Iberiana – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

სოჭი, აფხაზეთი, სამაჩაბლო, დვალეთი, ჰერეთი, მესხეთი, ჯავახეთი, ტაო-კლარჯეთი იყო და მუდამ იქნება საქართველო!!!

• Айдар Халим – ПИСЬМА РУССКОМУ НАРОДУ

♣ რუსეთი – Russia

 

Айдар Халим, писатель

Наб. Челны – Назрань – Ассиновская – Наб. Челны.

Февраль – декабрь 1995 г.

 

ПИСЬМА РУССКОМУ НАРОДУ

(Или размышления престарелого раба)

Глава из книги “Этот непобедимый чеченец” (Наб. Челны, изд-во “Калкан”, 1996 г.)

 

Мне кажется, что завтра я умру и хочу успеть написать это письмо. Как говорил вождь, – не “гнилой” интеллигенции, а самому народу, который поймет меня, надеюсь, быстрее и глубже. Знаю, умру от сердечной боли за хладнокровно уничтожаемый чеченский народ “во имя восстановления конституционного порядка”, от нехватки кислорода в ипритной зоне самого “конституционного порядка” и еще в немалой мере от гражданской обиды, что почему с нас, “националов”, в данном случае с татарина, башкира, чуваша, марийца, якута, чукчи или юкагира, – представителя любого из ста пятидесяти народов и народностей “федерации равных”, хотя бы ради приличия, хотя бы для формального макияжа перед Советом Европы не спросили: что каждый из нас думает по поводу раздела союзного черноморского флота? Почему бы не одарить казаха или якута хотя бы одной шаландой, они ее как-нибудь переволокли бы на Арал или на Ледовитый океан! Почему бы хоть один спасательный круг не дать азербайджанцам или балкарам? Грузии и Армении ведь что-то светит. Неужели Шеварднадзе, которого называют на Западе “серебряной лисой”, оказался хитрее и умнее всех? Неужели потому, что одни черные, а другие белые? Одни – христиане, другие – мусульмане, “исламские фундаменталисты”? Как быть в этом случае в отношении до сих пор полностью не вернувшегося всем миром к берегам родного “Кырыма”, что в переводе с татарского означает “мое поле” народа-бомжа – крымских татар? Они ведь, как-никак, коренной народ, взращенный крымским кряжем и черноморской соленой средой, до сих пор остающийся “реабилитированным репрессантом”? Ведь всего двести лет тому назад Россия не знала, каков черноморский бриз и девятый вал. А Украина узнала их всего сорок два года тому назад в виде хрущевского подарка, правда?

Нет, боже упаси, я не настолько “нагл”, чтобы требовать своей доли, и говорю это лишь как “обиженный федерал”. И констатирую это лишь затем, что советский черноморский флот некогда не только заправлялся, но и был построен, в частности, и за счет отобранных за последние 20 лет за бесценок у татарского народа двух с половиной миллиардов тонн нефти. Шутить в наше мафиозное время опасно, поэтому я и шучу со слезами на глазах: если бы такой объем нефти был запродан по международной цене и эти деньги не ушли бы на вооружение, за “мир во всем мире”, то можно было бы покрыть сантиметровым слоем золота не только территорию Татарстана, но и всей России. Я шучу, поскольку знаю, что в случае выделения мне доли от черноморского флота, то я, татарин, самый покладистый, законопослушный “федерал”, все равно отдал бы ее Центру, согласно “Договору о разграничении полномочий и предметов ведения между государственными органами РТ и РФ”.

Этот запрос я экстраполирую Госдуме для того, чтобы она, тайком, по-глуповски, без специального законодательного акта, не говоря уже о всенародном референдуме, и без совета с народами “федерации равных”, водрузив над своей головой и всех “субъектов” дебильный, донельзя протухший двуглавый орел с крестом на верхотуре, и отказав наотрез употреблять в своей практике гордое слово “республика” во имя эфемерных “субъектов и территорий”, и так, с кондачка, поменяв этнические, идущие от Всевышнего имена и названия народов на такое же эфемерное “россияне”, на синоним неких “советских людей”, впредь всерьез, если она Законодательная палата державы, задумалась, как спасти от вымирания потерявшие иммунитет к сопротивлению конкретные татарский, башкирский, чувашский, калмыцкий, балкарский, адыгейский, абхазский и т.п. народы во имя спасения России, считайте, и самого русского народа. У нашего Президента и Госдумы с нациями выходит очень просто: в Америке живут американцы, значит, по-ихнему, в России живут одни россияне и только. Не надо забывать, что Америка была колонизирована и создана эмигрантами. А Россия же создана путем колонизации народов на их собственных землях. Так что я в первую очередь татарин. Только потом уж россиянин.

Как она, отдающая монархическим душком Госдума, воскресла-то? Через какой всенародный референдум, совет народов? По какой Конституции пристегнута к “новейшей” республике “РФ” устаревшая, ненавистная всем порабощенным народам форма правления федерацией республик и областей? И, наконец, что это за “Госдума федерации народов” без самих народов?

В Госдуме татарский народ не представлен, если не считать нескольких номенклатурных манкуртов по паспорту. Кстати, пишущему эти строки, единственному мусульманину-татарину из числа семи претендентов по набережночелнинскому одномандатному округу, путем шантажа и подтасовок было отказано в регистрации кандидатом в депутаты Госдумы. Вот вам “национальный” Татарстан! На такую нежелательную, якобы “давно решенную” на страницах державной и в том числе демократической печати дебатов нет, хотя весь мир знает, что СССР развалил национальный вопрос. Так называемую Российскую “федерацию” развалит также национальный вопрос. Если, конечно, Центр, упустив из-под великодержавного жезла Украину – металл и уголь, республики Средней Азии – хлопок, уран и золото, Казахстан – хлеб, отары и медь, республики Кавказа – цитрусы, Молдавию – табак и виноград, Прибалтику – морские рубежи, свою месть за упущенное будет брать “натурой”, при помощи напалма, как с ингушей, абхазцев, особенно с чеченцев, то такой эксперимент ельцинско-грачевско-зюгановско-жириновско-бабуринскоговорухинско-шахрайско-егоровско-куликовской демократии может обернуться крахом российской государственности.

Мы, народы, никогда не были “малыми”. Малых народов не бывает. Народ всегда велик. Причем здесь численность? Мы, народы, устали от постсоветской “дружбы народов”, резервированной неравенством и дискриминацией. Нас простой русский народ, как народ, вроде никогда не притеснял. Притесняли же его нувориши и политиканы, поющие саги о скором конце “братских народов”. Вот мы им и говорим: берите вашу деревянную пятитысячерублевую “дружбу народов”, дайте нам свое однодолларовое равенство. А пока – народы продолжают вымирать и исчезать с лица земли на глазах мира самым унизительным образом. А пока – рожающая и воспитывающая детей на пятидесяти-семидесятиградусном морозе и обреченная на политическо-правовую, нравственную и экологическую смерть чукчанка или ненка, из-под яранги которой, словно из-под ее подола, питается высокооктановым газом, нефтью, алмазами, жемчугами и пантами вся Россия, вся Западная Европа, эта полуголодная и нищая “туземка” от безысходности спивается вместе с мужем, детьми, а муж за бутылку “горючей воды” продает собственную жену, дочь заезжему командированному из центральных областей, и когда в его дорожный саквояж, как детская слеза, падает украденный алмаз Крайнего Севера, мы, интеллектуалы, демократы с христоподобной бородой, профессора и всякие референты из “мозговых” центров, сидя в теплых московских квартирах с собачками, рассуждаем о некоем “мессианском великорусском духе”, выдумываем об этом редчайшем от Бога народе-чукче тома пошлых анекдотиков.

А этот чукча, шедевр природы, носитель величайшей и неповторимой культуры, умеет артериальной кровью оленя спасти того командированного, умирающего от “непонятных” магнитных полей, ресницей вылечивать его воспалившиеся глаза, грудным молоком – туберкулез… Разве величие поистине великого народа не оценивается его мерой ласки и любви к “малым” подопечным?

Современный русский народ тут не при чем, поскольку он не виноват в преступлениях прошлых поколений, кстати сказать, не сумевших культивировать занятые и завоеванные территории, как завоеватели Запада, и превративших собственный народ в такое же почти “чукчанско-бомжеское” состояние.

Да, скоро, очень скоро я умру от стыда за униженных и оскорбленных, за политическую, государственную близорукость современных узурпаторов власти в так называемой “национальной политике”, в которой нет ничего, кроме слоноступного политиканства. Мне невыносимо от тромба за Отечество, от обилия “инородческих” мыслей, которые никому не нужны, что запружены в горле как плотиной загнивших каскадов ГЭС коммунистической эпохи. Мне оскорбительно за Чечню, где танками давят и напалмом сжигают органическую клетку и хлорофилл. Мне, писателю и общественному деятелю народа, который по приблизительным подсчетам – точных статданных нет ввиду их “секретности” – при учете выходцев из русско-татарских смешанных браков составляет десятипроцентный актив избирателей России и к чьему голосу, если сказать без ложной скромности, прислушивается немалая его часть, за кого идти на выборах и за кого звать? За Ельцина или Зюганова? С Зюгановым расчет совершен: возврата обратно в камеру не будет. А будет ли будущее с Ельциным, совершившим в связи с событиями в Чечне по сути дела государственный переворот? Вот, хожу по земле и обливаюсь слезами…

Дойдет ли моя статья до читателей центральной газеты, я не уверен, поскольку моя фамилия “басурманская”. А басурманской фамилии авторов – писателей-журналистов на страницах высочайшей печати ох как не любят! Боже мой, как узок круг ее авторов, ограничивающийся корпусом собкоров и московской пишущей братии! Интересно получается: правительство “многонациональной федерации” настолько мононационально, что диву даешься; авторские коллективы центральных газет, выходящих для “многонациональной федерации”, настолько мононациональны, где там до чукчи-инородца! Где там до наших проблем!

В начале шестидесятых годов я, студент отделения журналистики КГУ, не раз писал курсовые по центральным газетам. Там, среди авторов, несмотря на то, что татары по численности занимали в Союзе пятое место, татар-писателей, журналистов я не находил, хотя мой народ, по законам колониальной идеологии, вот уже почти пять веков вынужден обучаться на русском языке и по знанию этого, чужого для него, языка порою давал фору самому русскому человеку. Следовательно, татары должны были заполнять весь мир науки и искусства России. Однако “Ахмет”ов, вошедших в классику русской литературы, музыки, архитектуры, живописи, не было. Правда, был один старатель – мензелинский татарин, вошедший в русскую литературу в середине шестидесятых, и то изменив свое имя-фамилию Рината Суфиева на Романа Солнцева, конечно, эмигрировав из Казани в Красноярск. Так куда же девались талантливые ребята, и вовсе забывшие свой родно язык? Они превращались в тягловых лошадей России. Они ржали уже только по-русски. Ну и вот, со страниц центральных газет мой народ выглядел в лучшем случае образцовым бетонщиком, лесорубом, свиноводом огромной державы. И только.

Ворочая тонны подшивок, во мне тогда проснулся “крамольный” вопрос: если будь возможно такое, татарский народ, первым попавший в когти имперского орла, открывший ему, как писал еще великий Монтескье, “путь до Тихого океана, положив на плаху собственное государство”, отдавший почти пять веков защите “суверенности российского Отечества” миллионы жертв, пропускавший через свою спину имперскую пушку “прогресса” России и имперский воз строительства “Северной Пальмиры” и Москвы, сгнивший в болотах, шахтах и треках Донбасса, Дальстроя, Днепрогэса, Магнитки и Метростроя, этот санитар России – самый старательный, послушный и самый образцовый бетонщик, плотогон и дворник России, народ, в конечном счете, потерявший на последней войне почти всех писателей, артистов, музыкантов, а в наше время почти потерявший и язык, и культуру, приговоренный к стагнации, предъявил бы этой самой империи контрибуцию за все свои генетические и нравственные потери, унижения, отнятые у народа богатства – золото, нефть, сожженные книги, разрушенные библиотеки, мечети, надмогильные камни с арабской вязью, из которых складывались фундаменты православных храмов, то во сколько триллионов золотых рублей обошлось бы все это? Разве только один татарский народ? Вы помните у первого дворцового детописца еще первой империи-“федерации” Н. Карамзина, кстати, татарина “Кара-Мурзы”: “Иоанн… все богатства Казанския, всех пленников, кроме одного хана Едигера, отдал воинству; взял только утварь Царскую, венец, жезл, знамя Державное и пушки… Ноября 8, дал торжественный обед, в большой Грановитой палате. “Никогда, говорят Летописцы, не видали мы такого великолепия, веселия, празднества во дворе Московском, ни такой щедрости. Иоанн дарил всех, от Митрополита до простого воина, ознаменованного или славною раною, иди замеченного в списке храбрых; …жаловал шубами, златыми фряжскими кубками и ковшами; Бояр, Воевод, Дворян, Детей Боярских и всех воинов по достоянию одеждами… бархатами, соболями. Кубками, конями, доспехами или деньгами; три дня сыпал дары…”

Нет, я не предъявляю счет на алименты, поскольку не развожусь. Я хочу лишь, чтобы со мной считались. Я лишь ставлю вопрос: кем мы все были и кем мы стали под солнцем империи? Кем мы будем? Будем ли вообще? Так что, если эта статья увидит свет, то я наверняка буду первым татарином – писателем, который из “далекой провинции” не по заявке сверху и не по указанию, а по собственной инициативе сумевший пробиться на страницы “Известий” за семьдесят восемь лет ее существования…

Я – старейший раб российской империи с самым большим стажем и возрастом – мне скоро стукнет 444 лет. Откройте все энциклопедии мира – с меня пошла и есть “российская империя”. “Ежели бы Казань и Астрахань царь Иван Васильевич у татар не завладел… вся великая Сибирь чужая была, и в такой же ко овладению неудобности в те времена казалась, как ныне рассыпных бухарских провинциях, но ее Ермак с шестьюстами человеками взял и путь до Китая отворил”, – писал в своем отчете в сенат обер-секретарь Сената, руководитель правительственной Оренбургской комиссии, автор первого Атласа России академик Иван Кирилловв 1734 году. Речь идет обо мне и моих владениях. “Кричит татарин на дворе: шурум-бурум берем!” – писал поэт Борис Корнилов. Это тоже обо мне. “- Каша а ла рюсс прикажете? – сказал татарин, как няня над ребенком, нагибаясь над Левиным”. Из “Анны Карениной” Толстого. Это тоже обо мне. Да, обо мне в мировой литературе тома, но меня забыли. Возможно, я и достоин этого. “Эти тараканьи путешествия называются “Историей России”, государства, построенного едва ли не случайно, чисто механически, – говорит устами того же Льва Толстого в одноименном очерке Максим Горький. – К удивлению его честных мыслящих граждан, силами варягов, татар, остзейских немцев и околоточных надзирателей. К удивлению, ибо мы все “разбредались”, и только когда дошли до мест, хуже которых – не найдешь, дальше идти некуда, ну – остановились оседло жить; такова, стало быть, доля наша, такова судьба, чтобы сидеть нам в снегах и болотах, в соседстве с дикой Эрьзей, Чудью, Мерей, Высью и Муромой…”

Это, как заметили, тоже обо мне – наследнике древнейших государств – Великая Волжская Булгария, Казанское ханство и Золотая Орда… Не дает ли высокий имидж давнего раба мне, как одному из представителей “государствообразующего элемента”, право размышлять о самом древнем, многочисленном соседе – русском народе, как писалось в течение столетий в официозных учебниках, “освободившем меня, татарина, от феодально-татарской тирании”, о своем хозяине, если хотите, завоевателе-сюзерене, “просветителе и благодетеле”? В конечном счете, как “субъект” об “объекте”? Для державной “демократии” это – тема нежелательная, потому и для нас запретная. Я понимаю. А мне хочется говорить, посоветоваться по-братски и опередить грядущие события на благо всех. Иначе я умру. А когда я умру, будет очень и очень грустно всем. История моего рабства есть история рабства всей России. А она вся в “подвигах”. Даже лишь потому, что вот уже столетия ученые спорят о происхождении слова “рус, русский”. А на языке самого его близкого па территории соседа – тюрков здесь никакого секрета нет. На наших языках “урыс”, – русский взят с тюркского “орыш” – что означает “война, милитаризм”. Война, занятие территорий в феодальный период истории были выбраны как средство жизнедеятельности и выживания не только у русских. Феодальный срез истории всегда есть срез войн. Не потому ли Россия плачет при военном марше, а не при увертюре Шопена? Не потому ли почти в каждое воскресенье у нас праздник определенного рода войск и почти каждый маршал – национальный герой, хотя и побитый и потерявший войска на поле брани? Не потому ли сегодня, на самой окаянной, на самой несправедливой войне солдат, даже стрелявших в никуда, награждают мешками звезд героев России? И, в конце концов, не потому ли в учебниках одни победы? Но нет истории собственных народов?

Сгинувшего семьсот пятьдесят лет назад, безобидного оп нашим дням, подарившего ему государственность Чингизхана державное сознание проклинает до сих пор, для него, Чингиза или Мамая, наполнителя российского патриотизма и пугала, нет “срока давности”, а вот гитлеровский империализм и Гитлера лично, отнявших всего лишь пятьдесят лет тому назад пятьдесят миллионов российских жизней ради сегодняшнего притока миллиардов германских инвестиций, так сказать, для обустройства выдворенных из Германии войск, оно готово простить и уже простило за “сроком давности”. Оно, не сумев по-человечески похоронить даже через пятьдесят лет останков своих тысяч и сотен тысяч сыновей в болотах Новгородчины и Мясного Бора, ставит клыковские ширпотребовские памятники маршалам, добившимся “победы” ценою жизни двадцати своих солдат и офицеров во имя уничтожения одного вражеского. Маршалам, допустившим неприятеля за пять месяцев до самой Волги. Империи, чтобы избежать импотенции, нужен постоянный нагоняй патриотизма. Да, что поделать, главная трагедия моего сюзерена в том, что в определенных исторических реалиях средству жизни и материальному творчеству он предпочел не производительный и благородный труд на исландский, китайский или немецкий манер, а войну, войну, войну. Милитарен, милитарен, милитарен! Последние примеры – Афганистан, Таджикистан, Абхазия, Приднестровье, Босния и, наконец, Чечня…

Партитура подобного оркестра на века была написана Н. Карамзиным и С. Соловьевым. Вот ведь как трубит Соловьев в своей “Истории России с древнейших времен”: “…И вот благодаря великодушным усилиям молодого государя Казань взята. Присоединено окончательно к Московскому государству ТАТАРСКОЕ ЦАРСТВО!

Надобно перенестись в XVI век, чтобы понять всю силу впечатления, какое производили на современников эти слова: ЗАВОЕВАНО КАЗАНСКОЕ ЦАРСТВО! Завоевание Казанского царства было подвигом необходимым и священным в глазах каждого русского человека; подвиг этот совершался для защиты христианства от бусурманства для охранения русских областей… Впечатление, произведенное подвигами Иоанна IV, было сильнее впечатления, произведенного на современников подвигами Петра, ибо деятельность преобразовательная, касавшаяся преимущественно высших слоев общества, подвиги Северной войны, Полтавская победа не могли возбуждать в целой массе народонаселения такого сильного сочувствия, какое в русских людях XVI века возбуждено было завоеванием ТАТАРСКОГО ЦАРСТВА (Курсив С.М. Соловьева).

Нет, я не зову к исторической разборке по принципу “кто на кого и когда напал” – все это пустое дело. Я лишь хочу, чтобы власти считались с волей народов и хотя бы немного с их прошлым. История мира должна была пройти через эту кровавую спираль. Но не обвиняют же англичане французов или наоборот друг друга в том, что кто и когда был в чьем составе и “кто на кого нападал”. Они, отцы европейской демократии и цивилизованные народы, имея суверенные государства, живут в добром европейском общем доме. В то же время я знаю: так называемая “целостность и неделимость” России держится на татарской терпеливости ставших общественно-потенциальными народов “федерации”. Не скрою и свое волнение, когда в контексте чеченской войны, просыпаясь каждое утро, обращаюсь к Всевышнему и через проклятие вопрошаю его о том, зачем он уродил меня на берегах Волги, при таком соседстве, зачем я, как народ, не генерировал где-нибудь на островах Океании папуасом? Моим мессианским соседом суверенитет моего духа не признается. Я переросший свой “папуасовый” возраст, смотрю на своего хозяина-сюзерена и жалею его за его же папуасовое сознание. На земном шаре осталась всего лишь одна империя, называемая Российской федерацией, и я, как гражданин и как личность, хочу на собственной земле стать во весь рост, очиститься от наносов империальной грязи, униженности духа, очистить себя и соседей, начать жизнь заново как свободный человек, согласно своему уставу, верования и свободы. Я не навязываю никому свой образ жизни, ничего не прошу и не требую и обращаюсь к целому народу – нации великого Пушкина, Чаадаева, Толстого, Горького, Сахарова и Ковалева со словами из знаменитой арии князя Игоря из одноименной оперы Бородина: “О дайте, дайте мне свободу, я свой позор сумею искупить!..”

И мой хозяин, единолично, без моего участия написавший для меня же закон “о неделимости и нерасщепляемости атомов”, вопреки природе говорит: “Ты – в составе. У тебя того-то нет, того-то нет. Без меня ты счастлив не будешь”. А я говорю: “А у вас всего хватает? У японцев тоже вроде ничего нет, но они занимают везде ведущее место. Я устал от такой голой составности. В лаптях буду ходить, дубовой корой буду питаться. Тень от лепестков ромашек, ветер листьев буду продавать, и себя и тебя озолочу – только дай мне свободу!” А сюзерен неумолим: “Без меня счастлив не будешь. Знай свой состав. Тонуть нам вместе”.

И мой брат, империал, забыв о том, что лишь правильно избранное правовое пространство, правильно выбранная государственно-политическая геометрия обустроенности дарит “субъектам” то великое настроение, которое производит экономическую ренту, начинает мне читать надоевшую лекцию о том, что “вначале надо экономику восстановить, потом политикой заниматься”, “у тебя того нет, того нет”, как будто государственность создается лишь там, где уже все есть. Я начинаю понимать, почему главный физический герой русской литературы не Онегин и Рахметов, а Обломов с его причинно-мечтательной кроватью и вечно хозяйствующим управляющим Штольцем. Если Кирсан Илюмжинов сумеет продавать за чистое золото бурые пески калмыцких барханов для подогрева исландских розариев, я в этом не увижу ничего невозможного. Демагогия от принципа “в составе” и “пущать и не выпущать” настолько спасительно тупомордна, что предстает в образе слона в детсаде, крошащего игрушки.

Некто Н. Павлов в теоретичсеком органе русских неофашистов – журнале “Наш современник”, где состоит в главных консультантах зампредседателя, то есть замспикера Госдумы Сергей Бабурин, употребляя понятие “местного суверенитета” лишь как ругательное, пишет: “Сегодня же мы имеем прогрессирующий шовинистический сепаратизм, который нагло требует все большей суверенизации! Например, Татария, Ничтоже сумняшеся, собирается вступить в ООН!.. Ясно, что ни одно из образованных госкомнацевскими эмиссарами на территории исторической россии национальных государств самостоятельно существовать не может и не будет… Иллюзии нерусских националистов заключаются в том, что они уверены в возможности построения своих независимых государств, а в перспективе и выделения из России… Здесь мы должны ясно и недвусмысленно заявить, что всякая попытка исторического “реванша” в конечном счете, рано или поздно встретит адекватную реакцию тех, против кого этот “реванш” направлен, то есть русских. Если сказать просто и грубо, то попытка выйти из состава России, повернуть исторический процесс вспять должна предполагать кровопролитнейшую войну, которую мы, русские, будем вынуждены вести тотальными методами и в которой победитель известен. Это – русские…”

Не это ли обыкновенный фашизм? И говорит это мне, пятисотлетнему рабу, “просто и грубо” русский интеллигент. Нет, господин Н. Павлов имеет отношение лишь к секте провокаторов. В поименном списке интеллигентов русского народа его фамилии нет. Потому он и национализм от шовинизма не различает. Не говоря уже, как говорил вождь, национализм нации угнетенной от шовинизма наци угнетающей. Н. Павлов “просто и грубо” раба, у которого лопнуло терпение от унижений, обещает тотально уничтожить. Тотальное уничтожение целых народов он возводит в ранг требований ОСНОВНОГО ЗАКОНА. И Павлов, этот алхимик зловонной российской державности, патентант ее физико-химического и генетико-биологического состава, путает ориентиры и естественное, данное народам лишь БОГОМ, стремление быть свободными считает “реваншем”!

Я искренне, возможно, как никто, хочу обновления России на базе чистого федерализма или конфедерализма. Я, татарин, давний толкач и толмач России в проталкивании российской политики на Восток, желаю добра всем без исключения народам. Пусть Павловы знают, что в бетоне наших великих строек – и немалая татарская слеза. На полях всех российских сражений – и татарские могилы. Как самая многочисленная после русских нация “федерации”, она участвовала и в проектировании космических станций, но будучи нацией-репрессантом, в управление полетами не допускалась. Достаточно сказать, что только в Великую Отечественную она потеряла более миллиона своих сыновей. По числу Героев Советского Союза на душу населения она занимает первое место. Ее сын, гвардии старший сержант Гази Загитов, водрузил над куполом рейхстага Первое Знамя Победы. Ради чего? Ради того, чтобы в праздник пятидесятилетия Победы, на Поклонной горе патриарх Алексий II осквернял их память окроплением “святой воды”? И только? Аллах праведный, в каком государстве мы живем? Нельзя же быть таким безучастным к беде всех народов и других верований, если ты истинный христианин, правда?

Национальный вопрос тогда хорош, когда он в обществе людей и вовсе незаметен. А незаметным он бывает там, где решен не избирательно, а по всему параметру равенства и права. А у нас, вместо того, чтобы решить, его упрятывают глубже, усложняют покруче и тем самым собирают взрывной материал. А когда материал взрывается, целые народы обзывают басмачом, душманом, террористом, бандитом, сепаратистом и кем еще угодно…

 

ДЕКОЛОНИЗАЦИИ НЕТ АЛЬТЕРНАТИВЫ

 

Четыре, всего через четыре года мир войдет в сень третьего тысячелетия. Какими войдем туда мы, сто пятьдесят народов и народностей Российской империи? Несмотря на то, что десятки и десятки республик и регионов не участвовало на референдуме по принятию Конституции РФ и планка “всенародного” голосования была опущена до 25 процентов что само по себе смешно и антинародно, нас упорно заставляют Российскую империю называть “федерацией”. Татарстан и Чечня не участвовали в подписании Федеративного Договора, на выборах Президента РФ, прошедшего до руля государства с опять-таки смешным цензом 25 процентов. Что это за Конституция и что это за Президент народов? Нет слов, Конституция рСФСР была куда демократичнее, чем Конституция новой РФ. И в конце концов, что это за “федерация”, объявленная за спиной самих федерантов?

А мне так хочется, чтобы в третье тысячелетие мы вошли не странными россиянами-“субъектами”, россиянами-инвалидами, бездомными бомжами, а прекрасными людьми носителями высокой нравственности и культуры собственного народа, как говорил Чехов, у которых все красиво – и лица, и одежды, и мысли, и, конечно, дела. Стыдно, неловко будет перед миром, если мы войдем в новую эпоху рабами собственных иллюзий, прикрывая себя фиговым листком никогда реально не существовавшей федерации. Касаясь своей предвыборной платформы, Б. Ельцин всему миру говорил о том, что с развалом СССР “Россия перестала быть империей зла. Россия должна войти в XXI век без этой скверны – неосталинизма, фашизма и экстремизма”. Если коснуться темы фашизма, то надо начинать с самой России. На мой взгляд, с принятием такой Конституции, объявлением собственной суверенности подобным образом и началом антиконституционных военных операций в Чечне Россия вошла в полосу реального фашизма. “Россия перестала быть империей зла” – так ли? Это верно лишь в части бывших союзных республик, получивших независимость. А в части всех автономных республик, национальных областей и округов, всех народов Россия осталась такой же империей, правда, уже “неоимперией назло”.

Пример с Татарстаном, которому обещано “столько суверенитета, сколько он сможет проглотить, оставшимся после подписания Договора с РФ о разграничении полномочий, как говорится, с носом, с более чем при автономии урезанными правами – тому яркое доказательство. Пример с Чечней показывает, что Россия является источником напряжения не только в своей “собственной” территории, но и в прилегающих к ней региона мира. Статья Солженицына “Как нам обустроить Россию?” оказалась не подсказкой мудреца, как нам быстрее и безболезненнее деимпериализоваться, а наоборот – грубым окриком крепче затянуть сталинские пояса в дальнейшем интернировании народов. В русле политического обустройства собственной государственности Россия проспала весь двадцатый век. Проспала она и перестройку. Вслед за другими союзными республиками объявить себя суверенной РФ это еще вовсе не означало, что это было санкционировано согласием всех ее “субъектов”. Вот почему застарелая форма российской императивной Конституции вошла в противоречие с новым содержанием времени и Россия в государственном обустройстве сохранилась как источник собственного застоя или даже отката назад. А нам нужна стабильность движения вперед. Императивность образа мышления и жизни как средство выживания сегодня – это не более чем мафиозность феодального сознания. Тот, кто немного изучит теоретическую и практическую природу империй, тот непременно заметит три ее стадии – образование – “расцвет” – распад. Как любое “живое” существо, они могут сразу отойти в мир иной, начав с образования, например, империя наполеона, просуществовавшая всего 15-20 лет. Средняя продолжительность мировых империй составляет триста-пятьсот лет. Молох империализма, впившись в ткань молодых, неокрепших, незащищенных государств и народов, насыщается их кровью, и это же насилие становится ускорителем собственного распада. Древнеримская империя прожила семь веков. Ее наследница Византия, одна из долгожителей, просуществовала более шестнадцати веков. Империя Александра Македонского – три, Арабские Халифаты – восемь, империя Карла Великого – один, монгольская – три, Золотая Орда – четыре, великобританская, османская, португальская, австро-венгерская, испанская, французская – пять-шесть, Великих Моголов – три века, гитлеровская империя – всего шесть лет. Российская же, если ее отсчет взять с покорения Казанского ханства, доживает свой пятый век. Она, вобравшая в свой императивный постулат все ярчайшие, демонические элементы византийского мессианства, золотоордынского феодально-байства, западного иезуитства, являет из себя редчайший пример того, как завоевание может культивироваться как “освобождение” отдельного народа и “божья кара” над отдельным народом.

Скажу в качестве гражданина: как не бывает худа без добра, так и в кущах империи не все было отрицательно – взаимопроникновение народов и культур, хотя и насильственным путем, обогащало их; горизонты одного расширялись до горизонта всех; Вместе с пушкой и крестом в завоеванные скотоводческие края приходил и плуг… Скажу в качестве почти пятисотлетнего раба: история ни одной империи не столь лжива, кровава, античеловечна и антиличностна, как империи российской; простиравшаяся на двух соседних материках, не имевшая якобы заморских владений, она замыкалась будто бы в “собственных территориях”, а носитель имперской идеи – русский народ вместо того, чтобы облагородить, окультивировать, экономически прогрессировать завоеванные им же народы, по ряду политических, экономических, нравственно-идеологических невозможностей, приносил разор, раздор, крепостной гнет, вошь и водку и всякую бытовую невоздержанность и, что самое интересное, становился таким же рабом, как и завоеванный народ; природа такой “мессианской, неповторимой, избранной, освященной Богом, таинственной русскости империи” еще толком не изучена мировой политологией, отечественной – тем более, поскольку тема для нее была запертой, а западная политология смотрела и до сих пор смотрит на нее с точки зрения !двуглазой, нормальной, правовой империи”. Ленинско-сталинский византизм в реконструкции бывшей российской империи “союз нерушимый республик свободных”, внутренних, вновь образованных автономных республик, национальных округов и областей в “Российскую советскую федерацию” был выдан Западу как факт деимпериализации, и этот розовый туман “свободной, нераспознанной российской демократии” с очей западного мира до сих пор еще не спадал.

России надо деимпериализоваться. Входить в третье тысячелетие с таким ярмом есть величайший позор перед всем просвещенным миром. Очищение евразийского пространства от неоколониализма в свете известных резолюций ООН о деколонизации и Всеобщей Декларации прав человека и программных документов Европейского сообщества, приобщение России к цивилизованному миру является одной из глобальных задач человечества конца второго тысячелетия. Сегодня ни один правовед не сможет определить государственный статус России: что она, на самом деле? Федерация республик и областей? Федерации в ней и не ночевало. Парламентская республика? Нет. В ней президентское правление? Нет. Ее суверенитет ведь декларирован всего лишь “думой” мононациональной Госдумы. Какой бывает конец таких федераций, ярко показал опыт Югославской федерации, а теперь показывает Чечня.

Ведь для деколонизации порабощенных народов России был оставлен нам неплохой задел самой историей. Любой человек, получивший среднее образование, знает, что советская Россия с своих первых шагов готовила эту акцию из гуманных интересов. Вернемся к документам, почти начала, проспанного Россией двадцатого столетия. “Декларация прав народов России” от 2 ноября 1917 года, “Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа”, “Конституция РСФСР” от 12 января 1918 года, утвержденные СНК и принятые III Всероссийским Съездом Советов, взяв за основу правовой аспект деколонизации, возвестили миру “о принципах равенства и суверенности народов, их право на самоопределение”. Это вам не куцая бумажка последней Конституции РФ, написанной профессором Тумановым и иже с ним, за которую проголосовали лишь “русские товарищи”, но никак не народы – носители права, а где это право на самоопределение самым бессовестным образом выставлено за рамки Конституции как средство борьбы “против сепаратизма, суверенизации и международного терроризма”. Это вам не какой-нибудь документик “о разграничении полномочий” между Татарстаном и Центром или между Центром и Калужской областью, да плюс к тому не парафированный парламентами, а подписанный всего лишь “государственными органами” на пять лет! Скажем, уйдет из власти подписавший этот договор государственный деятель, и твой договор – поминай, как звали.

Что бы мешало Госдуме, если она по-настоящему, душой болела бы за нормальное и нормативно-правовое развитие собственного государства, вернуться к этим почти вековой давности хартиям? Подновить их в связи с сегодняшними реалиями и через почти сто лет торжественно принять “Декларацию о деколонизации порабощенных и эксплуатируемых народов России”, поднять тем самым подмоченный авторитет российского государственного строй и вывести его на уровень мировой практики? Ведь история знает, что эти важнейшие документы, дарящие народам великий импульс к созидательной и свободной жизни на благо общего дома, общего Отечества, не были претворены в жизнь в связи с началом гражданской войны. Потом этот процесс был приостановлен смертью Ленина и загнан Сталиным в рамки имперской “автономизации”.

Я бы так не хотел, чтобы даря третьего тысячелетия захлебнулась в крови российских народов и чтобы сегодняшняя “федерация”, на неправомерность которой закрывают глаза крупнейшие политики и правоведы мира, стала очагом напряженности и зла во всем мире. Я бы хотел, чтобы каждый народ обучал детей на своем родном языке и лишь через родной язык выходил ко всем другим языкам, развивал собственную культуру таким образом, чтобы в мировом букете культур был и его цветок. Сегодняшняя федерация это не более чем во сто раз худший вариант сталинской “федеративности”. Чтобы сохранить имперскую пирамиду т.н. Отечества-мачехи для ста пятидесяти народов, державно настроенные депутаты, бородатые демократы изо всех сил стараются заглушить голос протеста представителей “малых” наций, всеми средствами пытаются сохранить мононациональную русскость Госдумы, тем самым обеспечить это явно дряхлое, зловонное пространство бессмертьем. И потому ведут речь лишь о реформизме с позиций экономической интеграции. Скажите, пожалуйста, когда и где кто-либо в экономическом отношении был независим от кого-либо в полной мере? Разве не взаимозависимость и не именно она составляет симметрию мирового равенства и жизнедеятельности вообще? Зачем и ради чего они стараются путать понятия первичной необходимости политическо-государственного обустройства с мышиной возней об “экономическом прорыве”? Так, неужели народы Югославии, если судить по-ихнему, не смогли бы достигнуть экономического чуда без Дейтонских соглашений? Если так, то почему же Бабурины и Ампиловы отправляли десятки батальонов русских наемников в Сербскую Краину? Они утверждают, что с политическо-государственным статусом России решено окончательно и бесповоротно, ей осталось только расцвесть. В таком государстве, где нет права целых народов, не говоря уже о правах отдельного гражданина, не только десять, но и миллиард миллиардов инвестиций западного мира никогда не принесут ожидаемого экономического оздоровления. Как говорил поэт, “временем закрыто”. Не мной также сказано, что семья есть первичная ячейка государства. Если глава дружной семьи, отец – президент, мать – премьер-министр, а члены семьи – депутаты демократического парламента, то бережливый премьер сможет прокормить семью из десяти человек даже за миллион деревянных рублей; если в семье раздор, нет там политеса, “государственного согласия”, то на прокорм семьи и десяти миллионов не хватит. Экономика есть высокорезультативное выражение настроения в труде, которое одаривается человеку мерой его политической свободы. Не надо политизировать политику и экономизировать экономику и наоборот. Все обстоит куда проще. Если шуба сшита ладно, красиво и хорошо греет, то это – экономика. Если испорчен материал или сшита шуба по-дурацки, да еще и не греет – это уже, простите, политика. Из-за какой-то шубы я могу выйти в пикет, забастовку. Таким образом, экономика превращается в политику.

Только хорошее настроение может умножать добро. Настроение есть оркестровое выражение партитуры. Человек с плохим настроением – это потенциальный саботажник на производстве. Он, стрессовый, нажимает не на ту кнопку – на “включатель” вместо “выключателя” или наоборот. Империальная гниль, накопившаяся в душе, тянет не к Добру, а толкает к злу. Сегодня у нас сто сорок или там сто пятьдесят миллионов людей диет куда-то совершенно без настроения. Они не заливают, а крушат фарфор. Вот почему, мои дорогие соотечественники, у нас, как говорят, в самой богатой сырьем стране самые низкокачественные товары и самое лучшее вооружение. Все лучшее только войне и милитаризму! В итоге Россия в течение пяти веков так и не смогла сделать к бутылке порядочную затычку. Вот почему у нас самый многочисленный корпус пьяниц и спекулянтов, а не высокоинтеллигентных коммерсантов. Самые лучшие “киллеры” и самые худшие “диллеры”. Вот почему у нас не председатель, а “спикер”, не “предприниматель”, а “коммерсант”, не “благотворитель”, а “спонсор”, не “деньги”, а “бизнес”. Боже мой, страна Пушкина и Толстого – без языка! В Москве, Казани и Уфе не увидишь нормальной рекламы на нормальной русском, татарском, башкирском языках. Что, нельзя принять закон и придерживаться этого закона? Можно, если на это не закрывать глаза и не вооружать казаков под популистскими лозунгами. Можно, если Госдуме не заниматься политиканствующими играми по губернизации республик. Сто пятьдесят лет назад гениальный Лермонтов вскрикнул: “Прощай, немытая Россия, страна рабов, страна господ!” Что изменилось? Страна сплошных алкоголиков, народоненавистников, распутников, бездуховных тусовщиков галдежа о мнимом величии и превосходстве над другими!..

Еще в августе 1991 года, как бы предвидя чеченские события, в письме на имя Б.Н.Ельцина я писал: Предоставление странам Балтии независимости, полного суверенитета союзным республикам (при ужесточении со стороны Центра политики отказа сталинским автономиям РСФСР в праве на самоопределение), – все это начало естественного исхода процесса деимпериализации СССР. Союз, федерация может сохраниться, если дать всем, даже “второсортным”, как Татарстан, автономиям полной свободы права на самоопределение вплоть до отделения – говоря по-народному, если их “гнать взашей, чтобы потом сами попросились в новое содружество народов обратно”. Так оно бы и случилось, если бы не было со стороны Центра в отношении “малых наций” великодержавного мошенничества. Кому охота, скажите, выйти из семьи действительно дружных? Но для этого, Борис Николаевич, надо до основы деколонизировать собственные окраины. Поверьте, в такой России, которую Вы хотите создать, ни один народ никогда счастливым не будет, поскольку несчастлив сам русский народ – “рабовладелец” де-юре и сам раб такой же, как мы, де-факто. Как понять, что в государстве с двойным названием “Российская Федерация (Россия)” <…> в Конституцию без совета с народом внедрили название с двойным стандартом? Не потому ли, что “Федерация”, так сказать, для фасада, для цивилизованного Запада, для внешнего пользования, а “Россия” – для внутреннего пользования и для державных терминаторов?

Понятно, двойной стандарт резервируется в Основном Законе как репрессивный элемент для порабощенных народов России. Авторам его патента – современным Пуришкевичам типа Шахрая, Бабурина, Лысенко, Говорухина и Жириновского народы не нужны. Говорухиным нужны только их земли и богатства недр. “Земли у них прекрасные, да вот народы ужасные”. Алмазы, нефть, газ, жемчуга, уран, никель – у них всего полно, а вот болота Московии всевышний почему-то обделил. Как тут не будешь звать “жить вместе”? Однако, татары – “поганые, чеплашки”, народы Кавказа – “чернож…е”, “бандиты, террористы”, Средней Азии – “чучмеки”, Севера – “чурки”, евреи – “жиды”, украинцы – “хохлы, чубуки”, казахи – “узкоглазые”…

С Актом о деколонизации России Вы, как президент огромной колониальной державы, как ее первый и настоящий демократ, перед всем просвещенным миром могли бы возвысить международный авторитет и собственно русского народа, молчащего, видно, от того, что у него также накопилось столько горечи и боли, что не силах замечать болт своих “меньших братьев”, а может, от нехватки достоинства и нравственной культуры. В Вашем лице я обращаюсь в Организацию Объединенных Наций, ко всем международным правозащитным организациям, где Россия состоит членом, с просьбой создать международную Комиссию по выработке актов и осуществлению обследования, деколонизации и генетической реабилитации порабощенных народов России. В ней десятки и десятки народов находятся на грани вымирания и исчезновения. Сегодняшняя “федерация”, которую я могу употребить лишь в кавычках, далеко не какая-то нормированная “тюрьма народов” – это настоящая каторга народов, где уходят в небытие пришедшие в дистрофическое состояние десятки и десятки этносов. По пути замечу, видно, из-за недостатка в империальной фразеологии, слова “каторга”, “Сибирь”, “Камчатка” взяты из татарского языка, где означат: “дать дуба”, “страна метели” и “страна Соболя”.

Просто стыдно за русский народ, что его узколобые интеллигентики свои кровавые дела, организованную ими самими межконфессиональную, межнациональную бойню ведут от имени некоего эфемерного “российского” народа. Как гражданин и поэт народа, о болях которого хорошо говорит пословица: “татарское горе – безбрежное море”, в немалой мере знающий боли и трагедийную беспомощность и потерявших иммунитет к сопротивляемости народов урало-волжского и всех других регионов России, я просил бы Вас повернуться лицом к коренному обновлению государственного строя Российской федерации на базе конфедеративности. Но только не лицом Грозного и Сталина, Солженицына и Шахрая, которые, при разности температуры их кипения, сходятся как соратники в одном, когда дело касается империальной “неделимости”.

Путь к добру у России лишь один – деколонизация собственных народов, чтобы их собрать заново вместе и с их согласия. Иначе наместники будущих губерний путем насилия вызовут у народов новые волнения – новых Пугачевых, Юлаевых, Канкаевых и Дудаевых.

Когда же существующие за счет федерального бюджета, то есть моего кармана, радио и телевидение на отдельном канале заговорят на языках народов “федерации”? Когда они заговорят на языке второго оп величине в России татарского народа? Когда будут восстановлены в Москве существовавшие некогда национальные школы и детсады, журналы и газеты? Зачем государственные каналы вплоть до “Смены” постепенно, без законодательных актов превращаются в каналы пропаганды православия, неужели затем, чтобы в недалеком будущем православие объявить государственной религией? Зачем нет религиозных передач для мусульман, иудеев и представителей других вероисповеданий? Ну нельзя же даже ради приличия, чтобы все восемь каналов говорили лишь на русском! Зачем Вы, разоружая одни народы, вооружаете русский народ под видом казаков, этих давних усмирителей национально-освободительных движений? Не пора ли, прекратив заботиться о благе “всего человечества”, начать заботиться об устройстве русской образцовой жизни в самой Калуге и Твери?

Для того, чтобы за Вас отдали народы голоса, Вам надо выдержать еще один, главный бой, уже не перед Белым Домом, а в нем самом, в Кремле, в борьбе с замшелыми консерваторами-державниками, которые под вредным, исторически проигранным лозунгом “единой и неделимой” России лишь ускоряют ее распад, но уже через кровь, новое насилие. Не забудьте, “свобода одного – через свободу всех…”

Так писал я Президенту пять лет тому назад. Это имелось в виду ГОЛОС НАВСЕГДА. Эти годы мы опять проспали ради “неделимой”. Ни “неделимой” Отчизны, ни мира нет. До каких пор?.. Деколонизации нет альтернативы, как нет альтернативы солнцу, луне и морскому приливу-отливу. Пусть сыновей и дочерей народов, урожденных от Всевышнего не “второсортными”, а сделавшихся таковыми лишь системой, при выходе из подземелья векового рабства, нас, всех, где все – от пастуха до президента – рабы – со словами “Оковы тяжкие пали, темницы рухнули – свобода вас принимает радостно у входа!” – встречает сам Александр Пушкин.

 

ДОГОВОР ЗА “Т” ОБРАЗНЫМ СТОЛОМ

 

В государственной программе деколонизации народов, будь такая разработана, при политическом урегулировании отношений между центром и республиками татарстанская модель явно не подходит. Спешу уведомить малосведущий в этих вопросах братский русский народ: если не принять во внимание тонкую, как фольга, часть татарской номенклатуры, рейтинг этой модели в широких слоях татарского общества равен нулю или даже минус нулю. Народ, гениальный сказочник, выразил все это одной фразой: “Если Центр хвалит Договор как образец для всех, значит, плохо татарскому народу”. Текст Договора, перепаханный на имперский манер за одну ночь одним из отцов чеченской бойни, серых кардиналов московских коридоров власти, выходцем из Кабарды московским казаком Сергеем Шахраем, – это всего лишь шубка-кацавейка для татарина – дурно сшитая, не употребляемая, значит, не согревающая, наоборот, словно холодильник, окутывающая морозом. Договор о разграничении полномочий перечеркнул вековые мечты татарского народа о восстановлении собственного государства. Он грохнулся о землю как подстреленный орел в полете. С момента его подписания жизнь народа ухудшилась до неузнаваемости. Особенно в политическом плане. В республике установилась диктатура нового качества – шаймевщина. При проведении выборов Татарстан превратился в испытательную для России площадку по выработке дискетов в подтасовке голосов избирателей. Политический сыск за инакомыслием снова вошел в свою классическую форму. Казанский тип холуйства перед Центром заражает молодое поколение политической и нравственной импотенцией. В средствах СМИ установлена жесточайшая цензура. Раньше, при цензуре, мы, писатели, как-то пробивались к печати, пользуясь эзоповым языком. Сейчас цензура “отменена”, но есть список – “не допущать”. Республиканское радио и телевидение, оскопившие все политические передачи, проговорив двадцать минут на татарском языке о ходе вывоза навоза, с призывом “Теперь слушайте Москву!” отключаются на десятки часов. О “суверенитете” говорить нельзя. Хотите хвалить Президента? Пожалуйста. В любое время дня. Оставшиеся двадцать минут – концертам частушек на татарском языке тех певцов, разрешенных по списку. В средствах СМИ установлена жесточайшая цензура. Институт глав администраций, назначаемых президентом РТ, поражает своим интеллектуальным убожеством. Татарское книгопечатание, занимавшее по количеству издаваемых книг еще в 1913 году второе место после русских, дышит на ладан. За последние два года в школьные и сельские библиотеки районов не поступало ни одной книги на татарском языке, изданной за счет госбюджета. В республике стремительно насаждается латино-амерканизированная с элементами татарского холуйства разновидность культа личности Шаймиева. Как ходят слухи в Казани, миллиард рублей, выделенный Таткнигоиздату на издание книг на 1995 год, почти целиком ушел на издание книги о “Первом Президенте”, о котором у нас разрешается говорить лишь “Наш Президент”. Эта убогая по изложению материала книга источает мед человеку, “сумевшему в свои 32 года стать министром мелиорации”, превратившим уремы и долины сказочного Татарстана в мертвое плато.

В последние месяцы устами московской, заранее оплаченной Казанским Кремлем, прессы Татарстан становится расцелованной матрешкой. Перед выборами в Госдуму профессор Г. Лисичкин разразился на страницах “Известий” статьей-панегириком в адрес власть держащих Татарстана. Чего стоило только утверждение того, что “Татарстанский земледелец выращивает высокие урожаи потому, что питается библейским духом”. Это была чувствительная пощечина по многострадальному лицу хлебороба-магометанина. За день до выборов Президента Татарстана “Комсомолка” опубликовала другой панегирик Шаймиеву под заведомо ложным, рекламным названием “Почему в Татарстане можно жить на одну зарплату”. Корреспондент не пишет, что в то время, когда Президент на миллиардные средства содержит конюшни скаковых лошадей, проводит международные конные и шахматные “бега” на собственный приз, содержит также собственный “Боинг” на Вашингтонском аэропорту с американским летчиком – грузином, население республики по полгода не получает зарплату, “на которую можно жить”, а село до сих пор не получило оплату за хлеб, выращенный в прошлом году. Поведал бы он о том, что после заключения “Договора о разграничении” татарстанский коммерсант налог стал платить в три раза больше, чем элитно-московский коммерсант, то есть федеральный, республиканский и местный налоги – ну, считайте, 92 копейки с рубля. “Татарстан… сначала критиковали за суверенитет, за желание якобы отделиться от России, – пишет корреспондент Н. Шмелев. – Однако при ближайшем рассмотрении выяснилось, что Татарстан никуда “отплывать” не собирался и даже, наоборот, ратовал за российскую государственность”.

Это хвалят Шаймиева за то, что он предал вековые чаяния народов. И растоптал Конституцию Республики, провозгласившей Татарстан “ассоциированным с Российской Федерацией государством, субъектом международного права”. Автор, утверждающий о том, что в Татарстане можно жить на одну зарплату, почему-то не пишет, что в республике “нефти и высоких урожаев”, где хлеба вырастают, очевидно, не на поте татарского земледельца, а “библейским духом”, в школах дети падают в обморок от недоедания. Одинокие матери ходят по квартирам, выпрашивая картофелины. Не пишет и о том, почему в “самой хлебородной республике” цены на хлеб очень и очень высокие, а в деревнях водкой, выдаваемой на счет зарплаты, спаивают население, что по указанию Казанского Кремля мензелинский водочный завод стал выпускать для мужчин-мусульман экологически вредную водку “Золотая Орда”, а для женщин-мусульманок – настойку по имени плененной Иваном Грозным последней казанской царицы – национальной героини татарского народа Сююмбеки. Неужели Президент Татарстана, высокий рейтинг которого создается не народом Татарстана, а Центром, Москвой, не знает, что в Золотой Орде не то чтобы глушили водку, даже мужчины во время приема ханом послов употребляли лишь кумыс?

Центр усиленно муссирует мысль о том, как в Татарстане “и жизнь хороша, и жить хорошо!” Подтекст понятен: в бывшем большевистско-всесоюзную ударно-комсомольскую стройку – Татарстан хотят превратить в новую неоимперскую всероссийскую “комсомольскую” лишь затем, чтобы окончательно разжижить и без того жидкий татарский этнический элемент в республике.

У “суверенной” лишь для проформы республики отсутствует не только национально-государственная, но и государственная политика вообще. Госсовет бездействует. Руководство разъезжается визитами вежливости по миру. Круг принимаемых Госсоветом законов ограничен сферой деятельности мух, комаров, сберкасс и ветеринарных дел. Сегодня заезжей московской журналистской братией создается в лице Шаймиева имидж всероссийского Сапармурада. Не знающие ситуацию коллеги не пишут о том, во сколько обходится, допустим, каждый приезд “нашего Президента” на родину знаменитой ельцинской фразы “о суверенитете сколько хотите” в город Набережные Челны, на родину татарстанских пикетов и забастовок. Шаймиев не Ельцин, он в народе не показывается. Вот какой он у нас святой. Перед его визитом любой райцентр превращается в крепость в осадном положении. От обилия красных фуражек, согнанных к визиту Президента со всех концов республики, кажется, что на улицах кто-то раздавил клопов. В марте 1994 года, например, после посещения им мэрии набережных Челнов против пикетчиков (уже который раз!) были использованы резиновые дубинки и “черемуха”. Десятки из них были избиты в кровь. На майора милиции Н. Новикова, руководившего избиением людей, было подано в суд. Автозаводский народный суд “суверенной” Республики Татарстан “Именем Российской Федерации” вынес удивительное решение: “…по причине того, что милицейские дубинки и слезоточивый газ были использованы не для разгона, а лишь как отталкивающее средство против пикетчиков, истцам в удовлетворении жалобы отказать”. Майор Новиков досрочно был произведен в подполковники.

Телезрители, наверное, помнят момент подписания Президентами РТ И РФ в Московском Кремле государственного “Договора о разграничении полномочий и предметов ведения между государственными органами РТ и РФ”. Ельцин, простите, как добрый председатель колхоза сидел за огромным, державным столом один. А за небольшим, приставленным буквой “Т” к столу державному столом, как бригадир его верных мелиораторов, сидел Шаймиев. От такого “равенства” в тот час в Татарстане стало муторно и панихидно. В таких случаях, кажется, русский народ говорит “сбоку припеку”. У суверенитета, как у таланта и денег, единая суть – или он есть, или его нет. Половинчатого, никакого “в составе”, “особыми”, “с более полными правами” суверенитета не бывает. Может ли Россия быть суверенной, скажем, в составе Исландии или Китая? Сразу становится как-то неуютно, правда? Боль других чувствительнее, когда ее пропускаешь через себя. Как был обеспечен этот “состав”? Мир об этом знает. “Город был взят и пылал в разных местах; сеча перестала, но кровь лилася: раздраженные русские воины резали всех, кого находили в мечетях, в домах, в ямах; брали в плен жен и детей или чиновников; двор Царский, улицы, стены, глубокие рвы были завалены мертвецами; от крепости до казанки, далее на лугах и в лесу еще лежали тела и носились на реке…” Вот вам “добровольный вход в состав России” от Казани до Тихого океана по Карамзину. “Садо, у которого останавливался Хаджи-Мурат, уходил с семьей в горы, когда русские подходили к аулу. Вернувшись в аул, Садо нашел свою саклю разрушенной: крыша была провалена и дверь и столбы сожжены, и внутренность огажена. Сын же его, тот красивый, с блестящими глазами мальчик, который восторженно смотрел на Хаджи-Мурата, был привезен мертвым к мечети на покрытой буркой лошади. Он был проткнут штыком в спину…” Вот вам “добровольный вход в состав России” от Кавказа до Хивы по Льву Толстому. Чем не сегодняшняя античеченская бойня?

Татарстанский Договор Москва стала упорно хвалить и даже допускать парламентариев республики до международного стола “прямых” двусторонних переговоров, правда, под пристальным оком московских послов. Это у нас прозвали “прорывом Казани к международному сообществу через Дрожжаное”. Есть в Татарстане такой застойный, консервативный район. Когда речь зашла о поиске посредников при переговорах с дудаевской стороной Чечни, Москва почему-то сразу вспомнила Шаймиева. Что бы это значило? Почему главный виновник войны Ельцин сам не садится за стол переговоров “с бандитами”, а на эти переговоры “с этими же бандитами” посылает Шаймиева? Значит, “бандит” Дудаев с татарским “бандитом” Шаймиевым общий язык найдет быстрее? Представьте себе, что самый из высокопоставленных подписантов Договора между РФ и РТ, который сидел за хозяйским, что был повыше, столом, во имя демагогии о “единой и неделимой России” и “защиты конституционного порядка”, устроив великолепную, бессмысленную, глупейшую в истории войн бойню, ухлопав десятки тысяч русских, татарских, чувашских и т.п. “федеральных” ребят, согнав из родных очагов сотни тысяч беженцев, стерев с лица земли прекрасные города с великолепными музеями, картинными галереями, архивами и десятки цветущих сел, поселков, каждый из которых по степени разрушенности равен Хатыни, одарив обезумевших чеченских, русских, ингушских, осетинских детей навсегда к неизлечимому синдрому боязни жизни, убийства, жестокости, обливая ложью эфир ежедневно тоннами лжи во имя того же “восстановления конституционного порядка” вводит в качестве посредника Минтимера Шаймиева. И Минтимер Шаймиев, подписав, как считают у нас в Татарстане, унизительный Договор с Россией, этот хитренький татарин, левой рукой поддержавший чеченскую авантюру Ельцина, пославший в Чечню батальоны татарских ребят на смерть, составы с вооружением, танки, казанские вертолеты, казанский порох, тысячи строителей с техникой, ухлопавший десятки жизней на этой позорной войне, теперь по “собственной” инициативе лезет в посредники, чтобы правой рукой поставить на документе о “вхождении заново в состав” унизительную для всей национальной России подпись. Я очень и очень хочу мира в Чечне, но только не через посредничество Шаймиева, поскольку его задача – загнать непокорную Чечню “в состав неделимой России”. Пойми, о близкий мой русский брат, сделай все, чтобы Чечня стала независимой! Лучше быть вечным кунаком у него в заграничной, независимой Чечне, чем быть его вечным врагом “в составе” собственного дома. Усмири своих недальновидных вояк и политиков! И Шаймиев, татарин, вечный толкач и толмач России в отношениях с Востоком, лезет в посредники. В истории не раз было так: во время несостоявшихся персидских завоеваний Петра, первой чеченско-русской, русско-турецких войн. Вспомните вооруженное подавление басмаческого движения в Средней Азии в тридцатых годах силами татарских бригад. От этого позора татарский народ до сих пор терпит косой взгляд со стороны своих узбекских, туркменских, таджикских братьев-мусульман. Тысячи татарских ребят полегло за “интернациональный долг” в Афганистане, где посредником был также татарин – Ф. Табеев, посол СССР в ДРА. Да и почему Россия развязывает войну с мусульманским миром, а татарин, российский мусульманин, должен лезть туда миротворцем? Главным и единственным миротворцем в русско-чеченском кризисе должен стать сам Ельцин. А посредников у него в Москве предостаточно, хотя бы взять тех же Вольских, Грачевых, Шахраев и Говорухиных.

Почему Москва должна разрушать, а Казань должна восстанавливать? А потому, мои дорогие русские братья и сестры, чтобы удержать Чечню “в составе”, усмирить ее, завершить биологическо-химический геноцид над чеченским генным феноменом и тем самым сохранить, удлинить срок умирающей империи хотя бы лет на двадцать пять. Тут Вольскому терять нечего: что в Карабахе, то и в Чечне. Тут Центру, учитывая огромную солидарность всего народа Татарстана с борющейся Чечней, необходимо было сыграть внешне благоприятную “татарскую национальную”, то есть внутрироссийскую “межнациональную” карту, интернационализировать посреднический процесс через незапятнанные третьи силы и за спиной других – правда, уже в “федеральном” разрезе. В Москве предложение Шаймиева оценили по достоинству, хотя ходит и другое мнение, что идея посредничества Президенту Татарстана подброшена самой Москвой. Как бы там ни было, в Татарстане к этой миссии относятся весьма сдержанно и настороженно. Конечно, в случае удачи “операции по загону кавказского волка” в российскую зону отстрела не Ельцин, а Шаймиев как бутафор будет выдвинут на международные премии миротворцев и он, лишь Шаймиев, будет удостоен вечной каторги в пустующем саркофаге Мавзолея, когда тело вождя оттуда будет убрано.

 

Я РАЗДВИГАЮ ЗАНАВЕС. РАССВЕТАЕТ…

 

В мировой истории войн, как было сказано, не было войны, пожалуй, более глупой, неприкрыто расово-шовинистической, чем чеченская. Ее бессмысленность опять-таки объяснима лишь предсмертной агрессивностью насквозь прогнивших имперских структур. Ни одна война в истории последних войн, пожалуй, не освещалась СМИ, не считая, возможно, “Известий”, “Комсомольской правды”, “Независимой” и “Общей” газет, столь неприкрыто лживо, демонически коварно и методом двойных стандартов, чем чеченская. У нее нет идеологии, если есть, то античеловеческая. Поэтому во лжи все средства хороши, когда крыша уходит. Всякому человеку, получившему хоть мало-мальски уроки отечественной истории в разрезе средней школы, ясно: никакой это не чеченский, тем более не чеченско-федеральный, а самый рядовой и лично великодержавно-русский, говоря по-современному, московско-грозненский, еще проще, русско-чеченский кризис.

Чтобы придать ему, как обычно бывало в российской глобальной политике, “басмаческо-душманско-бандитский” “освободительно-российский” статус, эта колониальная трагедия была запланирована в трех актах. Первый акт. После развала СССР, в бывшем и настоящем “каторга народов” – РСФСР – Россия, то бишь “федерация”, вслед за другими союзными республиками и без участия собственных “субъектов-автономий”, только компетенцией сессии Верховного Совета РСФСР объявляет свой суверенитет и заявляет себя “престолонаследницей” – правонаследницей СССР. Чтобы показать миру, насколько эта “Федерация” демократична, она раздает своим автономиям-матрешкам “столько суверенитета, сколько они проглотят”, чуть позже, убедившись, что у них аппетит немалый и здоровый, путем шантажа, подкупов, посулов, зауживания подписей “местных ханов” в “Федеративном Договоре”, режет им крылья настолько, что вчерашние суверенитетчики нечинают заключать с Центром унизительные для себя соглашения, права которых ниже бывших автономий, что вызывает температуру возгорания. Третий акт. Чтобы разгрести чужой рукой горячие уголья, Центр травит народ на народ: грузин на абхазцев, армян на азербайджанцев, осетин на ингушей, башкир на татар, приднестровских русских на молдаван (а если необходимо – ижевских удмуртов на воткинских, горных мари на луговых); сталкивает республику с республикой, регион с регионом, интегрируя “горячие точки” и, исходя из геополитической важности, разоружает одних до учебной мелкашки и муляжа вооружения (Татарстан), вооружает других (Северная Осетия, Чечня, Молдавская Приднестровская республика, казаков), потом подбирается ко всем то в роли миротворца (!) и пограничного охранника (Северная Осетия, Абхазия, Грузия, Армения, Таджикистан), то в роли обыкновенного охрипшего плантатора (Чувашия, Удмуртия, Мари-Эл), то в роли давнего испытанного друга (Татарстан, Башкортостан, Якутия), при необходимости же острастить всех “остальных”, то ” во имя восстановления конституционного порядка” начинает открытую и антиконституционную войну против собственного народа.

Чеченский вопрос в имперской психологии России имеет три аспекта. Первый – политический, упирающийся во всю ту же “единую и неделимую Россию”. Правоведы российские не могут ответить, когда и какое Великое Собрание народов приняло вердикт такой “неделимости”. В правовом срезе это самое уязвимое место российской Конституции вообще. Я задаю вопрос прежде всего законотворческой Думе: разыщите, господа депутаты, в анналах госархивов России документ, в котором бы чеченский народ обращался к ней с просьбой принять его под свое крыло. Не найдете вы там также мольбы входивших в Казанское ханство ни татарского, ни башкирского, ни чувашского, ни марийского, ни многих других народов, которые были присовокуплены Российской империи после падения их сюзерена автоматически. Сочинение же формального манускрипта “о добровольном вхождении” было делом писарей империи. Вспомните кровопролитнейшую Кавказскую войну 1817-64 годов, завоевание всего Кавказа, в которой Россия потеряла триста тысяч своих сыновей. Вспомните, как единый чеченский, вернее, вайнахский, народ как и некогда единый татаро-башкирский этнос, по проекту авторов из охранки “разделяй и властвуй” были разделены на два народа – чеченцев-горцев (якобы непримиримых) и равнинных ингушей (якобы приверженцев Москвы). Вспомните годы после октябрьского переворота, когда этот единый в сущности народ почти в каждые десять лет под режиссерством Москвы менял свой государственный статус: то она Горская, то Чеченская и отдельно Ингушская, то Чечено-Ингушская республика… Вспомните вторую, самую великую после поражению имама Шамиля, депортацию чечено-ингушского народа, в результате чего этот героический этнос потерял почти половину численности, а после так называемой хрущевской “бескопеечной” реабилитации ему был снова возвращен статус Чечено-Ингушской республики, в наши дни – при демократе Ельцине, с подсказки круга казаков, она снова была разделена на отдельные республики… Зачем? Ведь народ этого не хотел! А затем, чтобы над ингушами совершить геноцид осетин с помощью российского оружия и втянуть в эту войну чеченцев. Но дудаев в данной ситуации показал политическую дальнозоркость. За что и был наказан. Такие эксперименты над целым народом не дай Аллах прочувствовать самому русскому народу. В этом контексте я все же не могу удержаться от вопроса: что было бы с разнодиалектным, но единым русским народом, если бы он за десять лет кириллицу вначале менял на латинский алфавит, потом латинский – на арабский, и если бы единый русский народ Калужской и Белгородской областей, объявив разными этносами и республиками, травили друг на друга:

И этот небольшой по численности, но великий по самочувствию народ, над которым российский Молох проводил жесточайшие эксперименты на смерть в течение двух веков, выброшенный с Кавказа босиком на снежные равнины Сибири и Казахстана, однако сумевший сохранить себя как этнос, мало того, свою родину, превращенную в период “законной” оккупации в мертвую зону, снова преобразовать в цветущий сад, а когда настал исторический час, базируясь на отечественных и международных актах о праве народа на самоопределение вплоть до отделения в лице Конституции РСФСР и “Декларации ООН о предоставлении независимости колониальным странам и народам” от 14 декабря 1960 года и “Международного пакта ООН о гражданских и политических правах” от 19 декабря 1966 года, всенародно принял Декларацию о государственном суверенитете, избравший законного президента, не грозивший российской безопасности никакими выдуманными КГБ и ФСК “чеченскими авизо”, народ высочайшей индоевропейской культуры, тончайшего такта и мудрости, порядочности и таланта выживать, – своего собрата, одна только нефть которого дала возможность выстоять против фашизма, – называть “народом-бандитом”, “народом-террористом”? Может ли быть народ бандитом? Да, народ, этот величайший законник и правовед, не голосовавший за Конституцию РФ, не участвовавший на выборах Президента РФ, тем не менее, взывая к России терпеливо и мудро, дождавшись переговоров, просидел четыре года в приемной Ельцина? И после этого военное лобби России обвиняет Дудаева в том, что он не шел на переговоры? Не путайте, господа, следствие с причиной!

Где Радищевы, Лермонтовы и генералы Григоренко нашего времени? Где твои волонтеры свободы, стодвадцатимиллионный русский народ? Где твой Толстой, который смог бы вскрикнуть “Не могу молчать!”, где твой Горький, который бы, как и его герой Павел Власов, стукнув кулаком об стол, заорать “Довольно с нас! Дайте кушать!”. Где твои честные сыновья и дочери, о русский народ, которые, сжигая себя на площадях, требовали бы прекратить эту бессмысленную войну и немедленно вывести войска? Где твои честные газеты и журналы, которые правовым путем защищали бы маленький народ от геноцида и самого натурального фашизма? Наоборот, не на твоем ли языке центральные газеты “Российская газета”, “Красная заезда”. “Завтра” и десятки других откровенно пропагандируют фашизм, насилие и войну вопреки известным международным актам о подсудности пропаганды войны? Где, вы конце концов, Конституционный суд РФ с его профессором Тумановым, который, будучи вознесен Ельциным на этот высокий пост в услугу за то, что он в узком кругу законников-борзописцев, без участия самих народов, исключил из Конституции РФ право народов на самоопределение, вплоть до отделения, и запрос Госдумы о правомерности Президента вводить войска в Чечню, признавший “законным”?

Клянусь Кораном, родом своим, полегшим на полях брани России, памятью отца и матери, жертв фашизма, всех невинно пострадавших и ушедших в мир иной преждевременно как узники собственной совести, я вовсе не хочу унизить достоинство поистине великого русского народа. Я лишь хочу, чтобы он выпрямился во весь рост и остановил своих нуворишей, указующим перстом показал им: “Опомнитесь, на дворе двадцать первый век!” Мне становится грустно и невыносимо больно от того, что он, некогда мужественный в колониальных завоеваниях, в наступлении против захватчиков, жалок и смешон сегодня, когда речь идет о необходимости исторического отступления во имя деколонизации и демократии. Земли народа, политые кровью того же народа, никогда не бывают исконным для другого. Надо облагородить свою, собственную от Бога, землю, чтобы народы мира сказали, как о японцах или исландцах: “Вот это народ, и трудиться, и любить умеет!”. Вести войну с собственным народом во имя сомнительного “состава” не более чем аморально и безбожно. Кара божья может пасть на сам народ. И патриарх Алексий, благословивший Россию на такую войну, должен был бы подумать о грехопадении. Как совместить постулат христианский “Не убий!” с проповедью “Убий!”?

Эх, прочесть бы пятисоттысячной чеченской экспедиции Пашки Грачева, конечно, в первую очередь ему самому, “Хаджи-Мурата” Льва Толстого! Они бы узнали, что это такое ненависть народа. “О ненависти к русским никто не говорил, – пишет Толстой. – Чувство, которое испытывали все чеченцы, от мала до велика, было сильнее ненависти. Это была не ненависть, а непризнание этих … (Очень нелестное слово опускается. – А.Х.) людьми и такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истребления их, как желание истребления крыс, ядовитых пауков и волков, было таким же естественным чувством, как чувство самосохранения”.

Но зато другой “русский” писатель-патриот А.Проханов, трубач афганской войны, который на днях в своей пещерно-шовинистической газетке “Завтра”, уже в миллионный раз призывая Русь “к топору”, против совсем нерусских и “недостаточно русских фамилий”, насаждая человеконенавистническую идеологию антисемитизма, огосударствленного шовинизма, писал: “…Мы готовы даже на фашизм, если через фашизм возможно возрождение государства”. Куда смотрит Конституционный суд профессора Туманова?

В феврале прошлого года в составе колонны с гуманитарным грузом из Татарстана я побывал в Чечне. Своими глазами видел лежавшие незахороненными в течение месяцев тела русских ребят. По указанию самого Дудаева, в разгар боев за “взятие” Грозного, исполняя мусульманский канон о немедленных похоронах убитых, их хоронили бригады чеченских старцев. Я видел, как овшивевшие, немытые, грязные, пьяные и с какими-то остекленевшими глазами солдаты на блок-постах конфисковывали у проезжающих хлеб, водку. Своими глазами видел, как чеченцы кормили в своих домах голодных и забытых армейской кухней русских ребят и в то же время на блок-постах стояли за них в боевом дежурстве. Я видел, как дудаевская сторона, в соответствии с международными пактами о содержании военнопленных, заботливо ухаживала за ними, кормила, лечила, возвращала в руки матерей десятки пленных, тогда как русская сторона, по причине того, что чеченское ополчение никогда не сдавалось в плен, сжигала напалмом мирные деревни, и пьяная солдатня с курицей и водкой за пазухой пленяла немощных стариков, детей и женщин, чтобы обменять их на своих. Весь мир знает, что Дудаев показал великую культуру поведения на навязанной народу неравной войне, показал опыт стратега и полководца, что не снится всему генералитету российской армии. Да лишь потому, что правда, аккумулирующая сопротивление, на стороне чеченского народа. Весь мир убедился в том, что российской армии огосударствленного терроризма оказывают отчаянное сопротивление не какие-то там “бандиты”, а весь чеченский народ – чеченская народно-освободительная армия во главе с генералом Дудаевым. И народ, которому нет и миллиона, вот уже почти два года удерживает натиск одной из крупнейших и мощнейших армий мира. Отбросив в сторону весь политиканствующий камуфляж, нельзя не поражаться мужеству, находчивости, культуре поведения этого редчайшего народа. Если бы в народах “федерации” сохранился хотя бы один процент достоинства, честности и порядочности чеченского народа, то эта война вообще не была бы затеяна или сразу остановлена. А “федерация” давно бы отбросила имперские оковы и она, как федерация или Содружество российских народов на британский манер, давно бы закрепилась на международной шкале свободы и добра.

Почти год тому назад, в июне, мне пришлось держать на центральной площади Набережных Челнов двенадцатидневную голодовку против войны в Чечне. Никогда не забуду, как в два часа ночи в районе моей палатки пьяный “ветеран” чеченской войны, угрожая уничтожить всех “инородцев”, устроил дебош. Им оказался Андрей Покровский. Он был арестован, дело передано в суд по ст. “разжигание межнациональной розни”. Внимая мольбе матери и из милосердия я его спас – дело было прекращено. Я помню также, как в сорокаградусную жару ко мне пришел семидесятилетний старец-чеченец. Он рассказал мне, что после хрущевской реабилитации, при возвращении из Казахстана, его отец взял с собой два богатства – детей, а их было восемь, – и два чемодана с костьми родных, погибших и умерших на чужбине. Чеченцы – могикане “федерации”. Неужели, думаю, Россия истребит своих последних могикан? Я, абориген, почти пятьсот лет тому назад защищавший Казань, как сегодня чеченцы – свою землю, всего лишь с тридцатитысячным ополчением от двухсоттысячного войска Ивана Грозного, поднявшись из пепла, провозглашаю: слава тебе, о великий чеченский народ! И с болью в душе утверждаю: другого такого красивого и мужественного народа “в составе” России, как чеченский, к сожалению, нет.

Что с тобой, мой русский брат? Неужели ты забыл заповедь Достоевского о цене детской слезинки? Вспомни, мой русский брат, своего великого сына-босяка Максима Пешкова, который буквально в наши дни теми же “интеллигентами” – Куняевыми, Сорокиными и Прохановыми и иже с ними был объявлен “врагом” номер один русского народа” лишь за то, что в своих переопубликованных через восемьдесят лет очерках “Несвоевременные мысли” о своем многострадальном народе сказал следующие бесстрашные и окаянно пророческие слова: “Мы, русские, несомненно, достигли “сравнительного уровня культуры”, – об этом лучше всего свидетельствует та жадность, с которой мы стремились и стремимся пожрать племена, политически враждебные нам. Едва ли в первых дней революции известная часть печати с яростью людоедов племени “нямням” набросилась на демократию… Никто не станет отрицать, что лень, семечки, социальная тупость народа и все прочее, в чем упрекали его, – горькая правда… Русский народ, – в силу своего исторического развития, – огромное дряблое тело, лишенное вкуса к государственному строительству и почти недоступное влиянию идей, способного облагородить волевые акты; русская интеллигенция – болезненно распухшая от чужих мыслей голова, связанная с туловищем не крепким позвоночником единства желаний и целей, а какой-то еле различимой тоненькой нервной нитью… “Вожди народа” зажгли костер, он горит плохо, воняет Русью, грязненькой, пьяной и жестокой. И вот эту несчастную Русь тащат и толкают на Голгофу, чтобы распять ее ради спасения мира. Разве это не “мессианство” во сто лошадиных сил?”

Не звучат ли эти слова ,как “кайся, Руст!”? Кайся, очищайся от скверны и в содружестве себе подобных – свободных и независимых народов начинай подниматься на высоты государственного строительства и мирового единения всех культур и рас!

Второй, скрытый от мира аспект чеченской кампании – экономическо-геополитический. То есть оправдание права ворваться в чужой дом без приглашения, учинить там погром, убиение, и, принеся немалые жертвы, объявить его “зоной собственных интересов, то есть в составе?”. И объявить всему миру нагло: разве мы можем уходить, когда пролито столько русской крови?

Как будто кто-то приглашал их проливать кровь. Начиная с первых завоевательных походов России эта византийско-иезуитская инвектива является для нее приоритетной: “Мы завоевали их потому, что они на нас нападали. Мы освобождаем исконные земли”. Грозненская нефть, которую можно залить в бензобак прямо со скважины, без глубокой переработки, одна из высококачественных в мире, самая развитая на Кавказе экономическая инфраструктура, почти Багамские острова для отдыха российской элиты, ворота на весь Кавказ и Ближний Восток – вот главные солнечные зайчики, которые держит Россия в своем имперском окуляре.

Третий аспект, конечно, умалчиваемой властью силы, – это религиозно-конфессиональный аспект, то есть попытка ставить заслон т.н. исламскому фундаментализму, говоря проще, вооруженный новейшими танками, истребительной и бомбардировочной авиацией православный фундаментализм под фиговым листком “защиты конституционного строя” выжигает напалмом с лица земли очаги “исламского фундаментализма”. Если двенадцатилетний чеченский мальчик или семидесятилетняя старуха-чеченка подбивает из самодельного гранатомета российский танк, то это “мусульманский фундаментализм”. И это оказывается араб или пакистанец. А вот геноцид против целых народов на Кавказе, так и за его пределами, геноцид против боснийских мусульман, в котором открыто участвовало десятки тысяч русских наемников, вооруженных российским же оружием, признанный международным сообществом как геноцид, триста тысяч убитых мусульман, десятки тысяч изнасилованных мусульманок боевиками Караджича, за что, как помнит мир, приехал извиниться сам папа Павел II – не христианский фундаментализм и не новый крестовый поход Ватикана против мусульман! Вот почему для христианского Запада “Чечня – внутреннее дело России”.

Агрессия России против Чечни породила опаснейший за последние пятьсот лет мировой истории синдром: она разделила мир на христиан и мусульман. Опомнимся, люди! Остановимся, пока не поздно. Не надо забывать, что сила силу ломит. Уверовать в веру надо не через насилие, а через убеждение.

На верный взгляд, я, татарин, приговоренный почти пятьсот лет назад к смерти, у которого были сожжены и сровнены с землей все города, дворцы, мечети и библиотеки, надмогильные камни превращены в фундамент православных церквей, вроде должен вскипать злобой за то, что в центре Москвы, на мои же деньги, за счет федерального налога (за что налог-то? Если не за свои хлеб, нефть и труд?) строится великолепный Храм Христа Спасителя. Нет, я только радуюсь этому. Русь, Россия возвращается к вере, благоразумию, нравственному возрождению через покаяние. Мир дому твоему, мой христианский брат! Но не понимаю, почему позолоченный черенок главного креста Храма спасителя прокалывает такой же позолоченный и филигранно отделанный мусульманский полумесяц? Ведь в истории мировых религий нет такого антихристического явления, чтобы тотем одной религии издевался над тотемом другой религии даже потому, что, как утверждает Евангелие, Бог един? Ведь на кресте на Голгофе, на котором распяли Христа, такого полумесяца не было и не могло быть. Причем здесь мусульмане? Ведь в то время “их” еще не было! И когда появился он, этот “ненавистный” полумесяц? На куполах всех церквей и соборов Европы, Америки, Азии и Африки также нет полумесяца, проколотого черенком креста! А на такое явное нарушение канона христианства почему-то не обращают внимания светские и религиозные аналитические центры. И наше центральное телевидение, показывая десятки раз сюжет подъема главного креста на купол Храма Спасителя, должно было бы задаваться вопросом: а что подумает двадцатимиллионное мусульманское население России – наши “федеративные” братья, да плюс более чем миллиард мусульман мира? Прежде чем поднять такой крест и тем самым унизить достоинство и религиозные чувства целых братских народов, аналитики-советники, сам патриарх должны были подсказать Президенту, мэрам городов Москвы и Санкт-Петербурга, что этого в наше время делать нельзя, что надо вернуться к первичным канонам доказанской божьей матери. Они должны были убедить очень уж ретивых монахов в том, что проколотый полумесяц появился на куполах православных соборов России лишь после падения Казани и после посещения пылающего города Иваном Грозным и первым казанским архиепископом Гермогеном как бы в отместку за взятие ровно девяносто девять лет назад, в 1453 году, города Константинополя и водружение полумесяца над Софийским собором турками. Однако турки, эти “фундаменталисты”, не стали издеваться над крестом, прокалывать его полумесяцем и насильственно крестить православное население вчерашней Византии. Поезжайте в Стамбул, и вы легко убедитесь в этом. Там, в переднеазиатской жаре, мирно уживаются и крест, и полумесяц, не унижая друг друга. На то они и мировые религии, чтобы не опускаться до такой низости.

Снисходя болью за судьбу многострадального, задушевного и талантливого русского народа ничуть не меньше, чем за судьбу всех “федеральных” народов, народностей и племен, понимая величие момента и некоторые особенности психологически-нравственных устоев характера русского народа, которые, на мой взгляд, не помогают повышению его престижа, искренне желая восстановить его авторитет во всем мире, достойное место в мировом сообществе, я, татарин, если уже далеко не раб, но и далеко еще не свободный гражданин Отечества и мира, решил предложить для своего давнего соседа, соратника и сюзерена тот минимум нравственных критериев, который можно было бы назвать “Катехизисом для деимпериализации духа русского народа” на современном этапе нашей истории. Он состоит из семи пунктов:

– очищение от империального, великодержавного сознания, покаяние перед Богом и перед всем миром;

– признавая Россию остаточным явлением феодально-социалистической империи, строительство нового конфедеративного государства свободных российских народов на основе международных Актов по деколонизации;

– создание в рамках этой конфедерации собственного государства или ряд, созвездие государств русского народа;

– объявить трезвый образ жизни, производительный труд первейшим условием человеческого общежития во имя сохранения народа;

– объявление сквернословия, богохульства, пьянства, лени, неряшливости на улице, на работе и в быту общенациональным злом;

– возвращение к Храму, религии, ненавязывание представителям других религий превосходства своей религии как через проповедь, так и через государственные и религиозные СМИ и монументальную пропаганду;

– уважение национальных, религиозных чувств, национальной гордости всех народов, отказ о унижающих достоинство других ярлыков, прозвищ, прекращение через государственные СМИ пропаганды великорусского превосходства, исключение из жизненной практики государства открытого и скрытого шовинизма и расизма.

Дай мне руку, мой русский брат! И так мы войдем с тобой в зарю третьего тысячелетия. Я хочу идти на работу без боязни оказаться безвинным узником совести и возвращаться с нее при великолепном настроении того, что я умножаю богатство Отчизны и своего народа. Мы – человеки. Богом дана нам собственная земля, собственное солнце, собственное небо, собственные воды, собственный язык, собственная вера – религия. Неужели мы и в третьем тысячелетии будем продолжать унижать друг друга лишь затем, что я татарин, а ты – русский? Земли на земле хватит всем. Надо лишь научиться миру и труду. “Коммунистическая” дружба отняла у меня родной язык. Помоги мне вернуть мой родной язык, мой русский брат! А без него я нем, как Муму – Герасим тургенева, которому после утопления собаки оставалось утопиться лишь самому. Я так бы не хотел, чтобы и ты при подобной, как сегодня, “демократии”, остался без языка – без языка великого Пушкина, Толстого и Горького. Имеющие язык всегда заимеют и найдут общий язык для понимания. Пусть расцветут наши земли многоликим цветом весны, а наша жизнь – равенством. Будет равенство – будет и взаимная любовь, и настоящая дружба народов.

Я раздвигаю занавес. Рассветает. И это рассвет третьего тысячелетия.

 

Айдар ХАЛИМ,
бывший член Союза Писателей СССР,
Кавалер ордена Белого Креста
Всемирной Конфедерации Рыцарей Культуры
и защиты жизни на Земле. (Амстердам, Голландия.)

 

 г. Набережные Челны, Татарстан. 23.04.96

 

***

Айдар Халим – УБИТЬ ИМПЕРИЮ или За Россию без окопов

***

Айдар Халим – КАЙСЯ, РУСЬ!

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s