Iberiana – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

სოჭი, აფხაზეთი, სამაჩაბლო, დვალეთი, ჰერეთი, მესხეთი, ჯავახეთი, ტაო-კლარჯეთი იყო და მუდამ იქნება საქართველო!!!

• Папаскири- О Новых Антигрузинских Инсинуациях

♥აფხაზეთი-Abkhazia

 

Зураб Папаскири

Доктор исторических наук, профессор Сухумского государственного университета,

Председатель Абхазской организации Всегрузинского исторического общества им. Еквтимэ Такаишвили, лауреат Государственной премии им. Гиоргия Шарвашидзе

 

 

***

 

О НОВЫХ АНТИГРУЗИНСКИХ ИНСИНУАЦИЯХ РАДЕТЕЛЕЙ

«НЕЗАВИСИМОЙ» АБХАЗИИ

 

По поводу Стати А. Епифанцева: Грузинская церковь.

Павл, становящийся Савлом. Церковный вопрос

 

После «героической» эпопеи Российской «армады» в Грузии в августе 2008г. и комичес­­­кого «признания» Путинской Россией «независимости» Абхазии и т.н. «Южной Осетии», Кремль тщетно пытается убедить мировое сообщество в правомерности предпринятой им открытой и беспрецедентной по своей наглости агрессии в отношении суверенного грузинского государства. Однако, несмотря на все усилия, В. Путину и его «славной» команде во главе с т.н. «президентом» Д. Медведевым, пока что, никак не удаётся получить в этом воп­росе хоть какое-нибудь понимание даже со стороны тех государств, которые считаются если не сателлитами, то стратегическими партнёрами Российской Федерации, уж точно. Наглядный тому пример хотя бы позиция стран СНГ, даже тех, которые являются членами т.н. «Организации Договора о коллективной безопасности», однозначно отмежевавших от авантюрис­тической политики официальной Москвы. Более того, некоторые руководители этих государств ведут себя весьма вызывающе и не поддаются давлению (а порой даже шантажу) со сторо­ны «старшего брата».

В этом плане, особо следует выделить лидера Республики Беларусь – «равноправного» субъекта пресловутого «Союзного государства» (Сейчас уже не вызывает никакого сомнения, что новый имперский проект Кремля – Договор о создании т. н. «Союзного государства» между Российской федерации и Республикой Беларусь, торжественно подписанный высшими руководителями двух стран ровно 10 лет тому назад[1] окончательно провалился и «после целой серии весьма серьезных конфликтов между Москвой и Минском … эксперты уже заговорили о «коматозном состоянии» Союзного государства»… и даже о возможном ле­тальном исходе этого непонятного образования[2]), который ведёт себя, не как послушный вассал, а так как подобает достойному уваже­ния руководителю цивилизованного суверенного государства и упрямо отказывается поддержать международный правовой беспредел, навязанный мировому сообществу окончательно потерявшими рассудок хозяевами Кремля. Не менее достойно ведёт себя и главный стратегический партнёр России на Кавказе – Армения. В этом отношении, чего стоит подчёркнуто тёплый приём устроенный президенту Грузии в Армении в июне 2009г., во время которого лидера Грузии – совершившего по утверждению Кремлёвс­кого руководства преступление против человечности[3] – Президент Армении наградил ор­деном Чести (высшей государственной наградой Армении, которая вручается гражданам иностранных государств за защиту государственных и национальных интересов Республики Армения, за особые заслуги в утверждении независимости, демократии, за установление, укрепление и развитие дружбы с Республикой Армения, а также за значительный вклад в дело укрепления мира между народами), а Учёный Совет Ереванского государственного универси­тета присвоил Михаилу Саакашвили звание почётного доктора (Кстати, дружественный жесть Президента Армении по отношению к своему грузинскому коллеге, как и ожидалось, было встречено с негодованием политическим истеблишментом России, однозначно расценившего данный шаг президента Сержа Саргсяна как «оскорбление России». В частности, об этом открыто заявил первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике, предпринимательству и собственности, представитель в СФ от администрации Ивановской области Владимир Гусев /кстати, бывший зампредседателя Совета министров СССР/, добавыв при этом, что «настоящие друзья так не поступают» и, что этот «поступок со стороны наших соседей может создать непростую атмосферу в российско-армянских отношениях» [4]).

Полностью рухнули надежды российской дипломатии связанные с расследованием т.н. Комиссий Хайди Тальявини. Несмотря на противоречивость и неубедительность некоторых выводов Комиссии, относительно эскалации ситуации в т.н. «Южной Осетии» накануне ничем ни оправданного крупномасштабного российского вторжения в Грузию, смело можно утверж­дать, что Комиссия главную вину в развязывании конфликтов в Грузии в целом одноз­начно возложила именно на Россию. Российская дипломатия с треском проигрывает все дебаты на различных международных форумах, будь это Совет Европы, Европарламент, ОБСЕ и т.д. Весь цивилизованный мир осуждает агрессивные действия Москвы, особенно приз­на­ние ею независимости сепаратистских регионов Грузии и без всякого колебания признаёт территориальную целостность Грузии, призывает Россию к соблюдению международных пра­­­вовых норм. На этом фоне, конечно же, выглядят смехотворными дипломатические «про­рывы» ве­домства С. Лаврова в направлении международно-дипломатического обеспечения «не­­­зависимости» Абхазии и т.н. «Южной Осетии». Совершенно очевидно, что признание «не­зависимости» Абхазии и «Юж­ной Осетии» со стороны Никарагуа, Венесуэлы, Науру, а так­же Палестинской террористической организацией – «ХАМАСС», а недавно и непризнанным На­­горным Ка­рабахом, скорее всего дискредитация этой независимости перед мировым сообщес­твом, нежели реальный выход этих сепаратистских анклавов Грузии на международную аре­ну в качестве суверенных государств.

В этой, можно сказать, весьма плачевной для российской стороны в политико-дип­ло­матическом плане ситуации, хозяева Кремля и имперски настроенные силы российского общества всё больше делают упор на дальнейшую информационно-идеологическую обработку общественности путём гнусной фальсификации истории Грузии. В последнее время, в этом плане, особенно преуспел некий Андрей Епифанцев, опубликовавший ряд ста­тей, направленных на дискредитацию Грузии и грузин.[5] Всё это «творчество» новоявленного «гения» русской ис­торической и политологической мысли (Автор этих строк, выпускник аспирантуры МГУ им. М. В. Ломоносова, там же подготовивший и защитивший кандидатскую диссертацию, под руководством видающихся русских учёных и настоящих патриотов своего Отечества – акад. Б. А. Рыбакова и чл.- корреспондента АН СССР А. П. Новосельцева, весьма сожалеет, что дилетанты и неучи типа А. Епифанцева, своими бредовыми умозаключениями позорят имевшую славные традиции русскую историчес­кую науку), конечно, выеденного яйца не стоит, поэтому вряд ли целесообразно к нему подходить со всей серьёзностью. Но, исходя из того, что в современной России общественное мнение, к сожалению, находится в плену именно подобной лживой и демагогической пропаганды имперски нас­т­роенных политиканс­т­вующих «Епифанцевых», заболевших к то­му же и «антигрузинским пси­хозом», оставлять совершенно без внима­ния «шедевры» зар­вав­шегося фальсификатора представляется не совсем оправданным. Вме­с­те с тем, мы далеки от мысли (во всяком случае, в данной статье), дать всеобъемлющий ответ на все «изыскания» нашего «корифея» и ограничимся лишь отдельными замечаниями на публикацию, посвящённой Апостольской Грузинской Православной Церкви,[6] в которой автор просто напросто обливает грязью одного из древнейших столпов мирового хрис­тианства и его теперешнего Предстоятеля.

Как выясняется, поводом появления данного опуса «всезнающего» русского «эксперта» послужили некоторые критические высказывания высокопоставленных грузинских церковных иерархов по поводу отдельных неканонических действий сепаратистски настроенных свя­­­щенников, всемерно добивающихся вывода Абхазии из юрисдикции Грузинской Православной Церкви. Возмущённый заявлениями руководителей Грузинской Православной Цер­к­ви и прежде всего её Предстоятеля, Католикоса-Патриарха всея Грузии, Святейшего и Блаженнейшего Ильи II-го – большого поборника «независимой» Абхазии особенно задели слова духовного лидера Грузии «никто не может объявлять независимость от главной церкви»[7] – А. Епифанцев обвиняет его в предвзятости.

По утверждению нашего «грамотея», оказывается «Патриарх забыл, что всего каких-то 90 лет назад существовала церковь, которая самовольно объявила о независимости от гла­в­ной (т.е. Российской – З.П.) церкви. И это быласама грузинская церковь[8] Более то­го, «в 1917 году, воспользовавшись смутой и неразберихой, Грузия объявила о своей независимос­ти от Российской Империи и тут же напала на территорию России, захватив не принадлежавшую ей с 15-16 веков Абхазию и часть российской причерноморской территории – Ад­лер, Сочи, Туапсе, Хадыженск и т. д. Удивительно, но грузинская церковь делает то же са­мое – представители грузинского духовенства на штыках своих войск входят в Абхазию, выгоня­ют оттуда русских священников и объявляют, что отныне каноническая территория Абхазии будет принадлежать Грузинской церкви».[9]

На этом, инсинуации А. Епифанцева вокруг истории Грузии и её церкви не заканчиваются. Он явно не может скрыть раздражение тем, что согласно грузинской исторической тра­диции приобретение автокефалии Грузинской церковью произошло в V веке. Его не меньше раздражает и констатация факта упразднения этой автокефалии русскими после оккупации и аннексии Грузии в начале XIXв. При этом, «Не вдаваясь в вопросы отмены автокефалии Грузинской церкви – ибо это», – как отмечает А. Епифанцев, – «предмет самостоятельного и большого исследования, связанного не только и не столько с Грузией и Кавказом, сколько с самой русской церковью, принципом соборности т. д», тем не менее, совершенно безапелляционно объявляет грузинское видение проблемы крайне односторонней позицией, якобы поз­во­ля­ющей «грузинской стороне эффектно и удобно впрыскивать в народ свою сыворотку правды».

Далее наш «всезнающий летописец» с некоторой насмешкой отзываясь на «обретение независимости ГПЦ (Грузинской Православной Церковью – З.П.) в V веке» громогласно за­я­вляет, что к этой церкви Абхазия никакого отношения не имеет т.к. «уже с VII века в Аб­хазии устанавливается автокефальное епископство, находившееся под юрисдикцией Константи­нопольской патриархии… И такая ситуация продолжается на протяжении ми­ни­мум 5 веков. После этого при развитии и расширении грузинского государства ре­лиги­озные вопросы в Абхазском княжестве действительно подпадают под влияние кар­твельских царей. По сути, тогда происходит то, за что сейчас Грузия распинает Россию в отношении себя – грузины фактически по праву сильного ликвидируют автономию аб­хазского епископства, распространяют на Абхазию свое влияниеи уже в наше время начинают считать именно этот факт справедливой точкой отсчета принад­леж­ности Аб­хазской церкви!».[10]

В этих «премудростях» имеется один существенный недостаток – некомпе­тен­тность автора по вопросам истории Грузии-Абхазии раннего средневековья. Начнём с того, что А. Епифанцев просто не знает о том что пребывание «Абхазского автокефального епис­коп­с­т­ва» под юрисдикцией Константинопольской патриархии (с VII века) никак не дли­лось «на протяжении … 5 веков», а уже к рубежу X века (К сведению новоявленного радетеля абхазской «национальной» церкви, по вопросу обретения церковной не­за­висимости царством «Абхазов» имеетеся довольно обширная историография.[11] Несмотря на незначи­тельные разногласия среди исследователей, все они сходяться в том, что Западногрузинская церковь вышла из под контроля Констан­ти­нополя не позднее начала X века. Более того, в последнее время высказано предположение, согласно которому приобретение „Абхазским“ цар­ством церковного суве­ре­ни­тета могло произойти „по просьбе“ „абхазской“ сто­роны на фоне по­тепления византийско-западно-грузинских отно­ше­ний, на­ме­­ти­в­шегося с воцарением /благодаря активной вое­н­но-по­ли­ти­чес­кой под­держке Византийской империи/ Баграта I-го[12] и, что, да­нное собы­тие следует ра­с­с­матривать как первый реальный плод по­ли­тического со­труд­ниче­с­т­ва между официальным Ку­та­иси и Константинополем[13]) оно превратилось в не­за­ви­­си­мую от Константинопольской Патриархии церковную организацию – «Абхазс­кий Ка­толико­сат», которая, кста­ти, с самого начала (а не после 5 веков) формировалась как за­падно­грузинская (а не абхазская национальная) церковная организация, с гру­­зинс­ким церковным богослужением. Общеизвестно, что к тому времени именно грузинский язык в качестве языка церковного богослужения и государственного делопроизводства заменил в Западной Грузии в том числе и на территории современнй Абхазии греческий. Более того, известно, что самая ранняя грузинская надпись об­на­ру­же­на не в восточных областях Западной Грузии (где-ни­будь в Имерети), а име­н­но в пре­де­лах нынешней Абхазии. Мы имеем в виду надписи на древнегрузинском письме Асо­м­та­врули из церкви Мсигхуа (Гудаутский р-н), обнаруженный абхазским ис­с­ле­до­вателем А. К. Ка­ция[14] и ко­торые да­ти­руются IX-X вв.[15]

Также не выдерживает критики и утверждение А. Епифанцева о том, что «при развитии и расширении грузинского государства (по вышеприведённым хронологическим ориен­тирам – после 5 веков «с VII века» – т.е. где-то с XIIв. – З.П.) религиозные вопросы в Абхазском княжестве действительно подпадают под влияние картвельских царей», в ре­­зультате чего якобы «грузины фактически по праву сильного» ликвидировали «автономию абхазского епископства». Во-первых, «развитие и расширение грузинского государства», как пишет А. Епифанцев, – началось, как минимум, с конца Xв. (что никак не увязывается с его хронологическими ориентирами), когда не кто иной, как сам царь «абхазов» Баграт III Багратиони (978-1014гг.) приступил к заключительному этапу объединения всех грузинских земель, завершившегося (уже к концу правления этого монарха) созданием единого грузинского государства. И неважно, что это государство почти во всех иноязычных (по­рой и грузинских) письменных источниках XI-XIIвв., как правило, называлось «Абхазией»,[16] главное, что оно было исключительно грузинским государством. Это может оспорить лишь умалишённый (В своё время, сумасбродную идею о существовании т.н. «абхаз­с­кого национального государства» и после объединения Грузии в начале XI века, вынашивал известный своими сепаратистскими взглядами абхазский деятель С. М. Аш­ха­ца­ва, который  всерьёз заявлял, что „Аб­ха­з­с­кое“ царс­т­во – абхаз­с­кое национальное государство просущество­ва­ло аж до кон­ца XVв., когда оно распалось на три царства: Ка­хетин­с­кое, Ка­р­талинское и Имеретинское и на пять кня­жеств: Сам­цхе-Саатабаго, Гу­рию, Мингрелию, Сванетию и Аб­хазию“[17]).

К этой категории вряд ли стоит причислить А. Епифанцева, хотя бы по той простой причине, что он кос­венно всё-же признаёт (хоть на этом спасибо!) существование единого грузинского государства, общегрузинской Православ­ной Церкви и нахождение в нём Абхазии до XVIв., чего нельзя сказать о некоторых, окончательно потерявших рассудок, идеологах абхазского сепаратизма и их московских сподвижниках (В этой связи особо следует выделить известного абхазского учёного-юриста Т. М. Шамба и его идейного собрата, некоего А. Ю. Непрошина – до этого ни­ко­му не из­ве­с­т­ного эт­нополитолога, кандидата наук, выступившим под стать С. М. Ашхацава бредовыми «наставлениями». Так вот, по утверждению этих грамотеев: «домыслы о су­щес­твовании Гру­зии на про­тя­жении 26 веков не имеют ни­чего общего с ис­торической де­йст­вительностью … До мая 1918г. го­су­да­р­ство „Гру­зия“, как и ее территория, не су­щес­т­вовала! То­ль­ко с объ­е­динением нескольких от­де­ль­ных не­зависимых кня­жеств, ра­спола­гавшихся на терри­то­рии За­кав­казья, из ко­торых ни одно не носило самона­зва­ние „Гру­зия“, в еди­ное го­су­да­рство и присвоением этому объ­е­ди­не­нию ука­за­н­ного на­и­менования юридически пра­во­мер­но во­з­ни­к­но­ве­ние та­кой страны, с этого момента – и не ра­нее!“. И это в то время как собственно „Абхазия… в VIII-ХIвв. и поз­же, до XVIIIв., была государством не­за­ви­си­мым“, кото­рая (с VIII по XIIIв.) охватывала прак­ти­че­с­ки всё Цент­ра­ль­ное и Западное Закавказье, включая в се­бя все госу­дарс­т­вен­ные образования, находившиеся на этой территории. Ссыл­ки грузинских политиков на то, что все эти терри­то­рии в XI-XIIIвв. принадлежали Грузии, – по­лная бессмыс­ли­ца, пос­кольку такого государства до 26 мая 1918г. не бы­ло»[18]). Во вторых, неправомерно, говорить о ликвидации т.н. «автономии абхазского епископства», так как доподлинно известно, что в XI-XVвв. – в период существования единой грузинской монархии т.н. «Абхазский» Католикосат (а не «Абхазское автокефальное епис­копство») вовсе не был упразднён (В грузинских нарративных и документальных источниках освеща­ю­щих со­бы­тия XIXIVвв. одновременно фигурируют два католикоса, под ко­торыми под­­разумевают Картлийского (Восточно-грузинского, Мцхетс­ко­го) и «Абхазского» (Западногрузинского) католикосов[19]), не говоря уж о том, что абхазской национальной христианской церкви, как таковой, никогда не бы­ло, и что этот «Абхазский» Католикосат, вопреки фантастическим выдумкам любителей сенсации (типа В. Кожинова и ему подобным)[20], как уже отмечалось выше, изначально пред­с­тавлял собой исключительно западно­гру­зин­с­кую (а не абхазскую национальную) церковную организацию.

Несмотря на свою некомпетентность в целом, А. Епифанцев, всё-же кое что знает об истории Грузии-Абхазии. Так, его заявление о том, что «Главенство ГПЦ в Абхазии заканчивается к 16 веку, когда грузинское государство полностью разваливается, а сами грузины в Абхазии исчезают как нациякого-то выдавливают из Абхазии, кто-то ассимилируется и его потомки сейчас ощущают себя адыгами и абхазами, кого-то продают в раб­ст­во», отчасти близко к истине, но всё же нуждается в определённых комментариях.

Да, абсолютно верно, что с XVIв. (точнее с конца XV столетия) Грузия как единое государство действительно прекращает своё существование. Примерно с этого времени, в результате усиления натиска с Северного Кавказа родственных джико-аб­хазс­ких племён и с их экспансией сначала в пределах Абхазского эрис­тав­ства, а затем и на остальной территории нынешней Абха­зии, здесь происходят существенные изменения. Абхазия из высокоразвитого феодального региона, где процветала хрис­тианская культура и книжность, постепенно превращается в от­сталый край с примитивным патриархальным хозяйством и реанимирован­ны­ми язычес­кими верованиями.

В историографии не вызывает сомнения, что предания адыгов о „по­корении Абхазии“ (ещё в первой четверти XVв.) предводи­те­лем адыгов Иналом и его сподвижниками, абазинс­кими князь­ями Аше и Шаше (Под абазинскими князьями Аше и Шаше подразумевают абхазских князей Ачба и Чачба[21]),[22] являются отголосками реальных событий, а именно, кру­п­но­ма­сштабношого переселения «племён абазин, в частности, горных абазин-ашхарцев из Северного Кавказа на Черноморское по­бе­режье Абхазии».[23] Не кто иной, как крупнейший абхазс­кий учёный-этнограф Ш. Инал-ипа однозначно признавал, что в ис­торических преданиях «часто рассказывается о том, как при­ходили в Абхазию один за другим целые роды или отде­ль­ные лица откуда-то с Севера из-за гор».[24]

Эриставский дом Шарвашидзе, на протяжении мно­гих столетий олицетворявший об­щегрузинский государ­с­т­венный порядок в регионе, не только не препятствовал про­никновению джиков-абхазов в пределы вверенного им Абхазского эриставства, но, наоборот, сам выступал в роли ­­­­­­­­­главного организатора дальнейшей экспансии названных горских племен в юго-восточном направлении и исполь­зо­вал их в своей борьбе против владетелей Одиши-Мег­ре­лии.

На первых порах владетели Одиши-Мегре­лии, которые по-прежнему контролировали большую часть тер­ритории современной Абхазии, временами пытались на­нес­ти превентивные удары по джикам-абхазам. Так в 1533г. вла­детельный князь Мегрелии Мамия III Дадиани, пожа­ло­вавший в период своего правления (1512–1533) кафедральной церкви – Бичвинтской (Пи­цунд­с­кой) Богоматери несколько селений с дворянами и кресть­янами (в том числе селения, расположенные не­посред­с­т­вен­но в окрестностях самой Бичвинты-Пицунды: Аитарне, Ару­ха и Рабица) вместе с Мамией I-м Гуриели, при поддержке име­ретинского царя Баграта III (1510–1565) снарядил морс­кую экспедицию и высадился в Джикети. Но этот поход за­вер­шился поражением Дадиани и Гуриели: сам Мамия Дадиа­ни был убит, а Мамия Гуриели попал в плен.[25]

Несмотря на этот провал, на протяжении всего XVIв. значитель­ная часть территории современной Абхазии до Сухуми счи­та­лась «Дадианской землей».[26] В на­ча­ле ХVIIв. ослаблением Оди­ши-Мегрелии воспользовались пред­ставители Абхазского эриставского дома Шарваши­дзе и предприняли энергичные шаги для выхода из-под контроля дома Дадиани. Принято считать, что именно в это время за­вершилось формирование независимого от Одиши-Мег­релии Абхазского владетельного княжества. Граница между владе­ни­ями Дадиани и Шарвашидзе в этот период (в 1630г.) по до­ку­ментальному свидетельству итальянского миссионера Джо­ван­ни да Лука проходила в окрестностях Сухуми-Скисорнума, по реке Абсе (совр. р. Беслетка).[27] Одной из резиденций Одиш­с­ко­го владетеля оставалась Меркула (в совр. Очамчирском р-не), где в 1615г. Леван II Дадиани подписал мирный договор с Ос­манской империей.[28] Позже, в 1639г., неподалеку от Мер­ку­ла, в Киачи была похоронена жена Левана Дадиани – Нестан-Дареджан, а поминки были устроены во дворце владетеля в Кви­тоули (также в Очамчирском р-не).[29] Ещё один дворец Ле­ва­на II-го Дадиани был расположен на берегу реки Галидзга. Этот дворец (по просьбе „Абхазского“ Ка­толикоса Малакии II-го Гуриели) одишским владетелем был по­жалован патриаршей кафедре – Бичвинтской (Пицундской) Бо­гоматери.[30]

Леван II Дадиани (1611-1657) в 30-х годах XVIIв. орга­ни­зовал военную экспедицию вглубь Абхазии, во время ко­то­рой он достиг реки Капоетисцкали (р. Бзиби), где разбил от­ряды джико-абхазов под командованием некоего Маршания и на время установил полный контроль над домом Шарвашидзе.[31] Однако, позже, абхазы возобновили опустошительные походы в сторону владений Одишского княжества, что вынудило Ле­ва­на II Дадиани соорудить фортификационные укрепления вдоль реки Келасури – т.н. „Келасурскую стену“ (В науке обще­при­знано, что Келасурская стена или, по словам Арканджело Ла­мберти «Стена длиною в шестьдесят тысяч шагов для при­остановления абхазских набегов»[32] была построена именно при Ле­ване II Дадиани. Это подтверждают как грузинские,[33] так и иноязычные[34] письменные источники). Во второй пол. XVIIв. абхазам все же удалось прор­вать­ся через Келасурскую преграду и перенести границу с Одиши к берегам р. Кодори, а затем уже овладеть территорией между реками Кодори и Ингури. Так, к началу XVIIIв. территория Абхазии обрела её нынешнее очертание.

После то­го, как абхазцы вышли к берегам реки Ингури, они при­с­ту­пи­ли к освоению территорий южнее реки Галидзга. По од­но­му преданию, явно отображающему исторические реалии, Ква­пу Шарвашидзе, которому достался удел между рек Галидзга-Ингури, переселил из Бзыбской Абхазии несколько дворянско-княжеских родов, в том числе: Анча­ба­д­зе, Емухвари, Инал-ипа-Иналишвили, Марганиа, Званбаия, Ла­­кирбая, Акиртава и др.[35] Сам Квапу положил начало ветви са­мурзаканских Шарвашидзе. В Самурзакано, наряду с вышеуказанными дво­рянскими фамилиями, было пересе­ле­но немало абхазских крестьянских семей.[36]

Всё это, действительно, значительно изменило этнодемографическую кар­ти­ну региона, однако, это отнюдь не означает, что на территории нынешней Абхазии грузины вовсе исчезли «как нация» как это заявляет А. Епифанцев. С полной уверенностью можно утверждать, что, нес­мо­тря на все эти передрязги, подавляю­щее большинство населения ме­ждуречья Галидзга-Ингури, по-прежнему составляли карт­­ве­лы (мегрелы). Что же касается других областей совреме­н­ной Абхазии, особенно региона между Цхуми-Сухуми и р. Га­ли­дзга, то к этому времени, коренное грузинское (в основном мегрельское) населения этого края, от­части, дейс­т­­вительно, было вынуждено покинуть родные места и переселиться в цен­тральные районы Одиши-Мегрелии. Многие были взяты в плен и проданы в рабство (в этом, безусловно, прав А. Епифанцев), других переселили в Бзыбскую Абхазию, где они рас­т­ворились среди абхазов. Не должно вызывать никакого со­мнения то, что большая часть современных абхазов живу­щих в Гудаутском р-не и носящих грузинские (мег­рельские) фа­ми­лии, как раз, и являются потомка­ми тех грузин-мегрелов, ко­то­рые силой были угнаны в Бзыбскую Абхазию (Это, ко­не­ч­но, отнюдь не исключает проживание картвельских племён, на­­ряду с абхазами, в районе Гудауты-бичвинты и до этого. То же са­мое мо­жно сказать и об абхазах с грузинскими фамилиями, прожи­вающих и в Оча­м­чи­рском р-не, хотя, среди них немало и тех, которые «позабыли» о своих гру­зинских (мегрельских) корнях в недалёком прошлом, под давлением наци­она­ли­стически нас­т­роенной абхазской коммунистической номенкла­ту­ры создав­шей в автономной республике в 20-х – начале 30-х годов XXв. (отчасти и в 50-х – 80-х годах) ярко выраженную проаб­ха­з­с­кую конъю­нк­ту­ру).

Какова же была участь христианской церкви в Абхазии. В это время на Абхазию по прежнему распространялась юрисдикция «Абхазского» (Западногрузинского) Католикосата. Однако, уже к II пол. XVв. наметились тенденции отдаления абхазов от христианских устоев, что, как уже отмечалось, было связано с наплывом новой волны горских джико-абхазских пле­­мён с Северного Кавказа. Это документально подтверждает «Мцнебаи сарджуло» («Кано­ническая заповедь») составлен­ная в 1470-1474гг.[37], в связи с избранием Иовакима «Абхазс­ким» т.е. Западногрузинским Католикосом. Как известно, этим актом, инициаторами и вдохновителями которого почему то являлись не представители правившего тогда в Абхазс­ком эриставстве дома Шарвашидзе, а имеретинский (он же картло-имеретинский) царь Баграт и «великий эриставт-эристави Дадиан-Гуриели» – Шамадавле, а также Антиохийский Пат­­риарх Михаил, было положено начало оформлению «Абхазского» Католикосата, как самостоятельной церковной организации. В историографии, совершенно правильно отмечено, что учреждение независимого «Абхазского» Католикосата во II пол. XVв. (Это не противоречит тому, что функционирование т. н. «Абхазского» (Западногрузинского) Католикосата, как уже указывалось выше, началось ещё во времена правления «Леонидов» в Царстве «Абхазов». В этой связи, прежде всего, обращено внимание на сообщение Вахушти Багратиони о том, что западногрузинская церковь «…при помощи …Леона и его наследников, освободилась от зависимости греков, ибо об этом свидетельствует имя его, так как именуют его Католикосом Абхазети, а не Эгриси или Имерети» .[38] В ХI-ХIIвв. мало что известно об «Абхазских» Католикосах и лишь с XIIIв., в связи с воцарением Давида Нарина в Западной Грузии, выходят они на передний план [39]) означало победу сепаратистских устремлений руководителей Западной Грузии, которым, в угоду своим политическим амбициям, понадобилась «своя», церковь, независимая от Мцхетского Католикосата, олицетворяющего общегрузинское единство.[40]

Национально-культурный облик т.н. «Абхазского» Католикосата не вызывает никакого сомнения. Данная церковная организация, как совершенно верно отмечает крупнейший абхазский историк З. В. Анчабадзе, целиком и полностью была грузинской.[41] Наглядным подт­верждением сказанного являются данные как нарративных источников, так и, что главное, документальные материалы. Помимо «Мцнебаи сарджуло» –«Каноническая заповедь» (Кстати, в нём, помимо прочего, были указаны границы деятельности «Абхазского» Католикоса: Имерети, Гурия, Одиши, Абхазия, вся Аджария, Шавшети и Кларджети[42]), это пре­ж­де всего па­­мятники, непосредственно освещающие деятельность «Абхазского» Католикосата: «Большой ядгар Абхазского Католикосата», или «Бич­винтский ядгар», который создавался в XVI-XVIII веках (в основу древнейшей части этого памятника или собственно «Ядгара», сос­тавленного на рубеже XVI-XVIIвв., был положен «Ядгар» известного имеретинского царя Баграта III-го, пожалованный Бичвинтской церкви между 1537 и 1565 годами, вторая же часть этого документа представляет собой сборник жалованных грамот имеретинских царей, католикосов и владетельных князей Западной Грузии), и «Большой ядгар крестьян Абхазского Католикосата» (составлен в 1622г. по заказу Католикоса Малакии и в нём зафиксированы принадлежащие Католикосу крестьяне в пределах Имерети, Гурии, Одиши).

Единственное, что связывал «Абхазский» Католикосат с абхазским этническим миром, это то, что резиденция католикосов долгое время находилась в Бичвинта (Пицунда), т.е. на территории Абхазского эриставства (Выдвижение Бичвинты в качестве общегрузинского религиозного центра, по мнению З. В. Анчабадзе, происходит в период усиления княжества Сабедиано (т.е. Мегрелии – З.П.). По словам учёного, «ещё в конце XIIIв. «Бичвинта» становится религиозным центром всего Западного Кавказа» .[43] По мнению исследователей, об этом свидетельствует тот факт, что в это время к Бичвинтской митрополии были присоединены Аланская и Зикхская митрополии[44]). Однако эти абхазы (жители Абхаского эриставства) как указывает «Мцнебаи сарджуло», «вовсе отошли от христианства и отс­тупили от заповедей Христа»,[45] что и вынудило, впоследствии, «Абхазских» Католикосов оставить Бичвинтс­кую резиденцию и перебраться В Гелати, близ Кутаиси – стольным городом имеретинских царей (В историографии нет единого мнения о том, когда было принято решение о переносе резиденции «Абхазских» Католикосов из Бичвинты в Гелати. По мнению З. В. Анчабадзе, это произошло в середине XVIIв., при Католикосе Захарии Квариани.[46] Другие же исследователи этот акт датируют серединой XVIв., временем правления Католикоса Евдемона Чхетидзе – 1558-1578гг.[47] Независимо от того, когда это произошло, в XVIв. или в XVIIв., ясно одно: это было вызвано значительным ухудшением обстановки на территории современной Абхазии. Однако, как выясняется, Бичвинта и после этого оставалась значительным центром западногрузинской церкви, где происходили освящение мирра и другие торжественные ритуалы[48]). По словам католического миссионера Арканджело Ламберти – жившего долгое вре­мя в Западной Грузии (XVIIв.) – абхазы также как аланы, черкесы, джики и карачаевцы только на словах являются христианами, а на самом деле, и по вере и по поступкам они далеко не христиане.[49] Другой миссионер – Джованни да Лука, также отмечает, что абхазы хотя и хрис­тиане, но не соблюдают христианские обряды. Он же подчёркивает, что абхазы живут в горах до Черкесии, и что в их стране нет городов и их образ жизни такой же, как у черкесов.[50] В XVIIIв. Гюльденштедт также заметил, что по образу жизни абхазы более других похожи на черкесов, и что они в основном занимаются скотоводством.[51] О близости абхазов с северокавказским горским населением (аланы, джики и т.д.) пишут также Арканджело Ламберти[52] и Вахушти Багратиони.[53]

 

Вместе с тем, нельзя утверждать, что абхазы, особенно представители политической эли­­ты, вовсе выбились из общегрузинского христианского мира. Об этом свидетельствуют не­ко­торые надписи-приписки выполненные (кстати, на грузинском языке) по указанию пред­с­­тавителей владетельского дома Шарвашидзе. Это прежде всего приписка к Бичвинтскому Еван­гелию, в которой, от имени Соломона Шарвашидзе (сер. XVIIв.) и его сына Арзакана, со­общается, что они помогли царю (имеется в виду имеретинский царь – З.П.) и Дадиани против Липарита Дадиани и Гуриели и в честь этого события отчеканили Евангелие в здравье и величие самого Соломона и его сына Арзакана,[54] а также в грузинская надпись на серебреном предмете, пожалованном Соломоном Шарвашидзе Лыхненскому храму (Кстати, исследователи, обратив внимание на весьма сдержанное и уважительное упоминание царя в приписке Соломона Шарвашидзе, совершенно обоснованно отмечают, что в это время абхазские владетели явно считали имеретинского царя своим сюзереном) [55] и при­пи­ска Бичвинтского Евангелия сделанная по указанию Соустана (Баграта) Шарвашидзе.[56]

Не менее важным в этом плане являются также клятвенные книги Ква­­пу Шарвашидзе и других представителей Абхазского владетельского дома Шарвашидзе, адресованные к «Абхаз­с­­ким» Католикосам Григолу Лордки­па­ни­д­зе и Давиду Немсадзе, которые сви­де­тель­с­твуют о том, что абхазские владетели, несмотря на то, что они действительно несколько отошли от истинно христианского образа жи­зни, по-прежнему относились к «Абхазским» (западно-гру­зи­нским) Ка­то­ликосам как к своим духовным отцам и считали своим до­л­гом, верно служить святому престолу, кстати, нахо­ди­вше­муся в это время не в Абхазии – в Бичвинте-Пицунде, а вдали от неё в Гелати.[57] Со своей стороны и «Абхазские» Католикосы по-прежнему считали Абхазию своей паствой и проявляли заботу об упокое души её владетелей. В частности, это наглядно проявилось в 1704г., когда в связи с кончиной Квапу Шарвашидзе в его резиденцию из Гелати специально прибыл «Абхазский» Католикос Григол Лордкипанидзе, который совершив обряд отпевания, взял у семьи покойного предназначенный в таких случаях для церкви единовременный налог.[58]

Несмотря на то, что в XVI-XVIIIвв. абхазы «отс­тупили от заповедей Христа» и подвер­г­­ли разорению христианские святыни (перестали функционировать Драндская, Моквская и Бедийская епархии), они всё же в глубине души сохраняли некоторую богобоязнь (В этой связи весьма примечателен описанный Жаном Шарденом /1643-1713гг. – находился в Западной Грузии в начале 70-х годов XVIIв./ факт о прибытии к нему на корабль одного абхаза /представителя высшего слоя общества/ с немногочисленной свитой, который, среди прочих предметов, предложил иностранному гостью, купить серебреную рамку от иконы. На вопрос французского путешественника: где же находилась сама икона, абхазский дворянин ответил, что она в церкви и что они испугавшись возмездия, не посмели тронуть её[59]) и в какой то степени преклонялись Илорской (Елир-них), Киачской (Киач-них), Лыхненской (Лых-них), Бичвинтской, Лашкендарской церквям.[60] Более того, по свидетельству одного сообщения, в сер. XVIII столетия, когда власти Ото­манской империи приступили к окончательному покорению Абхазии и Джикети (с владете­льского престола был свергнут Манучар Шарвашидзе, который вместе с младшими братьями Зурабом и Ширвани был увезён в Турцию, где их заставили принять ислам),[61] возвратившегося в Абхазию в качестве Сухумского бея Зураба Шарвашидзе абхазы встретили с большим почётом, и после того как крестили его в Илорском храме, тор­жественно объявили владетельным князем.[62] Т.е. крещение владетеля, абхазы воспри­нимали как своего рода демонстрацию политического суверенитета Абхазского княжества от «Блистателной Порты».

После всего сказанного, мягко говоря, трудно поверить утверждению А. Епифанцева о том, что «Уже с 16 века на территории Абхазии основной религией становится ислам с сильными элементами язычества» (Курсив наш – З.П.). Выше приведённый факт демонстративного крещения Зураба Шарвашидзе, однозначно свидетельствует о том, что даже во II пол. XVIIIв., когда вроде бы наступил решающий этап исламизации Абхазии, абхазы с трудом воспринимали его и официально всё ещё считали себя христианами. В этом отношении, явно симптоматичен при­ведённый самым же А. Епифанцевым ответ абхазов на поставленный турецкими путешес­твенниками (заметившими на вершинах полуразрушенные церкви и кресты) вопрос: «Вы же мусульмане, почему вы это не уничтожите?» – «Не будем, – отвечали им абхазы – Это вера отцов наших». Что же касается, наличия «сильных элементов язы­чес­тва» в религиозном менталитете абхазов позднего средневековья, это общеизвестный факт и оно, как уже отмечалось, было следствием не турецкого засилья, а демографической экспансии новой волны джи­ко-абхазских племён – носителей первобытнообщинных ус­тоев, вглубь территории некогда процветающего христианского края.

Вот какова историческая реальность состояния Абхазии в церковном отношении в XVI- XVIII столетиях. Как видим, Абхазия и абхазы (во всяком случае, значительная часть фео­дальной аристократии уж точно) в это время, несмотря на некоторое отчуждение, всё же оставались в еди­ном с остальной Грузией христианско-православном пространстве и организационно нахо­дились под юрисдикцией т.н. «Абхазского» Католикосата. Всё это объясняется тем, что экспан­сия джиков-абхазов в юго-в­о­­с­точном направлении, орга­ни­зуемая абхазским домом Шарвашидзе, и их закре­п­ле­ни­­е на территориях, принадлежавших ранее владетелям Оди­ши-Мегрелии, несмо­т­­ря на определённые особенности, в целом не выходили из рамок феодальной между­у­со­би­цы. Представители рода Шарвашидзе, расширяя пределы сво­их владений за сч­ё­т те­рриторий соседнего Одишского кня­жества, отнюдь не стремились к созданию не­­к­о­­­его апсуа-абхазского национально-государственного образования, не имеющего н­и­­­­­че­­го общего с грузинской государственной и политической системой, а всемерно пы­­т­а­лись, так же как и мегрельские Дадиани и гурийские Гуриели, выдвинуть­ся на ве­­ду­щие позиции именно внутри-грузинского госу­дар­ственно-политического прос­т­ра­н­­с­т­ва.

Т.е. Абхазский вла­де­тельский дом Шарвашидзе не представлял себя вне гру­зи­н­с­­ко­го го­­сударственного и культурно-политического мира и, при первом же удобном слу­чае, не упу­­скал шанс сесть как на Одиш­ский владетельский, так и на Имеретинский цар­с­кий пре­с­­­тол. Первым это попытался сделать Сорех Шарвашидзе, ко­торый в начале 80-х г­о­­дов XVIIIв. провозгласил себя (прав­да, безуспешно) владетелем Одиши.[63] На левом бе­ре­­гу р. Ин­гу­ри закрепился и Квапу Шарвашидзе, который занял Рухи, где скончался в 17­0­4­г.­[64] Не менее ярким проявлением живучести связей с общегрузинским социально-культурным пространством мо­жет служить и тот факт, что многие представители Абхазского владе­те­ль­ского до­­ма Шарваши­дзе, среди них даже те, которые в XVIII в. были вынуждены принять ислам (Ро­с­том, Ману­чар, Зураб и др.), носили грузинские имена. Более того, грузинские имена встречаются даже среди садзов-убыхов. Так, например, важными политическими фи­­­гурами в первой половине XIX в. были Леван Цанубаиа[65] (грузинско-мегрельская форма фамилии „Цанба“) и убы­­­хский князь Зураб Хамыш.[66]

Наглядным свидетельством принадлежности Абхазского владетельского дома Шарваши­­дзе к общегрузинскому политико-государственному и культурному миру может служить эпи­­­­столярное наследие названного выше же Квапу Шарвашидзе, а также Келеш-бея Шарвашидзе и его преемников: Гиоргия (Сафар-бея) и Михеила Шарвашидзе. Доподлинно известно, что свои официальные и неофициальные послания они составляли исключительно на грузинском языке. Сле­ду­ет отметить, что даже представители царской администрации на Кавказе (во времена Михе­и­ла Шарвашидзе – 20-60-е годы XIXв.), однозначно при­зна­ва­ли, что «в фамилии князей Шар­вашидзе употре­би­тель­ний письмен­ный язык грузинский»).[67] Общегрузинский национально-государственный и культурно-полити­че­с­кий ментали­те­т Аб­­хазского владетельского дома Шарвашидзе наиболее показательно был продемонстрирован при составлении, т.н. „Про­сительных пунктов“ (о принятии Абхазского княжества в лоно Рос­си­й­ской империи) нап­ра­­вленных императору Александру I-ому владетельным князем Гиор­ги­ем (Сафар-беем) Шар­ва­шидзе.[68] Как выяснил известный грузинский историк Г. Г. Пайчадзе, «текст это­го документа был составлен по образу, выработанному Министерством иностранных дел… с учётом местных кон­к­­­­ре­тных условий. Затем он был переведен на грузинский язык и оформлен как подлиник, т.е. подписан и заверен пе­­чатью Гиоргия, а также абхазскими князьями, и с приложением русского текста представлен как официальный до­­кумент».[69] С оформлением своего официального до­ку­мента на грузин­с­ком языке, Абхазс­кий владетель совершенно однозначно давал понять российской сто­ро­не, да и всему ми­ро­вому сообществу, что в международных отношениях Абхазское кня­же­ство представ­ля­ло именно грузинский национально-государственный и культурно-поли­ти­ческий мир.[70]

И, наконец, самым важным доказа­те­ль­ством того, что Абхазский владетельский дом считал себя неразрывной час­тью обще­гру­зинско­го христианского мира, является тот факт, что последнего владетеля Абхазии Михеила Шарвашидзе похорони­ли в Мок­вс­ком храме и эпитафию на его над­гро­б­ной плите сделали на древнегрузин­с­ком письме Асомтаврули. Да и после упразднения Абхазского княжества (1864г.) представи­те­ли рода Шарваши­дзе, как правило, од­но­значно при­чи­сляли себя к общегрузинс­ко­му национально-госу­дар­с­т­венному и культурно-по­ли­ти­че­с­кому ми­ру. В этом плане, весьма при­мечательна реп­ли­­­ка Але­ксан­д­ра Шарвашидзе: «Я не абхазский, а грузинский князь».[71]

Вот эту истину не желает увидеть г-н Епифанцев, который явно неслучайно ни разу не заикнулся о существовании самого «Абхаз­с­кого» Католикосата. Совершенно понятно, что если бы он заговорил о т.н. «Абхаз­с­ком» Католикосате, то тогда ему пришлось бы сказать и о том, как в 1814г. российские власти упразднили независимую «абхазскую» церковь. Разве тут так важно, что эта т.н. «абхазская» церковь была не собственно абхазской национальной, а, как уже неоднократно отмечалось, грузинской. Главное, что Российская империя вопреки всяким церковным канонам (это наглядно было показано в своё время – в 1919г. Святейшим Леонидом, Католикосом-Патриархом всея Грузии в специальном «Послании» Патриарху Московскому и всея России – Тихону)[72] упразднила независимую Апостольскую (как Восточногрузинскую, так и Западногрузинскую) церковь. Как быть с этой правдой? Ведь, в этом случае можно задеть национальное честолюбие нынешных абхазских священослужителей (в первую очередь, объявившего себя, в нарушении всех церковных канонов, главой «независимой» абхазской церкви протоиерея В. Аплия /до недавних пор – Пилия/), всемерно стремившихся уверить своих заблудших соотечественников в принадлежности «Абхазского» Католикосата не­су­ществующему абхазо-апсуйскому христианскому миру.

Тут уж никак не поможет совершенно непонятная оговорка А. Епифанцева о том, что не надо вдаваться вопроса «отмены автокефалии Грузинской церквиибо это предмет само­стоятельного и большого исследования, связанного не только и не столько с Грузией и Кавказом, сколько с самой русской церковью, принципом соборности т.д.» (Курсив наш – З.П.). Т. е. надо понимать так: «отмена автокефалии Грузинской церкви» это внутренее дело русской церкви и она связана с «принципом соборности». Вот как просто и нагло обошёл стержневой, можно сказать архиважный вопрос наш «глубоко мыслящий знаток» церковной истории Грузии-Абхазии.

Далеко от истины и заявление А. Епифанцева о том, что «В следующий же раз (т.е. пос­ле XVв., когда по его выражению «грузинское государство полностью разваливается, а сами гру­зины в Абхазии исчезают как нация») Абхазская церковь подпадает под влияние ГПЦ уже в 1918 году» (Курсив наш – З.П.). В этой связи, следует напомнить нашему радетелю «независимой» абхазской церкви, что отторгнуть Абхазию от остальной Грузии в церковном отношении, несмотря на отдельные попытки, не смогли даже наиболее имперски настроенные деятели царской России (представители как светской так и духовной власти) и Абхазия, как известно (до восстановления автокефалии Грузинской Православной Церкви в 1917г.), оставалась в пределах юрисдикции Грузинского Экзархата. И в этом случае, не так уж важно, что Грузинский Экзархат не представлял собой суверенную грузинскую церковную организацию и был лишь административной структурой общероссийской православной церкви, главное, что даже руководство Синода и власти Российской империи не сомневались (во всяком случае до конца XIXв. уж точно) в принадлежности Абхазии к грузинскому христианскому миру и поэтому сочли целесообразным её включение в состав именно Грузинского Экзархата.

Следует отметить, что подобный подход логический вытекал из общей политики Российской империи по отношению к Грузии. В этом плане, нелишнее узнать нашему любознательному «эксперту» по вопросам российской политики на Кавказе, что в начале XIXв., при принятии Абхазии в лоно Российской империи, официальные представители российского высшего руководства на Кавказе однозначно рассматривали её как частицу общегрузинского политико-государствен­ного организма и этим обосновывали необходимость включения Абхазии, наряду с другими грузинскими единицами, в состав Российской империи. Наглядным свидетельством сказанного может служить донесение генерала Павла Цицианова в Санкт-Петербург графу А. Воронцову от 27 октября 1803г.: «Между тем, долгом почитаю коснуться здесь истории сего Келеш-бека (т.е. Келеш-бея Шарвашидзе – З.П.) – его владения. В 15-ом веке, а именно до 1414 года от Рождества Христова, когда Иверия не была разделена, он Келеш-бек известен был по имени Шарвашидзе: владение его составляло одну из провинций Иверии».[73] Принадлежность абхазского владетельского дома к грузинскому христианскому миру подчёркивал в своем послании к графу Салтыкову и другой главноуправляющий Кавказа – генерал Гудович в 1809 году (3 марта): «С давних времён владетельные князья Абхазии происходят из фамилии Шарвашидзе и предки их были христиане, но дед Сефер Али-бека отложась от зависимости Имерети и поддавшись Порте Оттоманской, принял вместе с ним и магометанский закон».[74]

Вот почему Абхазия в месте с остальными грузинскими регионами оказалась тогда в едином административном пространстве как в государственно-политическом, так и в церковном отношениях. Конечно же, со временем, когда Абхазия была окончательно покорена Российской империей (60-70-е годы XIXв.), на повестке дня всплыл вопрос внесения в Абхазию «русской гражданственности», чего стремились достичь, в первую очередь, путём «колонизации края русским населением». Однако правительство не ограничивалось этими мерами. Как выразился один из российских высших чинов в Кавказской администрации, власти должны были позаботиться о подготовке необходимых условий «для полного слияния абхазцев с населением империи».[75] Для этого же было необходимо вырвать абхазов из общегрузинского историко-культурного организма, что было немыслимо без вытеснения грузинской грамотности и книжности. Власти хорошо понимали, что главным препятствием на пути обрусения края было грузинское духовенство, в руках которого всё ещё находились «такия сильныя средства, как церковь и школа».[76] Это обстоятельство российскими официальными лицами рассматривалось не иначе, как «зло», которое «надо пресечь раз и навсегда, вырвать с корнем».[77]

Вот тогда и приступили имперские власти к проведению мероприятий по отдалению абхазского населения от грузинского культурно-просветительского пространства. Так, Указом от Грузино-имеретинской синодальной конторы от 17 марта 1898г. было «воспрещено преподавание грузинского языка в школах Абхазии и Самурзакани».[78] Особым распоряжением был установлен надзор «епархиальной и административной властей за соблюдением… распоряжений относительно богослужения и школьного преподавания».[79] Все эти и другие меры, по признанию самих же властей, в частности, Кутаисского военного губернатора ген. Ф. К. Гершельмана, прежде всего, были направлены на то, чтобы уберечь абхазов «самым надёжным образом… от грузинского влияния» и обеспечить в будущем слияние «туземного населения с русским».[80] «Единственной мерой» же для этого предлагалось изъятие «церкви и школы из рук грузинского духовенства», и назначение «в Сухумскую епархию в приходы с абхазским и самурзаканским населением русских священников и по мере возможности абхазцев».[81] «При условии назначения в Сухумском округе русского духовенства, – писал в своём докладе упомянутый выше Кутаисский военный губернатор ген. Гершельман, – церковные школы могут там безопасно получить широкое развитие и послужат серьёзным подспорьем для поднятия уровня умственного и нравственного местного населения…».[82] В том же докладе ген. Гершельман, призывая к тому, чтобы «население Сухумского округа было… самым надежным образом убережено от грузинского влияния», отмечал: «предлагаемые меры круто повернут дело в сторону государственных интересов и положат навсегда предел домогательствам грузин огрузинить Сухумский округ».[83]

Однако российским властям казались недостаточными меры, предпринятые в области церковной политики, и они считали необходимым вообще вырвать Абхазию из общегрузинского христианского организма. Вот что писали в этой связи главноначальствующий гражданской частью на Кавказе князь Голицын и экзарх Грузии Алексий обер-прокурору Синода в 1902г.: «Сухумскую епархию… желательно отор­вать от весьма нежелательного грузинского влияния. С этой целью было бы полезно присоединить Сухумс­кую епархию к Кубани. В Кубанском крае насчитывается 1,716.245 чи­сто рус­ского православного населения. В этой массе легко растворится 100.000-е мно­го­язы­чное население черноморского побережья».[84]

Несмотря на подобные старания, попытки российских колониальных властей вывести Сухумскую епархию из юрисдикции Грузинского Экзархата провалились. И в этом была зас­луга не только видных грузинских деятелей того времени, открыто выступавших против осуществления имперских планов царских чиновников, но и лучших сынов абхазского народа, которые прек­расно понимали истинные намерения Российской империи. Ярким свидетельством этого является приезд т.н. «абхазской депутации» в Тбилиси и её переговоры с наместником Кавказа великим князем Николаем Николаевичем 26 апреля 1916г. Во главе этой делегации был признанный лидер тогдашнего абхазского политического истеблишмента, князь Александр Шарвашидзе. Кроме него в состав делегации входили князья: Дмитрии Маршания, Астамур Инал-ипа, Гиорги Шарвашидзе, Петре Анчабадзе, а также крестьяне – Антон Чукбар и Езухбая. «Абхазская депутация» наместнику Кавказа представила специальную петицию, в которой говорилось: «С древнейших времён до присоединения к России христианство в Абхазии распространялось грузинским духовенством, которое было общим для грузинской цер­кви Абхазии и которое находилось под покровительством правящих… князей и народа Абхазии. Это духовенство имело большое влияние в Абхазии и проявило удивительную способность и выносливость в распространении христианства во всех тех районах, где оно по тем или иным препя­тствующим причинам не прижилось. Затем, после присоединения к Рос­сии Грузии и Абхазии и упразднения независимости грузинской церкви с подчинением Синоду, дело распрос­т­ра­нения христианства и его популяризация весьма затруднились; даже древнейшие хрис­ти­ане в некоторых районах Абхазии омусульманились. Причину этого прискорбного явления несомненно следует искать в постоянном отделении друг от друга на­рода и проповедников христианства, пытавшихся распространять его на непонятном населению языке. Со второй половины XIXв. в церквях Абхазии ввели службу на непонятном народу славянском языке. Прервалась непосредственная связь между народом и духовенством, что привело нашу церковь до сегодняшнего жалкого состояния. Ныне ходят слухи, что Синод имеет проект об отделении Сухумской Епархии от Грузинского экзархата; Это нав­сегда покончит с целями церкви восстановить в Абхазии христианство… В вопросе вероисповедания не должно быть места для политики. … По этим соображениям и в целях защиты интересов вероисповедания, просим не отчислять и не отделять (Сухумскую епар­хию) от существующей с древнейших времён структур, создаваемых веками исторической и культурной жизнью Грузии и Абхазии».[85]

Что и говорить, лучшего доказательства того, насколько крепки были тогда (в начале XXв.) узы исторического и культурно-политического единства Абхазии с остальной Грузией, трудно придумать. Именно разрушение этого единства и окончательное обрусение абхазов было главной целью имперских кру­гов царской России.

Таким образом, приведённый нами материал, на наш взгляд, совершенно однозначно показывает, всю лживость демагогических обвинений г-на А. Епифанцева в адрес грузинс­ких церковных иерархов и его Предстоятеля, якобы нарушивших церковные каноны ещё в 1917г. Кто и нарушал эти каноны, то эта прежде всего Российская империя, как уже было отмечено, насильственно упразднившая автокефалию Апостольской Грузинской Православной Церкви, имевшей, кс­та­­­ти, куда более древнюю историю, чем сама российская церковь. Как не вспомнить в этой связи слова одного из лучших представителей абхазского народа, сына и наследника последнего владетеля Абхазии Михаила Шарвашидзе, видного общественного деятеля Грузии, писателя и публициста – Гиоргия Шарвашидзе: «Грузины рыцари, ходившие в крестовый по­ход поборниками первого христианства, стояли у врат Кавказа… в течение пятнадцати веков не для того, чтобы врываться в чужие страны и расхищать чужое добро, а для защиты Отечества, – для охраны христианской культуры и гражданского быта…».[86]

Да, грузины, грузинская церковь никогда не «врывались в чужие страны» и ни у кого не отбирали паству. Абхазия со своим коренным грузинским (а они – грузины, хочется этого или нет г-ну Епифанцеву и ему подобным провокаторам, в не меньшей степени, чем абхазы являются коренными жителями Абхазии) и абхазским населением (не говоря уж о т.н. «Южной Осетии») всегда была органической частью общегрузинского этнокультурного и политико-го­су­дарствен­ного пространства. Так что нынешний руководитель Апостольской Грузинской Пра­вославной Церкви, Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II достойно исполняет свой святой долг и верно стоит на страже единства вверенной ему паствы и своей Отчизны, также как это делали святые пастыри РПЦ в пору аналогичных бедствий. И зря наш поборник «независимости» абхазской церкви, старается обвинить всеми признанного духовного лидера Грузии в предвзятом отношении к представителям негрузинского населения. Это, ни больше ни меньше, кощунственное обвинение, лишенное всякого основания, которое направлено на разжигание антигрузинских настроений среди наших абхазских и осетинских братьев.

В связи с этим, считаем нужным просветить нашего «всезнающего эксперта»: Святейший и Блаженнейший не только никогда не выделял грузин и не говорил о том, чтобы был поставлен «памятник всем грузинам, погибшим в межнациональных конфликтах», наоборот, он ежедневно молится за спасение душ убиенных в братоубийственных (именно бра­тоубийственных) столкновениях независимо от их национальности и вероисповедания. Разве не Католикосу-Патриарху всея Грузии принадлежит инициатива, создать мемориал, на ко­тором бок о бок будут высечены имена всех (а не только грузин) павших в братоубийственных конфликтах с обеих сторон сынов и дочерей нашего Отечества. Это же известно всему миру. Зачем же выдумывать небылицы. Что же касается, возмущения нашего «преданного защитника» общехристианских устоев, по поводу заявления Католикоса-Пат­риарха всея Грузии о том, «что на грузинской земле проливается именно грузинская кровь, грузины вынуждены обороняться от тех людей (речь идёт о т.н. «южных осетинах» – З.П.), которых Грузия спасла, приняла как беженцев и которые вместо благодарности претендуют на нашу территорию и угрожают отторгнуть её от Грузии», то и здесь и в политическом, и в плане христианской морали, не говоря уж об исторической справедливости, всё на месте.

Вопреки лживым утверждениям г-на Епифанцева, Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всея Грузии всегда терпимо встречал нападки и отдельные неканонические действия в отношении грузинской церкви со стороны её заблудших сынов. Это видно хотя бы из того факта, что он до сих пор проявляет можно сказать излишнюю терпимость и не принимает решительные меры против т.н. «Управляющего Епархиальным Советом Сухумо-Абхазской Епархии» свя­щенника Виссариона Аплия. Кстати, никто иной как сам профессор Московской духовной академии, протодиакон Андрей Кураев, оценивая данный факт совершенно правильно отмечает, что «Позиция Грузинской церкви предыдущие 20 лет была по-своему очень достойной и терпимой: они не замечали реальной независимости Абхазской епархии от себя. Грузинский патриарх не принимал никаких канонических сан­кций, не лишал сана абхазских священников и ничего от них не требовал».[87] Кому верить? одному из признанных авто­ритетов в РПЦ, или политиканствующему наглецу. Думаем, что ответ ясен. К счастью, высочайший авторитет духовного пастыря Грузии никак не зависит (даже в имперски настроенных кругах самой России) от лжецов и провокаторов типа А. Епифанцева. В этом плане весьма примечательна оценка деятельности Святейшего и Блаженнейшего, данная ни кем иным, как самим Президентом России Д. А. Медведевым в поздравительном адресе в связи с 31-ой годовщиной интронизации Каталикоса-Патриарха всея Грузии Илию II-го (в конце 2008г.). «Вся Ваша жизнь, – отмечает официальный руководитель Российской Федерации, один из «творцов» августовского вторжения в Грузию 2008г., – связана с Грузинской православной церковью – одной из древнейших православных церквей мира. И уже более 30 лет Вы являетесь её Предстоятелем, Католикосом-Патриархом всея Грузии. Время Вашего служения ознаменовано укреплением православия в Грузии, подлинным расцветом Грузинской православной церкви, что выразилось в её высоком авторитете как внутри страны, так и в международном религиозном сообществе. Вы стали подлинным духовным лидером грузинского народа».[88]

Как говорится, комментарии излишни.

 

 

Примечания:


[1] Договор о создании Союзного государства. – Информационно-аналитический портал Союзного государства. http://www.soyuz.by/ru/?guid=10447.

[2] См.: О. В. Черковец. Союзное государство без союза. – Независимая газета, 29.10.2009.

Электрон. версия: http://www.ng.ru/politics/.2009-10-29/3_kartblansh.html

[3] Россия будет настаивать на привлечении М. Саакашвили к уголовной ответственности за совершенное преступление. Заявление председателя Совета Федерации Сергея Миронова. См.: Гарант – Информационно-пра­во­вой портал. http://www.garant.ru/news/14219/

[4] Владимир Гусев: Наградив Саакашвили Орденом Чести, Армения оскорбила Россию. – Новости федерации. 26.06.2009. http://www.regions.ru/news/2223706 , курсив наш – З.П.

[5] См.: А. Епифанцев. Была ли Грузия союзником России? Политическая модель выживания грузинского государства. Проект Института национальной стратегии. – Агентство политических новостей (27.01.2009). http://www.apn.ru/publications/article21261.htm ;  А. Епифанцев. Грузинская церковь. Павл, становящийся Савлом. Церковный вопрос. – Агентство политических новостей (22.09.2009). http://www.apn.ru/publications/article2198.htmА. Епифанцев. Национальные окраины Грузии. Условия распада. – Агентство политических новостей (26.01. 2010). http://www.apn.ru/publications/article22327.htm и др.

[6] А. Епифанцев. Грузинская церковь. Павл, становящийся Савлом. Церковный вопрос. – Агентство политичес­ких новостей (22.09.2009). http://www.apn.ru/publications/article21981. htm;

[7] А. Епифанцев. Грузинская церковь. Павл, становящийся Савлом…

[8] А. Епифанцев. Грузинская церковь. Павл, становящийся Савлом… (курсив наш, – З.П.).

[9] А. Епифанцев. Грузинская церковь. Павл, становящийся Савлом… (курсив наш, – З.П.).

[10] А. Епифанцев. Грузинская церковь. Павл, становящийся Савлом… (курсив наш, – З.П.).

[11] Об этом см. подробно: Н. А. Бер­­дзе­нишвили. Везират в Феодальной Грузии. – В кн.: Н. А. Бердзенишвили. Вопросы истории Грузии, т. III. Тб., 1966, с. 45 /на груз. яз./; К. С. Кекелидзе. Канонический строй в древней Грузии. – в кн.: К. С. Кекелидзе. Этю­ды по истории древнегрузинской литературы, т. IV. Тб., 1957, с. 354-355 /на груз. яз./; П. И. Ингороква. Ге­ор­ги Мерчуле. Тб., 1954, с. 245 /на груз. яз./; Георгика. Сведения византийских писателей о Грузии. Греческий текст с грузинским переводом издал и примечаниями снабдил С. Г. Каухчишвили, т. IV, ч. II. Тб., 1952, с. 196-201; З. В. Анчабадзе. Из истории средневековой Абхазии. Сухуми, 1959, с. 146; М. Д. Ло­р­д­ки­па­нидзе. Возник­новение новых феодальных го­су­дарств. – Очерки истории Грузии. II. Тб., 1988, с. 289; М. Д. Лор­д­­кипанидзе. Абхазское царство. – Разыскания по истории Абха­зии/ Гру­зия. Тб., 1999, с. 159; В. Гоиладзе. У истоков грузинс­кой церкви. Тб., 1991, с. 168-175 /на груз. яз./; Б. Диасамидзе. Христианство в Западной Гру­зии /I-Xвв./. Батуми, 2001, с. 200-202 /на груз. яз./; Б. К. Кудава. Константинопольская патриархия и церковные центры Западной Грузии (IX в.). – В сб.: „Историани“. К 60-летию Роина Метревели. Тб., 2000, с. 47 /на груз. яз./; Б. К. Кудава. Из истории Абхазского Католикосата. IX-XIII вв. – Грузинская дипломатия. Ежегодник, 9. Тб., 2002, с. 565 /на груз. яз./; Т. Коридзе. История Абхазского Католикосата (IX-XVI вв.). Автореферат на соиск. уч. степени кандидата истори­ческих наук. Тб., 2003, с. 9-10; Дж. Гамахария. Абхазия и пра­вославие /Iв. – 1921г./. Тб., 2005, с. 117-118 /на груз. яз./; З. Папаскири. К хронологии установления „Аб­хаз­с­кого“ Католикосата. – В кн.: „Шо­та Месхия – 90“. Юбилейный сборник посвященный к 90-ле­тию Шо­та Ме­с­хия. Тб., 2006, с. 201-213, на груз. яз. Данную ра­боту см. также в кн.: З. Папаскири. И восстала Грузия от Никопсии до Дарубанда. Тб., 2009, с. 171-183, на груз. яз./ и др.).

[12] Об этом. см.: З. Папаскири. Об уточнении внешне­по­ли­ти­че­ской ори­е­н­та­ции „Аб­ха­зского“ царства. – Грузинская дипломатия. Еже­годник, VI. Тб., 1999, с. 325-335 ( на груз. яз.).

[13] З. Папаскири. К хронологии установления „Абхазского“ Католикосата, с. 201-213.

[14] А. К. Ка­ция. Памятники архитектуры в до­ли­не Цкуара. – Материалы по а­р­х­еологии Абхазии. Су­хуми, 1967.

[15] Корпус гру­зин­с­ких надписей. Т. П. Составил В. Си­ло­га­ва. Тб., 1980, с. 31-32; В. Силогава. Гру­зинская эпиграфика Мег­ре­лии-Аб­хазии. Тб., 2004, с. 258-259; Л. В. Ахаладзе. Эпи­г­рафические памя­т­ни­ки Абхазии. – В сб.: „Ра­зы­с­ка­ния по ис­тории Абха­зии/ Грузия“. Тб., 1999, с. 364; Л. В. Ахаладзе. Эпи­г­ра­фи­ка Абхазии как исторический ис­точ­ник. I. Ла­пи­да­рные и фре­с­ко­вые на­д­писи. Тб., 2005, с. 140-146 (на груз. яз.).

[16] Об этом см. подробно: З. Папаскири. Абхазия. История без фальсификации. Тб., 2009, с. 60-63.

[17] С. М. Ашхацава. Пути развития абхазской истории. Издание Нарком­про­са Абхазии, 1925, с. 21, кур­сив наш – З.П.

[18] Т. Шамба, А. Непрошин. Постсоветское пространство после Бело­ве­жья. Абхазия – De Facto и De Jure. – Периодический политический жур­нал: „Граж­д­а­нин“, №2, 2004. Ин­тернет-ве­р­сию см.:   

http://www.grazhdanin.com/grazhdanin.phtml?var=Vipuski/2004/2/statya7&number=%B92%A02004%E3 , кур­сив наш – З.П.

[19] Об этом см.: Э. А. Гвенетадзе. К Вопросу о «двух Католикосах». – Исторические разыскания. Ежегодник научных трудов Абхазской организации Всегрузинского исторического общества им. Еквтимэ Такаишвили. II. Тб., 1999, с. 72-76 ( на груз. яз.).

[20] В. В. Кожинов. Современная жизнь традиций. Размышления об абхазской литературе. – Дружба народов, №4, 1977, с. 256.

[21] Л. И. Лавров. Проблемы этногенеза кавказских горцев. – В кн.: „Исто­р­ико-этнографические очерки Кавказа“. Л., 1978, с. 46; Д. Л. Му­с­х­е­л­и­шви­ли. Исто­ри­ческий статус Абхазии в Грузинской государственности. – Разыскания по ис­тории Абхазии/Грузия. Тб., 1999, с. 133.

[22] Об этом подробно см.: Ш. Б. Ногмов. История адыгейского народа. По Кабардинским преда­ни­ям. Нальчик, 1982, с. 76-78; Д. Л. Мусхелишвили. Исто­ри­ческий статус Абхазии.., с. 133.

[23] Д. Л. Мусхелишвили. Исторический статус Абхазии.., с. 133.

[24] Ш. Д. Инал-ипа. Страницы исторической этнографии абхазов. Сухуми, 1971, с. 141; Д. Л. Мусхелишвили. Исторический статус.., с. 133.

[25] Б. К. Хорава. Взаимоотношения Одиши и Абхазии в XV-XVIII вв. Тб., 1996, с. 61-62 (на груз. яз.); З. Папаскири. Этнодемографический, политико-государственный и социально-культурный облик современной Абхазии в XVI-XVIIвв. – Исторические разыскания. Ежегодник научных тру­дов Абхазской организации Всегрузинского исторического общества им. Ек­­в­тимэ Такаишвили. X-XI. Тб., 2007-2008, с. 70-71. Интернет-версию см.: http://sites.google.com/site/saistoriodziebani/dziebani2007-2008; З. Папаскири. Абхазия. История без фальсификации, с. 80-81.

[26] Турецкие источники по истории Самцхе-Саатабаго I половины XVIв. Ту­ре­цкие документы с грузинским переводом, исследованием и примеча­ни­я­ми издала Ц. Абуладзе. Тб., 1983, с. 57.

[27] Сведения доминиканского миссионера Джованни да Лука об Абхазии и Мегрелии, с. 157; Б. К. Хорава. Взаимоотношения Одиши и Абхазии.., с. 94; З. Папаскири. Этнодемографический, политико-государственный облик.., с. 73.

[28] И. М. Табагуа. Грузия в архивах и книгохранилищах Европы, т. II, Тб., 1986, с. 46 (на груз. яз.); Б. К. Хорава. Взаимоотношения Одиши.., с. 72; З. Папаскири. Этнодемографический, политико.., с. 72-73.

[29] Исторические документы Имеретинского царства и Гурийского и Оди­ш­ского княжеств (1466-1770). кн. I. Тб., 1958. Текст издал, преди­словием и ука­зателями снабдил Ш. В. Бурджанадзе. с. 151-152 (на груз. яз.); Б. К. Хо­рава. Взаимоотношения Одиши и Абхазии.., с. 149-150; З. Папаскири. Этнодемографический, политико-государственный облик.., с. 73.

[30] Б. К. Хорава. Взаимоотношения Одиши и.., с. 149; З. Папаскири. Этнодемографический, политико-государственный облик.., с. 73.

[31] Б. К. Хорава. Взаимоотношения Одиши и.., с. 77; З. Папаскири. Этнодемографический, политико-государственный облик.., с. 73-74.

[32] Арканджело Ламберти. Описание Мегрелии.., с. 192

[33] Вахушти. История Грузии.., с. 782; Н. Дадиани. Жизнь грузин. Текст издал, предисловием, исследованием, комментариями, указателями и словарём снабдил Ш. В. Бурджанадзе. Тб., 1962, с. 151 (на груз. яз.).

[34] Арканджело Ламберти. Описание Мегрелии.., с. 192; Путешествие Жана Шардена в Персию и другие страны (сведения о Гру­зии). Перевод с французского, исследование и комментарии М. А. Мга­ло­блишвили. Тб., 1975, с. 107.

[35] Б. К. Хорава. Взаимоотношения Одиши.., с. 116-117.

[36] Б. К. Хорава. Взаимоотношения Одиши.., с. 117.

[37] Текст «Мцнебаи сарджуло» см. в кн.: Памятники грузинского права. T. III. Церковные законодательные памятники (XI-XIX веков). Тексты издал, примечаниями и указателями снабдил И. С. Долидзе. Тб., 1966, с. 221-233 (на груз. яз.).

[38] Вахушти. История Грузии.., с. 746; М. Д. Лордкипанидзе. Возникновение новых феодальных.., с. 287).

[39] Жамтаагмцерели.Картлис цховреба. Грузинский текст подготовил по всем основным рукописям С. Г. Каухчишвили. Т. II. Тб., 1959, с. 180; Абхазия и абхазы средневековых грузинских повествовательных источников. Грузинские тексты на русский язык перевёл, предисловием и примечаниями снабдил Г. А. Амичба. Тб., 1988, с. 103.

[40] З. Папаскири. Территория Абхазии в XI-XVвв. – Разыскания по ис­тории Абхазии/Грузия. Тб., 1999, с. 199-200; эту же публикацию см. в кн.: З. Папаскири. И восстала Грузия от Никопсии до Дарубанда, с. 84. Об оценке этого события более подробно см.: И. А. Джавахишвили. История грузинского народа. T. IV. Тб., 1967, с. 111-114 (на груз. яз).

[41] З. В. Анчабадзе. Из истории средневековой Абхазии.., с. 242.

[42] См.: Памятники грузинского права. T. III. с. 221-233.

[43] З. В. Анчабадзе. Из истории средневековой Абхазии.., с. 241.

[44] З. В. Анчабадзе. Из истории средневековой Абхазии.., с. 241; В. Кикнадзе. Грузия в XIV веке. Тб., 1989, с. 102, на груз. яз.

[45] Памятники грузинского права. T. III.., с. 222; Д. Л. Мусхелишвили. Исто­ри­ческий статус Абхазии.., с. 134.

[46] З. В. Анчабадзе. Из истории средневековой Абхазии.., с. 278.

[47] Б. Ломинадзе. Гелати. Тб., 1958, с. 12 (на груз. яз.); См. также: Грузинская Советская Энциклопедия. Т. II. Тбилиси, 1977, с. 31 (на груз. яз.).

[48] Д. З. Бакрадзе. Кавказ в древних памятниках христианства. СПб, 1875, с. 121-122; З. В. Анчабадзе. Из истории.., с. 242, 278.

[49] Арканджело Ламберти. Описание Мегрелии. Перевод с итальянского А. Чкония. Второе издание. Предисловие редакция и примечания Л. Асатиани. Тб., 1938, с. 116 (на груз. яз.); Б. К. Хорава. Взаимоотношения Одиши и Абхазии в XV-XVIII вв. Тб., 1996, с. 83 (на груз. яз.).

[50] Сведения доминиканского миссионера Джованни да Лука об Абхазии и Мегрелии. – В кн.: И. М. Табагуа. Грузия в архивах и книгохранилищах Европы. III. Тб., 1987, с. 170 (на груз. яз.).

[51] Путешествие Гюльденштедта по Грузии, т. II. Немецкий текст с грузинским переводом издал и исследовал Г. Гелашвили. Тб., 1964, с. 51; Б. К. Хорава. Взаимоотношения Одиши и Абхазии.., с. 85; З. П. Папаскири. К вопросу о христианской ментальности абхазов. – Сб.: «Теймураз Мибчуани – 70». Тб., 2008-2010, с. 318 (на груз. яз.).

[52] Арканджело Ламберти. Описание Мегрелии.., с. 8.

[53] Вахушти. История Грузии.., с. 787.

[54] З. Папаскири. Абхазия. История без фальсификации, с. 83-84.

[55] З. В. Анчабадзе. Из истории.., с. 289; Б. К. Хорава. Взаимоотношения Одиши.., с. 100; З. Папаскири. Абхазия. История без фальсификации, с. 84.

[56] З. Папаскири. Абхазия. История без фальсификации, с. 85.

[57] З. Папаскири. Абхазия. История без фальсификации, с. 88.

[58] Памятники грузинского права, т. III, с. 670; Б. К. Хорава. Взаимоотношения.., с. 122.

[59] См.: Путешествие Жана Шардена в Персию и другие страны (сведения о Грузии), с. 212; Дж. Гамахария. Абхазия и пра­вославие .., с. 260; З. П. Папаскири. К вопросу о христианской ментальности абхазов, с. 318.

[60] Г. Ф. Чурсин. Материалы по этнографии Абхазии. Сухуми, 1956, с. 27-36; Ш. Д. Инал-ипа. Абхазы (историко-этнографические очерки). Сухуми, 1965, с. 527; Б. К. Хорава. Взаимоотношения Одиши и Абхазии.., с. 158; З. Папаскири. Абхазия. История без фальсификации, с. 92; З. П. Папаскири. К вопросу о христианской ментальности абхазов, с. 318.

[61] И. Г. Антелава. Очерки по истории Абхазии XVII-XVIII веков, Сухуми, 1951, с. 75-76; Б. К. Хорава. Взаимоотношения Одиши и Абхазии.., с. 131; З. Папаскири. Абхазия. История без фальсификации, с. 92; З. П. Папаскири. К вопросу о христианской ментальности абхазов, с. 318.

[62] К. Мачавариани. Описательный путеводитель по городу Сухуму и Сухумскому округу с историко-этно­графическим очерком Абхазии. Сухуми, 1913, с. 361-362; Б. К. Хорава. Взаимоотношения.., с. 131.

[63] Б. К. Хорава. Вза­­и­мо­отношения.., с. 114; З. Папаскири. Абхазия. История без фальсификации, с. 85.

[64] Б. К. Хорава. Вза­­и­мо­отношения.., с. 121; З. Папаскири. Абхазия. История без фальсификации, с. 90.

[65] Акты, собранные Кавказскою археографической комиссиею (далее: АКАК). Под ред. А. Берже, т. IV. Тифлис, 1870, с. 426, 429, 953.

[66] АКАК, т. IX, ч. I. Тифлис, 1884, с. 505.

[67] Ш. Чхетия. К истории Абхазского княжества. – Сб.: «Исторический вестник», #15-16, Тб., 1963, с. 154; З. Папаскири. Абхазия. История без фальсификации, с. 122. Фрагменты из официальной переписки и эпистолярноого наследия названных представителей Абхазского вла­­­де­­те­льского дома Шарваши­дзе см.: З. В. Папа­ски­ри. Очерки из истории сов­ре­мен­ной Абхазии, ч. I. С древнейших времен до 1917г. Тб., 2004, с. 105-108, 120, 122, 126-127, 129-130, 166-170, 186, на груз. яз. (электр. версию см.: http://sites.google.com/site/zpapaskiri/publications-georgian ); З. Папаскири. Абхазия. История без фальсификации, с. 88-89, 96, 98, 101-102, 120, 124-128, 138.

[68] Грузинский текст см.: газ.: „Сахалхо ганатлеба“, 1989 г. 31 мая; З. В. Папа­ски­ри. Очерки из истории сов­ре­мен­ной Абхазии.., с. 126-128).

[69] Г. Г. Паичадзе. Абхазия в составе Российской империи. 1810-1917 гг. – Разыскания по истории Аб­хазии/Грузи., Тб., 1999, с. 217, курсив наш – З.П.

[70] Г. Г. Паичадзе. Абхазия в составе Российской империи.., с. 217.

[71] Н. А. Бердзенишвили. Вопросы истории Грузии, т. VIII. Тб., 1990 (на груз. яз.), с. 611 (курсив наш – З.П.).

[72] ПОСЛАНИЕ Святейшего Леонида, Католикоса-Патриарха всея Грузии, к Святейшему Тихону, Патриарху Московскому и всея России. Типография «Сорапан». Тифлис, 1920 (Электрон. версию см.: http://orthodoxy. org.ua/ru/2007/10/01/10297.html). Как известно, Данное «Послание» руководителя грузинской церкви является ответом на необоснованные утверждения главы РПЦ о неправомерности восстановления (весной 1917г.) автокефалии Грузинской Православной Церкви, а затем и избрания (в сентябре 1917г.) Святейшего Кириона Католикосом-Патриархом всея Грузии. См.: Указ Патриарха Тихона № 3 от 29 декабря 1917 года по вопросу автокефалии Грузии. (Электрон. версию см.: http://georgia.orthodoxy.ru/index.php?cat=history&ii=0&jj=9).

[73] АКАК, т. II. Тифлис, 1868, с. 463, курсив наш – З.П.

[74] АКАК, т. III, Тифлис, 1869, с. 208-209, курсив наш – З.П.

[75] А. Силагадзе, В. Гурули. Грузинская партия Тедо Сахокия в Абхазии. – В кн.: А. Силагадзе, В. Гурули. Историко-политические очерки. Тб., 2002, с. 325.

[76] Доклад Кутаисского военного губернатора по военно-народному управлению. 2– сентября 1900г В кн.: А. Силагадзе, В. Гурули. Историко-политические очерки. Тб., 2002, с. 312.

[77] Доклад Кутаисского военного губернатора по военно-народному управлению.., с. 312.

[78] Доклад Кутаисского военного губернатора по военно-народному управлению.., с. 312.

[79] Доклад Кутаисского военного губернатора по военно-народному управлению.., с. 312.

[80] Доклад Кутаисского военного губернатора по военно-народному управлению.., с. 313.

[81] Доклад Кутаисского военного губернатора по военно-народному управлению.., с. 312-313.

[82] Доклад Кутаисского военного губернатора по военно-народному управлению.., с. 313.

[83] Доклад Кутаисского военного губернатора по военно-народному управлению.., с. 313.

[84] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая область Грузии, с. 66-67, курсив наш – З.П.

[85] Д. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая область Грузии. Тб., 1997, с. 385-386, курсив наш – З.П.

[86] С. Лекишвили. Гиоргий Шарвашидзе. Документальные материалы. – Сб.: «Исторический вестник», №31-32. Тб., 1975, с. 285-286, курсив наш – З.П.

[87] Представитель РПЦ предлагает передать Абхазскую епархию во временное управление РПЦ. http://www. newsru.com/religy/16sep2009/kuraev2.html (курсив наш – З.П.).

[88] Медведев поздравил Илию II с годовщиной интронизации. Информацию об этом см.: http://old.newsgeorgia.ru/official_statement/20081225/151076060.html    (курсив наш – З.П.).

  

Опубликовано:

В кн.: Некоторые вопросы грузино-русских взаимоотношений

в современной историографии. Изд.: «Универсал». Тб., 2011, с. 25-60.

 

 

***

                

Открытое письмо Антону Кривенюку.

Или о какой мелочи забил Сухумский журналист

 

Уважаемый Антон,

Давно слежу за вашей журналистской деятельностью, читал ваши весьма смелые и правдивые статьи по злободневным вопросам общественно-политической жизни нынешней Абхазии. В них я усмотрел высокий профессионализм и мужественную гражданскую позицию. На этом фоне, полной неожиданностью стало для меня появление  некоторое время назад сразу в нескольких интернет-изданиях статьи: «Историческая  армянофобия»:

 

 Зураб Папаскири – значительно более влиятельная, чем Мархулиа, фигура в кавказском сообществе историков. У него есть ряд широко известных научных трудов, в которых армянский “след” не столь заметен. Зато все его исследования посвящены исключительной роли Грузии и правомочности ее претензий на земли всех соседних стран. С таких позиций издан и крупнейший его труд – “История Абхазии с глубокой древности и до наших дней”. По этой книге готовятся школьные

программы, этот труд является основой для преподавания истории в грузинских ВУЗах. Папаскири ненавидит армян не с младых ногтей, как его коллега Гурам Мархулиа, а после грузино-абхазской войны. Ученый не может простить того, что армянское население Абхазии выступило на стороне местных жителей.

Совершенно очевидно, что антиармянские историки не признают и события 1915 года. Конференция в Баку не случайно была организована именно в преддверии 96-ой годовщины геноцида армян в Османской империи. Еще одной из целей конференции является попытка убедить – правда, не известно кого – в том, что никакого геноцида не было.

Гурам Мархулиа, Зураб Папаскири и их последователи – это лишь небольшой кружок “армянофобов” в грузинском сообществе историков. На фоне достаточно дружественных отношений двух стран их деятельность могла бы быть серьезным вызовом, но на антиармянские труды немногие обращают свое внимание. Тем более что грузинская историческая наука в последние десятилетия занимается исключительно абхазским направлением, и вопросы, связанные с армянами, отступают на второй план.

Отношения Еревана и Тбилиси никогда не были безоблачными. И армяне, и грузины воспринимают друг друга как региональных конкурентов. За плечами масса обид и обоюдных претензий. В наше время – это положение армян в Джавахке, статус Армянской церкви в Сакартвело и много других вопросов. Но для Армении Грузия – единственное окно в мир. В жертву нормальным отношениям с северным соседом отдается откровенно бесправное положение армян Джавахка. А Тбилиси не может позволить себе роскошь иметь еще одного врага у своих границ. Поэтому взаимоотношения Грузии и Армении – это такая вынужденная дружба. Но если завтра что-нибудь изменится, то идеология, которую проталкивают Мархулиа и Папаскири, может немедленно стать новой национальной идеологией грузинского общества. И тогда еще один большой конфликт на Кавказе станет неизбежным.

Антон Кривенюк

http://www.georgiatimes.info/analysis/55662-1.html

 

Оставляя в стороне явно заказной характер данной публикации, меня поразила не столько Ваша недобросовестность и тенденциозность, сколько проявленная Вами полная некомпетентность и бе­залаберность.

Откуда вы взяли, что я «признанный армянофоб»? Не с подачи ли некоторых армянских «толкователей» истории, ополчившихся на моё интервью Азербайджанскому информационному агентству (см.: Зураб Папаскири: «Наиболее вызывающими и опасными бесспорно следует признать именно территориальные претензии армянских националистов». http://www.1news.az/interview/20100201102159668.html) и некоторые дру­гие высказывания относительно агрессивности средневековой армянской историографии (об. этом см.: Заметит ли бревно в собственном глазу Зураб Папаскири? По поводу интервью Зураба Папаскири от 01.02.2010: «Наиболее вызывающими и опасными бесспорно следует признать именно территориальные претензии армянских националистов». http://www.yerkramas.org/2010/02/04/zametit-li-brevno-v-sobstvennom-glazu-zurab-papaskiri/ и др.).

Однако, я никакой ни «армянофоб» и никогда им не был. Другое дело, что я, как профессиональный историк, научный авторитет которого «в кавказском сообществе  историков», кстати, признано и Вами (см.: Антон Кривенюк. Историческая армянофобия. http://www.georgiatimes.info/analysis/55662-1.html ), иногда (к сожалению, это удаётся не так уж часто) даю комментарии по тем или иным вопросам истории (в первую очередь, средневекового периода) Грузии, всего Кавказа. В этих комментариях, также как и в некоторых других научных публикациях, мне, действительно, приходиться критиковать те или иные высказывания некоторых армянских историков. Но я никогда не «специализировался» в области критики исключительно армян. Более того, от меня гораздо больше «доставалось» другим историкам (русским, абхазам и т.д., не говоря уж о моих грузинских коллегах).

При этом особо хочу подчеркнуть, что мои критические замечания никогда не выходили за рамки академической полемики и научной этики (В этом плане, может быть, некоторым исключением покажутся мой публикации относительно статей Ю. Н. Воронова, однако, в этих случаях, мне пришлось лишь ответить покойному учёному тем же  тоном, какой, к сожалению, был предложен им же. Об этом см.: Зураб Папаскири. Парад невежества. Или очередной вымысел известного фальсификатора. – Газ. «Демократическая Абхазия», 26.02.1993, 3.03.1993, 7.03.1993. Эту же публикацию см. в кн.: Зураб Папаскири. И восстала Грузия от Никопсии до  Дарубанда.

Издательство Сухумского государственного университета. Тб., 2009. Элетрон. версию см.: http://sites.google.com/site/zpapaskiri/publications-russian,  а также: https://iberiana.wordpress.com/afxazeti/nevejestva/). Здесь же хочу успакоит всех тех, кого так раздажают мои добрие отношения с азербайджанскими коллегами, и заявить, что совсем недавно я подготовил и направил в Баку весьма строгие критические заметки по поводу издаваемой там солидной монографии о проблемах истории Кавказа XI-XIIвв. известного азербайджанского учёного-историка.

Теперь, о других моментах, затрагиваемых в Вашей статье. Ув. Антон, оказывается, Вы совсем не знаете биографию ваших «персонажей». Начнём с того, что Гурам  Мархулия (действительно талантливый историк, кстати, один из моих учеников) правда и является уроженцем Абхазии, но он никакого отношения к селу Ахалшени (Сухумского р-на) не имеет, ни говоря уж о том, что он никак не мог преподавать в местной школе, так как «до начала войны 1992-1993 годов» успел всего лишь окончить среднюю школу, а университетский диплом вовсе получил лишь в 1999г. – в Тбилиси, В Сухумском Филиале Тбилисского государственного университета им. Иванэ Джавахишвили.

Что же касается моей персоны, то Вы не совсем далеки от истины, когда заявляете, что мои «исследования посвящены исключительной (правилнее сказать – исключительно. – З.П.) роли Грузии», но где Вы видели, что в них выдвигались какие-либо «претензий на земли всех соседних стран». Ссылка же на мой «крупнейший … труд» «Историю Абхазии с глубокой древности и до наших дней» (на самом деле, у меня нет публикации под таким названием. Скорее всего, Вы имеете в виду мою книгу: «Абхазия: История без фальсификации». Издание второе, исправленное и дополненное. Издательство Сухумского государственного университета. Тб., 2010, 596 стр. (резюме на английском языке), полное недоразумение.

Да, господин Кривенюк, в этой книге, Я ни на какие территорий «соседних стран» не выдвигаю претензии. Абхазия же, нравится это Вам, или нет, исторически всегда была органической частью общегрузинского этнокультурного и политико- государ­ст­вен­ного организма. Без ложной скромностью скажу, что этот вывод наиболее чётко и всесторонне обосновывается именно в вышеназванном издании. Вместе с тем, я должен Вас «огорчить»: к сожалению, по этой книге не «готовятся школьные программы» и «этот труд» не «является основой для преподавания истории в грузинских ВУЗах.».

И, наконец, об одной «мелочи». Меня никто не приглашал и я не был участником той совместной конференции: «Кавказский дом и армяне», которую «устроили» в баку, как Вы изволили сказать, «грузинские и азербайджанские ученые-националисты».

Более того, к моему стыду, я никогда не был В Азербайджане (впрочем, как и в Армении). Диву даюсь, кто Вас мог снабдить подобной ложной информации. Мой Вам совет, в дальнейшем более аккуратно проверять получаемую информацию и не «пускать её в ход» необдуманно, дабы, не оказаться в подобное в неловкое (мягко сказано) положение.

С наилучшими пожеланиями,

Зураб Папаскири,

доктор исторических наук, профессор

Сухумского государственного университета,

лауреат государственной премии

им. Гиоргия Шарвашидзе

 

 

                              

One Response to “• Папаскири- О Новых Антигрузинских Инсинуациях”

  1. Nikakie sili ne mogut ostanovit Gruziu k ee stremlenii postroit pravovoe obshestvo. Gruzia bila rodinoi dlia vsex, jivushix na ee teritorii, xotia nekotorie ee predstaviteli imeiut teritorialnie pretenzii k Gruzii. Doljno bit uvajenie k zakonu togo gosudarstva, gde projivaesh………. No kreml sozdal marionetok, s pomoshiu kotorix on razrushaet, pugaet, ubivaet i okupiruet chujie teritorii. S pomoshiu deneg GAZPROMA, oni pokupaiut i evropeiskix liderov. Kreml xochet ostanovit razval svoei strani, no razval neminuem. Rossia eto kak ranenii zver, i poslednii brosok NIKUDA. Xotiat etogo ili net Gruzia obedinitsia i nikakie sili ne smogut protivitsia etomu.

    Kavkaz eto gibel dlia Kremlia i ee marionetok.
    Kavkaz dostoin nezavisimosti (Chechnia)……GAUMARJOS SAKARTVELOS!!!!

    Like

კომენტარის დატოვება

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s