Iberiana – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

სოჭი, აფხაზეთი, სამაჩაბლო, დვალეთი, ჰერეთი, მესხეთი, ჯავახეთი, ტაო-კლარჯეთი იყო და მუდამ იქნება საქართველო!!!

•Чечня и Чеченцы

♥ კავკასია – Caucasus

  •  

     ***

      

    ИЗВЕСТНЫЕ ЛЮДИ О ЧЕЧЕНЦАХ ГОВОРИЛИ 

     

    Дмитрий Панин, потомок древнего Дворянского рода, русский ученый и религиoзный философ, который провел в сталинских лагерях 16 лет. В 70-е годы на Западе вышла его книга «Лубянка-Экибастуз», которую литературные критики называют «феноменом русской литературы, равным «Запискам из Мертвого дома» Ф. М. Достоевского. Вот что он пишет в этой книге о чеченцах: «Наибо­лее удачным и остроумным был побег (из Особлага в Казахстане – В.М.) двух зэков во время сильного бурана. За день намело валы спрессованного снега, колючая прово­лока оказалась занесенной, и зэки прошли по ней как по мосту. Ветер дул им в спины: они расстегнули бушлаты и натягивали их руками, как паруса. Влажный снег образует прочную дорогу: за время бурана им удалось проделать больше двухсот километров и выйти к поселку. Там они спороли тряпки с номерами и смешались с местным насе­лением. Им повезло: то были чеченцы; они оказали им гостеприимство. Чеченцы и ин­гуши – близкородственные друг другу кав­казские народности мусульманской религии. Их представители в огромном большинстве – люди решительные и смелые. Гитлера они рассматривали как освободителя от канда­лов сталинизма, и, когда немцев прогнал и с Кавказа, Сталин произвел выселение этих и других меньшинств в Казахстан и Среднюю Азию. Гибли дети, пожилые и слабые люди, но большая цепкость и жизненная смет­ка позволили чеченцам устоять во время варварского переселения. Главной силой чеченцев была верность своей религии. Селиться они старались кучно, и в каждом поселке наиболее образованный из них брал на себя обязанность муллы. Споры и ссоры старались разрешать между собой, не доводя до советского суда; девочек в школу не пускали, мальчики ходили в нее год или два, чтобы научиться только писать и читать, а после этого никакие штрафы не помогали. Простейший деловой протест помог чеченцам выиграть битву за свой народ. Дети воспитывались в религиозных представлениях, пусть крайне упрощенных, в уважении к родителям, к своему народу, к его обычаям, и в ненависти к безбожному советскому котлу, в котором им не хотелось вариться ни за какие приманки. При этом неизменно возникали стычки, выражались протесты. Мелкие советские сатрапы вершили грязное дело, и много чеченцев попало за колючую проволоку. С нами тоже были надежные, смелые, решительные чеченцы. Стукачей среди них не было, а если таковые появлялись, то оказывались недолговечными. В верности мусульман я не раз имел возможность убедиться. В мою бытность бригадиром я выбрал себе помощником ингуша Идриса и был всегда спокоен, зная, что тыл надежно защищен и каждое распоряжение будет выполнено бригадой. В ссылке я был в Казахстане в разгар освоения целины, когда получил пятьсот рублей подъемных, туда хлынули представители преступного мира. Парторг совхоза, испугавшись за свою жизнь, за большие деньги нанял трех чеченцев своими телохранителями. Всем тамошним чеченцам он своими действиями был отвратителен, но раз обещав, они держали слово, и, благо­даря их защите, парторг остался целым и невредимым. Позже, на воле, я много раз ставил в пример знакомым чеченцев и пред­лагал поучиться у них искусству отстаивать своих детей, охранять их от тлетворного влияния безбожной, беспринципной власти. То, что так просто и естественно получалось у малограмотных мусульман, разбивалось о стремление образованных и полуобразо­ванных советских россиян обязательно дать высшее образование своему, как правило, единственному ребенку. Простым людям при вколачиваемом безбожии и обескров­ленной, разгромленной, почти повсюду за­крытой Церкви невозможно было в одиночку отстоять своих детей». 

    «Во время битвы на реке Сунже 4 июля 1785 года был ранен и пленен воевавший на стороне русских 20-летний грузинский князь П. Багратион. Однако, по сообщению академика П. Г. Буткова, раненому унтер-­офицеру (позже – генерал от инфантерии) была оказана медицинская помощь, и в знак уважения за мужество, проявленное в бою, тот был доставлен на противоположный бе­рег и возвращен противнику без каких-либо условий». (см. Н. Ф. Дубровин, “История войны и владычества русских на Кавказе”, 1888 год, стр. 577).

    К управлению начальника Левого фланга Кавказской линии отнесено про­странство, ограниченное главным хребтом гор, рр. Андийским Койсу, Сулаком, Кас­пийским морем и рр. Тереком, Ассой и Даут-Мартаном. Главное народонаселение этого пространства составляют чеченское племя, самое сильное, самое буйное и во­инственное из всех кавказских народов … ». Движение горцев Северо-восточного Кавказа в 20-50 гг, 19 века-. Махачкала, 1959, Дагестанский филиал АН СССР. 

    Чеченцы – великолепные наездники – могут преодолевать всего лишь за одну ночь сто двадцать, сто тридцать или даже сто пятьдесят верст. Их кони, не сбавляя шагу – всегда галопом, – штурмуют такие склоны, где, казалось бы, не пройти и пешему. Горец, едущий верхом, никогда не смотрит на дорогу перед собой: если на пути лежит расщелина, которую не решаются преодолеть сходу его конь, чеченец закутывает голову скакуна буркой и, доверив себя Всевышнему, заставляет иноходца перепрыгивать через пропасть глубиной до двадцати футов. (А.Дюма. Кавказ. (Париж,1859)

    “Незавидное положение дел в пред­горьях Кавказа обрисовал профессор С.Н. Рукавишников в своем докладе, про­читанном 11 октября 1912 года на заседании Общества ревнителей истории: “Хотя Кавказ и завоеван Россией, но он не вполне замирен. Населяющие его мусульманские народности в глуши своих аулов дышат не­примиримой ненавистью к России и ожидают только случая, чтобы встать на защиту му­сульманства… Вся история Кавказа показы­вает, что очагом всех волнений на Кавказе … является Дагестан и, в особенности, Чечня, которая, благодаря своему географическому положению, до сего времени представляет собою совершенно изолированную, непри­ступную, дикую страну … ” По мнению Рука­вишникова, во всем были виноваты власти (тогда – петербургские) и местная кавказская администрация, которая даже не пытается приобщить Чечню к благам современной культуры, связать ее с внешним миром хоть какими-нибудь дорогами. “Под влиянием всех этих обстоятельств, а также благодаря природному пылкому и горячему характеру чеченцев, из последних выработалось во­инственно настроенное, свободолюбивое и фанатичное племя, легко поддающееся пропаганде ненависти мусульман к “гяурам”, – вывел профессор.

    “Я видел много народов, но таких непо­корных и неподдающихся как чеченцы, на земле не существует и путь к завоеванию Кавказа лежит через покорение чеченцев, а точнее, через полное их уничтожение. “Государь! .. Горские народы примером неза­висимости своей в самых подданных вашего императорского величества порождают дух мятежный и любовь к независимости”. (из рапорта А. Ермолова императору Алек­сандру I 12 февраля 1819 г.)

    “Чеченцы, бесспорно, храбрейший народ в Восточных горах. Походы в их земли всегда стоили нам огромных кровавых жертв. Но это племя никогда не проникалось мюридизмом вполне. Из всех горцев они одни заставили Шамиля, правившего в Дагестане деспоти­чески, сделать им тысячу уступок в образе правления, народных повинностях и обря­довой строгости веры”. (Н.Ф. Дубровин. “История войны и владычества русских на Кавказе”).                   

    “”Так же невозможно покорить чеченцев, как сгладить Кавказ. Кто кроме нас сможет похвастаться, что видел Вечную войну?” (Ге­нерал Михаил Орлов, 1826 год).

    “·Чеченцы, кроме русских и евреев, явля­ются самым образованным народом в coставе Российской Федерации. В силу национальных особенностей, в силу закрытости и консер­вативности чеченцы смогли казахстанскую ссылку превратить для себя в возможность инновационного рывка. В то время как многие народы Кавказа и Прикавказья, попав в ссылку, практически погибли, минимально русифицированные чеченцы сумели интен­сифицировать свею жизнь и резко, скачком, во много раз повысить уровень образования.

    Чеченцы вышли к ситуации 90-x годов органически принадлежа к высокотехнологической части советской элиты. Напомню, что многие министры в сырьевых отраслях, нефтяной нефтегазовой, газодобывающей, были чеченцы и ингуши.” (Максим Шевченко)

    «У чеченцев же в этом мире совсем  другие стремления – не дать исказить свой вечный уклад жизни, не потерять свои национальные ценности, среди которых главное место занимает Свобода Личности. Значит миссия чеченцев заключена в сопротивле­нии мессианству других наций, с которыми сталкиваются исторические судьбы. И когда мы задумываемся над тем упорством и не­преклонностью, с которыми народ чеченский сопротивляется чуждым влияниям, появляется мысль о некоей тайне, уходящей в бездну умерших времен. (Д. Баксан)

    Сталкиваясь со многими кавказскими народами, Н.С. Семенов к моменту создания своего сборника статей явно выделял своим вниманием Чеченцев: «…Племя, которое я изучал больше, чем другие племена, и которое по своей цельности и жизнеспособности заслуживает большего интереса”.

     Ханкала … Это имя издревле закрепилось за ущельем. На языке чеченцев оно означает – сторожевая крепость. С ним связано немало страниц истории. Здесь располага­лось большое селение Чечен-Аул, давшее название крупнейшему из горских народов Северного Кавказа. В устье Ханкальского Беседы ущелья встретили вайнахи в 17 веке полчища крымского хана, вознамерившиеся предать огню и мечу мирные горские аулы. Встрети­ли и наголову разбили 80-тысячное войско хищных ордынцев. В.Б.Виноградов. Через хребты веков».

     «Из отношения генерала Фрейтага к графу Воронцову: Я не буду доказывать, что движение через ичкерийские леса – вещь почти невозможная; напротив, я убежден вполне, что Ваше сиятельство пройдете, но потеря будет неисчислимая. На пути вы встретите ~. затруднения и такое сопро­тивление, какого, вероятно, не ожидаете. Вы увидите, ЧТО чеченцы умеют драться, когда им это нужно.

    “По официальным данным, население Чечни с 1847 года по 1850 год умень­шилось в два с лишним раза, а с 1860 к моменту революции (т.е. 1917) – почти вчетверо”, – утверждает Энциклопеди­ческий словарь “Гранат” ( Т. 58, Изд. 7, Москва, ОГИЗ, 1940, С. 183). О том, что предвоенная численность чеченцев составляла полтора миллиона человек, говорит и А. Рогoв (журн. “Революция и горец”, N26-7, с. 94). К окончанию войны в 1861 году оставалось всего 140 тыс. че­ловек. а к 1867 -116 тысяч. (Волкова Н. Г. “Этнический состав населения Северного Кавказа в XIX веке”. Москва, 1973, С.120- 121.) О масштабах военных действий дает представление и численность царских войск, сосредоточенных на Кавказе: от 250 000 в середине 40-х годов до 300 000 к концу 50-х годов (Покровский М.Н. “Дипломатия и войны царской России в XIX столетии. М., 1923, С. 217-218). эти войска, Как отмечал в своем докладе Александру II фельдмаршал Барятинский, составляли “бесспорно лучшую половину русских сил”.

    “Правительственная комиссия России, изучив вопрос о привлечении их на службу в русскую армию, в 1875 году сообщала: «Чеченцы… самые воинственные и опасные горцы Северного Кавказа, представляют из себя … готовых воинов, которая военная служба едва ли что-либо в смысле лихой езды и умения владеть оружием … Чеченцы буквально с детского возраста привыкают общаться с оружием … Стрельба ночью на вскидку: на звук, на огонек показывает явное преимущество горцев в этом над обученными казаками и особенно солдатами».

    «Тезисы докладов и сообщений Всесо­юзной научной конференции 20-22 июня 1989r. Махачкала, 1989r С.23. «Чеченцы, как мужчины, так и женщины, наружностью чрезвычайно красивы. Они высоки ростом, очень стройны, физиономии ИХ, в особеннос­ти глаза, выразительны; в движениях чеченцы проворны, ловки; по характеру они все очень впечатлительны, веселы и остроумны, за что их называют «французами Кавказа», но в то же время подозрительны, вспыльчивы, вероломны, коварны, мстительны. Когда они стремятся к своей цели, для них хороши все средства. Вместе с тем чеченцы неукротимы, необыкновенно выносливы, храбры в напа­дении, защите и преследовании. Эrо – хищ­ники, каких немного среди гордых рыцарей Кавказа; да и сами они не скрывают этого, избирая среди царства животных своим иде­алом волка». (Покоренный Кавказ. Очерки исторического прошлого и современного Кавказа СПб. 1904r. Каспари.) 

    «Симпатичные стороны чеченцев сказы­ваются в их былинах и песнях. Бедный по количеству слов, но чрезвычайно образный язык этого племени как будто создан, по словам знающих исследователей Андийско­го хребта, для легенды и сказки – наивной и поучительной в одно и то же время. Уни­женные хвастуны, наказанные завистники и хищники, торжество великодушных, хотя иногда и слабых, уважение к женщине, яв­ляющейся помощницей мужу и товарищем, – вот корни народного творчества в Чечне. Присоедините к этому остроумие горца, его умение шутить и понимать шутку, весе­лость, которую не осилило даже тяжелое нынешнее положение этого племени, и вы, разумеется, при всем своем уважении к мундирным моралистам, согласитесь со мной, что чеченцы – народ как народ, ни­чем не хуже, а, пожалуй, и получше всякого другого, выделяющего из своей среды таких добродетельных и беспощадных судий. Спо­собности этого племени – вне всяких сом­нений. Из кавказских интеллигентов есть уже много чеченцев в школах и гимназиях. Где учатся они – ими не нахвалятся. Те, которые высокомерно унижают непонятного горца, должны в то же время согласиться ( … ) что, разговаривая с простым чеченцем, чувствуешь, что имеешь дело с человеком чутким к таким явлениям общественной жизни, которые почти недоступны нашему крестьянину средних губерний». Немирович-Данченко В. Вдоль Чечни.

    «Чеченцы были всегда грозным против­ником. Они бились с нами не на жизнь, а на смерть. В.А.Потто. Исторический очерк Кавказских войн» (Тифлис, 1899)

    “Чеченцы очень бедны, но за милосты­ней никогда не ходят, просить не любят, и в этом состоит их моральное превосходство над горцами. Чеченцы в отношении к своим никогда не приказывают, а говорят “Мне бы нужно это, я хотел бы поесть, сделаю, пойду, узнаю, если Бог даст.” Ругательных слов на здешнем языке почти не существу­ет ….” с. Беляев, дневник русского сол­дата, бывшего десять месяцев в плену у чеченцев. 

    Чеченцы не жгли домов, не топтали умышленно нив, не ломали виноградников!; ·Зачем уничтожать дар Божий и труд че­ловека”, – говорили они … И это правила горского “разбойника” есть доблесть, ко­торой могли бы гордиться народы самые образованные, если бы они имели ее … ” А.А. Бестужев-Марлинский в “Письме доктору Эрману.”

    “Чеченцы, столь же ревниво обере­гающие свою личную свободу, сколь не­терпимы они к любому иноземному игу, установили в своей стране некую форму федеративного правления. В обычных условиях старейшины, то есть те, кому перевалило за шестьдесят, решают на своих собраниях вопросы управления, су­дят тяжбы; при первом же сигнале к войне они на своем собрании выбирают молодого воина, который, благодаря хитрости и доблести, более всего достоин встать во главе воинственных соплеменников, и тот, сложив с себя оружие, получает из рук трех самых старейших членов собрания кольчугу и знаки обретенного сана. Покуда длится война, кровная месть между отдельными родами прекращается. Мстительность – одна из главнейших страстей тамошних горцев; гибель всякого чеченца в бою либо в ссоре обязывает прямых наследников погибшего к неумолимому мщению его врагам. Подобные грубые инстинкты и пре­небрежение, выказываемое к женщинам, более всего препятствуют распростране­нию цивилизации и росту народонаселения на этих землях. Не было еще случая, чтобы кто-либо когда-либо видел чеченца безо­ружным: они либо погибают, либо убивают. Никогда, даже во сне, он не расстается со своим ужасным широколезвенным кин­жалом; правая рука чеченца неизменно лежит на его рукояти. По манере сжимать оную распознают различные фазы его горделивой воинственности. Это смерто­носное обоюдоострое оружие в полтора фута длиной имеет такую остроту, что им можно бриться. Клинки кинжалов, изго­тавливаемые с превосходным качеством в этой стране и в особенности в Тифлисе, выдерживаются в некой ядовитой смеси, которая делает смертельной всякую рану, нанесенную ими. Когда горец видит, что враг чрезмерно настойчиво преследует его, он берет большим и указательным пальцем правой либо левой руки кинжал за острие и бросает в преследователя с такой меткостью и сноровкой, что в большинстве случаев бросок этот оказывается для того гибельным. Окрестности Кизляра на всем протяжении от этого города до Моздока, недавно открывшиеся для цивилизации и культуры, неизменно оставались добычей набегов чеченцев, которые, нежданно спустившись из своих гнезд за Тереком, опустошали весь этот край, где Ермолов основал казачьи станицы. (Ван Гален, Хуан, 1818-1821).

    Авхан Малаев, краевед 

     

    ***,,,

     

    Народы в эшелонах

     

    23 февраля 1944 года в течение 24 часов поголовно все население Чечено-Ингушской республики фактически арестовывается – начинается его погрузка в эшелоны для отправки в неизвестном направлении. Это позже все узнали, что путь их лежит в голые степи Казахстана. То, что произошло тогда не только с вайнахами, но и со многими другими народами Северного Кавказа, нельзя забыть…

    Мятежный Кавказ

    Вопреки версиям, разработанными советскими историками о том, что горские народы Кавказа «в единодушном порыве с радостью принимали советскую власть», более объективное изучение истории доказывает, что это было далеко не так. Павел Аптекарь пишет, что, если раньше советские историки умалчивали о движении горского Сопротивления власти большевиков, то сегодня можно констатировать, что размах противостояния коммунистическому режиму не уступал боевым действиям в эпоху Кавказской войны.

    Горцы не могли простить молодой Советской власти безжалостную продразверстку, насильственную коллективизацию, закрытие мечетей, уничтожение религиозной литературы, казни и высылки алимов и арабистов. В 20-30-е годы антисоветскими восстаниями был охвачен почти весь Кавказ.

    Хновское восстание и мятеж шейха Штульского в Южном Дагестане были подавлены только в 1931 году. Чечня и Ингушетия полыхали вплоть до 40-х годов. Накапливающееся недовольство советской властью вылилось в формирование в феврале 1940 года в Чечне теневого Временного правительства во главе с Хасаном Исрапиловым и новую волну сопротивления советской власти.

    Партия сказала надо…

    31 января 1944 вышло секретное «Постановление Государственного Комитета Обороны о выселении чеченцев и ингушей в Казахскую и Киргизскую ССР». С этого момента на Кавказе закрутился маховик красного террора против целых народов. Возобладала порочная политика перекладывания вины за ошибки государства в национальной политике на «бандгруппы» из числа отдельных народов. 20 февраля 1944 года Нарком внутренних дел СССР, генеральный комиссар госбезопасности Лаврентий Берия в сопровождении генерала армии И. Серова и других официальных лиц прибыл в Грозный, чтобы лично контролировать ход исполнения принятого «Постановления».

    Вот как описывает выселение чеченцев и ингушей один из русских очевидцев тех событий Иван Тихонький, бывший тогда студентом грозненского нефтяного института: «…Наступил день Красной армии – 23 февраля 1944 года. Вечером того дня красноармейцы развели огни на площадях аулов и начали пение и танцы. Жители аулов, ни о чем не подозревая, собрались на это торжество как зрители.

    Когда таким образом большинство жителей собралось на площади, были арестованы все мужчины. Некоторые чеченцы имели оружие, и во многих местах началась стрельба. Но сопротивление скоро было сломлено. Арестованные на площадях мужчины были заперты в сараи, и началась охота за теми, которые не были на площади. Вся акция была проведена в 2-3 часа… Потом они были посажены в товарные поезда, которые стояли наготове в городе Грозном…».

    Кто следующий?

    По тому же сценарию проводилось выселение карачаевцев и балкарцев. 5 марта появляется новое «Постановление Государственного Комитета Обороны о выселении балкарцев из Кабардино-Балкарской республики в Казахскую (25 тыс. чел.) и Киргизскую ССР (15 тыс. чел.)». В тот же день республику наводнили военные.

    Населению было разъяснено, что войска прибыли для отдыха и пополнения перед предстоящими боями. Солдаты и офицеры были встречены гостеприимно, население выносило угощения, старики оказывали всяческую помощь бойцам. А рано утром в 6 часов 8 марта в Балкарии загрохотали приклады, прозвучали резкие окрики и грозные приказы. Схожие сценарии повторялись еще не раз, в том числе и в Дагестане.

    Красный материк

    Образованное на обломках царской империи молодое советское государство, занимавшее 1/6 часть Земли, постоянно сталкивалось с национальной проблемой. Особенно это касалось северо-кавказского региона. Политика в этом направлении не отличалась оригинальностью. Использовался метод кнута и пряника.

    С одной стороны, сулили «золотые горы» – провозглашение чего-то вроде «самоопределения наций», «Декларации прав народов России», «Обращения ко всем трудящимся мусульманам России и Востока»; с другой – предпринимались карательные меры. Вспомним тут хотя бы разгром «Горской республики», подавление восстания в Ингушетии в 1926, восстания в Чечне в 1940 году…

    Но тщетность всех мер привела к более изощренным методам. Был взят курс на сталкивание народов через земельный передел. С начала 30-х годов в стране началась всеобщая насильственная «миграция населения». Горцев – чеченцев, ингушей, карачаевцев и балкарцев – выселяли на равнину, в Казахстан и Киргизию.

    Причем на освобождавшиеся места переселяли другие народы-побратимы – осетин в Ингушетию, лакцев на земли чеченцев-акинцев, аварцев в Чечню. Плоды этой деятельности не заставили себя долго ждать. Уже в конце 50-х годов депортированные народы стали возвращаться на родину, где сталкивались с «новыми жильцами» в своих домах. Почти на протяжении всех 60-х и 70-х годов в Чечне, Ингушетии и Дагестане прокатились массовые волнения на почве национальной неприязни некогда братских народов Кавказа.

    P. S. 14 марта 1944 года товарищ Сталин на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) выступил «от имени ВКП(б) и Комитета обороны СССР». Он объявил «благодарность всем частям и подразделениям РККА и войск НКВД за успешное выполнение важного правительственного задания на Северном Кавказе». Также Указам ВС СССР от 22 августа 1944 года 109 человек были награждены орденами и медалями СССР.

    Плоды этой «успешной работы» мы расхлебываем до сих пор.

    Асадулла Рапиев

     ***

     

    Чечня и Сталин. Восстание Хасана Исраилова

     
     

    Самая большая трагедия чеченского народа развернулась, когда в Кремле утвердился кавказец Иосиф Сталин. Его жестокая национальная политика привела к тому, что народы Кавказа, прежде поддержавшие власть Советов, стали ее самыми непримиримыми противниками. Одним из самых ярких лидеров чеченского сопротивления сталинскому режиму является писатель и публицист Хасан Исраилов, с кучкой повстанцев бросивший вызов огромной машине террора.
     
    Путь чеченского комсомольца
     
    Хасан Исраилов известен также, как Хасан Терлоев, по псевдониму, взятому им по названию своего тейпа. Разные источники называют разные даты рождения Исраилова: 1903 год – по характеристике НКГБ СССР, 1907 год – по письму наркома внутренних дел Грузии Каранадзе Лаврентию Берии со ссылкой на обнаруженный в августе 1943 дневник Исраилова, 1910 год – по сведениям чеченского историка Абдурахмана Авторханова.

    Родился он в селении Нашхой Галанчожского района Чечни. В семье из шести братьев он был самым младшим. Примечательно, что он получил и исламское, и светское образование. В 1929 году окончил в Ростове-на-Дону среднюю школу. В том же году, уже будучи комсомольцем, вступил в ряды ВКП(б).

    Но активно в политических делах не участвовал и целиком посвятил себя творческой деятельности в области художественной литературы, к которой он имел не только личную страсть, но и большое призвание. Писал преимущественно стихи и пьесы. В силу своей профессии и внутренней потребности рассказать внешнему миру правду, насколько это возможно при советских условиях, Исраилов сделался постоянным корреспондентом московской «Крестьянской газеты».

    Как пишет Авторханов, статьи Исраилова в «Крестьянской газете», сильные по аргументации и резкие по духу, имели только одну тему: как местные советские и партийные чиновники притесняют чеченский народ. Под видом защиты общесоветских законов от местных исполнителей Исраилов умело критиковал эти самые законы на конкретных примерах и людях. Конечно, такая «писательская карьера» не могла быть успешной и безнаказанной.

    По инициативе местных чекистов весной 1931 года Хасан Исраилов был арестован и «за контрреволюционную клевету», «за связь с бандой» и осужден на 10 лет. Через три года, после энергичного вмешательства «Крестьянской газеты» и после того, когда выяснилось, что некоторые из чиновников, которых Исраилов критиковал как «грабителей и взяточников», оказались ими и на самом деле, Исраилов был освобожден и даже восстановлен в партии.

    После своего освобождения Исраилов уехал в Москву на учебу в Коммунистический университет трудящихся Востока имени Сталина (КУТВ) – заведение Коминтерна, действовавшее в столице с 1921 по 1938 годы. Этим временем вышли две книги его художественных произведений, написанных в тюрьме.

     Переход в оппозицию

    Но Исраилов постепенно отходит от поэзии и переходит к активной политической деятельности. Уже, будучи в Москве, совместно с другими чечено-ингушскими работниками Абдурахманом Авторхановым, Хусейном Исраиловым, Хасан-Беком Атабаевым, Нурдином Музаевым, Хаджибекаром Мураловым, Магомедом Мамакаевым, Шамсудином Айсхановым и Хасан-Беком Гелагаевым, он подает заявление Советскому правительству.

    В заявлении указывается, что продолжение нынешнего курса советской политики, начавшей наступление на религию и национальное наследие чеченского народа, неминуемо приведет к всеобщему народному восстанию. Поэтому Исраилов и его соратники требовали смены курса и снятия с постов первого секретаря обкома ВКП(б) республики Егорова и народного комиссара внутренних дел Раева.

    Советское правительство пересылает заявление для «проверки» на место. Все кончается обычным результатом: арестом Исраилова и его друзей. Когда же в начале 1939 года Раев и Егоров были арестованы как «враги народа», Исраилова вновь освобождают. Его вызвали в обком к новому секретарю обкома Быкову и предложили подать заявление, чтобы восстановиться в партии. Заявление он, действительно, прислал, но совершенно другого содержания:

    «Вот уже двадцать лет, как Советская власть ведет войну на уничтожение моего народа по частям – то, как кулаков, то как мулл и «бандитов», то как «буржуазных националистов». Теперь я убедился, что война отныне ведется на истребление всего народа. Поэтому я решил встать во главе освободительной войны моего народа».

    «Я слишком хорошо понимаю, – продолжает Исраилов, – что не только одной Чечено-Ингушетии, но даже и всему национальному Кавказу трудно будет освободиться от тяжелого ярма красного империализма, но фанатичная вера в справедливость и законная надежда на помощь свободолюбивых народов Кавказа и всего мира вдохновляют меня на этот в ваших глазах дерзкий и бессмысленный, а по моему убеждению единственно правильный исторический шаг».

    «Храбрые финны доказывают сейчас, что великая рабовладельческая империя бессильна против маленького, но свободолюбивого народа. На Кавказе вы будете иметь вторую Финляндию, а за нами последуют другие угнетенные народы», – заключил он.

    Начало восстания

    Вдохновленный примером финнов, сопротивлявшихся СССР, Хасан Исраилов в январе 1940 года начинает восстание против сталинского режима. В первые же дни оно имело успех. К началу февраля 1940 года Хасан Исраилов уже овладел Галанчожем, Саясаном, Чаберлоем и частью Шатоевского района. Повстанцы вооружались за счет разоружения и разгрома карательных отрядов.

    После очищения большинства горных районов от большевиков был созван вооруженный народный съезд в Галанчоже и объявлено провозглашение «временного народно-революционного правительства Чечено-Ингушетии» во главе с самим Хасаном Исраиловым.

    Заключение советско-финского договора было сильным моральным ударом по движению Исраилова. Однако он не терял надежды, что будет поддержан не только другими народами Кавказа, что в начавшейся мировой войне Сталин погибнет под ударом объединенных сил демократических держав.

    В своих воззваниях к народу Исраилов пророчил именно такой исход войны. Когда началась советско-германская война, разумеется, размах и масштаб восстания Исраилова разрослись. 28 января 1942 года Исраилов учредил «Особую партию кавказских братьев» (ОПКБ), ставившую себе целью создание на Кавказе свободной братской Федеративной республики государств братских народов Кавказа.

    А в феврале 1942 года, то есть, когда еще немцы находились у Таганрога – в 500 километрах от Чечено-Ингушетии, чеченский юрист Майрбек Шерипов, брат известного революционера и национального героя Чечни Асланбека Шерипова, поднял восстание в Шатое и Итум-Кале и присоединился к Хасану Исраилову.

     Обвинение в связях с немцами

    Абдурахман Авторханов в своей книге «Народоубийство в СССР» пишет: «Когда, в связи с войной, усилилось существовавшее беспрерывно уже два десятка лет партизанское движение в горах Чечено-Ингушетии, советская власть решила, что чеченцы и ингуши имеют связь с немцами». Данный поворот событий оказался роковым не только для чеченцев и ингушей, но и для других народов Кавказа.

    Примечательно, что в отличие от прежних кавказских восстаний во главе с имамами и кадиями, это движение возглавлялось чеченской интеллигенцией новой волны – писателем Хасаном Исраиловым и юристом Майрбеком Шериповым. Это обстоятельство, что теперь во главе антисоветского партизанского движения в горной Чечено-Ингушетии стали люди с большим образованием и политическим кругозором, дало НКВД повод строить свою лживую версию о том, что чечено-ингушским партизанским движением руководят немцы.

    Однако достаточно указать на тот общедоступный для проверки факт, что, находясь даже прямо у границ Чечено-Ингушской республики, немцы не перебросили в Чечено-Ингушетию ни одной винтовки, ни одного патрона. Перебрасывались только отдельные шпионы и большое количество листовок. Но это делалось везде, где проходил фронт.

    Но главное – восстание Исраилова началось еще зимой 1940 года, то есть еще тогда, когда Сталин находился в союзе с Гитлером.

    Ни большевикам, ни нацистам

    Тем не менее, Исраилов пытался воспользоваться военной ситуацией так, как это было логично сделать в ситуации нападения на его противника третьей силы. Он предлагал воспользоваться борьбой гитлеровского режима против большевизма для освобождения всего Кавказа и объявления его полной независимости.

    Тогда был создан объединенный военный штаб повстанцев и соответственно реорганизовано повстанческое правительство. Мятежники через своих представителей пытались донести до немцев, что если только «освобождение Кавказа будет заключаться в замене одних колонизаторов другими, то для кавказцев это явится лишь новым этапом продолжающейся национально-освободительной войны».

    Таким образом, лидеры восстания предельно четко дали понять, что они не собираются быть ни под властью большевиком, ни под властью нацистской Германии, и что их конечной целью является именно независимость Кавказа от каких бы то ни было мировых держав. Но и этого факта сталинскому режиму хватило не только для обвинения повстанцев в пособничестве немцам, но и в бомбежках горной части Чечни и Ингушетии в 1942 году.

    Эти бомбежки в горах Чечено-Ингушской республики привели к огромному количеству жертв среди женщин, детей и стариков. Как пишет Авторханова, в аулах Шатоя, Итум-Кале и Галанчожа жителей, убитых воздушной бомбежкой и артиллерийскими обстрелами большевиков, числилось больше, чем оставшихся в живых. Найти там не раненого человека было редкостью. И это при том, что немцы ни разу не вступали на чечено-ингушскую территорию.

     Трансформация чеченского сопротивления

    Стоит отметить, что характерной чертой повстанческо-партизанского движения Чечено-Ингушетии того времени являлось то, что, вместо бывших духовных авторитетов – имамов и шейхов, во главе его постепенно становились люди чисто светские и политически вполне разбирающиеся во всех тонкостях как советской колониальной политики на Кавказе, так и ее империалистическо-экспансивных устремлениях в мировом масштабе.

    Это было связано с тем, что мусульманские народы Кавказа, приветствовавшие вначале Октябрьскую революцию, какосвобождение от гнета царизма, получившие равные права с остальными, со временем начали все больше разочаровываться в советской власти. Когда большевики начали наступление на Ислам, принялись за закрытие мечетей, отмену арабского алфавита, все больше кавказцев, веривших большевикам, начали становиться их противниками.

    Среди молодой советской интеллигенции на Кавказе находились те, кто, сознательно отказываясь от соблазнительных перспектив иллюзорной личной карьеры, становились во главе общенационального, беспримерно тяжелого, а в глазах многих и безнадежного дела борьбы за свободу своего истерзанного и погибающего народа. К категории таких молодых национальных вождей чечено-ингушского народа и принадлежали Хасан Исраилов и Майрбек Шерипов.

    В случае Майрбека Шерипова примечательно, что он был братом чеченского революционера Асламбека Шерипова, устанавливавшего советскую власть в горах Кавказа. А уже его брат Майрбек Шерипов разочаровался в этой власти и поднял против нее восстание. Но, как бы то ни было, активно выступал против этой власти все-таки не весь народ, а только его часть.

    Депортация и продолжение сопротивления

    Будучи не в силах справиться с восстанием, сталинский режим принял чудовищное решение о депортации всего чеченского и ингушского народов в Казахстан и Среднюю Азию. Однако в ходе депортации пострадали не столько сами повстанцы, сколько сотни тысяч невинных людей. Кроме чеченцев и ингушей депортации подверглись балкарцы, карачаевцы, крымские татары, калмыки и некоторые другие народы, каждый из которых от голода и лишений потерял до трети своей численности.

    Женщины, дети, младенцы на руках, зародыши в утробах матерей и глубокие старики, чечено-ингушские коммунисты, чечено-ингушские офицеры Красной Армии, стахановцы – «знатные люди республики», чечено-ингушские агенты НКВД и «герои социалистического труда» – все они оказались «виноваты» перед советской властью в том, что их народ любил свободу больше своей жизни. 23 февраля 1944 года поголовно все чеченское и ингушское население было выселено с Кавказа.

    Однако сопротивление в горах Чечни советской власти продолжалось, несмотря ни на какие репрессии со стороны режима. НКВД удалось блокировать Хасана Исраилова и смертельно ранить его только 15 декабря 1944 года.

    Но и смерть Исраилова не означала полного прекращения сопротивления кавказцев преступному в их глазах режиму. Советской власти понадобилось несколько десятилетий, чтобы полностью справиться со всеми повстанцами и абреками.

    Так, последний дагестанский абрек был убит только в 1969 году. А последний кавказский абрек – чеченец Хасуха Магомадов – был убит в перестрелке с сотрудниками КГБ только в марте 1976 года.

     

    Алауддин Кантаев

     

                        

     

კომენტარის დატოვება

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s