Iberiana – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

სოჭი, აფხაზეთი, სამაჩაბლო, დვალეთი, ჰერეთი, მესხეთი, ჯავახეთი, ტაო-კლარჯეთი იყო და მუდამ იქნება საქართველო!!!

• Абумуслимов- Геноцид продолжается

♥ კავკასია-Caucasus

Сайд-Хасан Абумуслимов

Книга “Геноцид продолжается”

 

Глава I

ИСТОРИЯ ЧЕЧЕНСКОГО НАРОДА – ИСТОРИЯ БОРЬБЫ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ

Доклад на общенациональном съезде чеченского народа

Делегатам съезда предстоит принять исключительно ответственное, судьбоносное для нашего народа решение. Какое бы решение ни принял по вопросу о суверенитете Верховный Совет ЧИАССР, истинную волю нашего народа выразит настоящий съезд, так как он действительно представляет чеченский народ. Я уверен, что наш съезд проголосует за действительный, а не мнимый суверенитет, ибо народ не может выступать против своей свободы. И если предположить самое худшее – Верховный Совет ЧИАССР проголосует против суверенитета, т.е. выступит за так называемый суверенитет в составе РСФСР – то это будет всего лишь временной остановкой на пути к независимости чеченского народа: рано или поздно свобода и независимость восторжествуют. И в этой борьбе за независимость нашего народа нынешнему и будущим поколениям решение нашего съезда явится величайшим моральным стимулом и правовым основанием.

Перед принятием столь ответственного решения я в своем докладе хотел бы напомнить вам о некоторых уроках борьбы нашего народа за независимость, напомнить о том, каких огромных успехов добивался наш народ в условиях свободы и независимости, даже если эти условия были очень тяжелые; о тех хитроумных приемах колонизаторов, к которым они прибегали, чтобы завоевать и удерживать свое господство. Напомнить о том, каких огромных невосполнимых физических и культурных жертв стоили нашему народу распри, легковерие и недальновидность.

Результаты исторических исследований неоспоримо свидетельствуют, что предки чеченцев являются древнейшими, исконными жителями Кавказа; они заселяли не только горы, но и широко были расселены на просторах Северного Кавказа.

Предки чеченцев, как об этом свидетельствуют исследования историков, создали высокоразвитую для своего времени материальную и духовную культуру. Однако поступательное прогрессивное развитие чеченского народа было прервано вторжением полчищ иноземных захватчиков, которое началось еще в I тысячелетии до нашей эры. Вначале это были кочевники скифы, затем половцы, монголо-татары и, наконец, Россия.

В результате нашествия кочевников развитие чеченского народа было отброшено на тысячелетие назад, и после долгой тяжелой и кровопролитной борьбы, спасая от захватчиков свою свободу и самобытность, чеченцы отступили в высокогорную зону. В сложнейших, нечеловечески тяжелых условиях высокогорной зоны чеченцы создали развитую максимально приспособленную к условиям этой зоны экономику, которая обеспечивала минимум жизненных потребностей населения.

Большего развития горной экономики, более высокого уровня развития производительных сил в тех условиях невозможно было добиться: горная экономика, как доказали зарубежные ученые, имеет определенные пределы для интенсификации.

Ослабление могущества монголо-татарской орды, а затем и ее распад создали предпосылки для возвращения чеченцев. К этому же времени относится и начало экспансии России.

Возвращение чеченцев на плоскость происходило в условиях борьбы против экспансии России и се северокавказских вассалов и продолжалось до наступления периода интенсивной колониальной экспансии России (до второй половины XVIII века). Несмотря на сложные внешнеполитические условия, наши предки за короткий период создали сравнительно высокоразвитую экономику, что выразилось, например, в производстве хлеба в размерах, превышающих собственные потребности.

Русско-Кавказская война за независимость кавказских народов, в том числе и чеченского, во II половине XVIII века приобрела особо напряженный характер и продолжалась до 60-х годов XIX веха.

Вот что писала по этому поводу Большая Советская Энциклопедия: “Исключительно упорную борьбу с наседавшим царизмом горцам пришлось выдержать с конца XVIII века (1785-1859). Наиболее активными и сильными противниками царского правительства при завоевании Северного Кавказа справедливо считались чеченцы. Натиск царских войск на горцев вызывал их объединение для борьбы за свою независимость, и в этой борьбе горцев – чеченцы играли выдающуюся роль, поставляя главные боевые силы и продовольствие для Газавата (священной войны). Чечня была житницей газавата”. (БС . М., 1934г., с. 531).

Для ведения войны было создано сильное государство горцев – имамат, выдержавшее в течение нескольких десятков лет тотальный натиск самой могущественной империи того периода – России. Война имела чрезвычайно тяжелый и разрушительный характер. О масштабам военных действий дает представление численность царских войск, сосредоточенных на Кавказе: от 250 000 в средине 40-х годов до 300 000 к концу 50-х годов (Покровский М.Н. Дипломатия и войны царской России в XIX столетии. М-. 1923, с, 217-218), Эти войска как отмечал и своем докладе Александру II фельдмаршал Барятинский, составляли “бесспорно лучшую половину русских сил” (отчет генерал-фельдмаршала А-И. Барятинского за 1857-1859 годы. Акты, собранные Кавказской археографической экспедицией Т. XII, Тифлис, 1904). К тому же Чечня служила в течение нескольких десятков лет главным театром ожесточенной войны с кавказскими горцами” (Сб. сведений о кавказских горцах. Вып. II. Тифлис, 1869, с, 56), в ходе которой “началось методическое вытеснение чеченцев с плоскости путем уничтожения аулов, рубки лесов, устройства крепостей и заселения “освобожденных земель” казачьими станицами” (ЕС . т.61, с.531. М., 1934).

Несмотря на величайшие жестокости российских генералов, несмотря на огромные человеческие потери: “от былого полутора миллионного народа осталось едва 400 тыс. человек. Менее чем за 80 лет около миллиона чеченцев погибло в боях с царскими войсками, умерло от голода и повальных болезней, было выслано…” (см. “10 лет социалистической Чечни”, Ростов-на-Дону, 1935, с. 75). Несмотря на холод, голод и огромное численное превосходство царских орд, малочисленный чеченский народ в течение десятков лет выдерживал натиск могущественной империи. “Худо одетый, под дождем, босой, по грязи, без теплой пищи – чеченец во имя веры переносил терпеливо и усталость, и болезни”, – вынужден был признать русский генерал и военный историк Н.Ф. Дубровин, ибо, по словам того же историка, “чеченцы горды, тщеславились своей независимостью и верили в широкую будущность своего народа и своей родины” (Дубровин Н.Ф. История воины и владычества русских на Кавказе. СПБ. 18 71, Т 1, 0. 420).

В этих нечеловеческих условиях, лишенная большей части плодородных земель, но все еще свободная Чечня обеспечивала продовольствием не только себя, но и соседний Дагестан, Пусть над этими фактами призадумаются все те, кто утверждает, что народ наш не сможет обеспечить себя, будучи самостоятельным! О том, чьи интересы выражают подобные утверждения, я скажу ниже.

Возникает вопрос, почему же, несмотря на столь героические усилия, наш народ потерпел поражение’? Ответить на этот вопрос можно поставив другой вопрос: почему же стало возможным столь длительное, беспримерное во всей истории сопротивление столь малочисленного народа против могущественной империи мира? Одна из главных причин – это то, что чеченский народ, покончив с внутренними мсжусобицами, объединился в единую монолитную силу. Важную роль единства чеченского народа в борьбе с иноземными захватчиками признавали и русские военные историки. Один из них. В.Потто, отмечал: “В течение долгого времени чеченцы не умели находить мер и средств для своей защиты, и долго набег в Чечению был настоящим праздником, добыча там была богатая и почти всегда верная, а опасности мало, потому что в Чечне жил народ, не знавший ни единства, ни порядка. Бедствия заставили, наконец, чеченцев понять весь вред разъединения” (см.: Потто В. Чечня – солдатская библиотека. Издание В.А. Березовского, 179, с. 4).

Однако, к концу Русско-Кавказской войны, когда уже было Россия отчаялась и готова была признать независимость (см. Фадеев Р. 60 лет Кавказской войны, Тифлис, 1860), этому единству пришел конец: увенчались успехом неустанные попытки российского правительства внести разлад среди нашего народа.

В XVIII веке и в первой половине XIX века. Российское правительство практиковало такие способы внесения раскола в среду кавказских народов, как предоставление чинов, крупных сумм денег влиятельным представителям горцев, доносчикам. Кстати, все это делалось по прямому указанию царей. Вот что писала, например, царица Екатерина II генералу Медему в 1771 году: “Разномыслие между горцами обеспечит наше предприятие, на то дело и денег не жалеть” (см.: БС , т. 30, М., 1937, с. 412). С середины 40-х годов XIX века после сокрушительных поражений российское правительство в случае прекращения горцами сопротивления обязалось предоставить им политические права в области устройства их общественной, политической жизни, которые делали их жизнь почти независимой. Посудите сами. В своем обращении к чеченцам главнокомандующий кавказскими войсками граф Воронцов от имени императора россии в частности писал: “Верьте мне? что все обещанное вам – истина, основанная на воле моего государя-императора. Религия ваша, шариат, адат, земля ваша, а также все имущество, приобретенное трудами, будет неприкосновенной вашей собственностью и останется без всякого изменения. Российские войска будут защищать вас от врагов, начальство будет заботиться о благоденствии вашем, и вы ни в чем не встретите нужды и никогда вас не постигнет никакое бедствие…” (см. Саракаев Н.Б. В трущобах Чечни. Владикавказ, 1913). Выражаясь в понятиях современного русского языка, российское правительство обещало горцам “государственный суверенитет” в составе России.

Чтобы вызвать доверие горцев, правительство России на оккупированной его войсками территории Чечни временно осуществляло ряд практических мер в духе своих обещании. Были, конечно, люди, которые проникли в коварные замыслы царского правительства. Одним из них был имам Шамиль. В своем обращении к чеченскому народу он говорил: “Не верьте им, они отберут у вас оружие и даже не позволят иметь ножа. Всех почетных ваших вышлют в Сибирь, будете после того, как мужики. Вы подождите немного – и увидите, что будет после. Вы будете раскаиваться и грызть себе пальцы, но ничто вам тогда не поможет…” (Гаджи-Али. Сказание очевидца о Шамиле. – Сборник сведений о кавказских горцах. Тифлис. 1872).

Однако поверивших российскому правительству оказалось немало. и скоро Русско-Кавказская война закончилась. Продолжала сопротивление только горная Чечня. Немного времени спустя, после того, как Россия прочно утвердилась в Чечне, ее правительство выявило свои истинные великодержавные шовинистические намерения. Пророческими оказались слова имама Шамиля: тысячи чеченцев были выселены, лучшая часть оставшихся земель была отобрана, и был установлен военно-полицейский режим.

Наши предки вскоре поняли, что совершили страшную ошибку, и начали восставать (восстания в 1860-1861, 1865, 1877-1878 годах), но было уже поздно, условия были другие: вся наша страна была застроена военными крепостями и разрезана линиями казачьих станиц на несколько частей. Жертвами подавления национально-освободительных восстаний явились тысячи погибших, выселенных, десятки уничтоженных селений (см., напр.,. БС , т.61, М., 1934, с.531). “По официальным данным. – говорится в Энциклопедическом словаре, изданном в 1940 г., население Чечни с 1Я47 по 1850 гг. уменьшилось в два с лишним раза, а с 1860 г., к моменту революций – почти вчетверо” (см.: Энциклопедический словарь “Гранат”, т.58, М., 1940, с.183).

Вот во что обошлось отсутствие единства и легковерие нашему народу! Таковы были результаты первого “суверенитета” в составе Российской империи, не говоря уже об огромных духовных и культурных потерях нашего народа!

В 1917-1920 гг. сложилась благоприятная политическая и экономическая обстановка для образования нашим народом вместе с братскими народами Северного Кавказа независимого государства. К этой эпохе наш народ пришел сильно ослабленным не только физически, но в такой же степени духовно: колониализм создал благоприятные условия среди чеченского народа для жизнедеятельности носителей аморальности, готовых ради чинов, денег и других материальных благ подавлять собственный народ, уничтожать его язык и культуру, в то время как личности, являвшиеся воплощением чести, благородства, известные своей любовью к народу, к его языку и культуре, и на примерах жизни которых раньше воспитывался наш народ, устранялись от влияния на общественную жизнь, арестовывались, ссылались и нередко даже истреблялись. Таким образом была существенно ослаблена прослойка чеченского народа с выраженным национальным и религиозным самосознанием, которая глубоко знала и верила в творческие возможности чеченского народа.

С другой стороны, путем целенаправленной политики во всех сферах жизни, но прежде всего в кадровой и в области просвещения, российскому колониализму удалось воспитать прослойку из чеченцев, прежде всего из потомков тех чеченцев (сразу же оговорюсь: это относится не ко всем потомкам), которые с холопским усердием помогали России в начале завоевать Чечню, а позже подавлять антиколониальные восстания чеченского народа. Эти чеченцы были воспитаны колонизаторами в духе превосходства российской культуры над чеченской, в духе неверия в творческие, созидательные возможности чеченского народа, были научены, образно выражаясь, смотреть на собственный народ глазами колонизаторов. Именно из этой среды вышли предатели, пособники российских колонизаторов, как “белых”, так и “красных”. Как не было различий между “белыми” и “красными” а их отношении к колониальным народам: “белые” несколько прямее, “красные” в замаскированной форме – но все они, в конечном счете, выступали за единую, неделимую Российскую империю, так н между их пособниками из чеченцев, как “красными”, так и “белыми” не было существенных различий: обе эти группы не верили или, по крайней мере, делали вид, что не верят в созидательные возможности чеченского народа, и выступали одни за “единую, неделимую Россию”, другие – за “невыход из состава России” (что одно и то же). Именно эта группа внесла в тот судьбоносный для Чечни период сумятицу в умы и тревогу в сердца людей, посеяла рознь в нашем народе и, в конечном счете, расколола его.

Это обстоятельство явилось одной из причин того, что наш народ не смог достойным образом ответить на вызов истории, не смог использовать шанс обрести независимость.

После Октябрьской революции Советское правительство в духе традиции российских великодсржавников, заложенных еще Иваном IV, обратилось с очередными торжественными декларациями н обещаниями к угнетенным народам России. Новым, пожалуй, в этих декларациях было то, что прежний царский режим клеймился позором за клятвопреступления, за невыполнение обещаний и вероломство, за разрушение культуры, религии нерусских народов.

В одном из таких обращений, подписанном Лениным и Сталиным, говорилось: “Чеченцы и горцы Кавказа, все вы, мечети и молельни которых разрушались, верования и обычаи которых попирались царями и угнетателями России! Отныне ваши верования и обычаи, национальные и культурные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными. Устраивайте свою национальную жизнь свободно и беспрепятственно. Вы имеете право на это, знайте, что Ваши права, как права всех народов России, охраняются всей мощью революции и ее органов. Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов… Вы сами должны устроить свою жизнь по своему образу и подобию! Вы имеете на это право, ибо ваша судьба в собственных руках” (см.: Ленин В.И.).

Сохранившая национальное самосознание и свободная от колониальных холопских комплексов, образованная (светски и духовно) часть северокавказских народов, используя провозглашенное большевиками право угнетенных наций России на создание собственных независимых государств (сразу же вспоминается призыв Ельцина: “Берите столько суверенитета, сколько хотите”) и выражая волю этих народов, провозгласила 11 мая 1918 года независимую Северо-Кавказскую республику в границах тогдашних Дагестанской, Терской, Кубанской областей. Ставропольской и Черноморской губерний, т.е. она включила территорию, расположенную на землях нынешних автономных республик и областей Северного Кавказа, а также Ставропольского и Краснодарского краев. Это государство вскоре признали Турция и Германия.

Большевики же, продолжая традиции российских колонизаторов давать клятвенные обещания, а поступать прямо противоположно им, решили уничтожить молодое независимое государство, но решили выполнить эту задачу, как это издавна повелось на Руси”, руками пособников,

Вот один из примеров того. как это происходило. Узнав о намерении правительств Турции и Германии признать независимую Северо-Кавказскую республику, Советское правительство обратилось к ним с нотами протеста. Ниже приводится текст одной из таких нот.

“Нота временного заместителя народного комиссара иностранных дел дипломатическому

представителю Германии. 15 мая 1918 года № 1446.

По поводу переданной вчера Народному комиссариату по иностранным делам господином Германским дипломатическим представителем, императорским Посланником г. Мирбахом радиотелеграммы, заключающей в себе заявление так называемого правительства Союза горцев Кавказа о том, что этот союз объявил себя самостоятельным государством, Простирающимся от Черного моря до Каспийского моря. Народный комиссариат считает долгом, – говорилось в Ноте, – указать, что народы и племена Черноморского побережья. Кубани, Терека и Дагестана давно уже высказались на своих демократически организованных съездах за неразрывную связь с Российской Федерацией. Попытка небольшой кучки попрать волю широких слоев своего народа будет, несомненно, отвергнута самим населением. Против узурпации власти этой кучкой Советская власть будет выступать решительным образом.

Временный заместитель народного комиссара по иностранным делам” (Чичерин “Документы внешней политики СССР”. М., 1957, т. 1. с. 771).

Что же явилось основанием для столь решительных заявлений о том, что чеченский народ против своей независимости? Может, правительство РСФСР проводило референдум? Да нет! Основанием явилось всего лишь заявление Чечено-Ингушской фракции Терского народного Совета о том, что “вопрос независимости ни в каких собраниях не обсуждался. Поэтому лиц, смеющих говорить от имени народа, который их не выбирал, Чечено-Ингушская фракция считает самозванцами и врагами народа. Чечено-Ингушская фракция заявляет, что единственное спасение всех горцев Кавказа и завоеванных революцией свобод заключается в тесном единении с Российской революционной демократией, Это диктуется не только врожденной любовью к свободе, но и тем экономическими отношениями, которые в последние десятилетия тесно связали Северный Кавказ и Центральную Россию в одно неразрывное целое” (Указ. соч. 339).

Как видим, аргументы тогдашних противников независимости Северного Кавказа те же, что и сегодняшних противников суверенитета: та же “неразрывная связь” экономики, тот же “суверенитет” в составе опять же сединой и неделимой”, но “обновленной Российской Федерации” и т.д.

Давайте вдумаемся в тезис пособников российских колонизаторов о неспособности чеченского народа существовать самостоятельно, без российского покровительства, о неспособности его создать свое независимое государство. Тем более, что этот тезис имеет своих приверженцев в настоящее время, которые даже идут дальше своих предшественников и отрицают за нерусскими народами России вообще право на самоопределение и создание независимых государств; ставят это право в зависимость от соли и желаний русского народа — господствующей нации, требуя по вопросу выхода того или иного колониального народа проведения всероссийского референдума. Утверждать последнее – отрицание права наций на самоопределение – открыто не осмеливаются даже их хозяева-колонизаторы. Ведь пособники, отказывая нашему народу в способности – не говоря уже о праве – создавать независимое государство, отказывают ему в способности самостоятельно творить и созидать как народ, ибо высшей формой проявления творческих способностей народа как народа является его способность создать независимое государство.

Другими словами, отрицание за каким-либо народом способности, тем более права, создать независимое государство – это объявление этого народа неполноценным.

Видимо, из подобной оценки этих взглядов исходила Генеральная Ассамблея ООН. которая квалифицировала отрицание за каким-либо народом со ссылкой на какие бы то ни было политические, экономические, культурные “обоснования” права или способности создать независимое государство, как расистские и преступление против человечества!

Подробнее о международно-правовых аспектах борьбы за национальную независимость будет сказано ниже. Здесь же обратим внимание нынешних пособников российских шовинистов на то, что они совершают преступление против человечества!..

Мудрые люди Чечни призывали их к тому, чтобы они не верили власти партии, идеология которой была построена на отрицании Бога. Они предупреждали их, что последствия их безоглядной веры как для них самих, так и особенно для народа будут горькие, что единственное спасение и благо чеченского народа – это создание независимого государства. К сожалению, их предупреждения оказались напрасными… Пособники не вняли их призывам и настойчиво проводили в жизнь установки красных великодержавников: пользуясь неграмотностью населения, тяжелым экономическим положением, используя имущественные различия, возбуждали зависть, порождали социальную рознь, неверие в возможность создания независимого государства и тем самым вносили в наш народ разброд, душевную сумятицу, раскол и дезорганизацию. И когда в начале 1919 года войска “белого” воссоздателя “единой, неделимой и демократической” России Деникина пошли на уничтожение Горской Республики, то Чечня не представляла собой единую управляемую из одного центра военную силу. Хотя чеченцы и оказали ожесточенное сопротивление, в результате которого деникинские войска понесли огромные потери в живой силе и технике (о размерах потерь свидетельствует тот- факт, что из-за них было сорвано наступление Деникина на Москву). Но их сопротивление было разрозненным: каждое село вынуждено было фактически защищаться в одиночку (если не считать добровольцев из других селений). К маю 1919 года Горская Республика была уничтожена. Десятки селений были сожжены, тысячи людей погибли в борьбе против восстановителей “единой, неделимой, демократической” России, и активную помощь в уничтожении чеченского народа деникинским войскам оказывали “белые” пособники, которые также не могли представить Чечню вне “единой, неделимой и демократической” России (их собратья “красные” пособники хотели видеть Чечню, как мы помним, тоже в составе “единой, неделимой”, но “социалистической” России).

Давайте зададимся вопросом, что было бы, если бы Чечня, да и весь Северный Кавказ выступили единым фронтом против колонизаторов, если даже неорганизованное, разрозненное сопротивление отдельных мирных чеченских и ингушских селений сорвало наступление войск Деникина на Москву, и что, в конечном счете, привело его поражению!

Впоследствии уже “красные” восстановители “единой, неделимой” России руками красных пособников уничтожали образовавшийся после ликвидации Горской Республики независимый Северо-Кавказский имамат: они использовали в борьбе против этого государства те же методы, что и против горской республики: ложь, клевету, интриги, вероломство, стравливание различных групп населения.

У многих возникает вопрос, а был ли шанс получить и, что еще более важно, сохранить независимость. Конечно, пытаться однозначно ответить на этот вопрос – это как бы гадать на кофейной гуще. И, чтобы попытаться ответить на этот вопрос, давайте посмотрим, как получили и сохранили одни несколько лет, другие несколько десятков лет, а два народа – польский и финский – навсегда независимость. Эти народы, несмотря на все различия между ними, объединяет одно – они все бывшие колонии царской России-

Возьмём, например, Латвию, Эстонию и Грузию. Независимость этих государств, судя по документам МИД СССР, провозгласила, как и в нашем случае, “кучка самозванцев”. Первыми государствами, признавшими их, являлись также Германия и Турция. Различие лишь в том, что правительство РСФСР не смогло в момент утверждения независимости Латвии, Эстонии и Грузии опереться на политические группы, выступающие против независимости своих народов или выступающие за так называемую независимость в составе Российской империи. Даже красные латышские стрелки, направленные для утверждения Советской власти в Латвии, перешли на сторону буржуазной Латвии.

При этом следует иметь в виду, что Латвия и Эстония никогда до 1918 года не имели своей независимой государственности. Тот факт, что независимая Грузия просуществовала всего лишь три года, а независимые Латвия и Эстония просуществовали 22 года, имел, несмотря ни на что, положительные последствия: обращение с народами этих стран в политическом плане было несколько иное. Иначе, народы Латвии и Эстонии вполне могли быть высланы, как и чеченский народ. И что еще не менее важно, стартовые возможности для возобновления и продолжения борьбы у этих народов несравненно лучше, чем у нас. Отсюда вытекает, на мой взгляд, один вывод; борьба за независимость народа, само независимое существование, как бы краток ни был его миг, никогда не пропадали даром и не пропадут!

Все мы хорошо знаем, как происходило в последующие годы “свободное и независимое развитие” чеченского народа в составе “обновленной Российской Федерации”, которая торжественно заявила в своей первой и последующих конституциях о том, что “стремится создать действительно свободный и добровольный (а следовательно тем более прочный и полный) союз трудящихся классов всех наций России. Ш-й Всероссийский съезд Советов ограничивается установлением коренных начал Федерации республик России, предоставляя рабочим и крестьянам каждой нации самостоятельно принять решение на своем собственном полномочном съезде: желают ли они и на каких основаниях участвовать в федеральном правительстве и в остальных Федеральных советских учреждениях” (см.: Образование СССР. Сб. док. М., 1972, с. 44).

Сравните эти обещания с обещаниями М.С. Горбачева и Б.Н. Ельцина – совпадение почти буквальное!

Некоторое время, пока Советская власть не утвердилась на земле Северного Кавказа, она пропела ряд мероприятий как в области государственного строительства, так и в области экономики, которые создали у определенной части населения иллюзию, что теперь-то, наконец, действительно возможно самостоятельное, независимое развитие чеченского народа в составе Российской Федерации. Этими мерами явились; создание Горской Республики, шариатских судов и т.д. Однако, отрезвление пришло быстро: стоило только новой власти утвердиться, как были распущены Советы, так как население избрало в них неугодных новому режиму людей, В дальнейшем были ликвидированы шариатскпе суды (хотя на учредительном съезде ГАССР С. М. Киров обещал: “Если вы желаете судить по шариату, это дело ваше”. (См. Киров С.М. Избранные статьи и речи. Грозный. 1962, с. 121). Начались аресты авторитетных деятелей Чечни, было произведено разоружение населения, несмотря на клятвенные обещания Орджоникидзе о том, что “такой подлости по отношению к Горским народам Чечни и Ингушетии, которые сами утверждали здесь Советскую власть. Орджоникидзе себе не позволит”. (См.: Орджоникидзе. Г.К. Статьи и речи, Т. I, М., 1956. с.60-62).

Жалобы населения на то, что все происходящее является грубым вероломным нарушением данных а свое время большевиками обещаний. в лучшем случае удостаивались объяснений, подобных тем, которые дал М.И. Калинин в 1923 году в селе Урус-Мартан:

“Что касается материальной помощи чеченцам, то должен сказать прямо, что у нас очень много бедных республик, а наша власть очень бедная, и поэтому говорить, что будет какой-нибудь большой отпуск материальных средств, ото было бы с мой стороны романом, подобным тому, в котором вы упрекаете молодых представителей Советской власти, которые в борьбе с контрреволюцией сулили вам золотые горы”. (См.: В.И. Ленин и Чечено-Ингушетия, Сб. док., Грозный, 1982, с. 207).

Этот разговор происходил в селении Урус-Мартан, в том самом году, 1923, когда в Чечне было добыто 91.7 млн. пудов нефти, что равнялось 394,3 млн. руб. Из этом суммы в бюджет Чечни до середины 1923 года не поступило ни копейки, а после 1923 года весьма мизерная часть этой огромной суммы – 35 000 рублей. (См.: В.И. Ленин и Чечено-Ингушетия, с.189). При этом надо иметь в виду, что добыча нефти из года в год увеличивалась.

Как вы помните, сторонники “независимости” Чечни в составе РСФСР обосновали свою позицию тем, что “экономические отношения, которые в последние десятилетия тесно связали Северный Кавказ и Центральную Россию в одно неразрывное целое. Эти отношения, как мы видим, обернулись отношениями бесстыдного грабежа чеченского народа. Пусть над этим призадумаются современные обоснователи “суверенитета” в составе РСФСР, то есть колониального статуса нашей республики.

Вот в таких условиях возобновилась вооруженная борьба за независимость чеченского народа. Методы подавления освободительного движения, по сути, ничем не отличались от методов царской администрации. Противостояние усилилось после того, как власти приступили к массовым репрессиям против чеченского народа, которые проводились под лозунгом борьбы против “реакционного духовенства” (к которому причислялись почти все чеченцы пожилого возраста) и “кулачества”, к которому были отнесены все активные, пользующиеся уважением окружающих люди. Дело доходило до того, что кулаками объявлялись крепкие или высокие ростом люди. Борьба одиночек или небольших групп в результате этих репрессий переросла в ряд крупных стихийных восстаний в конце 20-х и в начале 30-х годов. Подавление этих восстаний повлекло за собой гибель не только участников восстаний, но и многих тысяч не имевших отношения к этим восстаниям людей, в том числе женщин, стариков и детей. И здесь нельзя не отметить, что многие представители чеченской так называемой гуманитарной интеллигенции сыграли весьма позорную роль, а идеологическом обосновании, а нередко – практическом осуществлении репрессий против нашего народа.

По нашим подсчетам, потери чечено-ингушского населения с 1929 по 1937 годы составили 205,8 тыс. человек. А репрессии, как известно, начались задолго до 1929 года. Именно эта освободительная борьба чеченского народа и явилась причиной его выселения. Это – не только моя точка зрения, она разделяется многими историками. Например, А.Некрич – автор книги “Наказанные народы” – утверждает, что в результате депортации было уничтожено от 50 до 70 процентов численности нашего народа, не говоря о моральных, культурных потерях, не говоря о том, что многие из оставшихся в живых стали на всю жизнь инвалидами. Вот чего стоила нам “независимость” Чечни в составе другого государства- Думаю, не раз посылали проклятья на головы этих “благодетелей” те, кто погибал мучительной голодной смертью в степях Казахстана и Сибири, те, которые были сожжены в коровниках, те, которые умирали от истязаний в застенках ЧК-НКВД. Пусть над этими фактами призадумаются те, кто призывает подписать “союзный” и “федеративный” договоры. Как же можно после всего, что произошло с нашим народом, еще раз призывать доверить свою судьбу очередному “хорошему” царю, очередной бумажке, называемой договором.

Я считаю, что единственный правильный призыв – это призвать свой народ стать самому господином своей судьбы, а не доверять ее капризной воле чужих господ!

Таковы были результаты второго “суверенитета” Чечни в составе Российской (советской) империи.

В настоящее время сложилась социально-политическая ситуация, некоторыми своими чертами напоминающая 191В год: те же, почти текстуально совпадающие, обещания о новой Российской Федерации, в которой теперь-то уж все народы получат равные права. В отличие от пришлых, нынешние властители империи не стали предпринимать практические шаги по временному замаскированию по своих истинных замыслов.

Более того, новые руководители империи предприняли ряд шагов, которые не оставляют сомнений в отношении их действительных планов относительно будущего автономии России – они будут приравнены к ее областям. У малых народов будет отнята даже их мнимая государственность. Смотрите, например, заявление руководителей России, в которых вопреки Конституции РСФСР утверждается, что автономные республики – это не государства, и они не имеют права быть субъектами Союзного договора. То есть, у народов автономий пытаются отнять не только малюсенькие права, которые под давлением народных движений в автономиях дал в прошлом году Верховный Совет СССР, но и ту фиктивную государственность. На такое не решился даже И.Сталин. Что можно сказать о руководителях государства, которые, с одной стороны, призывают к соблюдению Конституции РСФСР, с другой стороны, тут же делают заявления. грубо нарушающие эту самую Конституцию?! Я думаю, что многие из нас уже давно ответили на этот вопрос. А те, кто все еще не определился в этом вопросе, пусть знакомятся с проектом новой Конституции РСФСР. После прочтения этого документа быстро рассеются сомнения и у них. Вот что пишет о проекте новой Конституции РСФСР народный депутат РСФСР Ю.Слободкин в своей статье под многозначительным названием: “Снова тоталитаризм? К вопросу о том, какой быть новой Конституции РСФСР”. “Проект ограничивает конституционную защищенность национально-территориальных образований (республик, областей и округов) и ставит знак тождества между ним” и региональными образованиями.

При том же варианте решение вопросов национально-территориального и регионального устройства, который предложен рабочей группой, очень легко может случится, что жители вчерашней Марийской АССР или Дагестанской АССР на утро обнаружат, что отныне проживают в Верхне-Поволжской или Каспийской губернии…”

“Думается, – пишет он далее, – что уберечь национально-территориальные образования от незавидной перспективы их упразднения путем использования правового инструментария можно будет только в случае, если они станут равноправными субъектами союзного договора” (см. газету “Ленинское знамя” за 26 сентября 1990 г., а также “Голос Чечено-Ингушетии” за 25 октября 1990 г.).

Помня, как еще совсем недавно Б.Н. Ельцин выступил ярым сторонником равноправия народов, права наций на самоопределение и сравнивая эти заявления с нынешними, прямо противоположными утверждениями, некоторые недоуменно задаются вопросом: позиция это или недоразумение? Я уверен, что позиция, а не недоразумение, это закономерность, а не случайность. Так называемый Федеративный договор, предусматривающий добровольное вхождение одного государства в состав другого, тем более крупного, не говоря о вхождении национально-территориальных образований, как ныне называют российские руководители автономные республики, есть форма подчинения одного народа другому. С точки зрения международного права, включение автономий в состав РСФСР на основе так называемого договора, является фирмой колониальной зависимости – протекторатом. И то, только при условии признаний автономных республик государствами. В противном случае, а то еще более худшая форма колониального порабощения- (См- международное право. М-. 1970, с. 116-117). Такая перспектива ожидает нас, если у власти РСФСР удержатся “демократы”. А это означает, что наш народ в действительности не имеет перспективы сохранения себя как этноса.

И это только в лучшем случае! Сейчас времена сложные, политические события приобретают все более непредсказуемый характер, и нет гарантий, что к власти в РСФСР завтра не придет, например, КП РСФСР, “истинно демократическая” программа которой хорошо известна. Это означает, что в случае прихода се к власти вполне возможны новые экспроприации, коллективизация, классовая борьба со всеми ужасными жертвами, которыми неизбежно сопровождаются подобные социальные эксперименты. О том, какова будет национальная политика РСФСР, какие бы красивые обещания она ни давала, на этот счет двух мнений не может быть. Тем более, если вспомнить о том, какими бурными аплодисментами встречали делегаты ее учредительного съезда шовинистические, прямо-таки фашистские выступления некоторых делегатов.

Более реален приход к власти откровенно шовинистических, черносотенных сил. Этого мнения придерживаются западные советологи.

В то же время на Западе существует и крепнет мнение, пишет канадский публицист И.Герол, что в случае распада Советского Союза к власти в РСФСР могут прийти элементы, отражающие российскую великодержавную политику “Памяти” (см.: Ж-л “Новое время”, № 24, 1990, с. 9). Что это убеждение действительно имеет под собой реальную почву, показывают воссоздаваемые повсеместно военно-колонизационные структуры, а также первое, на сколько мне известно. публичное упоминание М.С. Горбачева в своем докладе на сессии Верховного Совета СССР о черносотенных силах: в ряде регионов страны. – говорил он, – появились политические силы с откровенно коричневым оттенком, они тоже действуют с прицелом на свои цели”. (См. газета “Правда”, 18.11.90г.).

Если придут к власти подобные силы, и если учесть широко распространенные античеченские настроения, усилено подогреваемые в последнее время центральной и региональной прессой, настолько, что закрадывается подозрение, а не является ли вся античеченская кампания заранее спланированной и дирижируемой из одного центра акцией, о целях которой нетрудно догадаться, то будущее чеченского народа, не только как этноса, но и вообще его физическое существование становится сомнительным. И в этой связи наводит на серьезные размышления массовая иммиграция евреев из Советского Союза.

Пусть над этими фактами призадумаются все те представители парт-аппарата, которые разъезжают по селам республики, выполняя партийные поручения, пытаясь настроить население против независимости.

Пусть они подумают о том. что ожидает наш народ, если только он не станет свободным и независимым. Отвечая на вопрос, поставленный в начале доклада о том, в чьих интересах экономические “обоснования” невозможности обретения независимости нашим народом, скажу; он, как показывает исторический опыт, в интересах колонизаторов. Все эти экономические “обоснования” призваны замаскировать стремление современных колонизаторов продлить свое господство над порабощенными народами.

Эту экономическую “теорию” невозможности независимого существования колониальных народов в свое время советские юристы, историки и политики заклеймили как колониалист скую. “Теория взаимозависимости, – говорится в курсе Международного права, изданном в 1967 г., – является главным направлением идеологического оправдания колониализма и, в частности, тех новых замаскированных форм, которые он принял в условиях растущего распада колониальной системы, т.е. неоколониализма. Эта теория исходит из предпосылок, грубейшим образом искажающих действительность, о невозможности независимого существования бывших колониальных стран, о невозможности независимого существования средних и малых стран вообще, о том, что принцип государственного суверенитета устарел и якобы уступает место взаимозависимости” (подчеркнуто мною – С.-Х. А.). “Однако народы, которые сбросили колониальное иго и стали независимыми, – утверждают далее авторы, – быстро пошли вперед по пути прогресса во всех областях жизни: политической, экономической, культурной и т.д.”. Говоря другими словами, только добившись независимости эти народы обеспечили свое социальное, культурное и экономическое процветание.

Это подтвердила и Декларация Социального прогресса и развития, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 11 декабря 1969г. В статье 3 этой Декларации говорится, что “основными условиями социального прогресса и развития являются:

а) национальная независимость, основанная на праве народов на самоопределение (См. СССР и международное сотрудничества в области прав человека. Документы и материалы. М., 1989, с. 450).

Коротко говоря, всякие попытки препятствовать народам с помощью ссылок на экономическую, культурную, политическую или экономическую отсталость являются серьезным нарушением международного права, приоритетность которою признал СССР. В Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, принятой 14 декабря 1960 года Генеральной Ассамблеей ООН, провозглашается “необходимость незамедлительно и безоговорочно положить конец колониализму во всех его формах и проявлениях, и с этой трибуны заявляют, что:

1. Подчинение иностранному игу и господству и их эксплуатация являются отрицанием основных прав человека, противоречат Уставу Организации Объединенных Наций и препятствуют развитию сотрудничества и установлению мира.

2. Все народы имеют право на самоопределение; в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие.

3. Недостаточная политическая, экономическая и социальная подготовленность, подготовленность в области образования никогда не должны использоваться как предлог для задержки достижения независимости”. (Указ. соч., с. 428).

Более того, эти попытки были заклеймлсны как расистские в “Декларации о расе и расовых предрассудках”, принятых на Генеральной конференции ЮНЕСКО 27 ноября 197Я г. В ней заявляется, что “различия в достижениях разных народов объясняются исключительно географическими, экономическими, социальными факторами. Эти различия ни в коем случае не могут служить предлогом для установления какой бы то ни было иерархической классификации народов и наций” (подчеркнуто мною – С.-Х. А. См. указ. соч., с. 485).

Из процитированной выше Декларации вытекает- что партийные и советские аппаратчики поступают весьма необдуманно, когда пытаются продлить политическую кабалу нашего народа, ссылаясь на экономическую, культурную и образовательную отсталость нашего народа. так как тем самым они вступают в вопиющее противоречие с нормами международного права. Эти действия резолюция 262, принятая на 25 Юбилейной сессии Генеральной Ассамблеи в 1970 году, характеризует как преступление против человечества. “Колониализм – говорится в этой резолюции, – в любой его форме является международным преступлением”. Эта резолюция также подтвердила неотъемлемое право народов на борьбу за национальную независимость всеми имеющимися в их распоряжении средствами против колониальных держав, которые подавляют их стремление к свободе и независимости. Более того, Генеральная Ассамблея ООН заявила, что “государства – члены Организации должны оказывать всю необходимую моральную помощь народам колониальных территорий в их борьбе за достижение свободы и независимости” (см. Ковалев А.А. Самоопределение и экономическая независимость народов. М., 19К8, с. 24-25).

Как видим, с точки зрении международного права борьба народов за свищ независимость абсолютно справедлива. И если высшие органы государственной власти СССР, РСФСР примут решения и законы. нарушающие нормы международного права, приоритетность которых они сами признали, то, как говорится, тем хуже для них…

И еще. У определенной части некоренного населения, дезориентированного официальной пропагандой, которая десятилетиями внедряла в сознание русского населения образ чеченского народа как народа жестокого, могут возникнуть опасения относительно своего будущего в независимом чеченском государстве. Лучшим ответом на эти опасения является история чеченского народа, история его взаимоотношений с соседними народами, его отношения к представителям других национальностей, которые по различным причинам попадали на чеченскую землю. Она свидетельствует о душевной открытости и готовности чеченского народа оказать помощь соседним народам, людям других; национальностей, искавших на чеченской земле защиту от притеснения и социального гнета у себя на родине. Это прежде всего относится к терским казакам, предков которых приютил у себя чеченский народ. Этот факт описан, как мы все помним, Л.Н. Толстым в повести “Казаки”.

Даже генерал А.Ермолов был вынужден признать (правда, в косвенной форме) ярко выраженный дух сотрудничества чеченского народа, его готовность оказать помощь другим народам, идя при этом на величайшие жертвы. Вот что писал он об этой черте национального характера чеченцев в свойственной всем рабовладельцам манере называть борцов за свободу разбойниками: “Общество их (т.е. чеченцев – С.-Х. А.) весьма было малолюдно, но чрезвычайно увеличилось за последние несколько лет, ибо принимались дружественно злодеи всех прочих народов, оставляющие свою землю по каким-либо преступлениям (т.е. выступления против социального гнета – С.-Х. А.). Здесь находили они сообщников, тотчас готовых отмщевать за них или участвовать в разбоях, а они служили им верными проводниками в землях, им самим незнакомых. Чечню можно справедливо назвать гнездом всех разбойников”. (Ермолов А.П. Записки Т.П. 1819-1827, М., 1868, с. 21). Несмотря на разнузданную античеченскую пропаганду генерала Ермолова, утверждавшего, что “сего народа, конечно, нет под солнцем ни гнуснее, ни коварнее, ни преступнее”, кстати, не лучше он относился и к русскому народу, о чем свидетельствует его убеждение, что “русский народ не созрел для свободы”. (См.: Ермолов А.П. Письма. Махачкала, 1926, с. 42). Русские люди, прежде всего русские солдаты, имевшие возможность непосредственно знакомиться с чеченцами в бою. в быту и труде, были высокого мнения о них. “Однако, – как пишет известный русский историк М.Н. Покровский, – ермоловские солдаты были иного мнения – и массово перебегали в демократическую Чечню. …Вопрос о выдаче этих беглецов был одним из наиболее острых и портивших отношения между русской администрацией и чеченцами”. (Покровский М, Дипломатия к войны царской России в XIX столетии. М., 1924, с. 20!).

Во время гражданской войны несколько сот гойтинцев погибло, защищая русских красноармейцев, которым они предоставили убежище от русских белогвардейцев. При этом следует отметить, что гойтинцы были весьма далеки, если не сказать враждебны большевистской идеологии, они выполняли свой долг гостеприимства. Точно также очень много чеченцев погибло, спасая и защищая казаков, которые укрывались в чеченских селениях от красного террора. Подробно об этом можно узнать у современника этих событий Брсшко-Брешковского (см.: Брешко-Брешковский Н.Н. Дикая дивизия. Рига, 19-20 годов) и в других изданиях.

И еще. Значительная часть населения Северо-Кавказской республики, о которой я говорил выше, составляли русские, которые предпочли союз с горцами вхождению в состав коммунистической России.

Высказываются опасения, точнее, целенаправленно нагнетаются страхи перед исламской религией, людей пугают возможностью прихода к власти исламских фундаменталистов.

В настоящее время сама постановка вопроса о возможности прихода к власти фундаменталистов совершенно беспочвенна, ибо 74 года атеистического террора не прошли даром и для Чечни. Но допустим невозможное: к власти приходит фундаменталисты. Имеют ли основание для тревоги нсмусульмане? Совершенно нет! Ибо фундамскталисты – это те же мусульмане и отличаются от других направлений, как это видно из названия, тем, что призывают к более строгому соблюдению Корана, а Коран требует от своих последователей строгого уважения прав христиан, иудеев, т.е. “людей писания”, по терминологии Корана, а кто из мусульман, тем более мусульман-фундаменталистов, посмеет нарушить священные заповеди Корана. Как известно, русские православные сектанты находили защиту от преследования православного государства среди мусульман, в мусульманских государственных, в том числе в имамате Шамиля.

Таковы факты – и они говорят, что нечеченское население не должно иметь никаких опасений относительно своего будущего в свободной, независимой Чечне.

Провозглашение Чечни суверенной республикой, выход ее из состава РСФСР, без всякого преувеличения, укрепит дружбу между русским и чеченским народами. Существующая иерархическая, унижающая достоинство народов структура наносит ущерб интересам чеченского и русского народов, дружбе между ними.

Тысячелетний опыт истории взаимоотношений народов, стран и государств показал, что не может быть свободным народ, угнетающий другой народ, что только дружба между свободными, равноправными народами искренна, вечна и нерушима. Этот же опыт показывает, что сохранение существующей ныне иерархии народов, деление народов на сорта и категории как центральной, российской, так и местной чечено-ингушской бюрократии. О том, почему центр заинтересован в сохранении империи, в нашей прессе писалось не раз, поэтому попытаюсь показать, почему чечено-ингушская бюрократия заинтересована в сохранении империи, т.е. выступает за “суверенитет” в составе РСФСР. Казалось бы, она должна быть заинтересована в повышении своего политического статуса, в получении большой политической власти.

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте представим себе, что на практике означает “суверенитет” в составе РСФСР. Это означает, что республика, т.е. местная бюрократия самостоятельно определяет, какие функции она передаст центру, а какие оставит у себя. Бюрократия же распределяет функции между собой и центром, чтобы наилучшим образом обеспечить свои интересы, С точки зрения своих коренных интересов бюрократия передаст центру, во-первых, функцию верховной политической власти. Это ей нужно, чтобы население не слишком “зарывалось” в своих политических требованиях, например. в стремлении к радикальной демократизации общества; во-вторых, это карательные функции, связанные с деятельностью КГБ, МВД, армии, прокуратуры. Если все же население “зарвется” в своих политических и иных требованиях, то можно вызвать из центра карательные войска, а подпольно пустить слушок, что это не они, а сам центр вопреки их воле послал войска. В итоге, цели бюрократов достигнуты. Патриотическое и демократическое движение подавлено, виновником подавления представлен центр, который в глазах населения ассоциируется с русскими, ну а сами бюрократы могут представить себя с помощью умело организованных слухов патриотами, которые якобы грудью встали на защиту своего народа от произвола центра.

Конечно, могут быть переданы и другие функции, но ясно одно, что переданы будут только те функции, которые так или иначе выражают коренные интересы сохранения господства местной бюрократии. Таким образом, “суверенитет” в составе РСФСР – это суверенитет для бюрократии, облегчающей угнетение народа!

Этот “суверенитет” может нанести и нанесет большой ущерб коренным интересам прежде всего русского народа. При настоящем суверенитете бюрократия остается один на один со своим народом. Это означает, что вынуждена будет брать на себя всю полноту ответственности за свои действия, уже невозможно будет сваливать вину за провалы в политике на центр, невозможно будет применить карательные войска против народа, – народ маленький и все друг друга знают. да и придется отвечать по всей строгости традиций чеченского народа. И главное – велик риск потерять власть, а что такая перспектива вполне реальна, показали события в районах, где население, почувствован, что оно действительно является хозяином, добилось отстранения от власти неугодных руководителей. Этот страх местных бюрократов перед собственным народом заметили и западные политологи. Американский политолог С. Биалер пишет в газете “ЮС Ньюс Уорлд Рипорт”: “Местные элиты не хотят полной независимости, опасаясь, что их оставят один на один с националистическими (в западном понимании националист – представитель национально-освободительного движения – С.-Х. А.) и демократическими противниками, а также с соседями”.

“Однако, – добавляет он, – и это важно иметь в виду, они также могут избрать независимость, если народ не оставит им никакой альтернативы” (см. ж-л “За рубежом” № 47 1564, 199(1, с. 2).

Выход из состава РСФСР, точнее сказать освобождение из-под колониального ига, и провозглашение суверенной республики, конечно, ни в коей мере не означает, что будут порваны существующие экономические, культурные и т.п. связи. Совсем наоборот, став равноправными, получив договорную основу, эти отношения приобретут новое, более высокое качество, станут еще более широкими, разносторонними, дружественными.

Заканчивая, хотел бы сказать коротко об одном социально-психологическом явлении, свойственном части населения колониальных стран, ставших на путь борьбы за независимость. Это комплекс неполноценности, выражающийся в неверии в возможности и способность независимого существования собственного народа. Я бы назвал этот комплекс “колониальной” психической болезнью, ибо она возникла как следствие цел с направленной колониалистской пропаганды, направленной на воспитание у угнетенных народов рабских комплексов, внедрение в их сознание неверия в собственные силы. Это неверие в себя, в свой народ воспитывалось не только чистой пропагандой, но и целой системой практических мер, в частности, кадровой политикой. Эти страхи имеют некоторое сходство со страхом рабов перед их освобождением, их неверием в свою способность вести самостоятельную жизнь.

Конечно, вряд ли в Чечне найдется много людей с подобными страхами, комплексами, но, думается, в расчете на таких людей построена пропаганда партаппаратчиков против суверенитета: “В случае провозглашения суверенитета нас ожидают такие-то беды. Я сам за суверенную республику, но мой долг предупредить о “грозящих бедствиях”. Примерно так говорил один представитель партаппарата на собрании делегатов съезда в с. Шали. К счастью, несмотря на 150 лет тотального духовного порабощения, холопские комплексы обошли наш народ в целом, и этот представитель аппарата получил достойный отпор.

Подытоживая свое выступление, позволю себе еще раз настоятельно обратить паше внимание на то, что история третий раз за последние 150 лет предоставляет нашему народу еще один, и. думаю, последний шанс обрести свободу. Давайте не дадим себя и на этот раз обмануть, не дадим расколоть наш народ, ибо последствия нашей новой ошибки будут гораздо страшнее предыдущих. Умные учатся на ошибках, а дураки их повторяют. Давайте извлечем правильные уроки из нашей истории.

Давайте, наконец скажем: “Хала дера – дара тхо кхи-м шох теша!” и выступим единым фронтом за независимую Чеченскую Республику-Хватит верить пустым обещаниям и декларациям! Только создав суверенное свободное независимое государство, став полноправным хозяином на своей земле, наш народ смажет гарантировать себе дальнейшее существование, решить и медицинские, и экономические проблемы, спасет от уничтожения язык и культуру чеченского народа, И пусть в этой, на этот раз ненасильственной политической борьбе за равноправие и свободу нашего народа нас вдохновляет вера наших предков в независимость и широкую будущность нашего народа, которую они сохранили в несравненно более сложных и тяжелых условиях!

25 ноября 1990 г.

 

Глава II

 
РОССИЙСКИЙ КОЛОНИАЛИЗМ – САМЫЙ ЧУДОВИЩНЫЙ КОЛОНИАЛИЗМ В МИРЕ

Насильственное включение северокавказских народов в состав Российской империи и его последствия

Доклад на Чрезвычайном съезде горских народов Кавказа

 

Для выбора правильного пути достижения независимости, для выработки правильной стратегии и тактики действий мы должны, на мой взгляд, адекватно оценивать политико-правовое положение народов Северного Кавказа в составе русского государства. В различных подходах к оценке этого положения видится нам корень разноголосицы или даже путаницы при характеристике таких, например, политических и правовых явлений, как “федеративный” договор, “Конституция” автономных или “суверенных” республик в составе России. То, что для одних является так называемой Конституцией, другие воспринимают как настоящую Конституцию. Это же относится и к “федеративному” договору, “суверенным” государствам и т.п., поэтому мы делаем в нашем докладе попытку ответить на вопрос: какой истинный политический статус народов Северного Кавказа? Действительно ли так называемые “суверенные” республики в составе России являются суверенными государствами, как это пытаются внушить имперские средства массовой информации? Или, быть может, наоборот, все эти является словесным фасадом, призванным замаскировать бесправие, колониальный статус этих народов? В прямой зависимости от того или иного ответа на эти вопросы находится тот или иной выбор пути к независимости.

Начало колониальной экспансии России против северокавказских народов относится ко второй половине XVI века, к периоду после завоевания Россией Казанского и Астраханского ханства. Завоевание Кавказа длилось несколько веков и завершилось в 1864 году. В первый период русско-кавказской войны наряду с военными действиями для покорения отдельных территорий северокавказских народов использовались политические методы и формы их закабаления: используя противоречия между северокавказскими владетелями и старшинами, с отдельными из них заключались соглашения о покровительстве. Например, в Ингушетии, Осетии и Кабарде. Но эти соглашения или “прошениям ни в коем случае нельзя характеризовать как акты добровольного вхождения народов, к которым принадлежали данные владетели или старшины. Во-первых, эти владетели или старшины не только не представляли те народы, о добровольном вхождении которых пытается убедить нас имперская историография, но и даже мало-мальски значительные части этих народов. Во-вторых, “прошения”, как правило, преследовали цель использовать имперскую силу в межвладельческих противоречиях внутри одного итого же народа; обращались, как правили, с “прошениями” владетели менее влиятельные, слабые, стоявшие во главе немногочисленных групп одного и того же народа. Следовательно, если и допустить, что эти “прошения” отдельных владетелей выражали волю населения, то весьма незначительной части. Но дело в том, и это в-третьих, что нет никаких оснований утверждать, что воля немногих владетелей и старшин, выраженная в этих “прошениях”, выражала волю подвластного им населения. Более того, активное участие подвластного колониальным владетелям населения в антиколониальной борьбе свидетельствует, что “прошения” владетелей на имя властителей России подавались вопреки его воле.

Использование различных методов и форм при колониальном порабощении народов не являлось особенностью российской колониальной политики, Великобритания также, наряду с открытым применением силы, закабаляла народы при помощи “прошений”, “соглашений”, подобных тем, о которых речь шла выше. Такие методы покорения они использовали, например, в Индии. Но если даже допустить, что такое “добровольное” вхождение имело место, то, в соответствии с международным правом, “нация, добровольно вошедшая в состав многонационального государства, сохраняет за собой право на беспрепятственный выход из этого государства и создания собственного независимого государства”, а “государство, в состав которого входит данная нация, обязано не препятствовать образованию ею самостоятельного государства. В этом случае же, если такие препятствия чинятся, другие государства и Организация Объединенных Наций могут принимать предусмотренные международным правом меры для обеспечения за данной нацией ее права на самоопределение и создание собственного независимою государства”. (См.: Курс международного права, т. 1, М., 1967, с. 155).

Но уже с конца XVIII века после заключения Георгиевского трактата между Восточно-Грузинским царством и Российской империей колониальная война против северокавказских их народов приобрела интенсивный характер. Народы Северного Кавказа для отпора агрессии со стороны Российской империи объединились под руководством имама Мансура. Особенно жестокий истребительный характер эта война получила со времени вступления в командование колониальными войсками на Кавказе генерала Ермолова, и в таком качестве она оставалась жить до момента ее окончания в 1864 году. Для отпора новым огромным полчищам агрессоров северокавказские народы от Черного моря до Каспийского объединились в единое государство во главе с имамом Шамилем, но силы были слишком неравны.

В результате этой, пожалуй, самой длительной и самой бесчеловечной в истории человечества истребительной войны северокавказские народы потеряли сотни тысяч своих сыновей и дочерей. Причем значительная их часть погибла мученической смертью: много было стариков, женщин, детей и больных, убитых со звериной жестокостью или сожженных заживо колонизаторами.

Непоправимый ущерб был нанесен экономике и экологии Северного Кавказа: были уничтожены развитые для своего времени производительные силы, разрушены тысячи селений, вырублены леса на огромной территории. Еще более страшная трагедия постигла северокавказские народы после окончания войны: в течение 1864-1865 гг. даже “официальная русская правительственная статистика того времени говорит, что выселилось тогда горцев 1 млн. 800 тыс.” (см. ж. “Революция и горец”, №6-7, Ростов-на-Дону, с. 95). “Освобожденные” таким путем огромные территории, составляющие в настоящее время Краснодарский и Ставропольский края, были заселены казаками и другими колонистами, на наших землях были построены военные крепости. После русско-турецкой войны 1877-1878 года к ним добавилась трагедия абхазского народа. Большая часть этого народа также была выселена, а на опустевшие земли были поселены грузинские колонисты.

Оставшаяся часть коренного населения Северного Кавказа была загнана в горные трущобы или поселена на менее, по сравнению с выделенными для казаков, плодотворные плоскостные земли.

Политический режим, установленный после войны для горцев, участник русско-кавказской войны, царский офицер охарактеризовал, как “военное положение, допускаемое в государстве лишь в исключительных случаях”. (Казбек Г.Н. Военно-политическое описание Терской области. Ч. 1-11, Тифлис, 1888, с. 33). В 1883 году был издан закон, запрещающий селиться в городах и слободах Терской области “горцам, не состоящим на государственной службе” или находящимся в отставке не в офицерских чинах” (Терский календарь на 1896 г., Владикавказ 1895, с. 279), то есть разрешалось проживать в городах и слободах изменникам северокавказских народов. Подобная система управления северокавказскими народами без значительных изменений просуществовала до 1917 года.

Завоевание Северного Кавказа (Северо-Восточного в 1859 г. и Северо-Западного Кавказа в 1864 году) не означало, что народы Северного Кавказа покорились колонизаторам и примирились со своей участью: об этом свидетельствуют восстания в 1860-1861, 1865. 1877-1878 годах, а также антиколониальное абреческое движение, распространившееся по всему Северному Кавказу. В таких жесточайших политических условиях не только не могло быть развития производительных сил и культуры северокавказских народов, более того, продолжая процесс их упадка, начало которому, как сказано выше, положила агрессия России. Тяжелые политические и экономические условия, созданные империей для северокавказских народив, тяжело отразились на росте их численности. Так, например, “по официальным данным, население Чечни с 1847 по 1850 г. уменьшилось в 2 с лишним раза, а с 1860 г. к моменту революции – почти вчетверо” (Энциклопедический словарь “Гранат”, т. 58, изд. 7. М., 1940, с. 183).

Сложившейся в 1917-1918 годах благоприятной политической ситуацией для свержения колониального ига решили воспользоваться наиболее дальновидные представители северокавказских народов. 11 мая 1918 года на съезде представителей народив Северного Кавказа (включая Абхазию) была провозглашена Независимая Северокавказская Федеративная Республика, состоявшая из семи штатов: Абхазии. Адыгеи, Кабарды, Карачаево-Балкарии, Осетии, Чечено-Ингушетии и Дагестана, которые были вскоре признаны Турцией и Германией. Однако из-за слабой организованности, отсутствия материально-технический базы, из-за подрывной деятельности имперских наемников из числа местных жителей и по некоторым другим причинам, это государство пало под ударами Деникинской армии. В это же время большевики приняли ряд документов, в которых провозглашал ось полное и безусловное право наций на самоопределение. Важнейшими из них являлись Декларация прав народов России, принятая Советом Народных Комиссаров 2 ноября 1917 года, и Обращение Совета Народных Комиссаров к трудящимся мусульманам России и Востока, принятое 20 ноября (З декабря) 1917 года.

В первом из них провозглашалось “право народов России на свободное самоопределение, вплоть до отделения ч образования самостоятельного государства”, а также “отмена всех и всяких национальных и национально-религиозных привилегии и ограничений”. Во втором документе также утверждалось, что мусульмане, в том числе и “чеченцы и горцы Кавказа… сами должны устроить свою жизнь по образу своему и подобию. Вы имеете на это право, ибо Ваша судьба в собственных руках” (см. Образование СССР, Сб. Документов. М., 1972- с. 21-25).

Поверив этим обещаниям большевиков, утверждениям в высших органах власти Советского государства, северокавказцы заключили с ними союз против великодержавного шовиниста Деникина. Однако большевики вскоре после победы над Деникиным вероломно нарушили свои обещания, и дальнейшая практика показала, что они в области национальной политики являются такими же великорусскими шовинистами, как и Деникин. Большевики не только не дали народам Северного Кавказа права создать независимые государства, они сознательно обрекли их на политическое бесправие. Или, говори юридическим языком, их колониальный статус был скреплен Договором об образовании СССР от 30 декабря 1922 года тем, что эти народы были лишены права стать его субъектами.

В дальнейшем история северокавказских народов развивалась в сторону ограничения их и без того куцых прав. Политические кампании. которые осуществлялись по всей Советской империи, здесь проводились в значительно более жестких формах и с гораздо более значительными гибельными последствиями для северокавказских народов. В ходе этих кампаний значительная и притом наиболее полноценная часть народов Северного Кавказа была уничтожена в большевистских застенках. Наконец, эти кампании завершились поголовным выселением многих северокавказских народов в Среднюю Азию, Казахстан и Сибирь, где для них был установлен специальный полицейский режим проживания, условия которого должны были привести к полной гибели этих народов. По пути в ссылку и в ссылке от голода, холода и от жесточайших условий жизни погибло более половины численности депортированных северокавказских народов.

Конечно, северокавказские народы, как и в царской России, не мирились со своим рабским положением в Советской империи: восстания в 1920-1921, 1925, 1928-1932, 1940 годах являются ярким тому свидетельством. Антиколхозное движение и восстания являлись в условиях Северного Кавказа антиколониальными, ибо колхозы и вообще Советская власть и коммунизм являлись чуждыми духу и традициям этих народов, иноземным имперским явлением. Подавление восстаний, в свою очередь, влекло новые жертвы. Например, по нашим вычислениям, потери населения, включая и неродившихся, в результате репрессий в Чечне с 1929 по 1937 годы составили 205,8 тыс. (по данным статистических справочников Северокавказского края за 1925, 1930 годы, а также ЦГА ЧР, ф. 747. т. 1, ед. хр. 29).

Результатом более чем 70-летней “национальной” политики большевистских великодержавных шовинистов явилось то, что северокавказские народы в конце 1980-х годов занимали в Советской империи первые места по детской смертности, по таким опасным заболеваниям, как туберкулез, рак и по другим параметрам, характеризующим низкий уровень социальной защищенности. О непоправимом ущербе, нанесённом культуре и языкам северокавказских народов, мы вообще не говорим! Резко изменилась демографическая ситуация в северокавказских автономиях. Так, если в 20-30-х годах нынешнего столетия удельный вес коренных народов составлял в Адыгее – 55,7%, Карачае – 44,1, Черкесии – 44,1, Северной Осетии (в ее прежних границах) – 84,1, Кабардино-Балкарии – 64,1% (см.: БС , изд. 1; т. 1, стр. 629; т. 31, стр. 471; т. 61, стр. 249; т. 50, стр. 604, 610; т. 30, стр. 401), то в 1979 году в Адыгее эта цифра составила 21,4 процента. Карачае – 30, Черкесии – 9,4, Северной Осетии – 50,5, Кабардино-Балкарии – 54%.

Что касается так называемого федеративного договора, который имперская пропаганда пытается представить свидетельством истинного национального равноправия, то парламент Конфедерации горских народов Кавказа не раз давал этому документу оценку как попытке юридически закрепить политическое бесправие нерусских народов. Напомню одно из главных наших возражений: не может быть и речи о федерации и федеративном договоре, пока нет равной в правах другим республикам, входящим в состав России, русской республики со своей территорией и границами. Даже и в этом случае можно было бы поставить под сомнение федеративность новых отношений, ибо международное право характеризует “равноправные” союзы между метрополией и ее бывшими колониями как форму колониальной зависимости. Но северокавказские республики, повторяюсь, не достигли даже этого уровня “равноправия”! Несмотря на то, что с момента подписания этого документа прошло немного времени, а “демократические” лидеры России не переставали убеждать северокавказские народы, что этот “договор” представляет собой качественно новое слово во взаимоотношениях России с ее “автономиями”, их политическая практика показала, что “демократическая” Россия осталась верна худшим имперским традициям царской и Советской России. Думаю, достаточно здесь сослаться на дагомысский сговор великодержавных шовинистов с фашистско-коммунистической хунтой Шеварднадзе, после которого последовала её агрессия против Абхазии. После этого сговора началась финансовая, экономическая, воздушная блокада Россией Чеченской республики, а информационная агрессия против нее длится вот уже год. И все это преследует цель вновь надеть на чеченский народ ярмо колониального рабства. Но еще более убедительным доказательством того, что “федеративный договор” для великодержавников является пустой бумажкой, стал московский сговор: холопское бесправие и угодливость так называемых лидеров так называемых суверенных республик Северного Кавказа, барское, имперское высокомерие, полное пренебрежение к правам народов Северного Кавказа так называемых демократических лидеров России и Грузии – Ельцина и Шеварднадзе; ввод войск на территории с северокавказских народов в целях подавления национально-освободительного движения этих народов: события в Нальчике, где колониальные войска, открыв огонь по участникам митинга, протестовавшим против беззаконных акций колониальных властей, пролили безвинную кровь.

Еще не раз наши народы пожнут горькие плоды сговора великодержавных шовинистов и их северокавказских марионеток под названием “федеративный договор”.

А международное право, как отмечалось выше, даже формально равноправные союзы, заключенные между метрополией и её бывшими колониями на основе двухстороннего договора, характеризует как колониальный союз, как форму колониальной зависимости (см.: Международное право, М., 1970, с. 122). “Федеративный договор”, приравнивающий “суверенные государства” к областям России (фактически же эти “суверенные государства” по причинам национального и исторического характера не имеют даже прав областей), можно охарактеризовать только как открытую, прямую форму колониальной зависимости (см. указанное соч. 116-127).

Что касается взглядов на наши колонии как на “суверенные государства”, имеющие свои “Конституции”, то они имеют хождение прежде всего среди колонизаторов и компрадорских групп, то есть групп колониального населения, связанных своими материальными интересами с колонизаторами и, следовательно, заинтересованными в удержании в состоянии порабощения колониальных народов, а удерживать их можно, внушая им, что они не рабы, а свободные люди.

Но есть группы колониального населения, кажется, искренне верящие в этот словесный фасад колонизаторов. Во всяком случае, из истории известно такое общественное явление как колониальное сознание, то есть такое сознание, когда колонизаторам путем целенаправленной пропаганды удавалось, чтобы колониальное население воспринимало себя, колониальные законы и порядки в угодном для колонизаторов свете. Отсюда нередко бывало, что колонизируемые были более преданы законам, устанавливаемым колонизаторами для удержания их в состоянии порабощения, чем сами колонизаторы. Не случайно выражение “рабская преданность” возникло вследствие того, что рабы были фанатично преданы своим господам, законам и традициям, устанавливаемым последним” для них. Когда иным рабам удавалось пробить броню рабского сознания, и они достигали понимания неестественности и несправедливости их рабского состояния и законов, освящающих это состояние, даже более яркими их врагами и защитниками законности рабовладельческих законов, чем сами рабовладельцы, становились как раз эти “преданные” рабы. Увы, и сегодня нередки случаи, когда иные колониальные рабы являются более преданными защитниками колониальной “конституции, чем сами колонизаторы.

Одним словом, господствующая нация, владея главными средствам духовного производства, формирует господствующее сознание, в колониальных империях – колониальное сознание, в подчинении которого находится сознание колониальных народов.

Подытоживая сказанное выше, можно сделать следующие выводы:

во-первых, на протяжении последних нескольких веков северокавказские народы являлись объектом беспрецедентной в истории человечества по своей жестокости и продолжительности политики геноцида со стороны царско-российской, а затем советско-российской империи, эстафету которых восприняла и нынешняя “демократическая” российская империя, как об атом убедительно свидетельствует ее политика и практика. Вместе с тем беспрецедентно по своей продолжительности и упорству сопротивление, которое оказывают северокавказские народы колонизаторам. И с исторической точки зрения в бывшей советской, а ныне “демократической” Российской империи, пожалуй, не будет преувеличением сказать, во всех колониальных империях, которые существовали в истории человечества, не было народов, которые имели бы такие исторические основания и права, как северокавказские, для создания независимого государства. Во-вторых, с юридической точки зрения не подлежит сомнению колониальный статус северокавказских народов, причем в самой его грубой форме (недопущение к участию в заключении Договора об образовании СССР в 1922 году, навязанного сверху, без учета волеизлияния народа и с грубым нарушением принципа равноправия нации федеративный договор”).

Каковы же правовые пути освобождения от колониального ига? Прежде всего хотелось бы отметить, что мы будем говорить о международно признанных правовых путях. Однако следует иметь в виду и то, что все правовые документы, касающиеся деколонизации, права нации на самоопределение и принятые Генеральной Ассамблеей ООН, были ратифицированны и Россией, а Россия, как известно, объявила себя правопреемницей СССР и в том, что касается его международно-правовых обязательств.

Декларация о предоставлен ни независимости колониальным странам и народам, принятая Генеральной Ассамблеей 14 декабря 1960 года, в частности укачав на то, что “зная об усилении конфликтов, вызываемых отказом в свободе или создании препятствий на пути к свободе таких народов, что представляет собой серьезную угрозу всеобщему миру, что процесс освобождения нельзя ни остановить, ни повернуть вспять (выделено мною – С.-Х. А.) и что во избежание серьезных кризисов должен быть положен конец колониализму и связанной с ним любой практике сегрегации и дискриминации”, заявила. что “подчинение народов иностранному игу и господству и их эксплуатация являются отрицанием основных прав человека, противоречат Уставу Организации Объединенных Наций и препятствуют развитию сотрудничества и установлению мира во всем мире. Все народы имеют право на самоопределение, в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие. Любые военные действия или репрессивны меры какого бы то ни было характера, направленные против зависимых народов, должны быть прекращены с тем, чтобы представить им возможность осуществить ч условиях мира и свободы свое право на полную независимость, а целостность их национальных территорий должна уважаться” (“СССР и между народное сотрудничество в области прав человека”. Документы и материалы. М-, с. 427-428).

Здесь следует остановиться на выдвигаемом колонизаторами аргументе о том. что принцип самоопределения наций противоречит принципу нерушимости границ, территориальной целостности государства, зафиксированному в заключительном документе Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в 1975 году.

Во-первых, оба эти принципа – территориальной целостности и Права наций на самоопределение, зафиксирована в Уставе ООН, принятом в 1945 году, А большинство колониальных народив, как известно. получили независимость после 1945 года. Если следовать логике иных идеологов “нерушимости” российского колониализма, эти народы тоже боролись за независимость “без права” или “вопреки Праву”. Но нет! То, что противоречие между принципом территориальной целостности и принципом права наций на самоопределение. зафиксированными в Уставе ООН, – кажущееся противоречие, подтвердила сама Организация Объединенных Наций, приняв на сессии своей Генеральной Ассамблеи!! 14 декабря 1960 года Декларацию о предоставлении независимости колониальным странам и народам, и которой специально отмечается соответствие ее Положений Уставу ООН, Отсюда видно, что принцип территориальной целостности государства имеет в виду национальную территорию государства, но не территории колониальных народов, удерживаемых колониальными империями в своем подчинении,

Во вторых, к данному документу нужно подходить конкретно-исторически: а это означает, что речь в этом документе шла о границах, сложившихся в результате второй мировой войны в Европе, прежде всего о границах Германии, Но этот принцип не применим к территориальной целостности, сложившейся в результате колониальных захватов. Из этого исходили и авторы этого документа, зафиксировав, наряду с принципом территориальной целостности государств, и принцип самоопределения наций. В противном случае, нам пришлось бы согласится, по меньшей мере, в некомпетентности авторов итогового документа Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе.

В-третьих, территориальная целостность государств Европы, сложившаяся в результате второй мировой войны, уже нарушена самими участниками Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, объединение Германии, раздел Чехословакии, распад Югославии и СССР,

Последний пример, то есть распад СССР, следует рассмотреть подробнее, Как известно, Россия в лице своих руководителей является в настоящее время самым ярым защитником принципа нерушимости границ. Ни она же и нарушила, причем с весьма грубым пренебрежением к русскому народу, этот принцип. Речь идет о том, что, вопреки волеизлиянию русского народа о необходимости сохранения СССР, выраженному им на референдуме 17 марта 1990 года (в то время, как большая часть чеченского населения фактически бойкотировала этот референдум, показывая тем самым свое нежелание жить ни в советской, ни в российско-советской колониальной империи), нарушение Договора 1922 года. согласно которого нужно было, по меньшей мере, узнать мнение Армении, Азербайджана, Грузии, являвшихся участниками Договора 1922 года, не говоря уже о других союзных республиках, – президент России подписал соглашение о создании Содружества Независимых Государств и, следовательно, о роспуске СССР… И пытаться называть – после подобного правового беспредела – образованное в полном соответствии с нормами международного права Чеченское государство и его властные структуры незаконными – это, по крайней мере, лицемерие. Напротив, если право действительно является правом, а не средневековым “правом сильного, и если исходить из Конституции СССР и Конституции РСФСР и из тех международно-правовых документов, на которые любят ссылаться властители империи (при этом мы не должны забывать, что русский народ и чеченский народ в колониальной системе СССР и РСФСР состояли в разные правовых категориях: в то время, как первый был господствующей нацией, другой являлся угнетенной нацией), то методы, при помощи которых произошло образование суверенного российского государства, находились в вопиющем противоречии с ними.

В-четвертых, как мы показали, противоречие между принципом самоопределения наций и принципом территориальной целостности, якобы существующее в Итоговом документе СБСЕ, – мнимое, выдуманное колонизаторами. Но если бы даже существовало подобное противоречие, то почему документ, принятый на Совещании глав государств Европы – пусть и очень важной част” планеты, но далеко не всей планеты. – должен быть важнее, обязательнее Устава ООН, Декларации Генеральной Ассамблеи ООН, организации, в которой представлены почти все государства мира, и статья 103 Устава которой недвусмысленно указывает на то, что “в том случае, когда обязательства членов организации по настоящему Уставу окажутся в противоречии с их обязательствами по какому-либо другому международному соглашению, преимущественную силу имеют обязательства по настоящему Уставу.”? Мне видятся в выпячивании документов, принятых на Европейском Совещании в ущерб авторитету подобных документов, принятых ООН, рецидивы имперского высокомерия по отношению к народам Азии, Африки и Латинской Америки, которые составляют большинство членов ООН-Резолюция Генеральной Ассамблеи 2105 (XX) от 20 декабря 1965 года признала “право колониальных народов” на вооруженную борьбу” (см. Ковалев А.Л., Самоопределение и экономическая независимость народов, М., 1988. с, 24-25); Резолюция ООН 2621 (XXV), принятая в декабре 1970 года, вновь указав, “что колониализм в любой его форме является международным преступлением, представляющим собой нарушение устава ООН, международного права, положений Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам”, подтвердив еще раз неотъемлемое право народов на борьбу “всеми имеющимися в их распоряжении средствами против колониальных держав, которые подавляют их стремление к свободе и независимости”, подчеркнула. что государства – члены организации должны оказывать всю необходимую моральную и материальную помощь народам колониальных территорий в их борьбе за достижение свободы и независимости” (выделено мною – С.-Х. А.) (см. указ. соч.. с. 24-25), Резолюция ООН 3103 (XXVIII) “Основные принципы правового статуса комбатантов (лица, входящие в состав вооруженных сил. Прим. мое – С.-Х. А.), борющихся против колониального господства, и расистских режимов”, принятая 12 сентября 1973 года, как и Резолюция 2621, указала, что вооруженные конфликты, связанные с борьбой народов против колониального господства и расистских режимов, должны рассматриваться в качестве вооруженных конфликтов в смысле Женевской Конвенции 1949 года. Лица, участвующие в такой борьбе, обладают правовым статусом, предусмотренным для комбатантов в Женевской Конвенции 1949 года, а также в других международно-правовых актах. Нарушение указанного правового статуса борцов против колониального господства и расистских режимов влечет за собой, как отмечается в резолюции 3103 (XXVIII) 1973 года, ответственность на основании норм международного права.

Эта же резолюция определила также как привоправное использование колониальными и расистскими режимами наемников для борьбы против национально-освободительного движения, против борцов за свободу и независимость народов (см, указ. соч., с. 25-26).

Таковы признанные международным правом и обязательные для всех его членов, в том числе и для России, пути, методы и формы борьбы против колониального ига. Как видим, правовое поле для борьбы против колониализма практически безгранично! Сказанное, однако, не означает, что мы в борьбе за свержение колониального ига должны непременно использовать крайние методы и фирмы борьбы, если даже они законны с точки зрения международного права, такие, например, как вооруженная борьба. Отнюдь! Пока не исчерпан последний шанс, мы должны использовать политические методы борьбы для достижения независимости: выборы, шествия, митинги и т.п. А в соответствии с нормами международного права, “государства, управляющие зависимыми территориями, обязаны удовлетворить требование угнетенных народов о предоставлении независимости, в какой бы форме оно ни было заявлено – в высказываниях в печати, петициях населения, решениях собраний или органами восставшего народа” (выделено мною – С.-Х. А.). (См, указ. соч., е. 154). Шествия, митинги, использовались, например, в антиколониальной борьбе индийским народом, которая увенчалась его победой.

Возникает вопрос: кто может выступить в условиях колониализма, когда нет соответствующих международно-правовым нормам политических условий для свободы волеизъявления населения на выборах в государственные органы власти, в качестве представителя народа? С точки зрения международного права, такое право признается либо за органами колониального самоуправления, каковыми в наших условиях являются Верховные Советы “суверенных республик”, если они выражают подлинную волю самоопределяющегося народа или нации: оценка Верховных Советов как органов колониального самоуправления соответствует нормам международного права: так характеризуются, например, “независимые государства” – бантустаны, которые имеют значительно больше политических прав, чем наши “суверенные республики”; либо за органами сопротивления, созданными в процессе национально-освободительного движения (см. указ. соч., с-159); либо даже… общественными организациями, партиями, выражающими интересы национальной независимости. Такими являлись, например, Фронт национального освобождения Алжира, Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама, Народное движение за освобождение Анголы, Фронт освобождения Мозамбика, СВАПО и в настоящее время – ООП.

Но события в Чечне, участие Верховных Советов Северокавказских республик в узаконении колониального статуса своих народов под названием “федеративный договор”, их участие в дагомысском и московском сговорах, целью которых как раз являлось подавление национально-освободительного движения северокавказских народов, происходящие на наших глазах кровопролитные события показали, что надежды на превращение органов колониального самоуправления – Верховных Советов – в органы, выражающие волю наций на самоопределение, совершенно беспочвенны, и антинациональное поведение этих Верховных Советов является неизбежным, исторически обусловленным (но об этом – отдельный разговор). Более того, эти события показали, что одним из главных препятствий на пути реализации права кавказских народов на самоопределение являются Верховные Советы северокавказских республик. В таких условиях органами, реализующими право наших народив на самоопределение и законными с точки зрения международного права, являются съезды народов. Это же положение относится и к Конфедерации юрских народив Кавказа, так как она сформирована на съезде представителей народов Северного Кавказа.

Заканчивая свое выступление, еще раз хочу подчеркнуть, что если руководители России искренне, как они об этом заявляют, заинтересованы в улаживании, а не в разжигании конфликтов на Северном Кавказе, то им следует, осознав, что усиление конфликтов вызывается “отказом в свободе или созданием препятствий к свободе таких народов”, что “колониализм в любой его форме является международным преступлением”, а любая попытка подавить борьбу колониальных народов “представляет собой серьезную угрозу международному миру и безопасности”, – выполнить свои международно-правовые обязательства по деколонизации и незамедлительно предоставить угнетенным народам Северного Кавказа “возможность осуществить в условиях мира и свободы свое право на полную независимость”.

1992 г.

 

Глава III

ГЕНОЦИД  ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Некоторые исторические и политико-правовые аспекты оценки геноцида народов в Российской империи (царской, советской и “демократической”)

Геноцид – это политика определенных государств. Чтобы положить конец геноциду народов во всех его формах и создать гарантии его неповторения, прежде всего нужно выяснить причины, которые приводят эти государства к совершению геноцида и иных преступлений против человечества. В этом отношении важное значение имеет международный опыт борьбы по преодолению идеологии, политики и практики геноцида. С этой точки зрения представляют большой интерес материалы Нюрнбергского и Токийского процессов над военными преступниками.

В ст. 6 Устава Международного военного трибунала, учрежденного 8 августа 1945 года в соответствии с соглашением между правительствами СССР, США, Великобритании. Франции, для суда и наказания военных преступников, к последним причисляются лица, совершившие:

“а) преступления против мира, а именно: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений, или участие в общем плане или в заговоре, направленных к осуществлению любого из вышеизложенных действий;

б) военные преступления, а именно: нарушение законов и обычаев войны. К этим нарушениям относятся: убийства, истязания или увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированной территории; убийства или истязания военнопленных или лиц. находящихся в море; убийства заложников; ограбление общественной или частной собственности; бессмысленное разрушение городов или деревень; разорение, не оправданное военной необходимостью, и др. преступления;

с) преступления против человечности, а именно: убийства, истребление, порабощение, ссылки и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам с целью осуществления или в связи с любым преступлением, подлежащим юрисдикции трибунала, независимо от того, являлись ли эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет”. Выделены категории лиц, которые подлежат ответственности:

“Руководители, организаторы, подстрекатели и пособники, участвовавшие в составлении или осуществлении общего плана или заговора, направленного к совершению любых из вышеупомянутых преступлений, несут ответственность за все действия, совершенные любыми лицами с целью осуществления такого плана…”.

В ст. 7 и 8 особо подчеркивается, что: “Должностное положение подсудимых, их положение в качестве глав государств или ответственных чиновников различных правительственных ведомств не должно рассматриваться как основание к освобождению от ответственности или смягчению наказаниям.

А также: “Тот факт, что подсудимый действовал по распоряжению правительства или по приказу начальника, не освобождает его от ответствен ногти, но может рассматриваться как довод для смягчения наказания, если трибунал признает, что этого требуют интересы правосудия”. (См.: Нюрнбергский процесс. Сб. материалов, т. 1, М., 1987, с. 147-148).

Укачанные принципы были утверждены Организацией Объединенных Наций 11 декабря 1946 года и, таким образом, стали общепризнанным” нормами международного права.

9 декабря 194Й года Генеральная Ассамблея ООН приняла Конвенцию о предупреждении преступлений геноцида и наказании за него. Под геноцидом в этой конвенции понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

а) убийства членов такой группы;

б) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

в) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физические уничтожение ее;

г) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

д) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую”.

Ст. 3 указанной конвенции установила, что “наказуемы следующие деяния:

а) геноцид;

б) заговор с целью совершения геноцида;

в) прямое или публичное подстрекательство к совершению геноцида;

д) соучастие в геноциде”.

Конвенция также подтвердила в ст. 4, что “лица. совершающие геноцид или какие-либо другие из перечисленных в ст. 3 деяний, подлежат наказанию независимо от того, являются ли они ответственными по Конституции правителями, должностными или частными лицами”, (См.: Международная защита прав и свобод человека. Сб. документов, М., 1990, с- 99).

26 ноября 1968 года Генеральная Ассамблея ООН, “исходя из убеждения, что эффективное наказание за военные преступления и преступления против человечества является важным фактором в деле Предупреждения таких преступлений, защиты прав человека и основных свобод, укрепления доверия, поощрения сотрудничества между народами и обеспечения международного мира и безопасности”, установила, в частности, что:

СТАТЬЯ 1

Никакие сроки давности не применяются к следующим преступлениям, независимо от времени их совершения:

а) военные преступления, как они определяются в Уставе Нюрнбергского Международного военного трибунала от 8 августа 1945 г. и подтверждаются резолюциями 3 (1) от 13 февраля 1946 г. и 95 (1) от 11 декабря 1946 г. Генеральной Ассамблеи ООН, а также, в частности, “серьезные нарушения”, перечисленные в женевских конвенциях о защите жертв войны от 12 августа 1949 года;

б) преступления против человечества, независимо от того, были они совершены во время войны или в мирное время, как они определяются в Уставе Нюрнбергского Международного военного трибунала от 8 августа 1945 года и подтвержденные в резолюциях 3 (1) от 13 февраля 1946 г. и 95 (I) от 11 декабря 1946 г. Генеральной Ассамблеи ООН; изгнание в результате вооруженного нападения или оккупации И бесчеловечные действия, являющиеся следствием политики апартеида. а также преступления геноцида, определяемые в Конвенции 1948 года о предупреждении преступления геноцида и наказание за него, даже если эти действия не представляют собой нарушение внутреннего законодательства той страны, в которой они были совершены.

СТАТЬЯ 2

В случае совершения какого-либо из преступлений, упомянутых в статье 1, положения настоящей конвенции применяются к представителям государственных властей и частным лицам, которые выступают в качестве исполнителей этих преступлений или соучастников таких преступлений, или непосредственно подстрекающих других лиц к совершению таких преступлений, или участвуют в заговоре для их совершения, независимо от степени их завершенности, равно как и представителям государственных властей, допускающих их совершения.” (СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1989, с. 328-329).

Ученые различают три формы геноцида: физический, когда происходит непосредственное физическое уничтожение людей; биологический. когда речь идет о борьбе с возможностью появления на свет человека; и национально-культурный, когда речь идет об уничтожении национальной культуры, ее достижении, ценностей, богатств. (Трайнин А.Н. Защита мира и уголовный закон. М., 1969, с. 408).

Как пишет доктор юридических наук И.И. Карпец, ООН выделила геноцид в качестве самостоятельного международного преступления, “признав, что это преступление особо опасно для самого существования людей и может иметь место не только в связи с войной, но и без нее, что оно совершается в современном мире и направлено, прежде всего, против освобождающихся от колониализма народов”. (Карпец И.И. Нюрнбергские принципы и преступления современной империалистической реакции, с. 146 в кн. “Нюрнбергский процесс и современность”. Сб. статей. М., 1986).

Исторические факты показывают, что все указанные формы и виды международных преступлений совершались и совершаются российским колониализмом (независимо от формы этого колониализма: монархическая, советская или нынешняя, т.н. демократическая) в отношении народов, находящихся под его господством, практически с момента его возникновения и вплоть до настоящего времени.

Конечно, политика геноцида в различные периоды в отношении разных народов проводилась с различной степенью интенсивности и преобладанием тех или иных форм геноцида: в течение ХУЬХУШ вв. жертвой политики геноцида в наиболее его жестокой форме стали народы Поволжья. Сибири (см., напр., Имамов В. Запятнанная история татар. Набережные Челны. 1994), а с конца XVIII в. и по настоящее время главным объектом и жертвами этой политики являются кавказские народы.

Во все времена правители российской империи, все российские правительства (царское, советское, демократическое) неизменно проводили курс на уничтожение культур, языков, религий порабощенных ими народов. В докладах и выступлениях предыдущих ораторов приводилось большое количество фактов, которые показывают, что преступления российской империи по отношению к порабощенным ею народам беспрецедентны, по сравнению с ними меркнут ставшие притчей во языцех преступления английских, французских, испанских колонизаторов и германских нацистов; многие народы уничтожены, многие изгнаны, а от других остались мелкие остатки.

Российские колонизаторы продолжают совершать все новые и новые акты геноцида: “Из досье “Известий”. Сведения о погибших (по материалам расследования): всего в дни вооруженного конфликта погибли 546 человек. Из них: 407 ингушей, 105 осетин. Среди погибших: 41 женщина – 33 ингушки, 5 осетинок; дети до 15 лет – 12, все ингушском национальности; люди старше 60 лет – 49, из них 42 ингуша, 7 осетин. По другим подсчетам, убиты с той и другой стороны 1300 человек” (газета “Известия”, февраль 1994 г.).

Раздающиеся иногда обвинения в адрес осетинского народа мы считаем необоснованными и неправомерными. Во-первых потому, что причину этого конфликта – территориальный вопрос – породил российский колониализм. Вместо того. чтобы вернуть ингушские земли, колониализм с самого начала занимался с помощью своих пособников разжиганием конфликта, ибо колониализм может существовать, властвовать, особенно на Кавказе, только разделяя, натравливая народы этого региона друг на друга. Во-вторых, акт геноцида был осуществлен, в основном, российской армией. То, что у них были пособники из осетин, сути дела не меняет. В-третьих, чтобы предъявлять претензии и нести ответственность, народы должны быть свободны и независимы. А этого нельзя сказать ни об осетинском, ни об ингушском, ни о других народах Северного Кавказа (за исключением чеченского), Поволжья и Сибири.

А пока российские колонизаторы, вновь “осудив” свой очередной акт геноцида, готовят новые акты физического геноцида, теперь уже в Чеченской Республике. Затем настанет очередь других народов, и это будет продолжаться до тех пор, пока народы, забыв взаимные обиды и объединившись, не покончат с российским колониализмом!

Эти жестокости колонизаторами совершались на фоне высокого благородства, проявляемого северокавказцами по отношению к захватчикам. Вот что писал Имам Шамиль своему наибу Хамзату – правителю в прифронтовом наибстве Гехи:

“От правителя правоверных Имама Шамиля своему брату Хамзату.

Я получил сообщение, что вы напали на противников (т.е. русских – прим, С.-Х. А.) и пленили их… Вы доложили мне, что вы нанесли удар нашему противнику, соседу Гехи. Это было время урожая. В этом году засуха. У нашего противника урожай тоже плохой. В такой период мы не имеем права перед Богом нападать на него. Немедленно верните их пленных людей, возвращайте пленных, возвращайте скот, который вы угнали.” (М.Мугумаев, Из речи на Всемирном Конгрессе Абхазо-Абачинского (Абаза) народа. В кн. “Наша сила – в единстве”. М.. 1993. с. 41).

Впрочем, благородство и гуманизм северокавказцев в ведении войны признавали и российские солдаты и офицеры, участники русско-кавказской воины.

Как уже было сказано, преступления против человечества, геноцид, совершенные российскими колонизаторами (царскими, советскими, а ныне и “демократическими”), по своему характеру совпадают с подобными преступлениями германских (кайзеровских, нацистских), английских, французских, испанских и других колонизаторов. И не только совпадают, но и превосходят их по своим масштабам, продолжительности и по степени жестокости.

Совпадают, потому что в основе политики и практики всех колонизаторов лежит идеология великодержавного шовинизма, т.е. идеология, отрицающая за определёнными и народами, как правило, за народ; которые намечены или уже стали жертвами агрессии с их стороны, права на то, чтобы быть хозяевами своей судьбы, земли, на выбор своего пути исторического развития, одним словом, права на самоопределение, вплоть до создания своего независимого государства. И “обоснования” отрицания этого права, по сути своей, одинаковы. якобы политическая, культурная, экономическая несостоятельность или. говоря прямо, неполноценность этих народов,

В этом отношении, при всем кажущемся внешнем различии, нет в сущности различий между колонизаторами в их подходе к правам определенных народов. Например, между нынешними российскими “демократическими” и германскими нацистскими колонизаторами: нынешнее российские правители обосновывают свой отказ предоставить независимость чеченскому и другим колониальным народам их исторической неполноценностью (не имели, мол, эти народы в пришлом своей государственности), экономической и культурной неполноценностью или необходимостью сохранить “единую и неделимую Российскую империю”.

Так, то же самое утверждали и германские нацисты, обосновывая свои планы агрессии и порабощения других народов, в том числе и русского: русские, мол, никогда не имели своей государственности, а то, что у них есть – ото изобретение пришельцев-германцев: русские, мол, не способны ни к экономическому созиданию, ни к культурному творчеству в силу их расовой неполноценности. Даже лозунги в некоторых отношениях совпадают: лозунг “жизненного пространства” означал захват чужих земель и покорение народов, а лозунг “единой и неделимой России” означает лишь требование удержать захваченные земли и порабощенные народы.

Могут возразить, что, в отличие от германских нацистов, российские шовинисты, в том числе и нынешние “демократические”, никогда не говорили о расовой неполноценности нерусских народов России.

Во-первых, из утверждения об исторической, политической, культурной и экономически и неготовности определенных народов к созданию государственности вытекает вывод о расовой неполноценности этих народов: во-вторых, хотя официальные руководители нынешней России в столь открытой и прямой форме, как немецкие нацисты, и не высказывают тезис о расовой неполноценности некоторых народов, но действуют в соответствии с этим тезисом. Иначе чем объяснить разнузданную кампанию в официальных “демократических” средствах массовой информации России против “азиатов”, “лиц кавказской национальности”, направленную на то, чтобы внушить читателю представления об этих народах как о народах-хищниках, прирожденных разбойниках.

Массовые убийства и избиения, иные нарушения прав представителей этих народов; публикации “материалов”, “документов”, выпуск журналов, имеющих целью внушить широкому читателю правомерность депортации и геноцида некоторых народов! Вообще, какие бы мотивы ни лежали в основе отрицания права на равноправие народов и наций, независимо от их численности, размеров и геополитического положения, от их политического, экономического и культурного уровня развития, на практике оно приводило, как нам известно, к агрессии, войнам и геноциду народов.

При всём кажущемся внешнем различии между нацизмом к коммунизмом, в сущности, в плане их античеловечности они очень схожи. Обе эти идеологии отрицают общечеловеческую, религиозную мораль, заменяя ее в первом случае расовой моралью, а во втором случае – классовой моралью, что приводило к тому, что во главу угла при оценке людей ставились не их моральные качества, а расовые или классовые.

Более того, в коммунистической идеологии, несмотря на то, что ее официальным лозунгом был интернационализм, заложены возможность и оправдание больших масштабов и более изощренных форм геноцида, чем в расизме. Расизм гарантирует право на существование хотя бы одной расы, в то время как коммунизм несет в себе угрозу геноцида для всех народов. Коммунизм исходит при оценке общественных явлений, люден прежде всего из принципа классовой целесообразности, принадлежности к тому или иному классу, к той или иной социальной группе, одним словом, с точки зрения их классовой политической полноценности, отсюда один шаг до деления народов на “революционные и реакционные”. Оценка народов в плане их революционности или реакционности вследствие органически присущих коммунизму организационных принципов (коммунизм и демократия – это антиподы) зависит от маленькой кучки людей, чаще от одного, как это не раз бывало в истории.

В подтверждение сказанному хотелось бы привести пример из истории:

Классики марксизма XIX п. делили народы на “реакционные и революционные” из их отношения к революционным событиям в Европе в 1848-1849 годы. В разряд “реакционных” тогда попали славянские народы, но, слава Богу, тогда это для них закончилось словесными упражнениями Маркса и Энгельса, ибо марксисты ещё не обладали государственной властью. Но в XX столетии, когда ученики Маркса и Энгельса захватили власть, они успешно применили этот марксистский принцип на практике: на этот раз в разряд “реакционных” попали кавказские, монголо-тюркские народы и, обвиненные в полной или недостаточна полной преданности коммунизму и советской власти, эти народы подверглись геноциду.

Результат отрицания прав народов один – гибель миллионов и миллионов ни в чем не повинных людей. И не только тех, за кем отрицают эти права, но и тех, кого великодержавные шовинисты относят к разряду “избранных” народов, то есть имеющих право иметь полный набор прав. Ведь одной из первых жертв германских великодержавных шовинистов стал германский народ: миллионы убитых, искалеченных на войнах немцев, тысячи разрушенных сел и городов, рабский труд на победителей в течение многих лет. То же самое относится и к русскому народу: миллионы русских убитых, искалеченных в колониальных войнах Х1Х-ХХ столетий.

ООН учла в своей Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, принятой 14 декабря 1460 г. указанные выше уловки, к которым прибегают колонизаторы для сохранения империй, отметила, что конфликты и бедствия, вызываемые отказом в предоставлении права нациям на самоопределение, имеют характер цепной реакции, ч потому представляют особую опасность для всеобщего мира.

В указанной Декларации провозглашается: “Признавая горячее стремление всех зависимых народив к свободе и решающую роль этих народов в достижении своей независимости,

зная об усилении конфликтов, вызываемых отказом в свободе или созданием препятствий на пути к свободе таких народов, что представляет собой серьезную угрозу всеобщему миру.

..считая, что процесс освобождения нельзя ни остановить, ни повернуть вспять, и что во избежание серьезных кризисов должен быть положен конец колониализму и связанной с ним любой практике агрессии и дискриминации,

..исходя из убеждения, что все народы имеют право на полную свободу, осуществление своего суверенитета и целостность их национальной территории, торжественно провозглашает необходимость незамедлительно и безоговорочно положить конец колониализму во всех его формах и проявлениях. И с этой целью заявляет, что:

1. Подчинение народов иностранному игу и господству и их эксплуатация являются отрицанием основных прав человека, противоречат Уставу ООН и препятствуют развитию сотрудничества и установлению мира во всем мире.

2. Все народы имеют право на самоопределение, в силу этого права они свободно устанавливают политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие.

3. Недостаточная политическая, экономическая и социальная подготовленность или недостаточная подготовленность в области образования никогда не должны использоваться как предлог задержки достижения независимости” (СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М,, 1989, с. 427-428).

ООН в своей оценке опасности колониализма в 1970 году пошла еще дальше.

Прямые или косвенные попытки ограничить право наций на самоопределение на своей юбилейной 25 сессии в 1970 году Генеральная Ассамблея объявила тягчайшим преступлением.

“Колониализм, – говорится в Резолюции № 262, принятой этой сессией ГА ООН, – в любой его форме является международным преступлением”.

Более того, сессия не только подтвердила право народов на борьбу “всеми имеющимися в их распоряжении средствами против колониальных держав, которые подавляют их стремление к свободе и независимости”, но и заявила, что государства – члены организации должны оказывать всю необходимую моральную и материальную помощь народам колониальных территорий в их борьбе за достижение свободы и независимости”. (См.: Ковалев А.А. Самоопределение и экономическая” независимость народов. М., 1988, с. 24-25).

На основании анализа идеологии, политики и практики геноцида можно сделать вывод: главная причина геноцида народов – это идеология великодержавного шовинизма, стержнем которой является отрицание права наций па самоопределение, – какими бы демагогическими лозунгами это отрицание ни маскировалось – и основанная на этом идеологии колониальная политика и практика государств. Отсюда вытекает другой вывод: только ликвидация колониализма и реализация права на самоопределение, т.е. на создание независимых государств и полноправное членство в ООН, является для малочисленных наций в нынешних условиях прежде всего гарантией от геноцида или других ущемлений их прав.

Это совсем немного для народов, в течение многих веков являющихся объектом геноцида! Для сравнения: только 2-3 года длилась оккупация территорий России германскими войсками, но зато какими гарантиями обставила себя эта великая страна от повторения агрессии и актов геноцида такой небольшой по сравнению с нею страны, как Германия. Создала военные базы во многих восточно-европейских странах, присоединила крупную и важную стратегическую область Германии – восточную Пруссию, надолго оккупировала Восточную Германию, судила и казнила лиц, виновных в развязывании против нее войны и совершения преступлений геноцида. Стала членом Совета Безопасности ООН с правом “вето”, стала обладательницей ядерного оружия, создала самую крупную в мире армию и т.д. И это несмотря на то, что послевоенная Германия, вполне демократическая и миролюбивая страна, публично осудила идеологию, политику и практику великодержавного германского шовинизма. В Германии продолжается уголовное преследование лиц, совершивших преступления против человечности, уголовно наказуема деятельность, ставящая целью реализацию принципов великодержавного германского шовинизма.

А российский колониализм все еще живет и здравствует! Следовательно, всегда имеется возможность для любого нерусского народа, находящегося под господством России, стать жертвой геноцида в наиболее его жестокой физической форме. Некоторые уже стали жертвами геноцида “демократических” колонизаторов, например, ингуши. Геноцид в других формах с XVI века и по настоящее время в России никогда не прекращался!

Могут быть возражения против характеристики нынешнего российского государства как колониалистского, имперского государства. Нам представляются эти возражения некорректными.

Показателем, на котором проверяется демократичность любого государства, является его отношение к правам наций. В этом отношении государственное устройство России, ее Конституция, политика и практика не выдерживают никакой критики. Далеко за примерами ходить не надо; достаточен пример отношения правителей России к желанию чеченского народа самому быть хозяином и творцом своей судьбы. В имперских хоромах Москвы в настоящее время усердно работают над “мягким”, “жестким” и иными вариантами принуждения Чеченской Республики ко вступлению в Россию.

Известно, в какой “добровольно-принудительной” форме происходило подписание в 1992 году т.н. Федеративного договора. То, как происходило принятие новой Конституции России в конце 1993 г. показывает, что “федеративный договор”, составленный и навязанный “демократическими” правилами России, не стоит в их глазах даже той бумаги, на которой он писался. В столь же “добровольно-принудительной” форме происходило подписание с не менее лицемерным названием “договора о делегировании полномочии” между Россией и Татарстаном, являющимся вариантом того же “федеративного договора”. Чтобы взаимно что-то делегировать, партнеры должны быть равноправны, в данном случае Татарстан, как и Россия, должен быть независимым государством.

Суть германского великодержавного шовинизма заключалась в лозунге “жизненного пространства для германской нации”, суть российского великодержавного шовинизма заключается в лозунге “единой и неделимой России”. В обоих этих лозунгах заключается отрицание естественных. Богом данных прав не “их” народов, грубое пренебрежение правами в первом случае негерманских, во втором – нерусских народов. Этот отрицающий основные права человека и наций человеконенавистнический принцип, не раз в истории россии приводивший к кровопролитным войнам, восстаниям и к геноциду народов, является основополагающим принципом внутренней и внешней политики “демократических” правителей России. Что ожидать нерусским народам от российских недемократов, особенно и не пытающихся скрыть свои античеловеческие взгляды, если что ни на есть самые большие “демократы и борцы за права человека и наций”, по сути, ничем не отличаются от них! Шовинистическая, имперская сущность нынешнего Российского государства, как бы ее ни пытались скрыть, маскировать “демократическим” фасадом, так и прорывается из всех пор этого государства. Геноцид в Ингушетии, диверсии, мятежи, блокады против Чечни, войны в Абхазии, Таджикистане, массовые избиения и убийства в России выходцев с Кавказа, Поволжья и Средней Азии, издание массовым тиражом публикаций, оправдывающих геноцид и депортацию народов, пытающихся представить некоторые нелюбимые властителями империи из-за своего свободолюбивого характера народы в качестве народов-разбойников, возвеличивание в качестве национальных героев и прогрессивных деятелей России палачей кавказских и других народов, томящихся под российским господством, Пребывают на государственных дачах в почете и славе, получая персональные пенсии, палачи, осуществлявшие к 20-40-х политику геноцида, занимают высокие государственные посты и значатся в качестве “выдающихся российских демократов”. лица, виновные в совершении преступлений геноцида против человечности уже в наше время.

“Стонациональное государство, которое не признает права национальностей на самоопределение, не может быть названо ни федеративным, ни демократическим”, – пишет А.Авторханов (см. газета “Ичкерия”, 14 мая 1994 г.). В этой связи сошлюсь на пример Португалии: одним из первых актов демократических руководителей, пришедших к власти после свержения диктатуры в апреле 1974 года, было предоставление независимости колониям Португалии (Ангола, Мозамбик и др.). А до тех пор, пока российское государства не признает этот основополагающий принцип международного права и демократии для нерусских народов, существует опасность подвергнуться очередному физическому геноциду с его стороны.

Канули в Лету английский, французский, испанский, португальский, германский колониализмы. Совсем недавно подведена черта под апартеидом – разновидностью шовинизма – в Южной Африке. Канули в Лету благодаря прежде всего потому, что в Англии, Франции, Португалии, Испании и Южной Африке победили не на словах, а на деле принципы демократии. В Германии же это произошло в результате поражения во второй мировой войне. Как известно, в Нюрнберге состоялся суд над главными преступниками, виновными в развязывании агрессивной войны и осуществлении политики геноцида над народами, захваченными германскими войсками. Этот суд показал всему миру, и прежде всего самому германскому народу, к каким чудовищным преступлениям против человечности приводит идеология великодержавого шовинизма, этот суд позволил как бы посмотреть германскому народу на свою страну со стороны. Он посмотрел и содрогнулся от ужаса и, думается, на долгий времена заимел иммунитет против великодержавного шовинизма: большинство процессов над военными преступниками более мелкого масштаба было проведено и провидится до сих пор судами Германии. Германия добровольно взяла на себя обязательства по выплате компенсации семьям жертв геноцида: и Германии заботливо ухаживают за могилами солдат – противников Германии; в Германии официально не числятся и национальных героях палачи других народов, хотя и германские генералы, подобно российским, объясняли свои поступки “любовью и защитой интересов великой Германии”. Германия гостеприимно принимает у себя беженцев из всех регионов мира, где идут войны, она приняла у себя и оказывает всяческую помощь тысячам мусульманских беженцев из Боснии – жертвам истребительной войны, развязанной сербскими великодержавными шовинистами. Кстати, российские “демократы” познают как раз наоборот: оказывают всяческую помощь сербским великодержавным шовинистам. Видимо, сказывается не только родство крови, но и родство душ!

В силу исторических, геополитических и иных условий становления российского государству, а также социально-психологических особенностей основной массы населения России, связанных с их отношением к правам народов, рассчитывать на победу демократических принципов и государственном устройстве России в политике этого государства в близкой перспективе вряд ли можно. Уже сейчас имперский характер российского государства, маскируемый демагогией и демократическим фасадом, начинает проявлять себя открыто: заявления российских правителей сферах жизненных интересов России, о праве России вводить “миротворческие” силы в страны СНГ, тезис “О незыблемости принципа единой и неделимой России” и публичные клятвы верности этому, всех без исключения партий и движении России, и даже закрепление этого тезиса в качестве основа полагающего принципа и недавнем соглашении между политическими партиями и движениями, парламентом и правительством. Вновь и вновь вспоминаются слова историка, бывшего американского посла в СССР Дж. Кеннона, сказанные им в 1986 году по поводу перспектив реформ в России (СССР):

“Я думаю, что русская история окажется сильнее всяких реформаторов”. Добавим от себя: “До тех пор, пока не покончит она с идеологией и практикой великодержавного шовинизма”.

Остается германский “вариант”, т.е. международный суд или трибунал. На рассмотрение этого суда следовало бы предоставить все имеющиеся многочисленные факты геноцида и преступлений против человечности, совершенные российским государством с XVI века по настоящее время. Вынести приговоры в отношении не только живых конкретных виновников в совершении преступлении геноцида и против человечности, находящихся в настоящее время на государственных персональных пенсиях или занимающих государственные посты, но и заочно уже умерших виновников, совершивших указанные преступления в ХVI-ХХ столетиях, чтобы дать их преступлениям соответствующую моральную оценку.

Для проведения этого процесса имеется достаточная база. Имеющиеся правовые документы позволяют обосновано опровергнуть могущие возникнуть в ходе проведения суда возражения против распространения принципа ответственности за преступления геноцида, совершенные до 1945 года по той, мол, причине, что в то время международно-правовых норм, предусматривающих ответственность за совершение преступлений против человечества, не было, а потому, мол, преступники не ведали, что творили, следовательно, ответственности нести никакой за свои преступные деяния не могут.

Подобный аргумент выдвигался и адвокатами германских великодержавных шовинистов, но им резонно заметили, что была такая международно-правовая норма, как международный обычай, который считал преступными убийства ни в чем не повинных людей, геноцид, жестокое обращение с людьми, бессмысленное уничтожение материальных Ценностей и т.д.

Этот обычай существовал во все времена у всех народов. В том, что касается России, то известно, что с конца Х века она является христианской страной. Одна из основных заповедей этой религии гласит: “Не убий”. Правители, генералы, офицеры и солдаты России, воспитанные в лине этой религии, не могли не знать, что совершают преступление. Об исламском отношении к жестокости и убийствам людей, и как это отношение в условиях жестокой колониальной войны претворялось в жизнь северокавказцами, выше говорилось на примере письма имама Шамиля своему наибу. Опыт подготовки и проведения Нюрнбергского, Токийского процессов явится большим подспорьем в сборе материалов, в организации и проведении указанного международного суда,

Хотелось бы отметить, что вообще идею проведения международного суда над виновниками геноцида впервые выдвинул, насколько нам известно, А-И. Солженицин в своей книге “Архипелаг ГУЛАГ”. Главным международным судом называет он его в отличие от Нюрнбергского международного суда, но у него речь идет о геноциде коммунистического периода. Мы только предлагаем расширить хронологические рамки подлежащего рассмотрению этого главного суда периода. Такое предложение мы делаем еще и потому, что, по нашему мнению, корни некоторых причин коммунистического геноцида уходят в XVI век, когда завершилось становление имперской сущности российского государства, выраженная в девизе: “Москва – третий Рим, а четвертому не бывать!” В своих основных существенных чертах это государство сохранилось до сих пор, и девиз остался, хотя и несколько видоизмененный, тем же в сущности: “Быть только единой и неделимой России!”.

Только исследовав всесторонне и глубоко коренные причины и условия, породившие геноцид народов в России, дав им соответствующую правовую, политическую и моральную оценку, можно, на наш взгляд, покончить с геноцидом во всех его формах и ущемлением прав народов, находящихся под российским господством.

На наш взгляд, имеются несколько вариантов проведения международного ссуда с точки зрения его представительности:

1 вариант – это международный суд под эгидой ООН. В нынешних политических условиях этот вариант не реален.

2 вариант – это международный суд, состоящий из известные в мире своей приверженностью гуманизму и демократии юристов. Члены суда могли бы выдвигаться международными, гуманитарными, демократическими организациями или правительствами народов – жертв геноцида, или общенациональными съездами и конференциями этих народов.

3 вариант – это суд, состоящий из юристов, представителей всех народов, находящихся и находившихся под господством России – жертв геноцида. Выдвижение могло бы происходить правительствами и парламентами народов – жертв геноцида или их общенациональными съездами и конференциями.

4 вариант – это проведение международного кавказского суда или трибунала, формируемого по тому же принципу-

Все эти варианты проведения суда, на наш взгляд, реальны, только требуют разной степени усилий и затрат времени. Предпочтительным из этих вариантов, на наш взгляд, является 2-й: международный суд, состоящий из известных в мире своим гуманистическим и Демократическим мировоззрением юристов.

Суду могут быть переданы, с точки зрения норм международного права, и должны быть переданы, по нашему глубокому убеждению, не только лица, уже умершие и ныне здравствующие государственные пенсионеры, но и занимающие в настоящее время высокие государственные посты должностные лица, виновные в формировании и осуществлении в последние годы политики колониализма и геноцида, которые, напомню. ООН объявила тягчайшими преступлениями Против человечности.

Перед международным судом должны также предстать пособники колонизаторов. Статья 6 Устава Международного Трибунала в числе лиц ответственных выделила и пособников. Совершенно особая роль принадлежит пособникам в истории Российской империи. Ещё со времён царя Ивана Грозного вплоть до настоящею времени они играли ключевую роль, и идеологическом обосновании, формировании и осуществлении российским государством политики коллониализма и геноцида. Хотя это тема, требующая отдельного рассмотрения, и нельзя не сказать несколько подробнее об этом явлении.

Одни называют эти лица “пособниками”, другие “квислингами”, коллаборационистами, третьи – предателями, изменниками. Российские колонизаторы с самого начала осуществления имперской политики были более озабочены, чем их западные собратья, маскированием истинной сущности своей колониальной политики, и это является особенностью российского колониализма. В этой маскировке особая роль отводилась и отводится до сих пор пособникам – выходцам из колониальных народов России. Их использование для осуществления российской колониальной политики приняло широкий и целенаправлен ни характер.

Стоит только бросить беглый взгляд на историю становления Российской империи, чтобы убедиться в этом: завоевание Казанского, Астраханского, Крымского ханств, завоевание Кавказа, захват большевиками в 20-е годы Грузии, Армении, Азербайджана и т.д. Примеры можно бы продолжить. Вот совсем недавние примеры: известно, что провокации и в конце 80-х, и в начале 90-х годов в Прибалтике. Закавказье и Таджикистане осуществлялись с помощью пособников. Ведь общеизвестен и тот факт, что главными идеологическими обоснователями тезиса российских колонизаторов о том, что народы России не имеют права на определение своей судьбы, – напомню, что подобные утверждения обеспечены ООН тягчайшим преступлением против человечности – выступают пособники.

Ведь инициатива проведения общероссийского референдума по судьбе каждого нерусского народа, стремящегося к независимости, т.е. идея о том, что русский народ должен определять судьбу нерусских народов России, принадлежит опять же пособникам,

Они не только выдвигали идеи и обосновывали их, но со всем усердием и жестокостью рабов, стремящихся услужить своим господам. пытались претворить их в жизнь. Думаю, достаточно здесь сослаться на общеизвестный факт, связанный с объявлением Чрезвычайного положения 9 ноября 199! г, в Чечено-Ингушетии. Ведь самыми ярыми сторонниками принятия, а затем и осуществления этого пресловутого Указа Президента России выступили пособники. Не вам говорить о том, какая громадная катастрофа постигла бы не только Чечено-Ингушетию, но и весь Кавказ, даже, может быть, многие страны бывшего СССР, попытайся Президент России, поддавшись давлению пособников и крайних шовинистов, реализовать свой Указ. Вспоминается меткая оценка, данная Лениным этой категории лиц: “Известно, что обрусевшие инородцы всегда пересаливают по части истинно русского настроения” (Ленин В-И” ПСС. т. 45, с. 358).

Международный суд не только дал бы моральную, юридическую и политическую оценки геноциду и другим преступлениям против человечности, совершенным российским колониализмом, не только осудил бы виновников этих преступлений, ни и дал бы возможность познакомиться широкой мировой общественности с беспрецедентными чудовищными фактами геноцида, осуществлявшегося правителями России, по сравнению с которыми преступления английских французских, германских и других колонизаторов меркнут. Мировая общественность, благодаря суду, узнала бы о величайшем лицемерии, вероломстве и демагогии российских правителей. И, может быть, международная общественность с той же энергией и решительностью, с какой она боролась в 1950-1970-е годы против английского, французского и португальского колониализма, начала бы бороться с российским колониализмом, спасая тем самым нерусские народы от висящей над ними дамокловым мечом вечной угрозы физического геноцида. Надежды на победу демократии в России, как мы уже отметили, мало. Остается надежда на международную общественность, на то, что она принудит правителей России выполнить соответствующие требования международных договоров. Конвенций ООН, под которыми стоит подпись и самой России.

Хотелось бы надеяться и на то, что международный суд позволит русскому народу, как и в случае с германским, со стороны посмотреть на преступление Российской империи. И это, может быть, побудило бы его воздействовать на правителей России с тем. чтобы они, наконец, оставили нерусские народы, находившиеся и находящиеся еще под господством России, в покое на своих землях и позволили бы им самим быть хозяевами своих судеб. Это было бы, прежде всего, в интересах самого русского народа.

Странное равнодушие, проявляемое международной общественностью по отношению к преступлениям российского колониализма, по всей вероятности, объясняется ее плохой информированностью об их преступлениях, тем, что они имеют искаженные представления о характере российского государства, иначе очень трудно было бы объяснить тот факт, что ни одно государство мира, ни один политический деятель или международная организация до сих пор, насколько нам известно, не осудили официально геноцид и депортации народов, совершённые российским колониализмом, в то время как они довольно часто протестовали и это делали по поводу нарушений прав отдельных людей во многих странах мира.

Дезинформированию мировой общественности об истинной сущности российского государства способствует, на наш взгляд, ряд особенностей российского колониализма, маскирующего его античеловеческую природу. Некоторых из этих особенностей мы уже касались.

Это, во-первых, то, что правители России в целях маскировки имперской сущности государства принимали Конституции, законы, соответствующие лучшим демократическим образцам мира. Благо, выполнять эти законы они никогда не собирались и не пытались. Фактов подобного рода последних десятилетий очень много и всем, кто жил в России, они хорошо известны. Что касается более позднего периода, то вот как оценивали порядочность правителей России в XIX столетии аварские и чеченские жители: “Со времени появления низких ног ваших на стесненных землях и горах наших, вы всегда обманывали людей наших несправедливыми словами своими и подлогами, чего неприлично людям благоразумным и действительно храбрым, а в особенности великим государям, имеющим влияние, силу и средства действовать против равного себе и могущих избавить угнетенных от преследования притеснителей. Вы же всегда разоряли имущество наше, жгли деревни и перехватывали людей наших, что хотя и неприятно было переносить нам, но притеснения эти мы противу желания носили на себе до сего времени”, – писали они в 1844 году российским генералам на Кавказе. (См. Движение горцев Северо-Восточного Кавказа до 20-50 гг. XIX века. Сборник документов. Махачкала, 1959, с. 424).

Во-вторых, это беспримерное лицемерие российских правителей, которые им удается скрывать постоянным самобичеванием: “Да, нарушали законы, свои обещания, совершали преступления, но мы очень раскаиваемся и клянемся, что этого больше не будет”. Так приблизительно выглядит это самобичевание. Не зря, видимо, родилась русская поговорка: “Не согрешишь – не покаешься, не покаешься – не спасешься”.

В-третьих, это, как мы уже отмечали, широкое использование национал-пособников при формировании и осуществлении колониальной политики. Последнее обстоятельство вводит в заблуждение даже представителей колониальных народов относительно истинной сущности российского государства. Иные национал-пособники, являющиеся, с точки зрения международного права, тягчайшими преступниками, в представлении некоторых представителей колониальных народов являются чуть ли не национальными героями.

Этому явлению, конечно, есть историческое и социально-психологическое объяснение, но это уже тема отдельного рассмотрения. Понятно, что тем легче этими фактами может быть введена в заблуждение относительно политики и практики российского колониализма мировая общественность.

Думается, что наши предположения не покажутся преувеличенными, если вспомнить о том, что одно время на Западе сталинская конституция считалась демократической, а сам Сталин – демократом. Многие передовые писатели Запада, побывавшие в самый пик массового террора в СССР, не могли нахвалиться демократизмом советского общества и самого Сталина. В своем обращении к чеченскому народу А.Авторханов вспоминал, как на Западе в 1940-х годах разгоняли антисталинскне митинги, говоря им: “Если вам Сталин не угоден, то езжайте домой, в СССР, и изберите нового главу государства, у вас демократическая конституция”. В плену схожих заблуждений были даже известные своим демократизмом политические деятели. Много Примеров подобного рода и в трудах А-И.Солженицина, Видимо, мировая общественность при оценке российских законов, конституций исходит из собственного отношения к законам и конституциям…

Нынешнее российское государство является правопреемником российского государства царского и советского периодов, а это означает и ответственность за деятельность предыдущих правительств. В данном случае ответственность за геноцид и депортации народов не только в XX, но и в XIX столетии. Срок давности не распространяется на лиц, совершивших преступления против человечности, тем более он не должен распространяться на государства. Это означает, что российское государство обязано создать необходимые условия возвращения на историческую родину потомков изгнанных Российской империей в результате агрессивной войны народов. Если право на вещи передается по наследству, то тем более это относится к праву на родину, на землю предков, которой их насильственно лишили. Кроме того, российское государство должно признать потомков насильственных переселенцев, независимо от того, вернулись или нет они в настоящее время на свою историческую родину, гражданами тех земель и тех республик, откуда были изгнаны их предки, если они от этого сами добровольно не откажутся. Во имя искоренения навечно геноцида. депортации, принцип неотвратимости наказаний должен восторжествовать. и в данном случае нужно положить конец имперской политике свершившихся фактов.

Соответствующая международно-правовая база имеется. Это решение великих держав о возвращении польскому народу значительной части территорий, находящихся под юрисдикцией Германии. Основанием для подобного решения явился тот факт, что эти земли в Х-Х11 в.в. были захвачены германскими феодалами, несмотря на то, что славянское население этих территорий было в значительной мере германизировано, а не уничтожено. Эти решения были утверждены ООН. Это и решение ООН о создании государства Израиль.

Что касается вопроса о предоставлении прав гражданства потомкам насильственно переселенных или разделенных народов, то здесь та же международная практика знает достаточно много примеров (Израиль, ФРГ, а теперь Казахстан и Чеченская Республика).

Только искоренив все условия, порождающие преступления геноцида, только дав соответствующую моральную, правовую оценку государству, которое осуществляло эту политику, представителям этого государства, только осудив конкретных виновников преступлении геноцида независимо от времени их совершения, мы сможем положить конец политике геноцида.

Только ликвидация российского колониализма – самого чудовищною из всех известных колониализмов – и создание народами, находящимися под его угнетением, независимых государств, является гарантией неповторения геноцида во всех его формах.

Резюмирую:

1. Российское государство совершало геноцид во всех его формах ч иные преступления против человечности, квалифицируемые международным правом как тягчайшие преступления против человечества и угроза миру, с XVI века по настоящее время.

2. Причиной этого является основанный на идеологии великодержавного шовинизма имперский, колониальный характер российского государства.

3. Несмотря на демократический фасад, российское государство сохранило имперскую сущность, которая, в частности, проявляется в отрицании этим государством закрепленного международным правом в качестве основополагающего принципа демократии безусловного права каждого народа на самоопределение. Поэтому угроза физического геноцида над народами, находящимися под господством российской империи, все еще сохраняется.

4. Главным условием прекращения политики геноцида во всех его формах со стороны российского государства и гарантией его неповторения является ликвидация российского колониализма и государственная независимость народов, находящихся под его игом.

5. Учитывая важную роль, которую сыграла международная общественность в преодолении колониализма в других странах, необходимо привлечь ее к борьбе по ликвидации российского колониализма, а для этого до ее сведения нужно довести информацию о беспрецедентных преступлениях геноцида российского колониализма.

6. Во имя торжества принципов неотвратимости наказания за преступления против человечности, а также с целью информирования международной общественности об этих преступлениях, необходимо учредить Международный суд или Трибунал.

7. В Целях искоренения имперской политики свершившихся фактов, являющейся одной из главных причин повторения депортаций и иных преступлений геноцида, а также исходя из того факта, что нынешнее российское государство является правопреемником российского государства царского и советского периода, и во имя торжества справедливости российское государство обязано создать необходимые политические, правовые и экономические условия для возвращения потомков изгнанных ими народов на места их исторического проживания с полным восстановлением их прав и соответствующей материальной компенсацией.

1994 г.

 

Глава IV

ЧЕЧЕНЕЦ НИКОГДА НЕ БУДЕТ РОССИЯНИНОМ

Великодержавно-шовинистическая политика России в отношении нашей республики не только не прекратилась, но наоборот, становится еще более наглой (призывы участвовать в выборах в имперское собрание России, предварительные условия ведения переговоров и т.п.), предпринимаются новые явные и скрытые, грубо попирающие международное право, попытки дестабилизировать политическую и экономическую обстановку в нашей республике с тем, чтобы покончить с независимостью нашего государства и вновь надеть на наш народ нашими же руками позорное ярмо колониального рабства,

Чтобы не дать осуществиться этим коварным планам российских великодержавных, шовинистов, именующих себя демократами, нам нужно, по моему твердому убеждению, сделать вес, чтобы сохранить внутриполитическую стабильность в нашем государстве, или, говоря иначе, не совершать действии, которые могли бы поставить под угрозу эту стабильность.

Одним из таких нежелательных действий считаю проведение в настоящее время выборов в Парламент, на чем настаивают некоторые политические группы. Не отказываясь от той оценки, которую я давал нашему Парламенту в своих выступлениях, тем не менее, я далеко не уверен, что проведение выборов в нынешних напряженных политических и экономических условиях приведет к формированию более достойного состава Парламента.

Более того, имеется большая вероятность того, что проведение выборов в условиях тяжелого экономического положения, учитывая при этом доставшийся нам в наследство от колониализма невысокий уровень политической культуры части населения и подрывную политику великодержавных шовинистов и их “чеченских” пособников, может привести к дестабилизации политической обстановки в нашей республике, расколоть наше общество на враждебные группировки, борьбой которых воспользуется Империя для уничтожения нашей независимости. В этой связи вызывают большую тревогу попытки использовать тайповые различия и вооруженные силы в политических целях (призывы создать палату тайпов в Парламенте или требования под угрозой применения вооруженных сил изменения состава правительства и т.п.). Как показывает кровавый опыт строительства независимых государств некоторыми бывшими колониальными странами, сходные призывы, требования и методы достижения целей делали эти страны зависимыми или приводили их к полной утере с таким трудом завоеванной ими независимости.

Кроме того, нельзя не учитывать и то обстоятельство, что вообще в смутные времена эффективным средством для достижения власти становится демагогия, популистские лозунги и обещания, подачки и взятки, подкуп избирателей и избирательных комиссий. Российские колонизаторы, которые и так уже, по их собственному признанию, затратили несколько десятков миллиардов рублей на организацию антигосударственных мятежей, выступлений и других подрывных акций в Чеченской Республике, по всей вероятности, попытаются обеспечить получение депутатских мандатов своими пособниками с тем, чтобы через Парламент добиться реализации своих имперских целей.

С другой стороны, в последние годы в нашей стране сформировалась экономическая группа, состоящая из дельцов, которые путем различных незаконных махинаций в том числе незаконных махинаций с нефтепродуктами, незаконной приватизации объектов народного хозяйства, награбили огромные богатства и в настоящее время нуждаются в законах, которые бы легализовали их награбленные богатства, следовательно, нуждаются в депутатах, которые приняли бы подобные законы.

Если учесть особенности характера чеченского народа, размеры Чеченского государства, то принятие законов еще не гарантирует долгое и спокойное владение награбленными богатствами, и поэтому экономические интересы названной мафиозной группы могут толкнуть ее на сговор с империей за счет независимости нашего государства. Следовательно. экономические интересы чеченских мафиозных групп совпадают с имперскими интересами великодержавных шовинистов в отношении независимости нашего государства- то есть обе названные стороны заинтересованы в ликвидации независимого Чеченского государства, и не исключено, что российские колонизаторы во время предвыборной кампании попытаются вступить в тайный сговор с этими группами.

К проимперским экономическим группам следует добавить и те компрадорские группы, которые с форм провались в годы российско-коммунистической империи, то есть, так называемую партийно-хозяйственную номенклатуру интересы которой, как показал опыт последних лет, также неразрывно связаны с интересами сохранения чеченского народа под имперским господством.

Если принять во внимание, что финансовые и торгово-промышленные группы, интересы которых были бы неразрывно связаны с интересами сохранения независимости нашего государства, находятся еще в стадии становления, что объясняется не только 74-летней коммунистической тиранией, но и полуторавековым национальным гнетом российских колонизаторов, – то, как мне кажется, нельзя недооценивать как возможность, так и опасные последствия сговора между российскими колонизаторами и чеченскими компрадорами. Одним из результатов этого сговора может быть попытка внедрить в органы власти и, прежде всего, в парламент своих ставленников. Как уже было сказано, опыт других, государств показывает, что демагогия, подкуп становятся эффективными средствами достижения власти в условиях тяжелого экономического положения и низкой политической культуры значительной части населения. Нет гарантий, что эти средства не принесут результата у нас, когда доставшееся нам тяжелое колониальное наследие усугубляется непрекращающейся подрывной политикой империи. особым бесстыдством и осе чел о вечностью чеченских “капиталистов”-грабителей и чеченских чиновников-грабителей.

Более чем двухлетний опыт существования нашего независимого государства показывает, что часть населения не совсем ясно представляет себе функции различные ветвей власти, не имеет знаний об опыте, прежде всего, о горьком опыте строительства независимых государств бывшими колониальными народами. Причина этой политической неграмотности заключается, конечно, в той целенаправленной политике денационализации нерусских народов, в особенности чеченского, которая проводилась российскими (царскими и советскими) колонизаторами, чтобы искоренить в чеченском народе стремление к созданию независимого государства – со временем с этим проявлением духовного наследия колониализма будет покончено, но в настоящее время это остается фактом политической жизни нашей республики.

Если даже исключить при проведении выборов возможность развития событий по указанному выше сценарию, то есть дестабилизации политической обстановки спецслужбами колонизаторов или попадания в парламент их агентов или ставленников компрадорских групп, то существует в силу указанной выше причины – невысокого уровня политической культуры – большая вероятность того, что результатом поспешных выборов может стать новое жестокое противостояние между вновь избранным парламентом и президентом, а этой конфронтацией, как это уже было в январе-июне 1993 года, воспользуются колонизаторы для дестабилизации политической обстановки в нашем государстве и ликвидации его политической независимости.

Нынешний состав парламента, освободившись от депутатов – активных носителей конфронтацией ной линии, которая в поведении некоторых из них объяснялась тем, что они не смогли осознать великое значение совершенного в августе-ноябре 1991 года чеченским народом национально-освободительного восстания, не умели отличить функции колхозного собрания от функций Парламента, зато обладали непомерными политическими амбициями. Освободившись от таких депутатов, имея двухлетний опыт работы, в том числе и горький опыт, парламент застрахован, на мой взгляд, от совершения тех страшных ошибок, которые в нынешних условиях могли бы стать угрозой независимости нашего государства.

Для оценки нынешнего состава парламента с точки зрения сохранения и защиты независимости нашего государства немаловажное значение имеет тот факт, что он формировался в октябре 1991 года, когда, как известно, в тех сложных политических условиях в парламент баллотировались в большинстве случаев люди, искренне желающие освобождения нашего народа от колониального ига и создания независимо, чеченского государства. В любом случае, народ хорошо изучил за 2 года каждого депутата настоящего состава парламента и знает, на что способен каждый из них.

И, наконец, учитывая особенности национального характера нашего народа и с целью создания прочных основ политической стабильности чеченского государства, что, в свою очередь, является одним из главных факторов экономического процветания государства, я вообще считал бы целесообразным, если бы нынешний состав парламента сохранил свои полномочия до конца срока, предусмотренного законом, ибо это первый парламент независимого чеченского государства, и, если наш народ в столь сложных условиях сохранит этот первый парламент со всеми его не только достоинствами, но и недостатками, объясняемыми в значительной степени тем, что это первый парламент, и отражающими в определенной степени нынешний уровень политической культуры населения нашей республики, то тем самым наш народ заложит хорошую политическую традицию, надежную панацею, которая предохранит будущие поколения чеченского народа от поспешных политических решений, чреватых опасностью для стабильности государства: потомки, живя в несравненно лучших политических и экономических условиях, будут всегда иметь перед собой пример нынешнего поколения. Во всяком случае, своей политической стабильностью многие процветающие государства мира обязаны не в последнюю очередь добрым традициям, заложенным первооснователями этих государств. Именно этим мотивом я руководствовался, когда выразил свое несогласие с роспуском парламента в апреле 1993 года, и сделал все, что в моих силах, чтобы его сохранить. Благо, в Указе Президента при его опубликовании речь шла не о роспуске, а о приостановлении законотворческих функций парламента.

Вот мотивы, из-за которых я считаю нецелесообразным проведение новых выборов в парламент. Само собой разумеется, что я имею в виду парламент, занимающийся полноценной законодательной деятельностью, и потому призываю президента отменить свой Указ о приостановлении законотворческой деятельности парламента.

Конечно, отказ от проведения новых выборов в парламент н настоящее время не означает кардинальное решение проблем, стоящих перед нашим государством, так как причины многих негативных явлений в общественной и государственной жизни, в том числе и указанных выше, на мой взгляд, уходят своими корнями в колониальное прошлое нашего народа, особенно в коммунистический этап этого прошлого, это может на время отодвинуть одну из главных угроз для стабильности государства. Но для кардинального решения проблем необходимо, на мой взгляд, государственное устройство, социальную и экономическую политику государства, прежде всего, в вопросах. касающихся отношений собственности на землю, ее недра, социального обеспечения, судопроизводства и средств массовой информации и кинематографа, привести в соответствие с нормами шариата. К подобным выводам я пришел, размышляя над опытом нашего самостоятельного развития. Конечно, для этого необходимо время, но и откладывать в долгий ящик этот жизненно важный для нашего народа вопрос нельзя. В качестве первого шага можно было бы создать государственную комиссию, с четко указанными хронологическими рамками работы, из исламских ученых Чечни и зарубежья, представителей государственных структур, науки, всех общественных, слоев для разработки методов, форм и этапов внедрения норм шариата в указанные выше сферы общественной и государственной жизни Чеченской Республики, Наряду с этими политическими, экономическими мероприятиями следовало бы приступить к широкой просветительской работе, целью которой является, путем распространения политических. исторических и культурных знаний, освободить население нашей республики от тяжкого духовного наследия колониализма, то есть, начать процесс деколонизации общественного сознания, процесс очищения нашего национального сознания от чужеродных стереотипов и унизительных комплексов, процесс возвращения к чистым исламским истокам благородного духа чеченского народа и приобщения к передовым достижениям политической, экономической. культурной мысли других народов и тем самым начать процесс закладывания здорового нравственного фундамента под наше государство. Только в этом случае, на мой взгляд, наше государство имеет шанс обеспечить стабильное независимое существование, в котором народ и государство, различные ветви государственной власти гармонично взаимодействовали бы на благо чеченского народа.

А сейчас хотел бы высказать свои мысли и чувства по поводу противоправных действий и заявлений великодержавников и антинациональной деятельности их “чеченских пособников”.

Пока существует империя, и Чеченская Республика не стала полноценным членам международного сообщества, особая опасность для стабильности Чеченского государства исходит, на мой взгляд, со стороны “властоманов” (по аналогии с термином “наркоман”) – выходцев из колониальных народов. Эту категорию лиц следовало бы назвать национал-пособниками, ибо это название, с моей точки зрения, более полно отражает их духовную сущность.

Слово “национал” – это устоявшееся название-кличка, данное великодержаиниками представителям колониальных народов, заменив им их прежние, не менее презрительные клички “туземцы”, “инородцы”. Этими кличками великодержавники пытались подчеркнуть свое якобы духовное превосходство. Это чувство великодержавников можно сравнить с отношением рабовладельцев к рабам, помещиков к крепостным. Но подобно тому, что не всегда физическое рабство означает и духовное рабство, что рабом можно считать того человека, который не только примирился со своим рабством, но гордится им, помогает своему хозяину удерживать своих товарищей в рабстве, вдалбливая им в головы сказки о прелестях рабской жизни, невозможности для рабов самостоятельной жизни и величия, святости и непогрешимости их хозяина-рабовладельца, помогает порабощать других свободных людей, точно так же “националами” (“туземцами”) можно считать тех выходцев из колониальных народов, которые считают колониальное рабство своих народов естественным, даже гордятся им, “обосновывают” правомерность и необходимость этого рабского состояния и всеми силами помогают великодержавникам удерживать свои народы в том состоянии и порабощать Другие народы. Итак, национал-пособники – эти выходцы из колониальных народов, которые в угоду колонизаторам, отрицают необходимость, возможность для чеченского народа создания независимого государства, утверждают, что наш народ обязательно должен жить, положив свою голову под российский сапог, чтобы тем самым добиться реализации своих узкокорыстных интересов и амбиций. Более того, в порыве лакейских чувств и чтобы подняться на театральные подмостки империи в качестве национал-марионеток, некоторые из них дошли до того, что начали вообще отрицать за чеченским и другими угнетенными народами российской империи данное им самим Богом и признанное даже ООН право на самоопределение, право на создание независимых государств. Открыто заявлять об этом не посмели даже их хозяева – российские великодержавные шовинисты.

Учитывая то огромное зло, которое принесли нашему народу представители этой группы, ту опасность, которую они представляют для нашей независимости, вследствие своей беспринципности лицемерия, демагогических и мимикрических способностей на фоне политической неразвитости и приверженности тайповым, местническим и иным разъединяющим наш народ привычками определенной части населения, которыми они не замедлят воспользоваться, как это уже было в сентябре-ноябре 1991 г. (“антимитинги”), в марте 1992 г., и в апреле – июне 1993 г., я хотел бы подробнее поговорить на эту тему.

Чины и высокие должности, даваемые колонизаторами национал-пособникам, какие бы высокие они ни были, сами по себе еще не говорят о том, что их получатели обладают реальной властью адекватной их чинам и должностям, хотя многих эти факты и вводят в заблуждение относительно истинного положения национал-пособников в имперской иерархии. Так, например, царь Иван Грозный, чтобы облегчить себе решение определенной политической задачи, отказался от царского престола и назначил вместо себя “царем самодержавцем всея Руси” татарина Симеона Бекбулатовича, который до этого, поменяв ислам на православное христианство, стал “россиянином”,

В отличие от Симеона Бекбулатовича, его нынешние духовные потомки прибегают к различным ухищрениям, формам отказа от своей религии, объявляя себя приверженцами “скептицизма”, “фатализма”, “агностицизм а”, и т.д., то есть как будто бы говоря, например: “Я уже не мусульманин и пока еще не христианин, а что-то среднее между ними”. Очень удобная для лицемеров позиция; при очень дотошных приверженцах той или иной конфессии можно будет объявлять себя, смотря по ситуации, “мусульманином”, “христианином”, “буддистом” и даже “язычником” (многобожником), так как основные положения названных выше философских учений в той или иной степени присутствуют во многих религиях. Например, в религии древних греков – классической религии многобожников-идолопоклонников – вера в рок, судьбу, фатум занимает центральное место.

Как наркомания, давая сиюминутные наслаждения, убивает тело человека, так и властомания национал-пособников, поднимая их по лестнице имперской иерархии, уничтожает их души…

Так вот, при назначении “царем” Симеона Бекбулатовича были соблюдены все предусмотренные тогдашними российскими законами обряды и процедуры, то есть он был “венчан венцом”. “Царствование” Симеона Бекбулатовича продолжалось два года, во время которого он издавал “царские” грамоты и указы. В обращении с ним Иван Грозный оказывал ему все подобающие царю и самодержцу почести, в письмах, отправляемых Симеону Бекбулатовичу “бил челом”, называя себя “Иванец”. Как только Иван Грозный решил поставленную задачу, он прогнал “царя и самодержца”, выкреста-“россиянина” Симеона Бекбулатовича.

Как видим, духовным отцом современных режиссеров великодержавников “театра национал-марионеток” является не Ленин, не Петр I, как некоторые полагают, а Иван IV Грозный.

В дальнейшем использование национал-пособников для порабощения “инородцев” превратилось в систему, завершение которой произошло уже при Ленине,

В качестве главных “системообразующих элементов”, российские колонизаторы со времен Ивана IV вплоть до настоящего времени использовали такие низменные чувства, как самомнение, зависть, месть, обиду, тщеславие, любовь к позерству, корыстолюбие. В своё время наличие указанных качеств пытались выявить даже у шейха Мансура: секретная канцелярия Екатерины II писала своему представителю на Кавказ: “Статься может из обиженных князей, тогда спросите пойдет ли на золото, на высокий чин в свиту ее величества” (А. Виноградов. Шейх Мансур, М 1934, с.12-13).

Результат нам известен – и поэтому шейх Мансур был и остается заклятым врагом всех российских великодержавников-шовинистов прошлого и настоящего.

Как и во всякой “системе”, здесь сложилась определенная иерархия подачек и, соответственно, требований к национал-пособникам: на низшей ступени кандидату в национал-пособник и достаточно было быть просто аморальным человеком, не иметь чувства собственного достоинства, быть своекорыстным, продажным, но он мог при этом называть себя татарином, чеченцем, ингушом и т.д. – подачки были соответствующие: чины юнкеров, поручников, прапорщиков, майоров и должности доносчиков, проводников, толмачей, служба при “обозе” российской армии, в охранах, “конвоях” высших должностных лиц империи и т. д. и связанные с ними материальные блага (серебро, золото, деньги и земельные участки). Например, один из самых известных представителей этой категории, по свидетельству очевидца, российского офицера, “человек замечательный, оказавший немало услуг русскому оружию,.. незаменимый проводник”, который, “благодаря превосходному знанию местности (только в Большой Чечне), много содействовал покорению Чечни и много русской крови сберег при ее замирении”, получил чин майора и большой участок земли.

На высших ступенях иерархии национал-пособник уже отказывался от самого себя, от национальной и религиозной само идентификации. Хотя в настоящее время требования отказа от своей национальности и религии колонизаторами формально не выставляются как во времена Ивана Грозного, но подразумеваются, и национал-пособники очень хорошо знают, а кто не знает, то те чувствуют это всеми фибрами своей национал-пособнической души, короче говоря, стороны знают правила имперской игры. Чтобы не потерять свой высокий пост, национал-пособник по поводу и без повода демонстрирует свое самоотступничество “Я россиянин”, “Мы россияне”, “Наши предки – россияне” и т.д. Впрочем, все мы чуть ли не ежедневно видели и видим эти сцены самоуничтожения в смысле национальном религиозном.

Можно было бы посмеяться, а то и пожалеть этих людей, которых тщеславие, самомнение заставляют заниматься самоуничтожением, если бы их деятельность ограничивалась словесными заверениями в их только самоотступничестве. Прекрасно зная, чего от них ожидают их хозяева-великодержавники, они все свое усердие направляют на то, чтобы лишить национального и религиозного лица народов, из которых они вышли. Вначале “добровольно-принудительно, а из этого, как правило, ничего не получается, – затем насильственно, организовывая и становясь во главе военных походов, мятежей, они пытаются достичь указанной цели.

В своем холуйском рвении они становятся большими шовинистами, чем даже представители имперской нации, отрицая за народами, из которых они вышли, даже те права, которые открыто не осмеливались отрицать имперские шовинисты, как, например, право на самоопределение, на создание независимого государства – независимо от его численности, размеров и географического положения территории, уровня политического, культурного, экономического развития, независимо от того, имел или нет данный народ в прошлом свое государство – ибо прекрасно сознают, что их положение в иерархии на-ционал-пособников находится в прямой зависимости от политического состояния народов, из которых они вышли.

Говоря коротко и образно, национал-пособники прекрасно сознают следующую причинно-следственную связь: чтобы получить высшее место н иерархии национал-пособников, нужно поставить под имперское господство свой и другие нерусские народы, чтобы удержать это место, нужно удержать нерусские народы в состоянии колониального рабства, а чтобы удержать их, нужно внушить им, что они не имеют и не должны иметь тех прав, которые имеет имперская нация. Чтобы и к это поверили, нужно путем демагогии, используя политическую неграмотность угнетенных народов, являющуюся следствием целенаправленной политики колонизаторов, что они это не один, а, например, “россияне”, т. е. лишить их национального и религиозного самосознания. А если и из этого ничего не получается, то потопить их в крови, но загнать в имперский хлев, ибо высокое кресло превыше всего! И они проливали её, превосходя по этой части и даже удивляя этим природных великодержавников. Ленин, внесший определенный вклад в создание “системы” национал-пособничества, тоже обратил внимание на это странное, на первый взгляд, явление и подметил наиболее характерную черту их поведения. Напомню всем известный факт, в связи с которым это произошло: когда грузинские коммунисты во главе с Б. Мдивани, изъявили желание образовать с Россией “федерацию”, в которой Грузия формально имела бы равные права с Россией (хотя, как известно, “равноправные” союзы, тем более “федерации” меду бывшими метрополиями и бывшими колониями являются разновидностью колониализма, означает лишь переход из одной формы в другую форму колониальной зависимости), свежеиспеченные “россияне” И. Сталин (Джугашвили), С. Орджоникидзе, Ф. Дзержинский резко выступили против этого – а Орджоникидзе даже избил “одного из грузинских”, сторонников “равноправия” – и предложили Грузии войти в состав России на правах “автономии”. Ленин поддержал грузинских сторонников “равноправия” и, осудив попытки “россиян” Джугашвили, Орджоникидзе “автономизировать” Грузию, дал им следующую оценку: “Известно, что обрусевшие инородцы всегда пересаливают по части истинно русского настроения” (Ленин, ПСС, т. 45, стр. 358),

Вспомним попытку ввести чрезвычайное положение в Чеченской Республике в ноябре 1991 года, которое, в случае его осуществления обернулось бы морем крови для нашего народа, для всех северокавказских народов – как показывают материалы заседаний Верховной Совета России в октябре-ноябре 1991 года, Б. Ельцин был вынужден издать этот пресловутый Указ под сильнейшим воздействием своры национал-пособников, пытавшихся показать себя таким способом больше “россиянами”, чем сами россияне. Позже один из ярких и типичных представителей национал-пособничества ставил в вину Б. Ельцину то, что он, провозгласив лозунг “Берите суверенитета столько, сколько можете”, способствовал распаду России, а то время как он был твердым сторонником “единой и неделимой России”, т.е., если называть вещи своими именами, этот, больше всех россиян “россиянин” выступал за незыблемость России как империи н политического рабства нерусских народов, находящихся в ее составе.

В связи с недовольством национал-пособников Б. Ельциным из-за того, что он хотел дать “столько суверенитета, сколько могут взять народы”, вспоминается недовольство многих крепостных крестьян тем, что император Александр I дал им свободу, отменив крепостное право: “Как это, без барина? Кто же нас рассудит? Нет! Без барина нельзя!”, – говорили они. . И “гордость” национал-пособников по поводу их “верности” идее “единой и неделимой России”, то бишь идее нерушимости барского, крепостного права в национальных отношениях, можно сравнить разве что с “гордостью” того лакея из поэмы Некрасова “Кому на Руси жить хорошо”, который очень “гордился” тем, что ему посчастливилось выпить остатки вина из барского стакана. Перефразируя известное выражение “У советского человека – своя гордость”, можно сказать, что у национал-пособника своя гордость… Я бы посоветовал национал-пособникам следовать не примерам духовного рабства, если без подражания российским образцам они не могут, а следовать примерам духовного величия, которых в российской истории тоже немало, например, ими богата жизнь А. Д. Сахарова – убежденного защитника равноправия народов…

После того, как я уже написал данное заявление-выступление, известный “россиянин” Р. Абдулатипов, мучимый “известными” чувстваами, даже статью написал: “Ответ критикам России, или о национальной гордости россиян”. (“Независимая газета”, 22 февраля, 1994 г.). Сама собой напрашивается аналогия с не менее известным “россиянином” И. Сталиным-Джугашвили, написавшим статью, в которой он тоже давал ответ “критику” России… Ф. Энгельсу. Ф. Энгельс, показав зловредную роль иностранцев, то бишь национал-пособников по нашей терминологии, в превращении России в империю, делает следующий вывод: “Вся эта опасность мировой войны исчезнет в тот день, когда дела в России примут такой оборот, что русский народ сможет поставить крест под традиционной завоевательной политикой своих царей и вместо фантазий о мировом господстве заняться своими собственными жизненными интересами внутри страны, интересами, которым угрожает крайняя опасность.,, русское национальное собрание, которое захочет справиться с самыми неотложными внутренними задачами, должно будет решительно положить конец всяким стремлениям к новым завоеваниям”. (Хрестоматия по новой истории. П., Москва. 1953. с. 196-200). Написано как будто для сегодняшнего дня. Как будто бы и нынешней имперской политике России в отношении народов бывшего СССР!

Сравните абдулатиповский и джугашвиловский “ответы критикам” – сходство психологий явно налицо…

Когда же россияне настоящие, а не суррогатные на благо российскому народу, следовательно, на благо всем народам бывшего СССР, России, наконец, воскликнут: “Боже спаси нас от патриотизма “россиян”, а от врагов мы как-нибудь сами защитимся!”?

Национальное тщеславие одних, политическая неискушенность других, не информированность третьих, и просто наивность простых людей, с одной стороны, и целенаправленная пропаганда национал-пособников, использующая все это, с другой стороны, позволяет некоторым наиболее известным национал-пособникам даже претендовать среди народов, из которых они вышли, на роль чуть ли не “героев”.

Как известно, величие духа, или героизм, как отдельного человека, так и народа, проявляется по их отношению к более слабым. В первом случае – по отношению к праву и достоинству более слабого человека, во втором случае, по отношению крупного народа к правам и достоинству малых народов. Точно так же величие политического деятеля, в данном случае, российского, проявляется по его отношению к правам и достоинству малых народов, насильно удерживаемых российским государством в своем составе. Национал-пособники, ничтоже сумняшеся, претендующие на роль “авторитетов” “у себя дома”, как очень многим известно, являлись вдохновителями, подстрекателями и цепными псами великодержавных шовинистов при подавлении слабых, то есть малых народов. И поэтому с великими проклятиями и глубоким презрением произносят представители малых народов России имена известных национал-пособников. Придет время – пусть через пять десять, сто, тысячу лет, – но придет, ибо Божья справедливость должна рано или поздно восторжествовать, когда и “у себя дома” национальное тщеславие заменится национальной гордостью, политическая неграмотность – политической эрудицией, неинформированность – широкой информированностью, и на смену наивности, заставляющей думать людей, что все такие же честные, как они, не допускающие мысли, что человек их национальности может из-за властолюбия, тщеславия, корыстолюбия выступить против собственного народа (кстати, в плену этой наивности очень долго и прочно находился и я сам, и процесс моего освобождения от этого плена был долог и мучителен), и потому полагающей, что где-то тайно и крупно национал-пособник помогает собственному народу освободиться из-под имперского ярма – эта наивность заменится мудростью, и тогда, сорвав маски лицемеров с их лиц, проникнув за плотный слой их демагогических “обоснований” и “оправданий”, увидев дьявольскую сущность душ и преступные дела этих “героев”, воздаст наш народ этим национал-пособникам по заслугам за их красно-черные дела и заклеймит их имена вечным позором.

Я намеренно не называю этих людей предателями, так как предатели – это рядовые изменники, которые, поддавшись чувству страха, спасая свои жизни, оказывали помощь врагам своего народа, при этом, может быть, переживая за свои изменнические поступки, по крайней мере, не пытаясь подвести под свое предательство теоретическую “базу в виде всяких там обоснований”, “аргументов” (“исторических”, “экономических”, “культурных” и т. п.).

Национал-пособничество – это высшая форма предательства. И не только потому, что они вместо раскаяния пытаются подвести под свои злодеяния “глобальную”, “теоретическую” базу, не только потому, что они, продав свои души, лишившись этих душ в нормальном человеческом смысле этого слова, потеряли, судя по их поведению, даже способности раскаиваться, но и потому, чти масштабы зла, которое они причиняли народам, из которых они вышли, колониальным народам, неизмеримо выше зла, которое причиняют своим народам рядовые изменники.

Могут возразить, что национал-пособники помогли кому-то создать совместное предприятие, кому-то открыть кооператив и т. п. Да, вполне может быть, что они оказывали услуги отдельным бизнесменам, отдельным даже группам людей, но и это, я думаю, было ими сделано, прежде всего, в своих национал-пособнических целях: для успешного выполнения национал-пособнической роли нужна поддержка, хотя бы видимость этой поддержки, хотя бы маленькой части народа, из которого они вышли. Все кто смотрел телевизор, читал газеты, слушал радио в последние годы, не раз бывал свидетелем национал-пособнических спектаклей, лимитировавших эту поддержку. Но колониальным народам России, их правам и достоинству национал-пособники нанесли неизмеримый моральный и физический ущерб, причинили неискупляемое зло. Подобно тому, как в великодержавно-шовинистические анналы в XIX веке занесены в качестве “замечательных” имена людей, оказавшие немало услуг” великодержавникам при завоевании чеченского народа, точно так же и у нынешних великодержавных шовинистов, причем у самых одиозных из них (руцких, прохановых и т. д.), нынешние наиболее выдающиеся национал-пособники числятся в качестве “замечательных людей” – “россиян”.

Повторюсь: многочисленные исторические факты свидетельствуют о том, что национал-пособники при обосновании и проведении великодержавно-шовинистической политики проявляли больше рвения, гибкости, лицемерия и жесткости, чем сами великодержавные шовинисты!

Объяснением этому явлению, на мой взгляд, является то, что природные великодержавники обладают, хотя и преувеличенным, но национальным самосознанием, и поэтому инстинкт самосохранения своей нации – здесь ситуация прямо противоположная той, которая была с национал-пособниками – заставляет их несколько умерить, маскировать свою жестокость: чрезмерная и всем видная жестокость может способствовать быстрому пробуждению национального самосознания угнетенных народов, тем самым сплотить их и поставить под угрозу господствующее положение его нации, следовательно, и его самого, т.е. существование империи.

Национал-пособники же, с одной стороны оторвались от собственной нации, не имея или лишившись национального самосознания (в этой связи, на память приходит высказывание Светланы Аллилуевой о национальной принадлежности И. Сталина: в одном из своих писем она вспоминает, как однажды, когда она была маленькая, в комнату, где она сидела, вбежал ее брат Василий, тоже в то время ребенок, и объявил ей новость: “Знаешь. Света, наш папа в детстве был грузином”. Точно так же нынешние национал-пособники в детстве были теми, кем они записаны в паспортах. В настоящее время они “россияне”), тем самым потеряв себя, свою душу, и потому способны на любую жестокость, гадость, с другой стороны, они бояться потерять высокое положение в имперской иерархии и в этом отношении постоянно чувствуют свою “имперскую” неполноценность. Вот это чувство “имперской” неполноценности и заставляет их постоянно доказывать природным великодержавникам, что они их до мозга костей”, чем они сами, заставляют вечно доказывать, что они любят имперскую нацию, любят больше, чем сами представители имперской нации, готовы защищать и отдать жизнь за имперские интересы, что готовы быть цепными псами империи!

Есть, видимо, какая-то закономерность в том, что часто колонизаторы порабощали, а затем держали в угнетении народы с помощью национал-пособников. Есть этому явлению и психологическое объяснение: ведь не случайно рабовладельцы назначали надсмотрщиками над рабами рабов из их же среды: самыми преданными и самыми лютыми надсмотрщиками были надсмотрщики из рабов! Или подобные примеры из жизни фашистских и советских концлагерей…

Природа национал-пособничества как разновидности духовного рабства в чем-то сродни природе зверства, характерные черты которой верно подметил, на мой взгляд, Д. С. Лихачев. “Она, – пишет он, – …в ничтожестве человека, который хочет доказать, что он не ничтожество. Он почувствовал власть, он всесилен: скажу встать – встанет, скажу лечь – ляжет”, (Газета “Московские новости”, 18. 09. 88 г., № 38, с. 13). В пароксизме этих чувств национал-пособник может сотворить в отношении неимперских народов, в отношении народа, из которого он вышел, любую жестокость, любую подлость, любое преступление. Что может быть более жестоким, подлым, гадливым, преступным, чем организация и участие в войнах, походах, мятежах, диверсиях против свободы и независимости народов, из которых они когда-то вышли.

Много горя принесли нашему народу национал-пособники со времен начала агрессии России против Чечни в ХVI-ХVII вв. вплоть до настоящего времени. И на них лежит кровь сотен тысяч чеченских мужчин, женщин, детей, убитых и замученных в период войны российскими захватчиками, при подавлении оккупантами национально-освободительных движений и восстании чеченского народа в Х1Х-ХХ столетиях, за геноцид в 1944-1957 гг.; и они несут значительную долю вины за поражения в русско-кавказской войне, за уничтожение независимых Северо-Кавказской республики и Северо-кавказского имамата.

Провозглашение независимого государства пока еще не положило конец террористической политике российских колонизаторов, а только изменило ее формы, они все еще надеются загнать обратно в холопское стойло империи чеченский народ. Эту надежду им подает разросшаяся на подачках великодержавных шовинистов свора национал-пособников, которые трижды с начала момента объявления независимости (ноябрь 1991 г., март 1992 г., апрель-июнь 1993 г.) чуть не ввергли наш народ в катастрофу, чуть не дали желанный повод колонизаторам для совершения агрессии против Чеченской республики.

И только мудрость и выдержка нашего народа, выработанные вековой борьбой против захватчиков и их пособников, спасли нас от трагедии: потерпела крах традиционная и оправдавшая себя в Грузин и Таджикистане, Осетии и Ингушетии тактика российских колонизаторов “порабощать инородцев руками же инородцев”, не осуществилась мечта кумира российских шовинистов генерала Ермолова, еще в 1820 г, заявившего: “Не отчаиваюсь, что года через два будут они (чеченцы – С.-Х. А.) штурмовать селения единоземцев, а войска наши будут наблюдать за верностью”, (А-П. Ермолов. Письма. Махачкала, 1926, с. 16).

Давая чины и должности национал-пособникам, публично превознося их таланты, способности, в душе великодержавники, как я уже сказал, глубоко презирали этих предателей, видя в них омерзительные существа. В своих конфиденциальных письмах, записях они давали выход настоящим своим чувствам по отношению к национал-пособникам: так, генерал Ермолов называет их тварями. Или вот мнение о них Л. Н. Толстого на примере наиба Хаджи-Мурата, перебежавшего к россиянам, которое он изложил в письме своему брату:

“Второе лицо после Шамиля, некто Хаджи-Мурат на днях предался русскому правительству. Это был первый лихач и молодец во всей Чечне, а сделал подлость” (подчеркнуто мною – А. С.-Х.), Напомню: эта оценка была дана в 185] году Л. Толстым в Чечне, где он принимал участие в российско-кавказской войне. Это было время, когда он, по его собственному признанию, “мечтал о покорении Кавказа”. Открыто высказался резко отрицательно о национал-пособниках и Н. Добролюбов, выделив в качестве общей и главной черты их характера духовное ничтожество, убогость, рабство душ, “До какой же степени лишены они были всякого сознания о национальном единстве и как мало ценили свободу”, – писал он о них.

Уверен, что и нынешние великодержавники, как и их предшественники, в глубине души презирают этих национал-пособников, но пока они им еще нужны в качестве цепных псов, чтобы с их помощью загнать обратно в имперское стойло вышедших и удержать пытающихся выбраться из него народы и накрепко привязать их там железными цепями к столбам. К слову, Чингиз-Хан один из самых “великих великодержавников”, то ли в силу строгой средневековой морали, презиравшей лицемерие, то ли в силу других обстоятельств, не считал нужным скрывать свое презрение к национал-пособникам и приказывал ломать им хребты, в то время, как достойных, до конца оставшихся верными себе и своему народу врагов, он освобождал из плена и даже, сообразно их чести и достоинству, награждал.

Кстати, о российских писателях. Мало, к сожалению, очень мало среди них было таких, как Герцен, который осознал простую, но вместе по своим благотворительным последствиям для народов, великую истину: “Все эти грубые насильственные воссоединения ведут не к единству, а увековечивают ненависть”.

К несчастью, не только для нерусских, но и для российского народа демократизм многих российских ученых и писателей кончается там, где идет речь об их шовинистических чувствах, тем самым, показывая всю фальшивость, всю показушность их демократизма и гуманизма. Да, было немало писателей, которые писали о войне, о ее жестокости, осуждали эти жестокости войны вообще. Но писателей, которые принципиально и однозначно осудили российско-кавказскую войну или войны против народов Средней Азии, очень мало.

В связи с затронутой мною темой русских писателей хотел бы сказать несколько слов об истоках их имперского мышления. По моему мнению, питательной почвой для него является то, что шовинистические, имперские настроения имеют довольно широкое распространение среди россиян. Возьмем, например, русские поговорки: “Незваный гость хуже татарина”, анекдоты о немцах, англичанах, грузинах, кавказцах, чукчах и т.д. Сколько в них презрения к этим народам! Или, например, имена-клички, имеющие широкое распространение среди российского населения: “немчура”, “армяшки”, “чурки”, “татарва”, “хохлы”, “чучмеки” (среднеазиаты), “жиды”, “бритоголовые” и т.д.

Есть ли в мире другой язык, в котором имелись бы подобные уничижительные имена-клички других народов? Что касается националистического, “злого”, с точки зрения российских великодержавников, чеченского народа, то о его “национализме” и “злобе” я скажу чуть ниже.

С другой стороны, произведения многих российских писателей, пропитанные духом шовинизма, пренебрежением к некоторым народам, особенно к тем, которые отстаивали свою независимость от российской агрессии, приобрели самодовлеющую духовную силу и, в свою очередь, влияют на воспитание отрицательных стереотипов в отношении, например, кавказских народов, и особенно чеченского, И до тех пор, пока не будет дана принципиальная оценка явному и скрытому шовинизму этих писателей, среди которых немало “классиков” – это особенно опасно влияет на воспитание. Всерьез искоренить шовинизм среди российского населения вряд ли возможно, по крайней мере, в близкой перспективе.

Представление о масштабах распространения крайне шовинистических настроений дают и результаты выборов в Федеральное собрание России. Как известно, партия крайних шовинистов заняла первое место по количеству голосов избирателей. Я говорю крайние шовинисты, так как все партии, объединения и движения, представленные в Федеральном собрании, являются шовинистическими, ибо главным критерием, определяющим гуманистичность, демократичность как отдельного человека, так и партий, движений, государств, является их отношение к правам и достоинству других людей, других народов, других государств. В одном вопросе названные партии и движения едины: они признают право на самоопределение, на самостоятельность только за русским народом, следовательно, и уважают только достоинство этого народа. Отсюда вытекает, что в полной мере признаваться и уважаться будут только права человека, которыйпринадлежит к этому народу, т.е. русского человека, какие бы лицемерные заявления на этот счет ни делали российские “демократы” и “человеколюбы”! Следовательно, шовинистическая болезнь среди российского населения имеет широкое распространение, пустила глубокие корни, И в этих условиях настоящие писатели, демократы и гуманисты должны были бы излечить себя и помочь излечиться своему народу от этой опасной, прежде всего для его жизни и здоровья, болезни, а они вместо этого усугубляют ее, пытаясь скрыть, замаскировать ее псевдохудожественными, псевдофилософскими концепциями, “о вселенском характере души русского человека”, “о народе-богоносце”, “об изначальном предназначении русского народа облагодетельствовать все человечество” и т. п. Предоставьте, прохановы, руцкие, шахраи и иже с ними, возможность самим народам творить себе благо! Не нужны народам виши данаевы дары!

Воистину, не может уважать народ, не уважающий себя, другие народы, не может уважать себя, если он не свободен, не может быть свободным до тех пор, пока он угнетает или посягает на свободу Других народив. Когда же, наконец, уразумеют эту древнюю истину на благо своему и другим народам российские шовинисты, именующие себя “демократами” “гуманистами”!

Итак, о “национализме” и “злобе” чеченцев, ставших притчей, во языцех в устах российских великодержавников: в чеченском фольклоре не только нет анекдотов, песен, унижающих честь и достоинство других народов, но, наоборот, положительными героями чеченского фольклора являются представители многих народов, в том числе и русского, а ведь в фольклоре показана душа народа такой, какая она есть – без всяких прикрас, маскировки, камуфляжа.

В чеченском фольклоре и языке не только нет уничижительных названий-кличек других наций, но, напротив, названия многих народов мира стали именами собственными, обогатили чеченскую ономастику,

Стержнем мировоззрения чеченского народа, характеризующим его отношение к правам и достоинству других народов, является следующий аят из Святого Корана: “О, люди! Мы создали вас мужчиной и женщиной и сделали шаг народами и племенами, чтобы вы знали друг друга. Ведь самый благородный из вас перед Аллахом – самый благочестивый. Поистине, Аллах знающий, сведущий!” (Сура 49, аят 13 (13).

Коран в категоричной и недвусмысленной форме требует уважать 1!равз и достоинство “народов и племен”, потому что народы и племена, независимо от их численности, размеров и географического положения территории, от уровня экономического и культурного развития и исторически сложившихся условий созданы и наделены рапными правами и достоинствам Богом. И потому с точки зрения мусульманина любые действия, поступки, слова, концепции и т.п., ставящие в прямой или косвенной форме цели ограничения прав, ущемления достоинства, любые формы подчинения, а тем более ассимиляцию или уничтожение какого-либо народа, являются кощунственными, святотатственными, смертельным грехом!

И не укладывается в голове у чеченца, как и у любого нормального человека – не шовиниста и не национал-пособника – как это какие-то шахраи и руцкие берутся определять, какому народу какое право давать, и диктуют, как и что ему делать у себя дома!!!

Сами чеченцы строго следовали святой заповеди Корана: не было в истории примера, чтобы чеченский народ посягал на права, свободу и достоинство других народов!

И вот совсем недавний пример: ингуши захотели отделиться от Чечни – пожалуйста. Это ваше. Богом вам данное право, и да поможет вам Бог!

Завоевать народ – это не значит победить его дух. Пока дух народа остается свободным, независимым, всегда имеется возможность того, что он разорвет физические оковы колониализма. Моральная смерть – это и физическая смерть народа как народа. Поэтому вся мощь идеологической машины империи направлена на то, чтобы лишить народ исторической памяти, национального и религиозного самосознания, внушить ему, что все, что “его” – это плохо, неполноценно и “устарело”, “не модно”, “смешно”, “дикарское” и т. д. Если оно даже и очень хорошее. А все, что относится к культуре, морали, мировоззрению угнетающей нации – это все хорошо, модно, прогрессивно, современно, человечно. Вели оно даже очень плохое и бесчеловечное. Чтобы таким образом, сделав из нас манкуртов, вбив в наши головы сознание нашей национальной неполноценности, внедрив в наши души холопский комплекс неуважения к себе, к своему народу и религии, неверие в себя и свой народ, лишив нас личностной и национальной самобытности, таким образом превратив нас в пустых болтунов, кичащихся подвигами отцов, в паникеров, боящихся собственной тени, в трусов, которые за обеденным столом не прочь порассуждать о подвигах и лишениях отцов, однако самих ноющих, жалующихся при столкновении с малейшими трудностями, позеров и дешевых подражателей себе, в духовных рабов, или, попросту говоря, превратив нас в быдло в человеческом облике, добиться того, чтобы мы сами отказались от своих. Богом нам данных прав на эту землю, на свое имя, на равноправие с другими народами, на свое независимое государство!

Позволю себе поделиться с вами и некоторыми другими моими мыслями и чувствами, возникшими в связи с антинациональными действиями национал-пособников. Мне казалось и кажется до сих пор, что любой чеченец должен был чувствовать себя на седьмом небе от счастья из-за самого факта провозглашения независимого чеченского государства из-за того, что наконец-то, осуществилась вековая мечта нашего народа о создании своего независимого государства, отдавшего за него жизни своих лучших сынов и дочерей; должен был лелеять это государство, боясь неосторожным словом, а тем более поступком, нанести ущерб хрупкому строению строящегося чеченского государства! Если оно даже не совсем соответствует его представлениям, если даже его не устраивают руководители этого государства. Зная, что лучше иметь несовершенное, даже очень несовершенное чеченское государство, чем совсем не иметь его, ибо и очень несовершенное государство со временем превратится в нормальное, а руководители ведь приходят и уходят. Зная. что многие недостатки нашего государства и трудности его становления обусловлены пол у тора вековым игом и нынешней имперской политикой России против нашего народа, что государство даже при нормальных условиях крепнет не один день и не один год, а отказ от независимости означает отказ от будущего и трагедию в настоящем для нашего народа. Зная, что жизнь чеченского народа за последние 200 лет представляла собой сплошной траур, и причиной этому было отсутствие своего независимого государства. Зная, наконец, что значительную роль в падении независимых государств в 1859 и 1919 гг. сыграла подрывная деятельность национал-пособников, “доводы” которых очень похожи на “доводы” их современных духовных потомков. И зная самое главное, что результатами потери независимости в первом и во втором случаях явились перманентная политика депортаций, физического и духовного геноцида против нашего народа со стороны Российский империи.

Тот, кто из-за чинов, должностей и иных материальных благ или из-за чувства мести, зависти или пытаясь оправдаться, точнее обмануть других, а, может быть, и себя, за проявленную в прошлые годы политическую трусость, готов оказать колонизаторам помощь в уничтожении нашего народа – а таков был бы в конечном счете результат уничтожения независимого государства – не имеет права называть себя чеченцем.

Не будет настоящий чеченец в столь сложное и опасное для судьбы только-только готовящегося встать на ноги независимого чеченского государства заниматься “опозиционной” деятельностью (по большей части с оружием в руках), ибо во всех государствах в военное время и в условиях противостояния государства приостанавливали свою оппозиционную деятельность партии и движения. Даже коммунисты поступали подобным обратом, например, французские коммунисты в период нападения Германии на Францию. Ведь давным-давно и всем мало-мальски грамотным людям известно, что оппозиционная деятельность в условиях войны, в условиях противостояния государств неизбежно, независимо, даже, быть может, вопреки субъективным устремлениям ее участников, превращается в пособничество врагам свободы и независимости их народов и государств. Наши предки заметили эту закономерность во время русско-кавказской войны.

“Барятинский мог спекулировать на чеченской оппозиции Шамилю – пишет русский историк М-Н. Покровский об одной из форм использования оппозиции российским командованием в борьбе против независимости государства чеченцев и дагестанцев Имамата, – устраивая для недовольных шариатом особый суд по адату под председательством русского офицера”. (Покровский М. Н. “Дипломатия и войны царской России в XIX столетии” Москва. 1924, с. 326).

Сообразно требованиям времени нынешние духовные потомки анти-шариатских оппозиционеров недовольны тем, что независимое чеченское государство создано в “нарушение” колониальной и вдобавок коммунистической “конституции” Российской империи (хотя в ст. 70 “конституции” СССР декларируется право народов на самоопределение) и тоже планируют все правильно “обустроить” при помощи России, признав ее суверенитет над Чеченской Республикой. Это, в конечном счете, означает пресловутое “председательство русского офицера над чеченцами”, так как признание суверенитета России над Чеченской Республикой – это признание суверенитета, верховенства, права председательствования русского народа над чеченским, что в конкретных условиях России всегда выливалось в председательствование военных, генералов и офицеров… Как те готовы были погубить собственный народ – из-за того, что им не нравится шариат, точно так готовы поступить их духовные потомки из-за того. что чеченский народ не разделяет их рабскую своекорыстную преданность “легитимной” коммунистической колониальной “конституции” Российской империи.

И после уже во имя единства и победы народа во время войны, например, во время антиденикинской войны, чеченцы отказывались даже от святого для них долга кровной мести, а многие даже прощали своих кровников. Каких огромных духовных сил, душевных мук стоил им этот акт, не вам объяснять! Без такой мудрости, без такого самопожертвования во имя свободы наш народ не выжил бы! Эту мудрость наших предков усвоить бы иным “орпозиционерствующим” мужам, закончившим вузы и именующим себя “цветом нации”.

А что говорить о Чеченской Республике, независимая государственность которой находится еще в стадии становления и укрепления и не признана еще ни одним государством, и против которой со стороны могущественной, известной своей беспринципностью, жестокостью “империи зла”, как ее называл Р. Рейган, ведется война, но война не объявленная, а потому в некоторых отношениях более опасная.

Нет, не чеченец и тот, кто из-за по-барской милости воздаваемых российскими хозяевами чинов и должностей готов отказаться от своего национального имени, назвавшись россиянином. Вряд ли стоит объяснять, что нет разницы между од покоренными названиями “россиянин” и “русский”, а для сомневающихся, точнее, для пытающихся обмануть себя и других, приводим соответствующее толкование, изложенное в “Словаре русского языка” С. И. Ожегова: “россиянин” устар., то же что и “русский” ( ук. соч. М. 1977. с. 631),

Ибо не может настоящий чеченец называть себя “россиянином”, если бы даже, растоптав свою человеческую и национальную гордость, захотел называться этим именем: восставшая против этого кощунства из глубоких закоулков его души чеченская память, куда ее загнало 200-летнее духовное насилие колонизаторов, разорвала бы его душу и его самого на части! Если бы даже он ничего не знал. даже в этом случае его генетическая память, возмущенная подобным издевательством над жертвами мучениками двухсотлетнего геноцида, напомнила бы ему о том, как генерал-россиянин в течение 200 лет надменно заявляя, “где бы я ни был, со мною неразлучно чувство, что я россиянин”, перманентно убивал, сжигал, морил голодом. ссылал чеченский народ и “не собирался успокаиваться до тех пор, пока не останется в живых ни одного чеченца”.

С тех пор, как чеченский народ познакомился с Российской империей, не было у него как у народа радостных дней, а был только вечный траур по убиенным, замученным и сожженным своим сынам и дочерям россиянами-колонизаторами. И чтобы не заподозрили меня в пристрастности, приведу здесь официальные данные самой империи, данные из самих российских источников. Это лишь жалкая толика подобных свидетельств.

“По официальным данным, население Чечни с 1847 года по 185(1 год уменьшилось в два с лишним раза, а с 1860 к моменту революции (т. е. 1917 – С.-Х. А.) почти вчетверо, – утверждается в одном из них (см. Энциклопедический словарь “Гранат”, т. 58, изд-7, Москва, ОГИЗ. 1940, с. 183).

От былого полуторамиллионного народа осталось едва ли 400 тысяч человек, -говорится в другим официальном источнике,- менее чем за 80 лет около миллиона чеченцев погибло в боях с царскими войсками, умерло от голода и повальных болезней, было выслано или само ушло не только в другие края, но даже и за пределы царской России” (см. “10 лет Советской Чечни”. ” Ростов-н/Д, 1933, с. 75).

После окончания российско-кавказской войны колонизаторами была выселена часть насильственно, часть путем провокаций, но большая часть северокавказцев, и среди них доля чеченцев была значительна, “Официальная русская правительственная статистика того времени говорит, что выселилось тогда горцев до 1800000 человек” (см. ж-л “Революция и горец”, № 6-7. Ростов н/Д, 1932. с. 92-95).

Или вот данные, тоже официальные, о численности жертв геноцида в 1944-1957 гг. “Из Грозненской области выселено, согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР № 116-102 от 7 марта 1994 г.. постановлению ГКО № 5073 от 31 января 1944 г., чеченцев и ингушей 520301 человек”. (Из проекта докладной министра внутренних дел СССР. С. Круглова и Генерального прокурора СССР г. Сафонова, зам. председателя Совета Министров СССР Л. Берия от января 1942 г.).

К 30 июля 1959 г, численность чеченцев и ингушей, по данным другого официального источника, составляла: “чеченцев – 191479, ингушей – 48191 человек” (из докладной министра внутренних дел СССР Н. Дурова в ЦК КПСС). Итого, к 1956 г. из 520301 чеченцев и ингушей в живых осталось 239670, т.е. потери составили 280631 человек, и это по официальным коммунистическим данным! (см. в кн. Иосиф Сталин – Лаврентию Берия: “Их надо депортировать” Документы, факты, комментарии, Москва. 1992, с. 168, 273).

Я уже не говорю о десятках тысяч жертв – мучениках террора 1920-30-х годов. Да, террор был по всей Российской (советской) империи, но на чеченской земле он приобрел особенно большие размеры и проводился с особой бесчеловечностью!

За этими сухими цифрами стоят кровь и слезы убитых, муки и страдания, замученных голодом и пытками, сожженных заживо сотен тысяч чеченских мужчин и женщин, детей и стариков, желавших лишь одного – остаться чеченцами и быть хозяевами на своей земле! Имеющие человеческие сердца увидят все это за этими цифрами, но, к сожалению, не все обладают подобным качеством, прежде всего самовлюбленные, тщеславные, завистливые, чинолюбивые и корыстолюбивые, одним словом, люди пустые – эти черты являются характерными чертами шовинистов и национал-пособников – и вот для них я приведу несколько свидетельств, предметно показывающих, что означает шовинизм и национал-пособничество на практике. Может быть, это поможет великодержавникам и их национал-пособникам хоть как-то представить, осознать всю жестокость и бесчеловечность лозунга единой и неделимой Российской империи”!

При этом хотелось бы подчеркнуть, что, на мой взгляд, ни одно свидетельство, как бы талантлив ни был в художественном отношении его автор, не способно адекватно описать, отразить реальные муки и страдания жертв несправедливейшей и жесточайшей из всех видов войн – колониальной – когда один народ, как правило, намного более крупный, намного более сильный, отобрав у другого его землю его богатства, истребив большую часть его самого, пытается оставшейся части навязать свое мировоззрение, свою религию, свои привычки, свое понимании добра и зла, свою мораль – зачастую значительно уступающую по уровню их благородства и человечности морали завоевываемых народов, ибо не пойдет никогда народ завоевывать, не будет пытаться удержать у себя в подчинении другой народ под разными лицемерными предлогами и “обоснованиями”, “экономическими”, “культурными”, объективной прогрессивности или необходимости, используя при этом отщепенцев колонизуемых или уже колониальных народов, если его мораль полноценна в плане ее благородства и человечности.

Теперь, что касается самих свидетельств, это – свидетельства российских генералов и офицеров – непосредственных участников, описываемых ими событий, и в них бросается сходство между германскими фашистами и российскими колонизаторами в плане описания ими своих “подвигов” над мирным населением.

Как и германские фашисты, российские колонизаторы в своих донесениях обстоятельно расписывали свои зверства, любили писать дневники, а в дневниках – живописать о своих злодеяниях в отношении мирного населения. (Объяснение этому явлению, на мой взгляд, простое: природа духовного рабства, в данном случае шовинизма, у всех людей одна, то есть не зависит от их национальной принадлежности – в этом отношении можно привести определенную параллель с психическими болезнями: ведь и их природа у людей, независимо от их национальной принадлежности – одна).

Многие из этих свидетельств, думаю, уже известны широкой чеченской общественности, но тем не менее в связи с недавними наглыми заявлениями великодержавных шовинистов и активизацией позорных антинациональных действий их национал-пособников, считаю необходимым напомнить о них еще раз: может быть, они сопоставят свои слова, мотивы, поступки- дела со словами, мотивами, поступками и делами великодержавных шовинистов и национал-пособников прошлого и смогут посмотреть на себя со стороны, и увидев себя, ужаснутся, ужаснувшись, раскаяться, раскаявшись – остановятся!

Вот некоторые из них. Генерал Ермолов в 1820 году писал: “Сего народа, конечно, нет под солнцем ни гнуснее, ни коварнее, ни преступнее (параллели сами собой напрашиваются: как для нынешних ермоловцев – Руцкого, Шахрая и иже с ними – для самого Ермолова чеченцы были самые большие разбойники, потому что, как и сейчас, так и тогда больше всех и больше всего хотели и хотят лишь одного – остаться самими собой на своей земле! – (А. С.-Х.).

Чеченцы мои любезные в прижатом положении. Большая часть живет в лесах семействами, в зимнее время вселилась болезнь, подобная желтой горячке и производила опустошения от недостатка корма, по отнятии полей скот падает в большом количестве.

Наши победы доведут нас и до последних убежищ злодее”. Я не отступлю от предпринятой мною системы стеснять злодеев всеми способами. Главнейший – есть голод, и потому добиваюсь я иметь путь к долинам, где еще могут они обрабатывать землю и спасать свои стада” (цитата по журналу: “Революция и горец”, № 6-7. Ростов-на-Дону, 1932 г., стр.92-95).

А это свидетельство самого генерала Ермолова о том, как он самолично “претворял в жизнь” “свои планы” “В сем намерении приказал я… окружить селение Дадан-Юрт, лежавшее на Тереке, и предложить жителям оставить оное, и буде станут противиться, наказать оружием, никому не давая пощады. Чеченцы не послушали предложения, защищались с ожесточением. Двор почти окружен был высоким забором, и надлежало каждый штурмовать. Многие из жителей, когда врывались солдаты в дома. умерщвляли жен своих в глазах их, дабы во власть их не доставались. Многие из женщин бросались на солдат с кинжалами.

Большую часть дня продолжалось сражение самое упорное, и ни в одном доселе случае не имели мы столько значительной потери, ибо кроме офицеров простиралась оная убитыми и ранеными до двухсот человек. Со стороны неприятеля все бывшие с оружием истреблены, и число оных не менее могло быть четырехсот человек. Женщин и детей взято в плен до ста сорока, которых солдаты из сожаления пощадили как уже оставшихся без всякой защиты и просивших помилования (но гораздо большее число вырезано было или в домах погибло от действия артиллерии и пожара). Солдатам досталась добыча довольно богатая, ибо жители селения были главнейшие из разбойников… Селение состояла из 200 домов: 14 сентября (1819 г. – А. С.-Х.) разорено до основания”), Ермолов А-П. “Записки”, Москва, 1991 г., с. 338-339).

Или вот свидетельство о палаческой деятельности генерала Грекова: “Между тем генерал-майор Греков, пользуясь временным затишьем произошел в течение зимы (1825 г. – А. С.-Х.) несколько экспедиции в Чечню наказать аулы, принявшие к себе беглых кабардинцев (обратите внимание: “наказывают” за то. что чеченцы предоставили. выражаясь современным политическим языком, политическое убежище кабардинцам, бежавшим на чеченскую землю, по всей видимости, спасаясь от террора российских оккупантов у себя дома – А. С.-Х.) и расчистил дороги, он разорил Гойты, Урус-Мартан и Гехи, доносил: “Нельзя было желать гибельнее погоды для чеченцев. Со дня выступления его из Грозного и до возвращения холод продолжался довольно жестокий. Кроме глубокого в Чечне снега, морозы постоянно держались от 8 до 12 градусов, наконец, гололедица, продолжавшаяся четыре дня, покрыв льдом все деревья и все растения, лишили последнего средства продовольствия скот в лесах – обрубленными ветвями деревьев, в то время, как сено осталось или в деревнях, или в степи, две сии крайности довольно сильны, чтобы поработить всякий другой народ, но едва поколебали несколько чеченцев упорство их неимоверное. То есть, не выдали кабардинцев”. (Дубровин Н.Ф. История войны и владычества, т. VI, кн. 1 Санкт-Петербург. 1888. с. 527).

А это отрывок из письма-инструкции императора Николая 1 генерал-фельдмаршалу Паскевичу и 1829 г.: “Предстоит вам другое, в моих глазам столько же славное, а в рассуждении прямых польз гораздо важнейшее – усмирение навсегда горских народов или истребление непокорных” (в кн. “Движение горцев Северо-Восточного Кавказа в 20-50 гг. XIX в. сборник документов”. Махачкала, 1959 г., с. 58). Российский публицист А. Рогов, исследовавший историю геноцида над чеченским народом, писал:

“Фельдмаршал князь Паскевич слал планы покорения горцев:

“…Одна мысль лишиться вольности и быть под властью русских приводит их (чеченцев – А.Р.) в отчаяние. Надо нам, войдя стремительно в горы, пройти оные во всех направлениях. В сем случае неприятель, пользуясь ущельями, чащами леса, горными протоками, убежит. Горцы, не имея ни богатых селений, которые стоили бы того, чтобы защищать их, будут оставлять одно место за другим, угоняя свой скот вместе с семейством в отдаленнейшие горные ущелья. В такой войне, гоняясь за бегущим и скрывающимся неприятелем, не может быть большой потери” – успокаивал Паскевич императора Николая. “При непослушании отмщать им каждый раз истреблением их собственных аулов и в особенности возмездием плена семейства…”.

Прошло уже после ермоловых, грековых, паскевичей двадцать лет, заполненных убийствами десятков тысяч женщин, детей, стариков – о воинах, о мужчинах, и не говорю – сотнями сожженных селений, а приказы и планы императоров и генералов с присущими российским офицерам и солдатам рвением и жестокостью продолжали претворяться в жизнь.

Вот отрывок из воспоминаний одного из них – подполковника Тенгинского пехотного полка барона Зиссермана:

“Мы сбили горцев с прилегающих лесистых высот и обратили их в бегство… Множество отрубленных голов и рук, подносимых начальству, служили доказательством нашего мужества… 13 числа двумя большими колоннами двинулся наш отряд к большому аулу Кыйсым Ирзау, сжигая по дороге все отдельные попадавшиеся хутора и поселки аулов… Аул после жаркой перестрелки был занят и истреблен дотла. 14 числа весь день кавалерия занималась истреблением по течению реки Басса обширных посевов почти уже дозревшей кукурузы. Косили ее косами и шашками. Сим барон Бревский преусердно работал шашкой, заставляя всех нас делать то же…”

“Мы занялись расчисткой просеки и при этом ходили в ближайшие окрестности разорять чеченские аулы по реке Багуто-Тавлону. Мы рубили лесосеки и жгли ближайшие аулы. Все делалось очень хорошо, без особой суеты, заставляя горцев или покориться или терять лучшие свои плодородные места и уходить дальше в горы, где их ждала нужда и недостаток пропитания… В течение пяти дней ежедневно происходило систематическое сжигание сплошным рядом тянувшихся по Джалке аулов и истребление замечательно громадных запасов кукурузы, проса, сена и пр… Дым от этого пожарища густыми и черными клубами застилал горизонт и невыносимой гарью пахло кругом.

Население бежало в чащи лесов, в горы, в ущелья, в паническом страхе, к Черным горам и бедствовало там. Тянувшиеся сплошной цепью по Джалке 17 аулов с огромными запасами были превращены в груды пепла” – два солидных тома переполненных жутью!

“…Под аулом Караш атаман Баклачев построил два полка в колонну и понесся марш-маршем по поляне к аулу. Земля загудела под копытами тысячи стройно несущихся без выстрелов всадников, а дивизион конных орудий, гремя по мерзлой земле, несся среди этой колонны и в мгновение ока снялся с передков у самой опушки, обдав картечью аул…

Не успели мы оглянуться, аул уже пылал со всех концов, затрещали и стога, скирды, дым густыми клубами поднялся кверху, вой убегающих людей, падавших замертво, сливался с лаем перепуганных собак и кудахтаньем крутившихся под пламенем кур, кричали буйволы, мычали жалобно коровы, плакали надрывна ишаки…”. Цит. по ж-лу “Революция и горец”, Ростов-на-Дону, 1932, № 6-7, с, 92-95).

“Царское командование посылает многочисленные экспедиции для разорения чеченских аулов и истребления их жителей, – пишет русский историк Н. Кровяков. – Жестокости, сопровождавшие эти экспедиции, кажутся неправдоподобными, однако, показаниям самих участников экспедиции приходится верить”. (Кровяков Н. “Шамиль”, Черкесск. 1990, с. 74).

В подтверждение этого высказывания автор приводит отрывок из воспоминаний российского офицера Полторацкого, в которых описывается зверское уничтожение в марте 1847 года мирно спящего чеченского села Дуба-Юрт. Мы приводим полное описание этого кровавого злодеяния из первоисточника, опубликованного еще в XIX столетии.

“Итак, он мирно спал, а с ним и все население аула, в ту роковую минуту, когда за полверсты от него таился отряд людей, жаждущий крови и мщения.

…Высоко взлетела ракета и, обрисовав спиралью, яркий путь свой по темно-серому небосклону, с треском разорвалась на противоположной стороне аула. С разрывом ракеты слилось громкое неистовое “ура”, и ожесточенные, вновь наэлектризованные возбудительными возгласами своих начальников, разъяренные мстители за павших братьев, кара-бинеры и егеря, страшною волною ворвались в аул, беспардонно на всем пути обливая вес теплою чеченскою кровью… Ружейных выстрелов послышалось два, тир, ни больше, – видно, что в ходу был русский штык, без промаха и милосердия разивший виновных и невиновных. Стоны умирающих, застигнутых врасплох, доносились со всех сторон и раздирали душу. Резня людей всех полов и возрастов совершалась в широком, ужасающем размере…

…Но из всех жителей обширного аула вряд ли кому-нибудь, кроме одного грозного повелителя их Дубы, удалось еще раз увидеть восходящее солнце. При самом отчаянном сопротивлении некоторых, большинство, застигнутое врасплох полунагими, стар и молод, женщины, дети и грудные младенцы утонули в своей крови от остро наточенных штыков, никого не помиловавших, не пощадивших…

Минут десять после начала кровавых действий на улицах и в саклях, когда Меллер подъехал к расположению нашего 3-го батальона, к нему подскакал ординарец его, разжалованный в рядовые, Лауданский, с докладом, что разъяренные солдаты обеих рот не внемлют его убеждениям и наотрез отказываются кого-либо брать в плен. “Избиение в ауле, – добавил Лауданский, – идет страшное, невообразимое!” Меллер отправился к 1-ому батальону, послав ординарца куда-то с новыми приказаниями.

Движимый любопытством поближе взглянуть на разгоревшуюся драму, я толкнул лошадь и пустился по улице, ведущей к двухэтажной сакле, среди аула, но жестоко был наказан за мое малодушие. Глазам моим представились картины ужасного кровавого погрома, жертвы которого, в самых отвратительных пазах, своею массою запрудили мой проезд по узким переулкам селения. Гнедой мои, прижав уши, во многих местах отказывался идти далее, и потребовалась нагайка, чтобы принудить его перескакивать через груды тел, валявшихся по дороге. И как изуродованы были трупы эти! Там преклонных лет старик, с глубокими ранами от штыка в живот и в грудь, распростертый, почти нагой, среди улицы успел уже остыть, возле него, не обращая внимания на кровь, алой струей бьющую из порубленной руки своей, миловидный мальчуган лет пяти силится криком и слезами добиться старика, вероятно, деда своего. Здесь в двух шагах от сакли, совершенна обнаженная, навзничь растянулась красивая, лет 17 девушка. Роскошная черная коса ее купалась в луже крови, а под левым соском девственной груди бросалась в глаза темная, уже запекшаяся трехгранная рана… Несколько десятков тел с отрубленными ногами и руками валялись тут же в разных положениях, обезображенные лица их явно указывали на мученические истязания насильственной смерти, жестоко красившей всех без разбора,

Повернув обратно лошадь и сильно ударив ее плетью, я, не помня себя и зажмурив глаза, стремглав выскочил из этого душераздирающего ада. Уже подскакав к моей роте, я оглянулся назад и увидел высокую саклю Дубы, пылающую со всех сторон. Она как будто послужила сигналом к общему пожарищу и вслед за ней со всех концов аула вспыхнули все до одной сакли. Густой черный дым и столбы огненных языков и мириадами искр понеслись высоко к облакам, затмив собою красное, восходящее солнце”.

Невозможно выразить словами чувство гадливости и презрения по отношению к российскому офицеру, спокойно, в тоне милосердного спасителя рассказывающего о том, как он убил двух чеченских младенцев; видите ли, он хотел их спасти, а они кричали, и ему некогда было возиться с ними, так как скоро будет подан сигнал к отступлению! Типичный пример жестокости и лицемерия российских шовинистов. Посудите сами.

“Однако, как не стыдно было Вам, Кавешников, вмешался Швах-геим, – допустить в ауле зверское избиение неповинных женщин и детей? Ведь Вы могли многих из них спасти. Нет, трудно было обуздать злобное настроение солдат. Они не слушали ни просьб, ни приказаний, и, опираясь на разрешение командира мстить за убитых товарищей, не давали никому спуску.

Вскочив в одну саклю в дальней части аула, около оврага, я застал молодцов в разгаре работы со штыками. Они перекололи там мужчин и женщин, оставались в живых одни лишь дети. Дай, думаю я, спасу этих малолетков, поистине жаль мне стало невинных душ, и тут же, схватив двух ребятишек, лет пяти-шести, вытащил на улицу и, не доверяя их солдатам, повел обоих сам за руки. Что же вы думаете? Кричат пострелята благим матом. Я их утешать, говорю – молчите, вам ничего дурного мы не сделаем, чурек кушать дадим, а они орут еще пуще. Не кричите, все якши будете, говорю им, но ничего не берет. Кажется, дуракам и по-русски, и по ихнему толковать – ничего не вышло. Ревут, как будто их режут. Как ни жаль их, но ничего не поделаешь. Подадут сигнал отступления, надо собирать юдей, а тут возжайся с этим добром…” (Воспоминания В. Л. Полторацкого, журнал “Исторический вестник”, СПб).

Высшее российское начальство на Кавказе в лице “известного либерализмом” наместника царя, графа М. С. Воронцова высоко оценило кровавые “подвиги” подчиненных ему войск:

“Несколько дней спустя, за обедом у Меллера, явился к нему начальник колонны из Грозного и передал конверт на его имя. Барон сорвал печать, просиял, и, не скрывая полного удовольствия, прочел нам громко его содержание. Письмо было от князя, наместника, переполненное выражениями самой искренней благодарности, самых лестных похвал, как самому барону Меллер-Закошевскому, так и всему палку своему за дело 6-го марта.

Независимо от частного письма главнокомандующего, прилагалось и фирменное извещение начальника штаба о назначении его сиятельством, помимо ожидаемого представления к наградам за отличия. 128 знаков отличия военного ордена для раздачи нижним чинам всего отряда. К сожалению, большей половине из них пришлось навешивать его в лазарете на койках”, (указ. соч. с. 80).

Великий украинский поэт Тарас Шевченко в поэме “Кавказ” с великой болью и состраданием к ведущим освободительную войну северокавказцам писал:

“Встанет правда, встанет поля,
И тебя, великий.
Будут славить вес народы
Вовеки и веки.
А пока – струятся реки.
Кровавые реки!
За горами горы, тучами повиты
Засеяны горем, кровию политы”.
Сравните эти “злодеяния” со злодеяниями российско-советских колон и ч а то ров: убитые, замученные до смерти десятки и сотни тысяч чеченцев обоего пола и всех возрастов но преимущественно женщин и детей, разоренные и сожженные селения в 1920-1940 годы, депортация и геноцид в 1904-1957 гг.

Если бы мы ничего не знали об этих фактах злодеяний колонизаторов, то один факт сожжения живьем жителей Хайбаха и отношения руководителей российско-советского государства к этому беспримерному в мировой истории факту злодеяния достаточен, чтобы увидеть звериную дьявольскую сущность российского шовинизма.

Формально все-таки чеченцы считались гражданами российско-советской империи.

 

“СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО”

Наркому Внутренних Дел СССР тов. Л. П. Берии

Только для Ваших глаз.

Ввиду не транспортабельности и в целях неукоснительного выполнения в срок операции “Горы” вынужден был ликвидировать более 700 жителей в местечке Хайбах,

Полковник Г. Б. ГВЕШИАНИ.

Грозный. УВД, ГВЕШИАНИ

За решительные действия в ходе выселения чеченцев в районе Хайбах Вы представлены к правительственной награде с повышением в звании. Поздравляю.

Нарком Внутренних Дел СССР БЕРИЯ.

От имени ВКП (б) и Комитета обороны СССР объявляю благодарность всем частям и подразделениям РККА и войск НКВД за успешное выполнение важного правительственного задания на Северном Кавказе.

И.СТАЛИН

(“Непокоренный народ”. Сборник материалов, 1993 г., с. 66-67)

Красноречивое свидетельство безмерной жестокости национал-пособников, точнее, национал-изуверов, при проведении великодержавно-шовинистической политики. Разве можно, разве имеем право вес это забыть!

Нет, не было у чеченского народа с тех пор, как он познакомился с Россией, радостных дней, а был только вечный траур. И никого не должно удивлять после всего этого, что слова “Россия”, “россиянин” вызывают невольные ассоциации с выражениями “убийство”, “террор”, “геноцид” чеченского народа.

Кровь на Кавказе, и не только на Кавказе, будет литься и, соответственно, ее имя будет вызывать отрицательные эмоции до тех пор, пока Россия не перестанет быть империей, не научится уважать права других народов, не перестанет посягать на свободу кавказских народов!

Ведь единственное, чего мы требуем у России и у россиян, как 300 лет назад, как и 60 лет назад: оставьте нас в покое!

Однако, к великому несчастью не только для чеченского, для нерусских народов бывшего Советского Союза, но и прежде всего, по моему глубокому убеждению, для самого русского народа, имеется мало симптомов, позволяющих надеяться, что идеология великодержавного шовинизма канет в Лету в близком будущем. “Можете судить по прошедшему о будущем”, – говорил имам Шамиль в своем обращении к чеченскому народу, предупреждая его о гибельных последствиях для самого его существования, если он, поверив в “твердые гарантии безопасности и самостоятельности” российского правительства, решит покориться. Мы можем судить не только по прошедшему, но и по настоящему, можем опираться на оценки, анализы и прогнозы известных своей объективностью ученых, писателей (в том числе и российских) прошлого и настоящего: опасность реставрации тоталитаризма – в форме неокоммунистической или неофашистской диктатуры – реальна. Хотя взгляды по национальному вопросу нынешних “демократов”, как было отмечено, по сути, ничем не отличаются от взглядов неокоммунистических и неофашистских российских великодержавников.

А до тех пор, пока вы продолжаете шовинистскую политику внутри империи, удерживая в крепостнической зависимости нерусские народы, как бы вы красиво не называли эту зависимость (“федеративный договор”, “двусторонний договор о взаимном делегировании полномочий”) и такую же шовинистическую вовне империи, поддерживая, например, нынешний сербский режим – один из самых бесчеловечных политических режимов в истории человечества, режим, жестокость и бесчеловечность которого по отношению к мусульманам Боснии потрясли все человечество, ибо по этой части сербские великодержавные шовинисты затмили даже жестокость и бесчеловечность германских фашистов и почти уравнялись с российскими великодержавными шовинистами (царскими и советскими), режим которого сурово осудили почти все государства, представляющие все расы, все философские мировоззрения, почти все религии, поддерживая лишь питому, что до тех пор вряд ли какой-нибудь народ по своей воле захочет с вами идти одним путем, то есть вступать в союзы, образовывать конфедерации, а тем более федерации, не говоря о том, что подобные “союзы”, “конфедерации”, “федерации” даже в этом случае являлись бы чистейшей фикцией. Народ, вступивший по своей поле в “союз”, “конфедерацию”, “федерацию” с государством, проводящим подобную политику, стал бы соучастником имперской политики, в данном случае соучастником геноцида, творимого сербскими фашистами над мусульманами Боснии- А до тех пор, думаю, выскажу мнение подавляющего большинства чеченцев: пути наши не совпадают, ибо путь чеченского народа, его государства – это путь уважения права и достоинства любого народа, независимо от его религиозной, расовой, языковой принадлежности, численности. размеров и географического положения территории, независимо от нынешнего уровня исторического, культурного и экономического развития, так как вес народы созданы Богом с равными правами и нарушать, ущемлять, посягать на них – смертельный грех! И давайте уважать друг друга: пусть россияне остаются россиянами, а чеченцы остаются чеченцами!

Российские великодержавные шовинисты и их национал-пособники, отрабатывающие свои иудины сребреники, любят распространяться о том, что Российская империя -это специфическая, “исторически сложившаяся” империя.

Какая империя не складывалась исторически? А что касается “специфики”, да, действительно. Российская империя – это особая империя, ибо не было в истории человечества империи более чудовищной, более бесчеловечной: вспомним хотя бы о десятках миллионов замученных этой империей людей, о целиком уничтоженных или изгнанных со своих родных земель народах! Разница между, например – Британской, Французской, не говоря уже об Османской, империями, с одной стороны, и Российской с другой стороны, как между небом и землей! Хотя бы потому, что колониальные народы этих империй давным-давно получили свободу. Ее получили даже такие миниатюрные страны как Вануату (территория 730 кв. км., население 60 тыс. человек), Науру (территория 21 кв. км., население 8 тыс. человек) и т.д. И не всегда эта свобода являлась результатом борьбы со стороны этих народов, но – актом благоразумия и доброй воли со стороны их метрополий.

Сравним лучше монголо-татарскую империю, жестокость и бесчеловечность которой стали притчей в языках у российских великодержавных шовинистов. Даже монголо-татарские завоеватели, действительно очень жестокие завоеватели, даже они признали да покоренными народами, в частности, российским, определенные права, и прежде всего такие фундаментальные права, как право на национальную и религиозную самоидентификацию – для сомневающихся в этом рекомендую познакомиться с древнерусскими летописями, а я ограничусь здесь примером, на мой взгляд, достаточным для оценки отношения монголо-татар к культуре покоренных ими народов: ханы Золотой Орды – в описываемое время они были уже мусульманами – издали ярлык, в котором, в частности, объявлялось о том, что тот “кто веру их (россиян – А. С.-Х.) похулит, надругается над нею, тот без всякого извинения умрет “злою смертью”. Под “хулителями”, “надругателями” в этом ярлыке подразумевались монголо-татары, ибо ясно, что российские люди не стали бы надругаться над своею православною верою, И не только простые монголо-татары, но и крупные монголо-татарские чиновники – баскаки: “А кто из баскаков или Других чиновников возьмет какую-нибудь дань или пошлину с духовенства, тот без всякого извинения будет казнен смертью” (С.М. Соловьев “Сочинения”, книга вторая, т. 4, стр. 552). Вот вам и “иссушающее душу монголо-татарское иго”. А ведь это был XIV век, как принято считать – век всеобщего невежества и жестокости

Современным российским “демократам” ой-ой как далеко до демократизма, даже золотоордынских ханов!.. Что и говорить, не повезло нашему народу с колонизаторами!..

Хочу особо отметить: все, что я говорил и буду говорить нелицеприятного в отношении российской политики и морали, относится к российским колонизаторам и российским великодержавникам-шовинистам, которые, к несчастью и самого российского народа, еще со времен Ивана III определяют его судьбу и потому сделавшие российский народ, скорее всего вопреки его собственной воле, соучастником колониальной политики. Уверен, что эта политика является трагедией и для российского народа, ибо не может быть свободным народ, угнетающий другие народы, посягающий на свободу других. Это не просто красивая фраза: трезвые размышления об этом не оставляют сомнений – главная причина главных бед в прошлом и настоящем – это имперская политика российских правителей.

И нынешние правители России вместо того, чтобы попытаться загладить преступления своих предшественников, с еще большим лицемерном и большим шулерством продолжают их народоубийственную политику: при всей их порочности предшественники нынешних “демократических” держателей империи не додумывались до такого изощренного издевательства над достоинством нерусских народов, как пытаться обезличить их, лишив собственных имен, называя россиянами, тем самым оскорбляя ” растравляя раненую трехсотлетним геноцидом память нашего народа.

Нынешние “демократические” правители, в полной мере восприняв традиции самодурства бывших правителей-крепостников российской империи (царской и советской) считают, что все, что угодно им, должно удовлетворять всех, и путают нас с российскими крепостными, которые принимали фамилии своих господ и почитали это “>а большую честь: или путают с национал-иудами, которые за тридцать российских сребренников готовы как угодно называться, что угодно подписывать.

К сведению руцких, шахраев и иже с ними, только маленькая кучка так называемых чеченцев несла предательскую службу в российской армии и у российских властей, помогая им завоевывать Кавказ и держать его в угнетении. И не судите о чеченском народе по тому, что иные духовные потомки этик “россиян”, по тем же мотивам, что и их исторические предки, готовы по нашим приказам называться кем угодно, лишь бы вы исправно платили им “чаевые”. Не судите о чеченском народе по их докладным доносам – горько разочаруетесь, ибо предки подавляющего большинства современных чеченцев отдали свои жизни в борьбе против российских захватчиков, отстаивая свое право остаться и называться чеченцами.

Оставьте свои тщетные надежды, господа российские “демократические” колонизаторы, – пора вам наконец понять: никогда чеченцы не станут россиянами! Никогда!!! Если бы даже в настоящее время мы проиграли, то вес равно вы бы не достигли желаемой цели: новое поколение чеченского народа с еще большим умом и умением, с еще большей активностью и самоотверженностью продолжало бы борьбу до тех пор, пока оно не завоюет и не обеспечит право чеченцев на создание своего независимого государства! Освободитесь, господа великодержавники, от имперского самодурства по отношению к кавказским народам, суть которого очень верно охватил Тарас Шевченко в упомянутой поэме “Кавказ”:

“Просветились! И решаем
Свет открыть и этим.
Покачать им солнце правды,
Сим незрячим детям!
Всем покажем! Только дайтесь
В руки нам: и тут же;
Как прочнее строить тюрьмы,
Плесть нагайки туже,
Кандалы ковать, носить их
В сибирскую стужу,
Все поймете, лишь отдайте
Родимые взгорья,
Остальное мы забрали,
И поле и море!”
Хватит крови! Безмерно много вы пролили!!! “Родимые взгорья” мы на этот раз вам не отдадим, к каким бы ухищрениям, к какому бы коварству, к какой бы лжи вы ни прибегали, на этот раз вам не удастся провести нас!

Да, кстати, любят иные национал-пособники называть себя патриотами и даже мусульманами, и пытаются оправдать свое предательство различными “аргументами” и “обоснованиями” (“экономическими”, “политическими”, и “культурными” и т.д.). Они такие же “патриоты” и “мусульмане”, как “чеченец” Галуб из стихотворения М. Ю. Лермонтова “Валерик”. Напомню: будучи толмачем при штабе русской армии, он спокойно наблюдал, как российская орда убивала его братьев по крови, а после битвы не забыл совершить намаз. Они такие же “патриоты” и “мусульмане”, как “чеченские” конники, которые по приказанию генерала Ермолова в российских войсках “служили с отличным усердием”, помогая им уничтожать чеченские селения. И в награду за предательское рвение он отпустил их домой на праздник байрам”. (А. П. Ермолов. “Записки”. М. 1991 г., стр. 424). Они такие же чеченцы, патриоты и мусульмане, как те изверги “чеченцы”, которые помогли российским войскам совершить описанное выше кровавое злодеяние в Дуба-Юрте. В это трудно, невозможно поверить, но это так. Вот свидетельство уже цитированного нами Полторацкого: “Через час, а может, и раньше, должна была разыграться ужасная драма. Казаки спешились, пехота повалилась на землю, сырую от ночной росы. В нескольких шагах от нас, в стороне, слез с лошади Меллер и. присев на брошенной бурке, стал шептаться с переводчиком Али-Беком и другим чеченцем-проводником, наглухо закутавшим свою голову белым башлыком, это был родной племянник наиба Дубы, подкупленный вместе с братом своим за хороший куш из кармана Меллера. Оба родственника наиба вошли в соглашения с русским военачальником не только за деньги указать путь отряду в аул их родного дяди, но и по возможности его самого предать в наши руки. И вот в то время, как один из двух был как аманат (заложник) арестован на гауптвахте в Воздвиженском, другой со спокойной совестью и духом вел неприятельский отряд в родное гнездо свое. И не один племянник Дубы помрачил совесть свою преступной изменен. Многие из доверенных стражников наиба и даже старуха-матушка, подкупленная Меллером, своим упорным молчанием много содействовали успеху нашего дела” (Воспоминания В. А. Полторацкого. Ж-л Исторический вестник, январь 1893 г., т. I, с. 74).

Вся глубина гнусности и предательства национал-пособников обнаруживается еще ярче, если вспомнить, что почти в то же самое время, в 1807 году, соседи чеченцев кабардинцы, причем кабардинцы, находившиеся на официальной службе у Российской империи – Кабарда уже давно находилась в составе России – “отказалась действовать оружием против чеченцев, поставив главным предлогом единоверия с ними” (подчеркнуто мною – А. С.-Х.). И это несмотря на сильнейшее давление, оказанное на них российским военным командованием, чтобы употребить кабардинцев, “имея целью поссорить между собою два народа, дабы через вражду их они могли сами себя со временем ослабить” (подчеркнуто мною – А. С.-Х.) (Из рапорта главнокомандующего Гудовича императору Александру I – см.: “Материалы по истории Дагестана и Чечни”, Махачкала, 1940 г., стр. 147). Как похожи методы ведения политики на Кавказе тогдашних великодержавников на методы нынешних великодержавников-“демократов”!

А собственные национал-пособники, поубивав своих братьев по крови и религии, защищавших свободу и независимость нашего народа, – как жестоко убивали ермоловские войска общеизвестно, – эти “патриоты” – “мусульмане”, поехали “праздновать байрам”. Наверное, они с аппетитом ели, смеялись и спокойно спали. И нынешние национал-пособники. которые чуть не ввергли трижды в катастрофу наш народ, совершили или организовали убийства защитников независимости, тоже как ни в чем не бывало пьют, едят, спят, ходят и смеются.

Как видим, шахраевско-руцковские “россияне” являются достойными продолжателями дела своих духовных предков, ермоловских “россиян”.

Три года назад я не допускал и мысли, что такие люди могут быть среди чеченцев: думал, что 170 лет террора, особенно геноцид 1944-1957 гг. чему-нибудь да научили нас. С трудом верится во все это, тяжело видеть все это… Так и хочется крикнуть: “Российские великодержавники, заберите себе своих “россиян” – они как и их духовные предки – ермоловские “россияне” – составляют маленькую кучку и все поместятся на одном этаже гостиницы “Россия”, – оставьте нас в покое, к чеченскому народу эти люди не имеют никакого отношения, кроме того, что у них в паспортах записано, что они чеченцы.

Я верю, что наступит время, когда наш народ, очистив свою душу и сознание от колониальной скверны, воздаст по заслугам национал-пособникам прошлого и настоящего, многие из которых – кощунственное издевательство над памятью сотен тысяч жертв борьбы за независимость нашего народа, даже смеют претендовать чуть ли не на роль национальных “авторитетов”. Таков чудовищный итог двухсотлетней целенаправленной политики российских колонизаторов по деградации национального и религиозного самосознания народа.

Верю, что наступит день, и с лиц этих фальшивых “авторитетов” будут сорваны маски и дадут им имена, адекватные их душам и делам – “предатели и палачи собственного народа”. И тогда потомки тех кто получил чины, богатства из рук колонизаторов, за то, что они помогали уничтожать собственный народ, будут стыдиться этих чинов и богатств этих предков, будут стыдиться того, что их предки участвовали в составе российской армии в войнах против оказавшей и оказывающей всегда нам помощь, принявшей изгнанных Россией со своей земли сотни тысяч наших братьев Турции, не будет гордиться тем, что их предки в составе Российской армии в качестве “дикарей-зуавов” воевали за чуждые им интересы российских колонизаторов, будут стыдиться того, что их предки помогали “белым”, “красным” колонизаторам надевать имперское ярмо на наш народ.

Конечно, нельзя провести четкую границу между названными группами: в каждой группе присутствуют мотивы, черты другой группы – речь может идти лишь о преобладающих мотивах той или иной группы. Но все эти группы объединяет заинтересованность в дестабилизации общественно-политической обстановки по возможности “законным” путем, то есть через парламент, в кранном случае, через организацию диверсий, мятежей, создавая “повод” для вмешательства и оккупации российской империей Чеченской Республики. И таким образом добиться реализации указанных выше политических и экономических амбиций и интересов, защиту которых от чеченского народа обеспечат российские колонизаторы, лишь бы они помогали удерживать его в крепостничестве, подобно тому, как это происходит в северокавказских и Других колониях России.

Подытоживая сказанное о проимперских группах, хочу сказать еще раз, что, на мои взгляд, главная опасность для независимости представляет сговор российских шовинистов с национал-пособниками, компрадорской буржуазией и коррумпированным чиновничеством.

Я уверен – и 2,5 года существования нашего независимого государства подтверждают это – что большинство нашею народа извлекло необходимые уроки из трехсотлетнего российского геноцида и не поддастся провокациям российских колонизаторов и их пособников, а также сохранит и что трудное время стабильность нашего государства, в конечном счете сохранит будущее нашего народа!

И в трудные минуты мы должны вспомнить о том, как мы в детстве очень счастливы бывали, если после долгих поисках в книгах находили упоминание о чеченцах, просто одно слово “чеченец”, пусть даже в сопровождении отрицательных эпитетов типа “разбойник”, “головорез”, – чаще всего так бывало (и бывает до сих пор) – а если находили хорошие слова о чеченцах, что бывало (и бывает крайне редко), чувствовали себя как будто в раю – до такого состояния довел нас организованный великодержавными шовинистами и их “чеченскими” холопами исторический голод.

В часы отчаяния, если бы таковые наступили, мы должны вспомнить о том, когда в 1944 году Империя изгнала наш народ со своей родины, зверски уничтожив значительную его часть по пути, а большую часть из оставшихся в живых – в ссылке, ни одно государство, ни один политический деятель, ни один гуманист, демократ, либерал во всем мире не сказал ни слова осуждения этой неслыханной человеконенавистнической акции, не сказал ни слова осуждения этого самого бесчеловечного из всех самых бесчеловечных актов геноцида в истории человечества, в то время как эти государства, эти политические деятели, эти “гуманисты”, эти “демократы” принимали резкие заявления протеста, прибегали даже к блокадам по поводу нарушения прав некоторых диссидентов. И так это продолжается до сих пор. Ибо как сказал Л. Берия, когда решался вопрос о депортации нашего народа: “Депортация народа в пределах одного государства – вопрос нашей внутренней политики, товарищ Генсек” (Абдулаев З. Воспоминания. Грозный, 1991 г., стр. 4). И все это может повториться в любое время, если мы не сохраним свое независимое государство. Честь и достоинство как отдельного чеченца, так и народа в целом будут уважаться как великодержавными шовинистами, так и нормальными людьми, как народами, так и государствами, если мы сохраним и защитим независимость нашего государства.

Заканчивая, хотел бы призвать всех нас, чтобы мы были достойны наших предков, которые, по признанию даже наших врагов, в безмерно более тяжелых, сложных условиях, чем в настоящее время, “худо одетые, под дождем, босые, по грязи, без теплой пищи… во имя веры переносили терпеливо и усталость, и болезни” и “тщеславились своей независимостью и верили в широкую будущность своего народа и своей Родины”.

ДАЛА ЛАРДОЙЛА ВАЙ РОССИЙСКИ КОЛОНИЗАТОРША,

ЦЕРАН НОХЧИЙ БУ БОХУШ БОЛЧУ ХЬАДАЛЧАША А ЕХАДАРХ,

А, ЦЕРАН ЛУУР ДАЛАРХ А!

 

февраль 1994 года

 

***

 

                

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s