не здесь ли изготовили знаменитое «золото Трои» — коллекцию золотых украшений, обнаруженную Шлиманом? И прежде всего: насколько высок был уровень развития техники, достигнутый жителями древнего Кавказа?

Так, на Кавказе, как и в Микенах, мы встречаем рапиру — новейший тип оружия в позднем бронзовом веке. Где впервые появилось это наступательное колющее оружие, позднее вытесненное рубящим мечом? В странах Эгейского региона, а потом транзитом через Трою было завезено в Причерноморье?

Или же — наоборот — было придумано кавказскими оружейниками и впоследствии попало в Микены?

Около 1200 г. до н. э. разразилась война, охватившая всю восточную часть Средиземноморья. Хеттская держава и цивилизация Эгейского региона приходят в упадок. Тем не менее жители Кавказа по-прежнему, вплоть до конца I тысячелетия, поддерживают торговлю с отдаленными странами, благо их земля изобилует металлами. «А не были ли народы Кавказа победителями в этой древней мировой войне?

Не они ли выиграли от того, что Микены и Хеттская держава погибли?» — вопрошает Корфман.

Вопрос пока что остается без ответа.

http://www.vokrugsveta.com/S4/proshloe/kolxida2.htm

 

Золото древней Колхиды

 

Гонийская крепость, чеканная золотая чаша и золотая бляха с чеканным изображением всадника из «Гонийской находки». Подобные бляхи были распространены в Западной Грузии во II— IV веках нашей эры.

Все эти уникальные изделия были найдены в конце 1974 года во время дорожных работ вблизи Батуми: двадцать шесть золотых шедевров античного искусства.

Обнаженный юноша в шлеме, ожерелья, массивная чаша — ее вес почти 400 граммов — украшенные бирюзой, удивительного изящества серьги и подвески, блюдо с чеканными рельефами на мифологические сюжеты…

Общий вес находки 1440 граммов. Но на каких весах можно определить ее научный вес?

Наш специальный корреспондент В. Орлов отснял эти изделия буквально в тот день, когда их начали исследовать археологи. Предметы батумской находки требуют долгого и тщательного изучения — как произведения высочайшего искусства, как бесценные памятники мировой истории. И полное научное осмысление их еще впереди.

Тем не менее мы попросили руководителя Колхидской археологической экспедиции доктора исторических наук Т. Микеладзе хотя бы вкратце рассказать о первых результатах исследования.

Чеканный золотой медальон с композицией «Схватка зверей». Этот мотив был широко распространен в иранском и греческом искусстве, однако в грузинском златокузнечестве он принял своеобразный характер. Золотое украшение и массивная золотая скульптурка обнаженного юноши в шлеме, украшенном схематическим изображением солнца.Т. Микеладзе: Эта находка буквально ошеломила нас. А ведь мы, грузинские археологи, вроде бы и избалованы шедеврами античного искусства, которые нам дарит земля Колхиды… Но, видимо, привыкнуть к этому нельзя.

В 1961 году экспедицией Нины Виссарионовны Хоштария вблизи колхидского города Вани было обнаружено погребение, в котором нашли более тысячи золотых изделий. Это открытие вместе с другими, сделанными тогда же, как бы подвело черту под спорами о реальности существования страны Золотого Руна античных мифов и преданий. Отныне уже нельзя было сомневаться, что эта страна существовала и была именно такой, какой рисовалась по древним текстам: могучее, богатое, золотообильное царство с многочисленными и многолюдными городами.

Позднейшие раскопки на этом месте добавили к этой картине новые краски (О раскопках вблизи города Вани см. «Вокруг света» № 10, 1970, И. Можейко «Холм Золотого Руна».). И поэтому батумская находка, я бы сказал, — закономерное счастье науки.

Пока еще нельзя точно определись, где именно были изготовлены эти предметы. Изделия античной эпохи, обнаруженные при раскопках на земле Колхиды, весьма своеобразны. В них угадываются влияния Востока и Греции и в то же время чрезвычайно сильно видны традиции местных мастеров. Классическая античность и художественные традиции Востока именно потому и привились так хорошо на земле Колхиды, что здесь уже существовала высокая культура.

Не знаем мы также, как и почему эти сокровища оказались в земле. Видимо, каким-то образом история их связана с судьбой старой крепости, около которой они были найдены.

Крепость эта имеет почти двухтысячелетнюю историю. Известный римский ученый Плиний (I век нашей эры) писал о ней в своей «Естественной истории», что «в 140 000 шагах от Трапезунта находится река Абсар с соименной крепостью у устья». Древнегреческий писатель и историк, жрец и полководец Арриан, обследовав в качестве наместника римского императора в 134 году нашей эры юго-восточное и восточное побережья Черного моря, в своем отчете указал, что «в Абсаре 5 когорт» римского войска. Пять когорт — это от двух до трех тысяч солдат. А в Италии была обнаружена надпись, в которой тоже упоминается причерноморский город Абсар, как место средоточения крупных воинских подразделений.

Все это позволяет сделать вывод, что Абсар уже в начале II века нашей эры был опорным пунктом римлян на восточной окраине империи, значительным и большим городом, крепостью Колхиды.

В источниках нет сведений о том, когда она была основана. До появления римлян здесь, по-видимому, уже существовал город. Согласно Арриану еще в начале II века нашей эры было известно предание о том, «что когда-то в древности местность Абсар называлась Апсиртом, так как будто бы здесь от руки Медеи погиб Апсирт. Даже указывают могилу Апсирта». Таким образом, древней традицией основание города увязывалось с колхидским царевичем Апсиртом — одним из героев легенды о походе аргонавтов в Колхиду за золотым руном. Наличие поселений начала I тысячелетия до нашей эры во внутренней части крепости подтвердили раскопки Батумского научно-исследовательского института АН Грузинской ССР.

Абсар упоминается и в византийских источниках.

В грузинских исторических источниках также неоднократно упоминается город Абсар, однако с VIII века хронисты стали называть его Гонио. Это название и сохранилось до сих пор.

То ли внушительность Гонийской крепости, то ли интригующие сведения античных писателей об Абсаре, а по всей вероятности и то и другое, уже давно привлекали внимание исследователей. Ф. И. Успенский в своем докладе, представленном в Российскую Академию наук, дает обстоятельное обоснование необходимости археологических исследований в древнем Абсаре. 12 мая 1917 года Археологическая Комиссия выдает открытый лист на проведение археологических исследований окрестностей Батуми. Задолго до этого еще в конце 70-х годов прошлого столетия к юго-восточному побережью Черного моря проявляет большой интерес знаменитый Г. Шлиман, которого сюда влекла «тесная связь старинной Греции и древней Колхиды». С этой целью он обращается с просьбой в императорскую Археологическую Комиссию «дозволить ему произвести археологические раскопки в Закавказье по горному Черноморскому побережью».

Всем этим начинаниям не суждено было осуществиться, но и известия античных писателей, и научная обоснованность стремления Ф. И. Успенского, и предчувствия гениального Г. Шлимана оправдались последующими исследованиями. Археологическими экспедициями Академии наук Грузии на территории Гонийской крепости и в ее окрестностях обнаружено много памятников римского времени, непосредственно связанных с периодом расцвета города Абсара, свидетельствующих о высоком уровне городской жизни. Здесь была, как видно, резиденция высокопоставленных колхидских вельмож, правителей этой провинции, у которых в пределах города был и свой фамильный некрополь. Найденные в прошлом году сокровища — не первые открытые здесь: на территории близлежащего села Гонио было и ранее обнаружено несколько погребальных комплексов драгоценных вещей. Но по своему значению открытый в прошлом году — превосходит все.

Найденные вещи являются одним из значительных комплексов в археологическом материале Грузии первых веков нашей эры. Научное значение этой находки трудно переоценить. Отдельные изделия представляют собой выдающиеся произведения грузинского ювелирного искусства начала нашей эры, в которых явно проглядывают как древние традиции грузинского златокузнечества, так и отдельные элементы и мотивы, нашедшие свое дальнейшее развитие в художественных изделиях Грузии феодальной эпохи.

К изучению «Гонийской находки» еще только приступили, но по отдельным аналогиям ее предположительно можно отнести ко II—IV векам нашей эры, к периоду расцвета города, одному из правителей которого и принадлежали, по-видимому, эти драгоценности.

http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/5268/

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s