Iberiana – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

სოჭი, აფხაზეთი, სამაჩაბლო, დვალეთი, ჰერეთი, მესხეთი, ჯავახეთი, ტაო-კლარჯეთი იყო და მუდამ იქნება საქართველო!!!

• Шувалов – Морская держава Миноса

 

В.В. Шувалов

Морская держава Миноса

 

Мнемон

Исследования и публикации по истории античного мира.

Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Выпуск 2. Санкт-Петербург, 2003.

 

 

В середине II тыс. до н. э. греки и другие народы, населявшие Эгейский регион, оказались объединены в рамках Критской морской державы. Она явилась основанием культурного единства региона и первым шагом на пути к формированию греческой классической цивилизации. Впервые в истории была предпринята попытка построения империи с опорой на флот, в которой во главу угла была поставлена морская политика. От державы Миноса сохранились скудные сведения, хотя упоминания о ней часто встречаются в античной литературе. В рассказах древних авторов исторические реалии минойской эпохи подчас трудно отделить от мифа. Поэтому среди современных историков до сих пор не утихают споры вокруг проблемы минойской талассократии. Учитывая это, мы намерены еще раз затронуть данную тему.

КноссеОколо 1700 г. все “старые дворцы” на Крите были уничтожены. О причинах этого разрушения давно ведутся споры.1 Скорее всего, Ю. В. Андреев прав в том, что здесь имела место грандиозная сейсмическая катастрофа.2 Однако последующая история острова не позволяет сводить все только к этому одному фактору. Ведь “новые дворцы” были уже объединены в рамках единого государства. Поэтому вполне оправданным будет предположение о том, что одной из причин разрушения “старых дворцов” была предшествующая этому объединению междоусобная борьба. Эту гипотезу подтверждают и данные традиции о борьбе Миноса со своим братом Сарпедоном (Her., I, 173) и бегстве другого его брата Радаманта в Беотию (Apollod., III, 1, 1-2). Морская торговля критских дворцов привела к значительному накоплению богатств. Скорее всего, попытки перераспределить накопленные ресурсы и стали причиной междоусобной войны дворцовых государств и, вместе со стихийными бедствиями, разрушения “старых дворцов”. Большинство ученых считает, что “новые дворцы” появились не сразу, но приблизительно спустя столетие после падения “старых”.3 Таким образом, эти процессы заняли весь XVII в.

Возникновение “новых дворцов” около 1600 г. свидетельствует о возобновлении государственности на Крите, и теперь мы можем говорить уже о централизованном государстве. Отсутствие укреплений, связь дворцов между собой дорогами, сходство всех дворцовых комплексов с самым большим в Кноссе (Като Закро и Маллия вообще являются копиями кносского дворца, внедренными в старые поселения),4 Наконец, схожесть оттисков печатей, найденных в различных местах острова,5 – все это могло бы нарисовать картину единого критского государства с центром в Кноссе, даже если бы мы не имели свидетельств об этом в источниках (Hom. Od., XIX, 172-179; Her., I, 173; III, 122; Diod., XXXIII, 10, 1; Strab., X, 4, 7 и др.).

Относительно формы правления в этом государстве вряд ли могут быть какие-то сомнения. Ю. В. Андреев, правда, высказал мнение, что государственное устройство Крита было скорее олигархическим, ссылаясь, главным образом, на отсутствие в критском искусстве ясных признаков существования царской власти на острове.6 Но только исходя из этого неоднозначного обстоятельства нельзя делать такие далеко идущие выводы, тем более что вся античная традиция единодушно свидетельствует о монархической власти Миноса. Считать Миноса, как это делает, например, тот же Ю. В. Андреев,7 исключительно мифическим персонажем было бы неверно. Рассказы о легендарном властителе морей, которые мы находим у античных авторов, в том числе и заслуживающих полного доверия (например, у Фукидида), хорошо согласуются с археологическими данными, о чем мы еще будем говорить. Заслуживает внимания гипотеза о том, что Минос – это минойское обозначение царского титула, а реальным правителем мог быть, например, Радамант.8 За все время существования Критской империи (1600-1450), в Кноссе, разумеется, сменили друг друга несколько царей.

 Возможно, ее основатель действительно носил имя Минос, которое после его смерти принимали и его наследники (как это было в Римской империи с именем Цезаря) и которое вытеснило из исторической памяти их личные имена. Впрочем, может быть сохранившиеся в истории имена Сарпедона и Радаманта как раз и принадлежали преемникам Миноса. Но это уже относится к области догадок.

click to zoomГеографическое положение Крита способствовало развитию морской торговли с древнейших времен. Самый большой из греческих островов замыкает с юга Эгейское море, служа, таким образом, своего рода форпостом греческого мира. Остров богат корабельным лесом; с другой стороны, на нем отсутствуют сколько-нибудь значительные месторождения металла,9 который, следовательно, нужно было получать извне. Условия для развития морского дела весьма благоприятные, которые критяне успешно использовали еще в III тыс. Морская торговля сильно способствовала появлению в начале II тыс. “старых дворцов”, а сами они, в свою очередь, открыли невиданные доселе возможности в организации этой торговли. Теперь, когда Крит был объединен, из этих факторов можно было извлечь максимальные выгоды. К развитию внешних связей подстегивала и внутренняя ситуация, которая сложилась на острове. По-видимому, окончание междоусобных войн, возобновление морской торговли уже на новом уровне, когда она организовывалась из одного центра, привело к повышению уровня жизни населения и, как следствие, к демографическому росту, даже некоторому перенаселению Крита.10 Решению этой проблемы могла бы помочь колонизация.

 Развитие мореплавания, международной торговли, куда уже окончательно был перенесен центр тяжести критской экономики, и от чего зависело благополучие острова, заставляло кносского царя обезопасить морские пути, то есть повести беспощадную борьбу с пиратством (Thuc., I, 4; 8, 2). Таким образом, как внутреннее, так и внешнее развитие Крита создавало предпосылки для начала экспансии.

Крит уже в период “старых дворцов” был безусловным лидером в регионе. Поэтому организация Минойской империи не была таким уж сложным делом. Пути ее формирования, в общем, верно наметил Дж. Пендлбери: “Создание этой державы начинается с появления торговых факторий… Следующий этап наступает, когда местный царь обращается к купцам за помощью против своего соседа и получает ее за определенную плату. Так постепенно и, по-видимому, мирным образом большая часть страны оказывается под властью новых пришельцев. Наконец, наступает момент, когда оказываются необходимыми дальнейшие приобретения в целях борьбы с пиратами или защиты местных владений от притязаний других мореходов”.11 Этот процесс, вероятно, начался еще в XVII в.,12 когда внешняя экспансия Кносса сопутствовала борьбе за объединение самого Крита. (Оба направления деятельности кносского царя были, конечно, взаимообусловлены). Ю. В. Андреев считает, что “это вряд ли была планомерная политика, направленная к завоеванию и колонизации островов с одновременным искоренением процветавшего здесь доселе пиратства”.13 Но эта характеристика, данная Ю. В. Андреевым минойской экспансии, может соответствовать лишь реалиям периода “старых дворцов” и небольшому промежутку времени сразу после их разрушения, однако трудно допустить, что Критская империя (если, конечно, мы не будем отрицать ее существование) была создана в результате случайных и никем не организованных пиратских набегов. Все древние авторы согласны между собой в том, что основателем этой империи был один человек – Минос (см. ниже).

Подчинение Критом Эгейского региона является сложной проблемой, которую нельзя назвать окончательно решенной, она до сих пор вызывает оживленные споры исследователей. Но прежде чем включиться в обсуждение этого вопроса, необходимо обратиться к тем сведениям, которые мы имеем о державе Миноса.

Свидетельства о владычестве Миноса на море встречаются повсеместно в античной литературе (Her., I, 171; III, 122; VII, 169-170; Thuc., I, 4; 8, 2; Plat. Leg., IV, 706 b; Ps.-Plat. Minos, 320 d; Apollod., II, 5, 7-9; III, 1, 3; Diod., IV, 17, 3; 60, 3; 79, 1; V, 54, 4; 78, 3; 84, 1-2; XVI, 9, 4; Strab., I, 3, 2; VII, 6, 1; X, 4, 8; 17; Paus., I, 44, 3; III, 23,11 и др.).14 В источниках сохранились сведения о подчинении Миносом Киклад (Thuc., I, 4; Isocr. Orat., XII, 42; Plut. Moral., 603 B). Причем, как явствует из слов Фукидида, именно с подчинения этих островов кносский царь начал создание своей морской державы. Древний историк пишет, что Минос “стал владыкой Кикладских островов и первым основателем колоний на большинстве из них и, изгнав карийцев, поставил там правителями своих сыновей. Он же начал и истреблять морских разбойников, чтобы увеличить свои доходы, насколько это было в его силах. Ведь уже с давнего времени, когда морская торговля стала более оживленной, и эллины, и варвары на побережье и на островах обратились к морскому разбою” (I, 4-5).15 Понятно, что поскольку Киклады являются ближайшими землями к Криту, то искоренить пиратство нужно было, прежде всего, именно на них.

Мы располагаем множеством данных о господстве или, по крайней мере, связях Крита с островами Эгейского моря. Так, по свидетельству Геродота, на о. Фера высадился Кадм (Her., IV, 147-148; 156). (На его связи с Критом мы еще остановимся). Под властью Миноса находились Анафа и Астипалея, острова к востоку от Феры (Ovid. Met., VII, 461 sq.; Paus., VII, 4, 1); с Икаром, сыном Дедала, связан о. Икария и примыкающая к нему часть Эгейского моря (Apollod., II, 6, 3; Diod., IV, 77, 5; Strab., XIV, 1, 19; Paus., IX, 11, 4-5); древнейший царь Самоса Анкей был племянником Европы, критской царицы (Paus., VII, 4, 1); на Наксос отправилась Ариадна, дочь Миноса (Hom. Od., XI, 321-325; Diod., IV, 61, 5; Plut. Thes., 20); Миносом были покорены Парос, Сифнос, Кимолос, Серифос, Китнос, Сирос, Миконос (Ovid. Met., VII, 463-466); на Эвбею путешествовал Радамант (Hom. Od., VII, 321-326; Strab., IX, 3, 14); а на Хиос – Энопион, внук Миноса (Paus., VII, 4, 8; 5, 12-13).

Древние авторы сообщают о войне Миноса с мегарским царем Нисом и о подчинении критянами Мегариды (Apollod., III, 15, 8; Ovid. Met., VII, 1-150; Paus., I, 19, 4; 44, 3). Широко известен сюжет о покорении критским царем Аттики (Plat. Leg., IV, 706 b; Ps.-Plat. Minos, 321 a; Isocr. Orat., X, 27; Apollod., III, 15, 8; Diod., IV, 61, 1-3; Plut. Thes., 15; Paus., I, 27, 10). Мы можем предположить, что в войну Миноса с Мегаридой и Аттикой были вовлечены и другие области Греции. Видимо, предание о критском быке, опустошавшем Пелопоннес (Apollod., II, 7; Paus., I, 27, 10), отражает воспоминания о набегах минойцев. О том, что критяне имели свои интересы на Пелопоннесе, есть и прямые данные. В одном из гомеровских гимнов идет речь о критском корабле, плывшем в древнейшие времена в Пилос (II, 210 sq.). На восточном побережье Лаконии находилось укрепление, называвшееся Миноя (Strab., VIII, 6, 1; Paus., III, 23, 11). Вообще, нужно сказать, что места с таким названием были разбросаны по всему Средиземноморью. Так назывался остров напротив Нисеи, мегарской гавани (Paus., I, 44, 3; Steph. Byz., s. v. Minwva), города с таким именем находились на Сифносе, Делосе, в Аравии (Steph. Byz., s. v. Minwva), на Аморгосе (Steph. Byz., s. v. jAmovrgaV, jArkesiivnh, Minwva), в Сирии (Steph. Byz., s. v. Gavza, Minwva), Сицилии (Her., V, 46, Steph. Byz., s. v. Minwva). Все эти места были связаны с Критом, поскольку само название Миноя происходит от Миноса (Diod., IV, 79, 1; V, 84, 2; XVI, 9, 4; Paus., I, 44, 3).

Сохранилось множество свидетельств о присутствии минойцев во многих областях Средиземноморья. К. М. Колобова полагала, что поскольку в кадмейских Фивах сохранилось достаточно следов пребывания критян (в отличие от финикийцев), то родиной переселившихся спутников Кадма, который приходился, согласно традиции, дядей Миносу, следует считать Крит, а не Финикию. “И если в мифах Кадм прибыл в Беотию из Финикии, а не с Крита, то это лишь потому, что ко времени возникновения легенлы о Кадме в ее дошедшем до нас позднем и греческом варианте, греки помнили лишь о прибытии Кадма и приурочили родину Кадма не к забытому ими Криту, но к Финикии, которая считалась у греков, подобно Египту, страной древней цивилизации”.16 Эта гипотеза недавно получила подтверждение в связи с прочтением в документах критского линейного письма А личного имени Ka-du-ma.17

 Сохранились сведения и о пребывании в Беотии Радаманта (Apollod., III, 1, 2; Plut. Lysand., 28; Moral., 578 B). Первыми жрецами и учредителями культа Аполлона в Дельфах были критяне (Hom. Hymn., II, 216-361). С Радамантом связаны также приморские земли Малой Азии и некоторые соседние острова (Diod., V, 79, 1). Присутствовали критяне и на Родосе (Apollod., III, 2, 1; Diod., V, 51, 1; 59, 1-4; Strab., X, 3, 19). С Критом древние связывали происхождение Трои (Strab., XIII, 1, 48; Verg. Aen., III, 104 sq.; Ovid. Met., XIII, 705 sq.); Миносу были подвластны карийцы (Her., I, 171; Strab., XIV, 2, 27); выходцы с Крита заселили Милет (Apollod., III, 1, 2; Ovid. Met., IX, 443 sq.; Paus., VII, 2, 5), Эритры (Diod., V, 79, 1; 84, 3; Paus., VII, 3, 7), Колофон (Paus., VII, 3, 1-2; IX, 33, 2), Ликию (Her., I, 173; IV, 45; VII, 92; Apollod., III, 2, 3; Diod., V, 56, 1; 79, 3; Strab., XII, 8, 5; XIV, 3, 10; Paus., VII, 3, 7); присутствовали минойцы в Италии (Her., VII, 170; Strab., VI, 3, 2; Plut. Thes., 16; Moral., 299 A) и Сицилии (Her., VII, 170; Ovid. Met., VIII, 152-262; Paus., VII, 4, 6).

Итак, античная традиция рисует картину могущественной морской державы Миноса, полностью контролировавшей Эгеиду и распространившей свое влияние на многие районы Средиземноморья, прежде всего Восточного.

Существование в середине II тыс. Минойской империи подтверждает и археология. О зависимости Киклад от Крита можно судить, главным образом, по данным, полученным археологами в ходе раскопок Филакопи (Мелос), Айя Ирини (Кеос) и Акротири (Фера). Во всех этих поселениях во множестве обнаружена критская керамика, а в местной керамике заметно минойское влияние. Критские каменные вазы, встречающиеся на Кикладах повсеместно, минойская архитектура, стенные и вазовые росписи, меры веса (в виде свинцовых дисков), таблички с линейным А, обнаруженные на островах (в том числе и на Кифере),18- все это свидетельствует в пользу данных античной традиции о господстве Миноса на Кикладах.

Греция также была тесно связана с Критом. Об этом говорит и близость археологических памятников Крита и Фив,19 и сходные со знаками линейного А письмена, встречающиеся на керамике из Лерны (Арголида).20 Критскую керамику находят в Греции повсеместно, а в греческом декоративном искусстве прослеживается прямое влияние Крита.21 Минойские поселения обнаружены на Эгине, Родосе, Кипре, в Милете, Угарите.22 Знаки линейного А встречаются на керамике с островов Липара и Панарея (к северу от Сицилии),23 на медных слитках, найденных вблизи некоторых нурагов на Сардинии, причем часть из них отлита из местного металла.24 Все эти следы присутствия минойцев датируются по большей части временем не ранее 1600 г.,25 что дает нам приблизительную дату создания державы Миноса.

Сейчас уже практически все ученые согласны с тем, что в середине II тыс. Крит, по меньшей мере, являлся лидером в Эгейском регионе. Но проблема минойской талассократии пока далека от окончательного решения. Споры ведутся как вокруг географических рамок державы Миноса, так и о форме зависимости подвластных Кноссу земель (некоторые, впрочем, ставят под сомнение саму такую зависимость).

Первооткрыватель минойской цивилизации А. Эванс считал возможным говорить о полном подчинении Криту Эгейских островов и материковой Греции.26 Эту гипотезу вполне разделяет А. Тойнби, который даже отождествляет живших, в том числе и довольно далеко от морского побережья минийцев с минойцами (как мы полагаем, безосновательно).27 С подчинением Кноссу Эгейских островов и отдельных районов Греции согласны и некоторые другие исследователи.28

Ряд ученых ограничивает рамки Критской державы, помимо самого Крита, только Кикладскими островами.29

 Признавая сильное влияние минойской культуры на микенскую, они отрицают политическую зависимость Греции от Крита на том основании, что микенская архитектура и искусство периода наивысшего расцвета минойской цивилизации (XVI – первая половина XV в.) в целом продолжает развивать местные традиции. Это обстоятельство, на наш взгляд, не может служить доказательством независимости Греции, поскольку политическое господство совсем не обязательно влечет за собой уничтожение культуры подчиненных народов. С мнением этих исследователей трудно согласиться еще и потому, что они игнорируют данные античной традиции о подчинении Миносом большей части Эгейских островов, Аттики и Мегариды. Между тем, свидетельства древних о морской державе Миноса слишком многочисленны и прекрасно согласуются с данными археологии. Именно поэтому следует отвергнуть, как несостоятельную, и гипотезу Ч. Старра о том, что Критская морская держава является выдумкой афинской пропаганды V века.30

Основывая свои построения исключительно на данных археологии, противники историчности державы Миноса вынуждены прибегать к довольно спорным аргументам. Они сомневаются даже в колонизации и полном подчинении Критом Кикладских островов, где, по выражению Ю. В. Андреева (кстати, также не доверяющего античной традиции о Критской морской державе),31 “местные кикладские черты явно отступают на задний план под натиском минойских…”.32 Эти исследователи аргументируют свою позицию тем, что в архитектуре кикладских поселений присутствуют местные особенности и нет ничего похожего на дворцы.33 Но почему критский царь обязательно должен был стирать с лица земли все завоеванные города и строить во всех покоренных областях дворцы, похожие на кносский? Впрочем, некоторые из этих ученых, признавая неопровержимость археологических доказательств власти Крита в регионе, считают, что зависимость от Кносса могла быть только вассальной (даннической) и что, таким образом, о настоящей талассократии не может идти речи.34 Конечно, выплата побежденными народами дани была одной из форм зависимости. Древние авторы единодушно рассказывают о взимании критянами дани с Афин молодыми рабами и рабынями (Plat. Leg., IV, 706 b; Apollod., III, 15, 8; Verg. Aen., VI, 20 sq.; Diod., IV, 61, 3; 77, 4; Ovid. Met., VII, 170-172; Plut. Thes., 15-16; Moral., 299 A; Paus., I, 17, 3; 22, 5; 27, 10). Такую же дань, вероятно, платили Миносу и мегаряне (Paus., I, 42, 2). Но что касается Кикладских островов, то на этот счет мы имеем совершенно ясное указание Фукидида об изгнании оттуда местного населения и их колонизации критянами (I, 4). Археология полностью подтверждает сообщение историка. Так что у нас нет оснований утверждать, что подчинение кносскому царю земель за пределами Крита выражалось исключительно в выплате дани.

Наконец, отдельные ученые вообще отказываются от попытки решения проблемы минойской талассократии, лишь призывая коллег к осторожности в суждениях.35

Мы, со своей стороны, твердо убеждены в том, что свидетельства античных авторов о Миносе вполне соответствуют историческим реалиям середины II тыс. Опираясь на их сообщения, а также на данные археологии, можно придти к выводу, что сразу после разрушения “старых дворцов” на Крите около 1700 г. началась постепенная экспансия минойцев в Эгейском регионе. Этот процесс был завершен вскоре после 1600 г. созданием морской державы с центром в Кноссе, в которую входило большинство Эгейских островов, некоторые районы Греции (совершенно точно Аттика и Мегарида), возможно, и ряд других областей на побережье Малой Азии. На одни покоренные земли выводились колонии, другие вынуждены были платить дань, третьи поставляли матросов для флота кносского царя (Her., I, 171).

Таким образом, морская держава Миноса впервые объединила Эгеиду и, господствуя в Восточном Средиземноморье, стала, своего рода, предтечей I Афинского морского союза.

 ***

***

Примечания

________________________________________

1 См.: Андреев Ю. В. От Евразии к Европе. СПб., 2002. С. 130 и прим. 23.(назад)

2 Андреев Ю. В. От Евразии к Европе… С. 130.(назад)

3 Андреев Ю. В. От Евразии к Европе… С. 130-131; Levi D. The Recent Excavations at Phaestos. Lund, 1964. P. 14; Marinatos S. Kreta, Thera und das mykenische Hellas. Munchen, 1973. S. 33; Hood M. S. F. The Arts in Prehistoric Greece. Harmondsworth, 1978. P. 22.(назад)

4 Блаватская Т. В. Греция в период формирования раннеклассового общества (XXX-XII вв. до н. э.) // История Европы. Т. 1. М., 1988. С. 148-149; Андреев Ю. В. 1) Островные поселения Эгейского мира в эпоху бронзы. Л., 1989. С. 125 и прим. 2, с. 175; 2) От Евразии к Европе… С. 132, 143; Evans A. The palace of Minos at Knossos. Vol. 3. L., 1930. Р. 6.(назад)

5 Андреев Ю. В. От Евразии к Европе… С. 135.(назад)

6 Андреев Ю. В. 1) Островные поселения… С. 125; 2) От Евразии к Европе… С. 170.(назад)

7 Андреев Ю. В. От Евразии к Европе… С. 513 и прим. 185.(назад)

8 Молчанов А. А. Социальные структуры и общественные отношения в Греции II тысячелетия до н. э. (Проблемы источниковедения миноистики и микенологии). М., 2000. С. 131.(назад)

9 Андреев Ю. В. От Евразии к Европе… С. 80; Молчанов А. А. Посланцы погибших цивилизаций. М., 1992. С. 16.(назад)

10 Андреев Ю. В. Островные поселения… С. 120; Willets R. F. The civilization of Ancient Crete. Berkeley, 1977. P. 129.(назад)

11 Пендлбери Дж. Археология Крита / пер. Я. М. Боровского. М., 1950. С. 303-304.(назад)

12 Андреев Ю. В. От Евразии к Европе… С. 577.(назад)

13 Андреев Ю. В. Островные поселения… С. 184.(назад)

14 Полный список источников по данной теме см. в кн.: Молчанов А. А. Социальные структуры… С. 90 сл.(назад)

15 Пер. Г. А. Стратановского.(назад)

16 Колобова К. М. Из истории раннегреческого общества (о. Родос IX-VII вв. до н. э.). Л., 1951. С. 74.(назад)

17 Молчанов А. А. Социальные структуры… С. 95. О переселении Кадма см.: Her., II, 49; V, 59; Eurip. Phoen., 638 sq.; Isocr. Orat., X, 68; XII, 80; Apoll. Rhod., III, 1178 sq.; Apollod., III, 1, 1; 4, 1-2; Diod., IV, 2, 1; V, 49, 2; Strab., VII, 7, 1; IX, 2, 3; Ovid. Met., III, 1-131; Paus., IX, 5, 1-2; 12, 1.(назад)

18 Андреев Ю. В. 1) Островные поселения… С. 187, 197, 217; 2) Минойская талассократия (современное состояние проблемы) // Изучение памятников морской археологии. СПб., 1998. Вып. 3. С. 103-104; 3) От Евразии к Европе… С. 177, 183, 192, 194; Молчанов А. А. Социальные структуры… С. 29, 91, 103; Evans A. The palace of Minos… Vol. 1. L., 1921. Р. 561; Vol. 4. L., 1935. P. 297-298; Furumark A. Studies in Aegean decorative art. Uppsala, 1939. P. 123; Willets R. F. The civilization of Ancient Crete… P. 85; Cadogan G. A Minoan Thalassocracy? // The Minoan Thalassocracy. Myth and Reality. Stockholm, 1984. P. 13.(назад)

19 Колобова К. М. 1) Из истории раннегреческого общества… С. 74; 2) Находки цилиндров – печатей в Фивах и спор о Кадме // ВДИ. 1970. № 2. С. 117.(назад)

20 Молчанов А. А. Социальные структуры… С. 29.(назад)

21 Блаватская Т. В. Ахейская Греция во втором тысячелетии до н. э. М., 1966. С. 71-72; Evans A. The palace of Minos… Vol. 1. Р. 551; Vol. 2. L., 1928. P. 697; Vol. 4. P. 222, 227, 297-298; Furumark A. Studies in Aegean decorative art… P. 135-136; Hooker J. T. Mycenaean Greece. L., 1980. P. 38-41, 46.(назад)

22 Колобова К. М. Из истории раннегреческого общества… С. 18; Блаватская Т. В. Греческое общество второго тысячелетия до новой эры и его культура. М., 1976. С. 125; Титов В. С. К изучению миграций бронзового века // Археология Старого и Нового Света. М., 1982. С. 126; Шифман И. Ш. Угаритское общество (XIV-XIII вв. до н. э.) М., 1982. С. 125-126; Молчанов А. А. Посланцы погибших цивилизаций… С. 81, 92; Buck R. J. The Minoan Thalassocracy re-examined // Historia. Bd. 11. Hf. 2, 1962. Р. 132.(назад)

23 Молчанов А. А. Социальные структуры… С. 29.(назад)

24 Ильинская Л. С. Легенды и археология. М., 1988. С. 88; Guido M. Sardinia. L., 1963. P. 110.(назад)

25 Блаватская Т. В. Ахейская Греция… С. 71-72, 153; Furumark A. Studies in Aegean decorative art… Р. 135-136.(назад)

26 Evans A. The palace of Minos… Vol. 1. Р. 23-24; Vol. 2. P. 571, 626, 757; Vol. 4. P. 281-284, 297-298, 746-749, 887.(назад)

27 Toynbee A. Some problems of Greek History. L., 1969. P. 13-18.(назад)

28 Пендлбери Дж. Археология Крита… С. 244; Молчанов А. А. Социальные структуры… С. 212.(назад)

29 Ленцман Я. А. Рабство в микенской и гомеровской Греции. М., 1963. С. 102-103; Блаватская Т. В. Ахейская Греция… С. 72-73; Buck R. J. The Minoan Thalassocracy… Р. 130-137. Т. Д. Златковская присоединяет к ним еще и Аттику (Златковская Т. Д. У истоков европейской культуры. М., 1961. С. 100, 105.)(назад)

30 Starr Ch. G. The Myth of The Minoan Thalassocracy // Historia. Bd. 3. Hf. 3. 1954/55. S. 290-291.(назад)

31 Андреев Ю. В. 1) Поэзия мифа и проза истории. Л., 1990. С. 72-73; 2) Минойская талассократия… С. 103; 3) От Евразии к Европе… С. 173-174.(назад)

32 Андреев Ю. В. От Евразии к Европе… С. 183.(назад)

33 Титов В. С. К изучению миграций… С. 124; Андреев Ю. В. 1) Островные поселения… С. 219, 221; 2) Минойская талассократия… С. 104; 3) От Евразии к Европе… С. 192; Matz F. The Maturity of Minoan Civilization // CAH. Vol. 2. Pt. 1. Cambridge, 1973. P. 162; Branigan K. Minoan Community Colonies in the Aegean? // The Minoan Thalassocracy… P. 49-51.(назад)

34 Андреев Ю. В. 1) Островные поселения… С. 221; 2) Минойская талассократия… С. 104-106; 3) От Евразии к Европе… С. 193; Matz F. The Maturity of Minoan Civilization… P. 162.(назад)

35 Hammond M. The City in the Ancient World. Cambridge, 1972. P. 126; Cadogan G. A Minoan Thalassocracy?.. P. 15.

 ***

One Response to “• Шувалов – Морская держава Миноса”

  1. heetriege said

    Маленьких и некрасивых мальчиков – в древней Спарте скидывали в пропасть,
    у нас же они управляют, играют .

    Like

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s