Iberiana – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

სოჭი, აფხაზეთი, სამაჩაბლო, დვალეთი, ჰერეთი, მესხეთი, ჯავახეთი, ტაო-კლარჯეთი იყო და მუდამ იქნება საქართველო!!!

• Э. Андерсен- «ТАЮЩАЯ ГРУЗИЯ»

 

 

Эндрю Андерсен

 профессор политологии и истории,

специалист по Кавказу из Центра Военно-

Стратегических Исследований при Университете Калгари

 

 

«ТАЮЩАЯ ГРУЗИЯ»: ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ В ГОДЫ

УСТАНОВЛЕНИЯ И  ЗАКРЕПЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ (1921-1944)

     

  

ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ:

 

Ни для кого не секрет, что распад коммунистических империй СССР и Югославии в начале 90-х гг. 20 века сопровождался кровопролитными пограничными конфликтами и межэтническими войнами, многие из которых не окончены и сегодня. Структура и размер данного материала не позволяет писать о том, какие силы и с какой целью спровоцировали эти войны и конфликты. Об этом написано довольно много и будет написано больше. Мы также оставим «за полями» весь спектр пропагандистских аргументов и мифов, используемых для разжигания конфликтов в дополнение к силе современного оружия и не менее разрушительной силы подкупа и коррупции.

 Здесь мы хотели-бы остановиться только на одном из аргументов «имперско-патриотической» пропаганды, исходящей из бывшей метрополии, согласно которому территория почти любого из новообразованных государств была сформирована усилиями и «подарками» метрополии. Если заставить массы признать данную точку зрения за факт, то открывается возможность «обоснования» территориального передела и «несостоятельности» требований сохранения территориальной целостности новых государств, развившихся из бывших «союзных республик». Для юридически образованных граждан очевидно, что смена режима или правительства в той или иной стране не является основанием для изменения ее территориии или отмены подписанных предыдущим правительством соглашений. Однако основная масса общественности не обладает юридической подготовкой, достаточной для понимания вышесказанного и вполне может принять идею перекройки границ новообразованного государства как легально обоснованную.

 

В начале 90-х жертвой агрессии с целью «восстановления исторической справедливости» подверглись многие «новообразования» (позволим себе заключить это слово в кавычки, учитывая тот факт, что многие «новообразования» существовали гораздо раньше метрополий, и периоды их нахождения в зависимости длились от неполных пятидесяти до неполных двухсот лет, что по выражению покойного принца В.К. Романова-Гогенцоллерна есть «лишь интрмеццо в исторической симфонии»). Наиболее яркими примерами могут служить Литва, Хорватия, Босния и Грузия. В Литве провоцируемые стороны сумели проявить достаточно сдержанности, прагматизма, гуманности и политической мудрости и не допустить развязывания этнической войны. Хорватия не избежала разрушительной войны и временной потери трети территории. Территориальная целостность Хорватии была восстановлена лишь к 1996 усилиями крупных европейских держав (в частности Германии). Это однако не спасло Хорватию от потери десятков тысяч человеческих жизней, миллиардных убытков, бомбардировки и разрушения красивейших древних городов-памятников европейской цивилизации (варварские бомбардировки городов Хорватии проводились сербско-югославскими ВВС в 1991-93 задолго до воздушной атаки НАТО). Босния была ликвидирована как единое государство едва успев родиться. Эта земля стала ареной массовых убийств по этническому признаку и беспрецедентных разрушений. Сегодня Босния держится под относительным контролем международным контингентом ООН и является по сути дела международным протекторатом. Первоначальный план территориального расчленения Грузии удался практически на сто процентов (при полном самоустранении междуанродного сообщества). Сегодня Абхазия и Юго-Осетия де-факто оторваны от Грузии, и определенные силы вынашивают планы дальнейшего расчленения этого государства. Анти-грузинские политические группировки и находящиеся под их влиянием российские средства массовой информации не перестают играть идеей о том, что Грузия в границах бывшей Грузинской ССР была сформирована Россией (или СССР, что с точки зрения этих групп – одно и то же) и следовательно – должна быть расчленена по мере «ухода от империи». В настоящем эссе мы постараемся показать и перечислить территориальные изменения, которым подверглась Грузия в ходе установления и закрепления советской власти (или «возврата в империю») с 1921 по 1936 год. В рамки настоящего текста не входит анализ  тех или иных границ как «исторически справедливых» или «исторически несправедливых», в том числе и потому, что для объективного определения «исторической справедливости» необходимо было-бы выработать систему критериев. Однако на сегодняшний день ни историки, ни политики в этом не преуспели.

 

Автор настоящего текста считает также необходимым подчеркнуть, что он не представляет ни одну из наций или этнических групп, чьи интересы прямо или косвенно затрагиваются в тексте. Если настоящий текст задевает чьи-либо национально-патриотические чувства, автор просит учесть, что это происходит абсолютно непроизвольно и заранее приносит свои искренние извинения.

 

В дополнение к тексту автором составлены две цветные карты, иллюстрирующие территориальные изменения, происходившие в указанный период.

 

 

ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ ФОРМИРОВАНИЕ ГРУЗИИ (Ноябрь 1918 – Октябрь 1920 )

 

Независимая Грузия, провозглашенная 26 Мая 1918 г., получила возможность самостоятельно формировать и консолидировать свою территорию начиная с Ноября 1918 – после окончания 1й Мировой войны и эвакуации из Закавказья турецких и германских войск (российские войска эвакуировались еще в Феврале того же года). Территориальное формирование Грузии осуществлялось путем комбинации силовых акций и политических манипуляций меньшевистского правительства в Тбилиси, под руководством и при посредничестве «держав-победительниц» – Великобритании, Франции и США. Данный метод формирования территории не отличался оригинальностью: в послевоенный период как новые, так и «не очень новые» государства Восточной Европы и Ближнего Востока (за исключением побежденных стран) практиковали территорияльное расширение за счет соседей или же за счет временно неуправляемых, «бесхозных» территорий. На возможный вопрос о том, как это сочеталось с декларированным «державами-победительницами»  и Советской Россией принципа самоопределения этнических  групп, можно дать однозначный ответ: никак. Несколько референдумов, проведенных в тот период на некоторых спорных территория в северной и центральной Европе, являются скорее исключением, чем правилом. Но даже и названные референдумы были проведены с грубыми нарушениями процессуальных норм и не  всегда отражали интересы и мнения населения. Границы, намечавшиеся и закреплявшиеся в ходе территориального формирования Грузии за указанный период, далеко не всегда совпадали с этническими границами, что было вполне типично для границ в Европе и на Бл. Востоке. При переходе тех или иных территорий под управление Грузии население как правило либо приветствовало этот процесс (в случаях, когда большинство населения там составляли грузины), либо относилось без энтуазиазма, но  вполне терпимо (например на многих территориях с русским, армянским, осетинским и азербайджано-татарским населением). В ряде случаев население встречало грузинские власти враждебно – вплоть до перехода к тактике партизанской войны (часть негрузинского населения Месхетии, Тао и Абхазии). Однако враждебная реакция во многих случаях провоцировалась извне – агентами Турции, РСФСР и ВСЮР (Вооруженные Силы Юга России – они же «белая армия»).

 

Как уже было сказано выше, мы оставляем за рамками данного текста вопрос об «исторической справедливости» границ Грузии, оформившихся к Октябрю 1920. Хотя по-видимому стоит отметить, что территория Грузинской Демократической Республики (1918-21)  не только не выходила за пределы грузинских государств в период их значительного расширения (конец XII  и начало XVI вв.), но даже не приближалась к этим пределам.

 

На середину ноября 1920 года правительство Грузии более или менее эффективно контролировало следующие територии:

 

  1. бывшую Тифлисскую губернию, включая Закатальский округ (сегодня это – четыре северо-западных района Азербайджана – Алиабадский, Белоканский, Закатальский и Кахийский) и Лорийский участок бывшего Борчалинского уезда (ныне – часть Армении);
  2. бывшую Кутаисскую губернию, включая Сухумский округ (территориально почти полностью соотв. совр. Абхазии) и Батумский округ (почти полностью соотв. территории совр. Аджарии, совр. Турецкого вилайета Чурух и часть вилайета Ризе);
  1. бывший Ардаганский округ бывшей Карской области без уступленного Армении Гельского и части Чылдырского участков (в наст. Время – часть турецкого вилайета Карс); Грузия также претендовала на бывший Олтинский округ Карской области (историческая провинция Тао), но овладеть им так и не смогла.

Вышеназваные территории находились в составе Грузии официально. Их статус был закреплен рядом международных договоров и соглашений, подписанных при участии и посредничестве европейских держав – прежде всего Великобритании, Франции и Италии.

 В то же время

1918 года при посредстве Британского комиссионера в Закавказье. В результате этих переговоров стороны согласились на передачу Армении южной части Лорийского участка Борчалинского уезда и установление армяно-грузинского кондоминиума на территории северной части названного участка. Вся остальная территория Борчалинского уезда и Ахалкалакский уезд были признаны бесспорно грузинскими территориями, и правительство Армении хотя и на короткое время, но сняло претензии на них. Однако армянские националистические круги не отказывались от идеи территориальных захватов в Грузии. Наиболее радикальные из них настаивали на аннексии картлийских земель вплоть до реки Кура, включая г. Тбилиси, поскольку с их точки зрения «настоящей Грузией» являлась лишь Западная Грузия, а также всерьез рассчитывали «пробить армянский коридор» к Черному морю, путем захвата Батума. Эти планы армянских националистов не были претворены в жизнь, хотя и способствовали дальнейшему охлаждению отношений между двумя странами и падению престижа обеих конфликтующих сторон в глазах Антанты. Все попытки окончательно договориться с Арменией по спорным территориям, неоднократно предпринимавшиеся грузинским руководством в 1919-1920 гг. оказались практически безрезультатными. Не была претворена в жизнь и идея Лорийского кондоминиума. Разразившаяся в конце лета 1920г. Армяно-Турецкая война и захват Армении турецкими и советскими войсками в ноябре того же года привели к аннексии всего Лорийского участка Грузией.

статус части вышеозначенных территорий оспаривался соседями: Арменией, Азербайджаном и Турцией. 

Армения (т.н. «Араратская республика») претендовала на весь Ардаганский округ Карской области, а также на Борчалинский и Ахалкалакский уезды быв. Тифлисской губернии. Мотивировка армянских требований сводилась к тому, что в определенные моменты истории (до XIII века) территории Ардаганского округа, равно как и Ахалкалакского и Борчалинского уездов исторически входили в состав армянских  государств. Это соответствует действительности лишь отчасти, поскольку в период раннего средневековья данные територии регулярно переходили из рук в руки и периодически отходили то к армянским, то к грузинским государствам, а начиная с первой половины XVI века территория Борчалинского уезда не покидала пределы картлийского королевства и в 1801г. вместе с остальной Восточной Грузией вошла в состав Российской Империи. Что касается Ардаганского и Ахалкалакского округов, то они  еще в середине XVI века были окончательно захвачены Турцией у Грузии и в ходе XIХ века были поэтапно поглощены Россией. С этнической точки зрения претензии на Ахалкалакский уезд были оправданы тем, что на 1919 год армяне составляли большинство его населения. В то же время претензии Армении на Борчалинский уезд, а также Ардаганский округ были этнически абсолютно не оправданы, так как большинство населения там составляли тюркоязычные татары (азербайджанцы), а также немцы и русские (в Борчалинском уезде). Как армяне, так и грузины в обоих уездах представляли собой этническое меньшинство. Попытки силой присоединить спорные территории к Армении в конце 1918 и весной 1919 гг. окончилась для армян неудачей. Большая часть спорных территорий остались под грузинским контролем, и единственным реальным результатом этой борьбы явились эскалация межэтнической напряженности, ухудшение отношений между двумя христианскими государствами и закрытие транспортного сообщения между Арменией и жизненно важным для нее грузинским портом Батуми. Эскалация армяно-грузинского конфликта завершилась переговорами проведенными в январе 1918 года при посредстве Британского комиссионера в Закавказье. В результате этих переговоров стороны согласились на передачу Армении южной части Лорийского участка Борчалинского уезда и установление армяно-грузинского кондоминиума на территории северной части названного участка. Вся остальная территория Борчалинского уезда и Ахалкалакский уезд были признаны бесспорно грузинскими территориями, и правительство Армении хотя и на короткое время, но сняло претензии на них. Однако армянские националистические круги не отказывались от идеи территориальных захватов в Грузии. Наиболее радикальные из них настаивали на аннексии картлийских земель вплоть до реки Кура, включая г. Тбилиси, поскольку с их точки зрения «настоящей Грузией» являлась лишь Западная Грузия, а также всерьез рассчитывали «пробить армянский коридор» к Черному морю, путем захвата Батума. Эти планы армянских националистов не были претворены в жизнь, хотя и способствовали дальнейшему охлаждению отношений между двумя странами и падению престижа обеих конфликтующих сторон в глазах Антанты. Все попытки окончательно договориться с Арменией по спорным территориям, неоднократно предпринимавшиеся грузинским руководством в 1919-1920 гг. оказались практически безрезультатными. Не была претворена в жизнь и идея Лорийского кондоминиума. Разразившаяся в конце лета 1920г. Армяно-Турецкая война и захват Армении турецкими и советскими войсками в ноябре того же года привели к аннексии всего Лорийского участка Грузией.

Правительство Азербайджанской республики претендовало на Закатальский округ, мотивируя тем, что в конце XVIII в. эта территория номинально подчинялась Ирану, в то время как все азербайджанские земли являлись частью иранского государства. Однако азербайджанские претензии не носили столь настойчивого характера как армянские и практически не вызвали военных столкновений.  

Проигравшая войну Турция была вынуждена эвакуировать свои войска из Закавказья, оставив лишь добровольческий корпус в дружественном ей Азербайджане (команд. Энвер-Паша), а также несколько иррегулярных отрядов в Карской области, где местными пантюркистами была предпринята неудачная попытка создать «Республику Юго-Западного Кавказа» (попытка закончилась захватом почти всей области армянскими и грузинскими войсками с сохранением элементов власти местных беков лишь в Олтинском округе). Однако турецкие националисты и военные не оставляли идеи территориальной экспансии на Кавказе. С их точки зрения минимальные требования к Грузии могли быть ограничены смещением границы с линии 1913 года на линию 1828. В этом случае Турция возвращала-бы себе не только Карскую область и Батумский округ, утраченные в 1878, но также Месхетию-Джавахетию (Ахалцихский и Ахалкалакский уезды Тифлисской губернии). Наиболее радикальные турецкие националисты считали возможным захват и аннексию всей Грузии. Однако вплоть до Марта 1921 г. обе стороны успешно избегали вооруженного конфликта, одновременно готовясь к возможной войне. По условиям Севрского договора, подписанного 10 Августа 1920 г. в отсутствие грузинских представителей, и в соответствии с более поздними доработками Президента США Вудро Вильсона, которому было поручено доработать намеченные в Севре линии границ Грузии должна была быть передана территория Восточного Лазистана с городами Ризе, Атина и Хопа. Данный проект так и не был реализован. Грузинское правоительство даже не предпринимало попыток установить контроль над Вост. Лазистаном, поскольку в связи с отказом правительства Кемаля Ататюрка ратифицировать Севрский договор подобные попытки означали-бы вовлечение Грузии в опасную и непредсказуемую по последствием войну с кемалистской Турцией. На такую авантюру правительство Жордания не решилось пойти даже в союзе с Арменией, попытавшейся в Сентябре 1920 г. двинуть свои войска на теоретически переданные ей по Севрскому договору турецкие территории (исторически эти территории в большинстве своем были бесспорно армянскими, однако на момент подписания Севрского договора они находились под эффективным контролем кемалистов и вследствие геноцида 1915 –1917 гг.были населены исключительно турками и курдами).

 

С лета 1918 и вплоть до конца 1919 года Грузия была вовлечена в пограничный конфликт с ВСЮР (Вооруженными Силами Юга России). Руководство ВСЮР (прежде всего генералы Деникин и Алексеев), как впрочем и большинство руководителей Белого Движения России, весьма критически относилось к идее обретения государственности бывшими провинциями рухнувшей империи. Непримиримость к «новообразованиям» вела к многочисленным конфликтам, ослаблявшим Белое Движение и в конечном счете способствовавшим его краху. Однако конфликт между ВСЮР и Грузией был связан не столько с непризнанием Деникиным грузинского государства, сколько с борьбой за господство над Сочинским округом Черноморской губернии. Летом 1918 г. грузинские войска (Ком. генерал Мазниашвили) заняли значительную часть Черноморской губернии под предлогом защиты территории и населения от хаоса и анархии (Черноморская губерния действительно находилась в этом состоянии вплоть до прихода туда белых сил). Грузинское правительство также пыталось предоставить историческое обоснование своих интересов в Черноморской губернии, вспомнив о том, что во времена царя Давида-Строителя и царицы Тамары территория Сочинского и частично Туапсинского округов входила в состав Грузии. Позже территория Сочинского округа некоторое время находилась под контролем Имеретского царства и Абхазского княжества – вплоть до захвата турками и адыгами в XVII веке. Конфликт между войсками Деникина и Грузинской Демократической Республики носил затяжной характер. При наибольшем продвижении грузинских войск на Северо-Запад ими был занят г. Туапсе, однако в течение 1919  года  столкновения проходили на территории Сочинского округа и северо-западной части Сухумского округа. Города Сочи и Гагра несколько раз переходили из рук в руки. К моменту разгрома Северокавказской группировки ВСЮР красной армией (Февраль-Март 1919) позиции грузинских войск находились в нескольких десятках верст западнее границы Сочинского и Сухумского округов и проходили по реке Псоу, по которой с тех пор стала проходить российско-грузинская граница на абхазском участке.

 

 

ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ГРУЗИИ ПОСЛЕ УСТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ (1921-44)

 

В феврале 1921 г. Красная армия без объявления войны вторглась на територию Грузии, в нарушение договора о ненападении между РСФСР и Грузинской Дем. Республикой. Практически одновременно началось наступление войск кемалистской Турции с Юго-Запада и Юго-Востока. 19 Марта 1921 пали последние очаги организованного сопротивления грузинских войск и ополчения, подведя завершающую черту под серией Советско-турецких военных операций по захвату Закавказья. Большая часть Грузии оказалась под формальной юрисдикцией марионеточного про-московского правительства т.н. «Грузинской Советской Социалистической Республики», которое при сохранении видимости государственой самостоятельности беспрекословно подчинялось директивам, поступавшим от ЦК ВКП (б) из Кремля. На территории бывшего Сухумского округа (Абхазия и Самурзакано) была образовна отдельная «Абхазская Советская Республика», фактически не подчинявшаяся советскому правительству в Тбилиси. Из-под тбилисской юрисдикции была выведена также северная часть Пшаво-Хевсуретии и передана в состав Горской АССР Российской Федерации (мотивировка неизвестна автору). Все подконтрольная советской администрации территории Грузии были оккупированы частями красной армии и ВЧК, проводившими «чистку» среди населения. Южная Аджария (Артвинский, Шавшето-Имерхевский и частично Гониойский сектора Батумского округа), а также весь Ардаганский округ оказались в зоне турецкой оккупации и были аннексированы кемалистской Турцией еще до подписания Московского договора 1922 г., по которому линия разграничения советских и турецких войск стала новой границей Грузии, а точнее – границей Турции и СССР, образованного через несколько недель после подписания Московского договора.

 

«Корректировка» грузинской территории в пользу соседей продолжалась и после марта 1921, начиная с подготовки к формальному вступлению Грузии в СССР в 1922 г. (в составе Закавказской Федерации, предствлявшей собой по сути конфедерацию из трех советских республик: Азербайджанской, Армянской и Грузинской). В ноябре 1921 г. у Грузии был отторгнут Лорийский (Алавердский) сектор Борчалинского уезда и передан Армении (которая в том же году была вынуждена в свою очередь уступить много большие территории Азербайджану), а в начале марта 1922 г. решением Закавказского Бюро ЦК ВКП (б) из состава Грузии были выведены четыре района бывшего Закатальского округа бывшей Тифлисской губернии и переданы в состав Азербайджана. Азербайджану была также передана часть малонаселенной и полу-пустынной территории между реками Кура и Иори. Эта территория бывшей Тифлисской губернии, начинавшаяся от деревни Кара-Тапа (сегодня эта деревня также находится на территории Грузии, на самой границе с Азербайджаном, и по-видимому носит другое, грузинское название) и заканчивавшаяся деревней Пойлу (в первые дни вторжения советских войск в Грузию  в феврале 1921 г. в этом месте проходили упорные бои  за  статегический Пойлинский мост). Здесь следует также отметить тот факт, что с первых столетий грузинской истории и вплоть до аннексии Восточной Грузии Российской Империей в 1801 эта территория никогда не выходила из пределов Кахетии.

Существуют различные мнения о причинах подобного территориального передела, которые хотеось бы оставить за рамками настоящего эссе. В данном контексте не представляется важным, было-ли это сделано в связи с отношением к Грузии как к «побежденной стране» или же в силу весьма сомнительного «идеализма» грузинских большвиков, контрастирующего с несомненным прагматизмом их тюркских и армянских коллег. Безусловно важным представляется лишь то, что к началу борьбы Грузии за государственную самостоятельность в конце 80х гг. ХХ века Грузинская ССР занимала значительно меньшую территорию, чем Грузинская Демократическая Ресублика перед ее захватом Советской Россией и Турцией.

 

Расчленение Грузии продолжилось на заре обретения ею независимости (отторжение Абхазии, Юго-Осетии/Самачобло, провокации в других районах с негрузинским и смешанным населением), но этот период уже выходит за рамки данного Эссе.

 

 

კომენტარის დატოვება

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s